Древние тантрические техники йоги и крийи. Продвинутый курс

Это сбалансированное руководство (в трёх томах) разработано Бихарской школой йоги. Оно использует разные направления йоги – хатха йогу, бхакти-йогу, джняна йогу и крийя-йогу, предлагая выверенную многолетней практикой последовательную систему освоения йогического мастерства, наиболее эффективную и безопасную. При этом особый акцент делается на практике и применении йоги в повседневной жизни. Это полное изложение древнего учения крийя-йоги, строящееся таким образом, чтобы максимально подробно знакомить читателя с различными практиками, постепенно и в порядке возрастания сложности, как при обучении под непосредственным руководством опытного наставника. Этот курс нацелен на развитие у практикующего состояния совершенного телесного здоровья, покоя ума и психологической устойчивости, совершенной интеллектуальной ясности и более высокого духовного знания и осознанности и будет полезен для людей, занимающихся йогой, любого уровня подготовки. В настоящий том вошла продвинутая часть курса.

Отрывок из произведения:

Карма-йога означает медитативный динамизм – это простое определение, однако оно имеет глубокое значение. Необходимо быть бодрствующим, но в то же время не сознавать свое маленькое «я». Человек должен забывать о себе и в то же время заниматься интенсивной деятельностью. Тело и ум совершают многообразные действия, однако вы остаетесь неподвижны в состоянии созерцания, состоянии медитации, осознания. Таков идеал, но его нельзя достичь, думая о нем, – необходимы усилия и практика.

Другие книги автора Свами Сатьянанда Сарасвати

В течение тысячелетий адепты йоги искали и оттачивали практики, которые могли бы помочь человеку в его внутреннем путешествии. Результатом их деятельности стала стройная, научно выверенная система совершенствования тела, ума и духа.

Одним из хранителей древней мудрости йоги является орден Свами Сарасвати, руководимый ныне Свами Сатьянандой Сарасвати. Именно его книгу – результат многолетней работы автора по систематизации и приданию древним техникам индийских риши и йогов современного звучания – мы и хотим представить нашим читателям.

В эту книгу вошли только стопроцентно работающие техники, эффективность которых проверена поколениями искателей высших истин. Став частью вашей жизни, они непостижимым образом изменят ее тональность. Вы обнаружите, что неизлечимых болезней нет и хорошее здоровье – это не дар свыше, а результат правильного образа жизни; что стрессы и негативные эмоции имеют место в вашей жизни лишь в той степени, в какой вы их культивируете.

Книга выдержала более семи изданий, и наконец русскоязычный читатель тоже имеет возможность ознакомиться с этой замечательной практической системой классической йоги.

Annotation

Лекции, прочитанные Свами Сатьянандой Сарасвати Бихарская школа Йоги, Мунгер, Бихар, Индия. Перевод с английского Hupмала Драсты.

Введение

ВВЕДЕНИЕ

Глава I  САМАДХИ ПАДА (51 сутра)

Глава II САДХАНА ПАДА (55 сутр)

Глава III ВИБХУТИ ПАДА (56 сутр)

 Глава IV КАЙВАЛЬЯ ПАДА  (34 сутры)

ГЛОССАРИЙ

СУТРЫ ПАТАНДЖАЛИ

Введение

СВАМИ САТЬЯНАНДА САРАСВАТИ

Это уникальное издание содержит перевод классического йоговского трактата, включающего руководство по асанам, шаткарме, пранаяме, мудрам, бандхам и самадхи, шлоки которого подробно и исчерпывающе прокомментированы ведущими наставниками Бихарской школы йоги с практической точки зрения. По объему содержащейся информации и глубине изложения является одним из лучших практических пособий по йоге на русском языке на сегодняшний день.

«Хатха-йога Прадипика» — написанный на санскрите текст о хатха-йоге, предположительно датируемый XV веком. Автором считается Свами Сватмарама, последователь Свами Горакши. Является древнейшим уцелевшим классическим текстом хатха-йоги. Другие два текста, датируемые более поздним периодом, это «Гхеранда-самхита» и «Шива-самхита». Представляет из себя собрание ранних источников с добавлением собственной практики йоги Сватмарамы. Существует много переводов этого текста — в том числе и на русский. Текст написан в рамках индуистской философской школы йоги и посвящён Шиве, который, согласно традиции индуизма, передал тайные знания о хатха-йоге своей божественной супруге Парвати. В целом текст состоит из 390 строф, и разделён на четыре части: Первая перечисляет яму (сдержанность в поведении), нияму (соблюдаемые ограничения), асаны и питание. Вторая описывает пранаяму и шаткармы (практики внутреннего очищения). Третья рассказывает о мудрах, бандхах («замках»), нади (каналах в тонком теле человека, по которым течёт прана), и энергии кундалини. Четвёртая описывает пратьяхару, дхарану, дхьяну и самадхи.

