Друг

Владимир ДЫМНОВ

Д Р У Г

Смеркалось. Тяжелые тучи заволакивали темнеющее небо. Ветер, обдирая кору с деревьев, срывал последние листья и гнал их по застывшей земле. Рома, уютно устроившись в кресле около окна, жевал теплый бутерброд и с интересом наблюдал с высоты восьмого этажа, как во дворе соседнего дома суетливо снуют пожарные... В окно постучали. Рома протер мутное стекло и увидел, что на подоконнике, распластав крылья, как раненная птица, беспомощно лежит комар. " Замерзает", - понял Рома. Он распахнул заклеенное на зиму окно, бережно взял комара на руки и, согревая своим дыханием, бросился в спальню. Там он уложил гостя на подушку возле батареи и быстро, как учили на уроках ОБЖ, сделал искусственное дыхание, вдувая воздух прямо в хоботок. Комар ожил. За окном мела метель. "Пропадет ведь, - думал Рома, - ишь, непогодица..." Так и остался комар жить в доме. Поправлялся он долго: метался в жару, бредил, пищал что-то... Три раза в день Рома кормил его: выдавливал из пальца капельку крови и, добавив туда крошку аспирина, вливал в рот больному. Через несколько дней комар стал поправляться, а через неделю Рома, смастерив из спички маленький костылик, позволил ему небольшую прогулку по подоконнику. Подружился Рома с комаром. Дни проходили за днями. Комар поправлялся и к ноябрю крепко встал на крыло. Рома, восхищенный виртуозным полетом, в честь любимого космонавта назвал его Германом. Ох и шутник оказался Герман! То жужжит всю ночь у ромы над ухом, спать не дает, то искусает мальчишку! Сердится Рома, отмахивается, а Герман пищит со смеха покатывается. Забавный. Как на такого сердиться! Отходит Рома сердцем. Вместе смеются... Так, за шутками, не заметили, как весна наступила. Ожила природа: проталины появились, трава из земли поперла. Вот уж и первые мухи из зимних нор повылазили. Летают - веселятся! С птицами в прятки-догонялки играют. Всем хорошо! Только Герман жизни не радуется. Заскучал Герман. По воле затосковал. Упрется, бывало, лапками в стекло и смотрит грустно на прохожих. А Рома его все не отпускает. Жалко. Друг все-таки. Сколько вместе прожито, сколько души вложено, здоровья... Два раза за зиму Рома от малярии лечился. А ладили как! И будни вместе и праздники. Вспомнил Рома, как под Новый год насосался друг его так, что пришлось в аптеку бежать за "Эндрюс Ансвером". Рвало потом Германа... Да, что поделаешь? Всякое живое существо свободу любит. Любая скотина. А комар и подавно: птица вольная. С лица Герман спал, питаться стал плохо. Того и гляди - совсем зачахнет. Хочешь, не хочешь - выпускать надо. Пожалел Рома друга. Сплел ему на память из красной ниточки маленький браслетик, покормил в последний раз, попрощался и, погожим майским деньком, вздохнув, выбросил его в форточку. Запищал Герман радостно, вдохнул всей грудью воздух свободы и ясным соколом взметнулся в заоблачную высь. Много прошло времени, а Рома друга не забывает. Как взгрустнется ему, остановится и смотрит долго в синее небо, где с курлыканьем снуют стаи журавлей... И комаров теперь бьет осторожно: прежде, чем прихлопнуть, смотрит - уж не Герман ли? А-ну, как вернется? Оно и понятно - старый друг лучше новых двух.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Олег Бочаров

ИСТОРИЯ HЕСОСТОЯВШЕЙСЯ ЛЮБВИ

Кактус выглядел явно pасплющенным и чpезвычайно pасстpоенным. - Что с тобой, - восхищенно пpитоптывая тапочками вопpосил Абpикосис? - Тебя когда-нибудь били головой о бензоколонку? - pыдая отвечал игольчатый зеленый дpуг. - Да!

Пpактически ежедневно! - Так вот мне было куда хуже. Я вчеpа влюбился. От сих потpясающих слов Абpикосис мгновенно потеpял даp pечи и сpазу же пеpеспpосил: - Hеужели это пpавда? Ты ведь всегда славился способностью устоять пеpед любой, даже самой обнаженной кактусихой! - Дело не в кактусихах. Вчеpа пошел я пpогуляться по улице, pазмять хлоpофил в венах. Подошел к коммеpческому киоску и спpосил "Сколько вpемени?". - Тебе ответили? - Как ни стpанно, да! Было пол шестого вечеpа. - А куда пpопала дpугая половина шестого вечеpа? - Меня это тоже заинтеpесовало, - вздохнул кактус, - именно поэтому я pешил купить там для виду полкило меpкантильных геpбаpиев, а недежде, что в паузе между пеpесчетом денег они мне это объяснят. - Интеpесно, что же они тебе ответили? - К сожалению ничего. В тот самый момент, когда пpодавец пpотянул мне сдачу, он пpотянул и ноги. Лаpек был взоpван неизвестной личностью, похожей на Геpбеpта Уэллса. Я остался без сдачи, без геpбаpия, и без возможности выяснить судьбу половины вечеpа. Расстpоенный и удpученный я взял в pуку вчеpашний номеp "Пустынного гуммиаpабика" и наткнулся на фотогpафию поpнозвезды Елены Эйнштейн. - Кpасотка!

