Драконы Перна

Драконы Перна
Автор:
Перевод: Татьяна Науменко, Михаил Сергеевич Нахмансон, Юрий Барабаш
Жанр: Фэнтези
Серии: Шедевры фантастики, Всадники Перна (первоначальная трилогия)
Год: 2007
ISBN: 5-699-19989-6

Неумолимо движется в небе Алая Звезда. Приближаясь к Перну, она обрушивает на поверхность планеты смертоносные Нити. Защитить от них способны только Крылатые — удивительный союз человека и дракона, разорвать который может только смерть.

Но сейчас все забыли об опасности, и мало кто верит даже в то, что Нити когда-то были.

Именно в это время вождями Вейра Крылатых становятся Лесса и Ф'лар. Им предстоит спасти практически беззащитную планету, ведь Крылатых осталось так мало…

Отрывок из произведения:

Когда легенда превращается в легенду? Почему миф становится мифом? Насколько древними и полузабытыми должны быть факты, чтобы послужить основой для сказки? И почему память об одних событиях остается нетленной, тогда как достоверность других со временем становится сомнительной?

Ракбат из созвездия Стрельца был желтой звездой типа G. В его систему входили пять планет — и еще одна, блуждающая, притянутая и связанная узами тяготения в последние тысячелетия. На третьей планете Ракбата был воздух, которым люди могли дышать, и вода, которую они могли пить; сила тяжести на ее поверхности позволяла человеку свободно перемещаться, не сгибая спины. Люди открыли ее и быстро колонизировали — как они поступали со всеми пригодными для обитания планетами, до которых могли дотянуться. А затем колонистов предоставили собственным заботам. Они никогда не узнали, почему так случилось — из-за крушения империи или равнодушия ее чиновников; со временем они перестали задавать вопросы по этому поводу.

Рекомендуем почитать

Великолепный Джим ди Гриз — знаменитый межзвездный преступник — получил за свою изобретательность и решительность меткое прозвище «Крыса из нержавеющей стали». Рожденный богатой творческой фантазией Гарри Гаррисона, отчаянный и симпатичный герой из далекого будущего приобрел необыкновенную любовь и популярность поклонников фантастики во всем мире, щедро поделившись славой со своим создателем.

Роджер Желязны — самый парадоксальный писатель-фантаст XX века. Каждое его произведение напоминает запечатанный конверт: никогда не угадаешь, что окажется внутри. Его герои многогранны и многолики, причем некоторые из них — отнюдь не в переносном смысле. Желязны — мастер техномифа, играющий людьми и богами на шахматной доске своего творчества.

В 1845 году экспедиция под командованием опытного полярного исследователя сэра Джона Франклина отправляется на судах «Террор» и «Эребус» к северному побережью Канады на поиск Северо-Западного прохода из Атлантического океана в Тихий — и бесследно исчезает. Поиски ее затянулись на несколько десятилетий, сведения о ее судьбе собирались буквально по крупицам, и до сих пор картина происшедшего пестрит белыми пятнами. Дэн Симмонс, знаменитый автор «Гипериона» и «Эндимиона», «Илиона» и «Олимпа», «Песни Кали» и «Темной игры смерти», предлагает свою версию событий: главную угрозу для экспедиции составляли не сокрушительные объятия льда, не стужа с вьюгой и не испорченные консервы — а неведомое исполинское чудовище, будто сотканное из снега и полярного мрака.

Поставив последнюю точку во «Властелине Колец», профессор Толкиен закрыл дверь в созданный им мир эльфов и гномов, орков и гоблинов, хоббитов и людей и выбросил магический ключ. Лишь одному писателю — Нику Перумову — удалось нащупать путеводную нить в таинственный и хрупкий мир Средиземья. Задача оказалась непростой, ведь каждый неверный шаг грозил потерей тропы, каждое неточное слово могло погубить волшебство. Но талант победил. Мир Толкиена ожил, преобразился, заиграл новыми, ранее неведомыми красками и... превратился в мир Ника Перумова. А задуманное как свободное продолжение «Властелина Колец» произведение переросло в яркую, увлекательную эпопею, одну из самых заметных в российской и мировой фантастике.

Теперь она спала. Мерл, весь в напряжении, лежал на боку. От ее прерывистого храпа у него сводило зубы, он больше не в силах ее выносить. Но надо потерпеть еще немного.

С крайней осторожностью он откинул одеяло и встал. Ноги прошуршали по ковру. Войдя в ванную, он зажег свет и открыл правый шкафчик под раковиной. Взял маленькие ножницы и прокрался обратно в спальню.

Несколько минут он стоял возле кровати, с отвращением глядя на Флору. Боже, какая гадость. Она сколько угодно может говорить, будто ей пятьдесят два, но ей шестьдесят: тощая, уродливая, она каждый день пытается бороться с возрастом с помощью виски, макияжа, рыжей краски для волос и лака для ногтей и каждый день проигрывает битву. У нее есть всего одно достоинство — деньги. Из-за них-то он и женился на ней месяц назад.

Великолепный Джим ди Гриз — знаменитый межзвездный преступник — получил за свою изобретательность и решительность меткое прозвище «Крыса из нержавеющей стали». Рожденный богатой творческой фантазией Гарри Гаррисона, отчаянный и симпатичный герой из далекого будущего приобрел необыкновенную любовь и популярность у поклонников фантастики во всем мире, щедро поделившись славой со своим создателем.