Если вы желаете устранить перекос энергий, которые вызывают различные напряжения в организме и приводят к заболеваниям, стрессам и конфликтам, вы можете воспользоваться древней тантрической техникой. Ее возродил Мастер тантрической йоги Свами Сатьянанда Сарасвати, опираясь на удивительные открытия, проведенные научно-исследовательским центром йоги одновременно в Индии, Австралии и в Европе. Сегодня мы уже можем использовать эти техники для устранения различных болезней, истощения нервной системы и преждевременного старения.

Свами Сатьянанда Сарасвати

Тантpа-йога

Свами сатьянанда сарасвати родился в маленьком городе, возле Алморы, у подножья Гималаев. Будучи ребенком, он проявлял необычайные качества и в возрасте шести лет имел свое первое духовное переживание. Он имел благословения очень многих мудрецов и садху, заходивших в его дом на своем пути в Гималаи. Они внушили ему горячее желание достичь таких же духовных высот и сильное чувство вайрагйи, удивительное в столь молодом человеке.

Это сбалансированное руководство (в трёх томах) разработано Бихарской школой йоги. Оно использует разные направления йоги – хатха-йогу, бхакти йогу, джняна йогу и крийя-йогу, предлагая выверенную многолетней практикой последовательную систему освоения йогического мастерства, наиболее эффективную и безопасную. При этом особый акцент делается на практике и применении йоги в повседневной жизни. Это полное изложение древнего учения крийя-йоги, строящееся таким образом, чтобы максимально подробно знакомить читателя с различными практиками, постепенно и в порядке возрастания сложности, как при обучении под непосредственным руководством опытного наставника. Этот курс нацелен на развитие у практикующего состояния совершенного телесного здоровья, покоя ума и психологической устойчивости, совершенной интеллектуальной ясности и более высокого духовного знания и осознанности и будет полезен для людей, занимающихся йогой, любого уровня подготовки. В настоящий том вошла подготовительная часть курса.

Тантра — древнейшая наука жизни, нацеленная на ускорение эволюции человечества. Эта система возникла раньше всех религий мира, которые унаследовали, каждая по-своему, эзотерическую сущность тантры. В отличие от вероучений тантра является поистине универсальной и практической наукой, которая приемлема для всех мужчин и женщин, для всех темпераментов и любого духовного уровня, для каждой ситуации. Тантра всюду у себя дома и может стать как духовной практикой, так и средством обучения. Спустя несколько тысячелетий после своего возникновения тантрическая традиция благодаря ариям растворилась в философии Веданты и приняла формы различных систем йоги, ставших сегодня весьма популярными.

Цель данной книги — пролить свет на те медитативные техники, которые изначально восходят к тантре и сегодня могут быть использованы практически, в их самобытной подлинной форме. Все психотехники, включенные в данную книгу, основаны на тантре, хотя многие из них считались утерянными на протяжении тысячелетий. Труднейшую задачу извлечения из тьмы забвения тантрических сокровищ для представления их современному миру в доступной форме возложил на себя Свами Сатьянанда Сарасвати. Эту заслугу Мастера невозможно переоценить…

Это сбалансированное руководство (в трёх томах) разработано Бихарской школой йоги. Оно использует разные направления йоги – хатха йогу, бхакти йогу, джняна йогу и крийя-йогу, предлагая выверенную многолетней практикой последовательную систему освоения йогического мастерства, наиболее эффективную и безопасную. При этом особый акцент делается на практике и применении йоги в повседневной жизни. Это полное изложение древнего учения крийя-йоги, строящееся таким образом, чтобы максимально подробно знакомить читателя с различными практиками, постепенно и в порядке возрастания сложности, как при обучении под непосредственным руководством опытного наставника. Этот курс нацелен на развитие у практикующего состояния совершенного телесного здоровья, покоя ума и психологической устойчивости, совершенной интеллектуальной ясности и более высокого духовного знания и осознанности и будет полезен для людей, занимающихся йогой, любого уровня подготовки. В настоящий том вошел мастер-курс.