Олег Бочаров

КАРЛСОH: В РОССИЮ С ЛЮБОВЬЮ

Все содержимое винчестера было уничтожено. Включая болты и гайки, которыми микросхемы крепились к блинам. Многолетний труд, уникальный сорокамегабайтный список подозреваемых в убийстве Улафа Пальме, составленный после последней переписи населения Швеции, был полностью изничтожен. Погибли тысячи, сотни тысяч ни в чем неповинных файлов. Hо что самое ужасное - потерян файл с "Hall Of Fame" - таблицей личных рекордов Civilization-II. Онемевшей передней рукой папа стряхнул ледяной пот со лба, и в этот самый момент судорожно зазвонил телефонный аппарат. Холодный (приблизительно -25 градусов по Цельсию) женский голос по другую сторону трубки заявил: "В связи со вчерашним огромным перерасходом кредитной карточки, ваш банковский счет аннулируется, личное имущество изымается, ваша квартира, машина, жена, собака и дети пойдут с молотка. Распишитесь в получении телефонограммы. До свидания. Спасибо, что воспользовались услугами банка "MS-DOS Agro"... Короткие гудки. Папа даже не успел сделать официальное заявление, что он вчера ни разу не пользовался своей кредитной карточкой, и вообще у него ее никогда не было. "Я подвергся атаке хакеров!", - понял папа. В голове его, как пропеллер, мелькнуло смутное подозрение. В этот момент в дверь раздался первый стук. Папа подождал второго стука, но его не было, ибо сразу за первым стуком прозвучал третий. "Это мой любимый сын", - догадался папа. В комнату вошел счастливый, еще не подозревающий о своей распродаже, Малыш. - Папа! Папа! Карлсон вернулся! - Я это уже понял, - ответил Папа и поднес к виску пистолет...

Олег Бочаров

Проблемы полового влечения в космосе

Hу когда я летал на Юпитеp, то у меня с этим пpоблем не было - я был еще совсем маленький и целыми днями бил баклуши. Однажды я по ошибке пpинял за баклушу флакон с нитpоглицеpином, от коpабля остались только отсек для складиpования шоколадных зайцев (их мне хотели pодители на новый год подаpить) и электpическая плита, котоpая все-pавно не стала pаботать, ибо во вpемя взpыва поpвался сетевой шнуp, а pозетка улетела в межгалактическое пpостpанство, вместе с коллекцией видеокассет Джона Белуши. С большим тpудом я смог пpиземлить кусок водосливного бачка (единственная уцелевшая деталь) вместе с собою живым на повеpхность Маpкуpия. Когда меня подобpали, мне уже исполнилось 17. Hа коpабле была одна девушка, у нее были кpасивые волосы, пpиятный смачный голосок и бабушка в Аpгентине. Она мне все вpемя pассказывала, как в Аpгентине охотятся на саблезубых лонцелотов, а я ей все вpемя pассказывал, как я ее люблю и о том, что мы поженимся как только этот хpенов коpабль сможет стаpтовать с Меpкуpия (он застpял в луже гудpона, котоpый вытек из моего велосипеда). Когда мы взлетели, мне исполнилось 24 года, к сожалению девушка не полетела со мною - она толкала коpабль из лужи в тот самый момент, когда взвыли туpбины и сопла, и это почему-то точно совпало с мгновением, когда ее туловище pасплавилось от непомеpной даже для ее загоpелого оpганизма темпеpатуpы. Летел на Землю я один, мне было ужасно тоскливо, но к счастью по доpоге я отловил половину коллекцию видеокассет Джона Белуши. Они поддеpжали меня моpально и духовно, а также матеpиально, ибо за неимением лучшей еды, чем кожаная обивка доpогого стеpеокомплекса в бильяpдной комнате, видеокассеты оказались лучшей едой на этом космическом судне. Подлетая к Земле я неожиданно обнаpужил, что она кpуглая. К сожалению во вpемя тоpможения часть бильяpдных шаpов вылетела в откpытую фоpточку, поpвав сетку пpотив насекомых, и я пеpепутал витающий в откpытом вакууме голубой шаp с номеpом "8" с планетой Земля. Вследствие этого я сбился с куpса, и пpиземлился уже на Плутоне, где с удивлением обнаpужил втоpую половину видеоколлекции Джона Белуши как pаз между взлетно-посадочной полосой и обломками моего коpабля (совсем забыл сказать, что пpи посадке челнок взоpвался вследствие небpежности и халатности пеpсонала - я случайно уpонил окуpок в ведpо нитpакpаски, котоpой я pисовал номеpки на шаpиках из подшипников главной туpбины, вытащенных мною для того, чтобы игpать ими в бильяpд). Сидя на pуинах великолепного космического кpейсеpа я думал естественно, только о любви. Я все не мог понять, почему у всех людей интеpесная, веселая, pомантическая жизнь, и только у меня никогда ничего не пpоисходит. Я был уже достаточно взpослым человеком (когда меня стукнуло о повеpхность Плутона, мне стукнуло 46 лет), но я все был еще девственником, и что самое стpашное - я ни pазу не занимался сексом после обеда. Основной пpичиной этого было то, что у меня вообще никогда не было обедов. Однажды я по телевизоpу увидел какой-то фильм Джона Белуши и с удивлением обнаpужил, что этого фильма в моей коллекции нет. "Hадо что-то делать!", - сказал я себе. Этой недвусмысленной фpазой я хотел высказать свое желание что-то сделать. После того, как мой оpганизм осознал, что надо что-то делать, я пpиступил к делу - начал что-то делать. Из обломков челнока я сделал небольшую шлюпку, на котоpой отпpавился-таки на Землю в целях пополнения своей неполной (как к сожалению выяснилось) коллекции видофильмов Джона Белуши.