Популярные книги в жанре Самосовершенствование

Арамейские и древнеславянские рукописи

третьего века нашей эры, в четырёх книгах

Книга первая

ЕВАНГЕЛИЕ МИРА ОТ ЕССЕЕВ

(The Essean Gospel of Peace)

Предисловие

Почти два тысячелетия прошло с тех пор, как Сын Человеческий обучал людей пути, истине и жизни. Он давал здоровье больным, мудрость - тем, кто пребывал в неведении, и счастье обездоленным. Он покорил половину человечества и всю западную цивилизацию. Этот факт доказывает вечную жизненность слов Учителя и их высшую и уникальную ценность.

Решетов Ю.В.

ЦЮЙШИ

(кит. - еpетик, инакомыслящий)

Весна 1984 года. Стyдент ТашИИТа стоял около автобyсной остановки базаpа Кyйлюк в Ташкенте. Его пpивело сюда желание подзаpаботать в выходные. Дело в том, что именно около этой остановки pасполагалась так называемая биpжа тpyда, конечно же неофициальная, посколькy в СССР не было безpаботицы. Hесколько десятков лиц мyжского пола столпились в ожидании pаботодателей. Иногда кто-то подходил или подъезжал на автомашине и потихонькy договоpившись о pаботе и цене yходили с вpеменными pаботниками. Вдpyг все pассеялись в pазные стоpоны, оставив меня одного на этом пятачке. Подъехала милицейская машина и два блюстителя поpядка вышли из нее, пpошлись мимо, походили взад и впеpед и сев обpатно в свой авто, yдалились. Толпа кандидатов на вpеменнyю pаботy стала опять собиpаться. Hеожиданно сзади кто-то начал деpгать меня за pyкав. Я обеpнyлся и yвидел низкоpослого стаpика монголоида. Он сильно отличался от всех, кто толпился вокpyг: холщевая одежда, пpичем pyбашка была сшита как гимнастеpка с каpманами на гpyди и надета на выпyск, штаны коpоткие и шиpокие, на ногах кожаные тапочки. Так никто не одевался, но самое интеpесное было то, что он yлыбался, чем выделялся из всех окpyжающих, пpичем yлыбался так, как бyдто излyчал некое пpиятное настpоение. - Ищешь pаботy? - спpосил он с явным акцентом. - Ищy, - ответил я yлыбнyвшись в ответ. - Лyк бyдешь пpопалывать? Договоpившись о пяти pyблях за pабочий день, мы напpавились к автобyсy. Чеpез некотоpое вpемя мы yже сошли с него на одной из загоpодных остановок, находящейся сpеди pаскинyвшихся вокpyг земельных yчастков. Чyть дальше по доpоге начинался поселок, но мы пpошли немного назад и повеpнyв, двинyлись по небольшой пыльной тpопе. Вокpyг pаботали люди. В основном шла пpополка лyка, а иногда yбоpка клyбники. Вскоpе мы добpались до нyжного yчастка. - Меня зовyт Шан Тинь, - сказал стаpик, - а тебя как? - Юpа. - У меня соpняков мало, поэтомy бyдем pвать их pyками. Он дал мне гpядкy, а сам yсевшись на коpточки начал пpополкy на соседней. Соpняков действительно было мало, в основном это была пpоpосшая pастительная мелочь. Было жаpко и я снял pyбашкy, но Шан Тинь сказал, чтобы я ее хотя бы накинyл на плечи, иначе солнце сожгет спинy. Он действовал гоpаздо быстpее, чем я и только было видно как его pyки мелькали сpеди лyковой ботвы. Пpи этом мы все вpемя pазговаpивали дpyг с дpyгом и вpемя летело незаметно. Я yзнал, что мой pаботодатель pодился в Китае, пpиехал в СССР во вpемя Китайской Кyльтypной pеволюции, закончил здесь ВУЗ и остался жить и pаботать. Сейчас он на пенсии, но пpи этом еще и аpендyет y совхоза на сезон землю и выpащивает в основном лyк. Hо больше он спpашивал обо мне. Hезнаю, сколько пpошло вpемени, но дyмаю, что не более часа, когда Шан Тинь попpосил меня сходить за водой. Мы пошли под небольшой навес, котоpый был сооpyжен под ближайшим деpевом из толстых жеpдей и тpавы. Стаpик снял с деpева, подвешеннyю тyда канистpy и показав на дpyгое деpево стоявшее пpимеpно в ста метpах от нашего, объяснил, что там есть водопpовод. Пpидя к водопpоводy, я наполнял канистpy, как подошел еще один человек. Он отвеpнyл кpышкy флажки и пpиблизился. - Тоже пpопалываешь лyк? - спpосил он, дыхнyв кpепким пеpегаpом.

Ю. В. Решетов

ЦЮЙШИ. Втоpой выходной. (пpодолжение)

HOMO SAPIENS

(лат. - человек pазyмный)

Я пpиехал на автобyсе к сельскохозяйственным yчасткам и пpойдя по yже знакомомy пyти, напpавился к наделy стаpика. Шан Тиня заметил издалека. Он сидел на своем топчане под деpевом и yлыбаясь встpетил меня.

- Здpавствyй, здpавствyй! - попpиветствовал он и кpепко пожал мою pyкy, - pешил все таки еще pаз наведаться?

- Да ведь с пpошлого pаза осталось столько вопpосов и конспекты вот пpинес, записать надо бyдет, ведь не все можно yпомнить.

ДЖОАННА ВУЛФОЛК

Медовый месяц длинною в жизнь

Как сделать ваш брак счастливым

Биллу, моему вечному молодожену

ЭПИЛОГ

Обычно эпилог помещают в конец книги.

Почему он оказался в её начале? Постараюсь объяснить это.

Прочитав эту книгу, вы, возможно, осознаете, что ваш брак стал скучным, безрадостным. Психологи исследуют причины, по которым люди влюбляются и женятся, а также причины, по которым люди перестают любить друг друга и разводятся. Но, похоже, мало кто интересуется более распространенной проблемой: браком, который "заветрился", потерял свою свежесть, перестал приносить радость; отношениями, некогда расцветавшими, как роза, и начинающими - только начинающими - увядать.

Йога. Этому искусству, этой системе, объединяющей физическую и психическую культуру, нелегко дать определение. Её смысла и целей не разъяснить в нескольких словах. В преимуществах этой системы лучше всего убеждает практика постепенного освоения. Автор этой книги – французский монах из монастыря Святого Бенедикта в джунглях Африки. Задавшись целью обновления собственных души и тела, он пришёл к упражнениям Йоги, о которой опубликовал несколько книг, переведённых на многие языки мира.

Заповедь соблюдения поста есть первая заповедь, полученная человеком по сотворении его.

Согрешил Адам, вкусив плоды запретного древа, и страшная греховная порча проникла во весь человеческий род.

С той самой поры диавол получил доступ к сердцу падшего человека. С той самой поры совершенное творение Божие — Адам, не ведавший прежде ни злобы, ни печали, — стал подвержен страстям, в которых доныне, как в смоле адовой, кипят наши сердца, лишившиеся блаженного Богообщения.

Давно это было, а может совсем недавно, только с тех пор прошло уже немало лет. Так вот, произошло событие, которое могло произойти в любом месте и в любое время, но произошло оно именно тогда. На берегу большой воды у высоких камней среди безлюдного пустынного берега появилась корзина. В этой корзине что-то шевелилось и попискивало. Что было в ней? Представьте себе, маленький ребенок. Довольно пухленький и симпатичный, он тужился увидеть полет большой белой птицы, которая кружилась над камнями, выискивая место для своего гнезда. Взмах ее больших крыльев, белых с серебристо-серыми краями, завораживал ребенка. Ветер играл перьями птицы, как будто желая взять себе несколько этих прекрасных белых перьев и унести их в свое царство. Этот-то ветер и будет с нами все время этой удивительной истории.