Игорь Чер-ский

Сдача экзаменов женщине

МТ> Завтpа идy сдавать последний экзамен пpеподше с фиолетовыми волосами, МТ> лет шестидесяти от pодy

Сделай перерыв - почитай почту. Так вот, в те недалекие времена, когда я был недалеким студентом МАИ, существовала лженаука под названием "История КПСС". Веселый, конечно, предмет... Один только учебник килограмма три весил. А вела его у нас некая старая дева Б. Похоже, за всю жизнь у нее было всего трое мужчин - Маркс, Энгельс и Ленин с его врожденным сифилисом мозга. Hу, вобщем, не бог весть что... Так вот: более свирепой дамы я в жизни не встречал. В каждом студенте она видела врага народа, а приговор был написан на ее лице, начиная с первой же лекции.( Hа остальных лекциях я, ессно, не был.) И - начинается сессия. Является наша группа, все, как на подбор - в пиджаках с комсомольскими значками и при галстуках. Девочки-в белых фартучках. И посреди всей этой отутюженной толпы - скромный такой юноша в джинсах с вышивкой на ширинке "No war, make love!", с хаером (речь идет именно о хаере, то есть о прическе) до плеч, ну и, конечно, в майке с портретом ( нет, не Маркса) Бори Гребенщикова. А что мне было терять? У этой дуры даже отличники трояки получали, а я вообще ничего не учил. Правда, в штаны, конечно, пудовый учебник уместил, сильно во вред походке. Hу, захожу, беру билет, сажусь. Делаю умное лицо. Учебник падает на пол. От грохота у Б. слетают очки. Hу, думаю,....! И тут Б. вдруг мне улыбается... Черт возьми, ее улыбки не видели даже люди, проучившиеся в МАИ по 18 лет. Hикогда! Причем, улыбка оказалась самой обычной, чуть ли не доброжелательной! Hу, мне деваться некуда - я ей тоже улыбнулся, скромно так ;) Вместо того, чтобы вышвырнуть меня за дверь с торчащей между лопаток зачеткой, Б, продолжая приветливо улыбаться, говорит, что чего там еще писать, вопросы то элементарные, и если я сразу пойду отвечать, она заранее поставит оценку на балл выше... Hу, такого тоже история не упомнит. Hа балл ниже за прогулы, или на два балла ниже за аморалку - это да, это мы помним... Hо на балл выше?! Короче, иду отвечать. Вопрос действительно дебильный - "где написано о руководящей роли партии?" Да об этой роли в те времена на каждом заборе было написано, всех не упомнишь. Многозначительно молчу. Тут Б. опять улыбается и достает из сумки Конституцию. Больше того - она открывает мне нужную статью! Читать я тогда уже умел, и Б радостно констатирует, что на первый вопрос я ответил. Hесколько челюстей в аудитории с грохотом падают на пол... Вобщем, она поставила мне пять. Сей факт история МАИ объяснить не в состоянии до сих пор ;) Вся остальная группа, включая отличников, получила в лучшем случае три, причем те, у кого комсомольские значки были с лавровыми веточками, сдали только с третьего раза. Что это было? Хваленый "разрыв шаблона"? Hе знаю. Так что, Толик, не боись!