Это первая работа об Ошо, изданная типографским способом в 1992 году. Каждый когда-то впервые узнаёт об Ошо, и эта маленькая книга будет ему полезна.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Я очарователен в моем костюмчике ангела». Госпожа Портье сказала маме: «Ваш малыш просто милочка. Он очарователен в своем костюмчике ангела». Господин Буфардье поставил Люсьена меж своих колен и погладил его ручки. «Вылитая девочка, —улыбаясь, сказал он. – Как тебя зовут? Жаклин, Люсьена, Марго?» Люсьен покраснел и ответил: «Меня зовут Люсьен». Он уже сомневался в том, что он не девочка: многие взрослые целовали его, называя «мадемуазель», и все находили, что он просто прелесть, со своими крылышками из газа, в длинном голубом платьице, с голыми ручонками и золотистыми кудряшками; он боялся, как бы люди не решили вдруг, что он больше не мальчик; и напрасно бы он возражал, никто его не стал бы слушать, ему разрешили бы снимать платьице только перед сном, а проснувшись утром, он находил бы его возле своей кроватки, и днем, если бы захотел пипи, ему пришлось бы задирать его, как Ненетте, и присаживаться на корточки. Все называли бы его «милой крошкой»; «может быть, это уже случилось и я действительно девочка»; он чувствовал себя в душе таким изнеженным, что ему самому было чуть-чуть противно, он говорил каким-то тоненьким голоском и протягивал всем цветы мягкими плавными жестами; ему очень хотелось поцеловать себе изгиб локтя. Он думал: все это понарошку. Ему нравилось, когда все было понарошку, поэтому в последний день Карнавала он сильно расшалился: его нарядили в костюм Пьеро, он бегал, прыгал и кричал вместе с Рири, и они прятались под столами. Мама легонько шлепнула его лорнетом. «Я горжусь моим мальчиком». Она была величественная и красивая, самая полная и высокая из всех дам. Когда он пробегал мимо длинного буфета, накрытого белой скатертью, папа, который пил здесь шампанское, поднял его в воздух и сказал: «Мужчина!» Люсьену захотелось заплакать и ответить: «Нет!»; он попросил оранжада, потому что тот был холодный, а ему не разрешали его пить. Ему налили на донышко в маленькую рюмочку. Оранжад отдавал горечью и был совсем не холодный; Люсьен вспомнил о лимонадах с касторкой, которыми его поили, когда он сильно болел. Он разрыдался и утешился лишь в автомобиле, сидя между папой и мамой. Мама прижимала Люсьена к себе, она была теплая и душистая, такая мягкая. Изредка салон авто становился белым, как мел, Люсьен щурил глаза, фиалки у мамы на корсаже выступали из тени, и Люсьен сразу же вдыхал их аромат. Он похныкал еще немного, но почувствовал, что ему стало потно и щекотно, что он почти такой же липкий, как оранжад; ему захотелось поплескаться в своей маленькой ванночке и чтобы мама потерла его резиновой губкой. Ему позволили лечь в спальне папы и мамы, как бывало, когда он был грудным; он смеялся, скрипя пружинами кроватки, а папа сказал: «Ребенок перевозбужден». Он выпил немного апельсиновой воды и увидел папу в жилете.

На людей надо смотреть с высоты. Я выключаю свет и становлюсь у окна; они даже не подозревают, что их можно разглядывать сверху; они заботятся об анфасе, иногда о спине, но все их уловки рассчитаны на наблюдателя в метр семьдесят ростом. Думал ли кто однажды о форме, которую принимает цилиндр, рассматриваемый, скажем, с седьмого этажа? Из простой небрежности они не защищают своих плеч и черепов пестрыми красками и яркими тканями, не умеют бороться с могущественнейшим врагом человечества – глубинной перспективой. Я наклоняюсь, и меня разбирает смех: где же она, эта знаменитая «прямая походка», которой они так гордятся? Они раздавлены на тротуаре, и две длинные полуползущие конечности выступают из-под их плеч.

Люлю спала голой, потому что любила понежиться под чистыми простынями, а стирка стоила недешево. Анри поначалу возражал: в постель не ложатся в чем мать родила, так не делают, это грязно. Но в конце концов он все же последовал примеру жены, хотя с его стороны это было просто уступкой; в гостях он держался натянуто, словно жердь проглотил (он восхищался швейцарцами, особенно женевцами, находя их представительными из-за их деревянно-невозмутимого вида), но проявлял небрежность в мелочах и был, например, не слишком чистоплотным: он довольно редко менял кальсоны, когда Люлю бросала их в грязное белье, она не могла не заметить желтизну в промежности. Самой Люлю грязь была не столь уж ненавистна: ведь она создавала больше интимности, мягких теней на изгибах рук например; и она терпеть не могла англичан с их безличными, непахнущими телами. Но неряшливость мужа наводила на нее ужас, ибо она была потворством собственным слабостям. Вставая утром, с головой, полной всяких видений, он всегда бывал слишком нежен к себе – яркость света, холодная вода, жесткий ворс щетки казались ему грубой несправедливостью.

Извлечения из речи Жана-Поля Сартра на Расселовском трибунале по военным преступлениям, 1968 год.