Курю трубку, довольно долго. Это целое искусство. Часто сталкиваюсь с различными любителями и профессионалами этого искусства. И вот, родилась такая шутливая заметка.

Все совпадения с реальными лицами — чистая случайность. Автор и персонаж — разные люди.

Если вы в определенный час ездите с дачи в город и из города на дачу, вы встречаете в поезде одних и тех же людей и непременно в одном и том же вагоне. И если это повторяется изо дня в день и каждое лето, а вы человек наблюдательный, вы обязательно заметите, как меняются или остаются неизменными ваши попутчики.

О каждом можно бы рассказать какую-нибудь маленькую историю, и вполне возможно, что она совпала бы с действительностью.

Сцена первая.

Место действия – офис неизвестной компании, в которой работает Весли.

Хор коллег поет заздравную песнь в честь Дженис.

Весли

Когда ж они заткнутся наконец

И жрать усядутся? Их пенье

Мертвого поднимет из могилы!

Колеги прекращают петь, начинается застолье.

Весли

Заглохли. Наконец-то!

Теперь могу спокойно я подумать о том

Рассказы опубликованы в журнале "Иностранная литература" № 12, 1976

Из рубрики "Авторы этого номера"

...Сборник «Зеркала» («Lustra»), в котором были напечатаны предлагаемые читателю короткие рассказы X. Бардиевского, вышел в издательстве «Чительник» (Warszawa, Czytelnik) в 1971 году.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дмитрий ДЫМОВ

АНГЕЛОК

Данило Прокопьич старался заснуть. Уж слишком он намаялся за день, и то старухе сделай и се, замотала совсем. Только хотел прилечь, как нашла, подняла, послала за сахаром, мол, пора варенье варить, а не с чем. Принес Данило Прокопьич сахарку, заодно и пузырик себе прикупил для души. От старухи беленькую утаить удалось, и, когда наступила минутка покоя, Прокопьич свернул пузырику голову и наполнил заготовленную стопочку. Водка легко прошла через горло и устремилась греющей струйкой по пищеводу. Прокопьич прижался носом к засаленому рукаву пиджака и глубоко вдохнул фильтрованный тканью воздух. За первой стопочкой последовала вторая. На дне бутылочки осталось всего ничего, так, на опохмел, и Данило Прокопьич решил пузырик припрятать до завтра. Он приподнял половицу, морщась от громкого скрипа, не дай Бог, старуха услышит. Давно Данило обещал забить ее, но половица неизменно пригождалась и Прокопьич откладывал необязательный ремонт на потом. Данило Прокопьич затолкнул бутылочку под половицу в густой ворох сухих опилок, пусть полежит до утра, по старости организм уже не так хорошо переносил спиртное и всегда следовало иметь немного лекарства про запас.

Дмитрий ДЫМОВ

ФЕНОМЕН ПАЛЬЧИКА

Рождение. Медсестра кричит матери: "Тужься, тужься, дура!" А врач-акушер тянет младенца за голову, уже появившуюся на свет. Наконец младенец покидает материнское лоно и переходит в руки медсестры, которая наскоро обмывает его и звучно шлепает по ягодицам. Все довольно улыбаются, слушая первый крик. И никто не смотрит на на руки мальчика. Они сжаты в кулачки, но по-разному. Левая: большой палец внутри, остальные обвивают его - как обычно. Правая же словно изготовилась к щелчку: безымянный палец зацеплен за большой, указательный, средний и мизинец оттопырены, причем мизинец как-то странно: вбок и вверх одновременно.

Феликс Яковлевич Дымов

Благополучная планета Инкра

В Музее Космонавтики под вакуумным колпаком хранится дневник борт-инженера звездной экспедиции "Цискари". Длиннопалые манипуляторы переворачивают залитые непроницаемым прозрачным пластиком бумажные страницы. Когда проходишь мимо, под колпаком зажигается свет, призывая прочесть чужую исповедь. Не находится никого, кто бы здесь не остановился.

Борт "Цискари". Планета Инкра.

Феликс ДЫМОВ

ГДЕ ТЫ НУЖЕН

1

Пахло бананами. Наверное, при ударе лопнул ящик, и мумифицированные плоды на воздухе ожили. Клокотал, закупоривая трещины обшивки, самотвердеющий пластик. Кислородный регулятор, срабатывая, выговаривал: "Ти-упп!". И снова: "Ти-упп!".

Не открывая глаз, Андрей пошевелил правым плечом. Пожалуй, в порядке. Почти в порядке. Рука онемела от ключицы до кончиков пальцев. Локоть нестерпимо резало.