Престол таинственного Янтарного королевства — приз победителю в жесткой игре отражений. Сталь и огонь, предательство и коварство, жизни и судьбы людей — все это ничто перед грандиозностью великой цели. Ведь из девяти претендентов — Девяти принцев Амбера — лишь одному суждено занять место на троне.

-----------------

Внимание! Переводы романов "Кровь Амбера" и "Знак Хаоса" в книге (и в этом файле) приведены в другой редакции, чем в большинстве сетевых библиотек.

-----------------

Карты Судьбы

Кровь Амбера

Знак Хаоса

Рыцарь Теней

Принц Хаоса

Другие книги автора Энн Маккефри

Этого не должно было быть, но случилось: мальчик-лорд увидел дракончика, обреченного на гибель еще в яйце. Он не выдержал и помог малышу появиться на свет. Никто не успел вмешаться — произошло Запечатление, а вместе с ним — потрясение социальных основ Перна. Лорд должен жить в холде, Крылатый — в своем Вейре. Джексом оказался и тем, и другим. А вместе с белым Рут'ом — и кем-то третьим, человеком, совершившим невероятные подвиги и открытия, ставшим в один ряд с первыми людьми Перна.

Благодатная планета Перн, заселённая в глубокой древности земными колонистами, подвержена регулярным бедствиям — нашествиям из космоса нитевидных спор, уничтожающих любую органическую материю. Жители планеты, забывшие технические достижения предков, спасаются в каменных городах — холдах, но главным средством защиты являются могучие, благородные драконы…

Знаменитая трилогия неоднократного лауреата премий «Хьюго», «Небьюла» и «Еврокон» Энн Маккефри — одна из самых удивительных и романтичных историй в мировой фантастике. Ее героини, Хельва, Нансия и Тия Кейд, волею судьбы превратились в заключенный в капсулу «мозг» космического корабля. На бескрайних просторах Вселенной начинается их новая, полная опасных приключений жизнь. «Сага о живых кораблях» — цикл, который прославил автора не меньше, чем «Драконы Перна», и по праву вошел в золотой фонд фантастики.

«Корабль, который пел» — одна из самых удивительных и романтичных книг Энн Маккефри. Ее героиня, Хельва, была обречена на смерть, но успехи земной науки позволили ей выжить, превратившись в заключенный в капсулу «мозг» космического корабля. Теперь Хельву ожидали несколько столетий службы на благо Федерации Центральных Миров. И вся Вселенная в придачу…

Никогда еще за всю долгую и полную драматических перипетий историю планеты Перн не происходило такой беды, как та, с которой столкнулась молодая всадница Лорана. Драконов косит неведомая смертоносная болезнь. Эпидемия распространяется со скоростью лесного пожара засушливым летом… а до начала следующего цикла Падения смертоносных Нитей остаются считанные дни. Лоране необходимо каким-то образом найти путь к спасению, прежде чем все драконы — и среди них ее несравненная Арит`а — падут жертвами заболевания, оставив беззащитный Перн обреченным на вымирание…

Примечание:

Несмотря на наличие на обложке имени Энн Маккефри, это первая сольная книга её сына — Тодда Маккефри.

Прошло больше десятилетия с того момента, когда смертоностные Нити, сжигающие все живое, обрушилось на леса, сады и поля Перна. Но Перн живет и сопротивляется. Лесса, Повелительница Вейра Бенден, вызвала помощь из глубины времени — древних Всадников, готовых вместе со своими потомками защищать планету от вторжения. О подвиге Лессы уже складывают баллады арфисты, ее прославляют как спасительнищу Перна. Но неожиданно Всадники оказываются на грани раскола…

Вы знаете Перн — планету, где живет племя Крылатых, людей и драконов, связанных неразрывно? Так узнайте же, как все начиналось. Ибо в день, когда колонисты высадились на поверхность девственной щедрой планеты, там не было никаких драконов, а были огромные пространства, которые следовало освоить, и труд, и радость от сегодняшних успехов, и предвкушение завтрашних, которое не могли омрачить мелкие козни немногих колонистов, не смирившихся с путешествием в один конец.

И никто не знал, что мирная планета скоро подвергнется атаке из космоса. Имя этому смертоносному врагу — Нити!

Обычно я настаиваю на том, чтобы благодарности размещали в конце книги. Я считаю, что, подобно титрам фильма, им место в конце — это, как выход на поклон в конце пьесы или другого представления, где тех, кто сделал всё это возможным, называют и чествуют.

К сожалению, обстоятельства этой книги не совсем обычные.

Для некоторых из вас — и для меня тоже! — эта новость будет шоком. После того, как мы закончили эту книгу, но еще до того, как она была подписана к печати, моя мать, Энн Маккефри, ушла. Ей было восемьдесят пять, она умерла «в объятиях красивого мужчины» (ее зятя Джеффри), она умерла у себя дома, быстро.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Роман ближе всего к жанру темной фэнтези. Похожие произведения, на мой взгляд - "Ведьмак" А. Сапковского, "Охотник на вампиров D" Х. Кикути. Главным при написании было сочетание боевой составляющей и психологической драмы. Действие книги разворачивается в вымышленном мире, основанном на средневековой Европе. Доминирующее положение в обществе занимает Орден - рыцарская организация, которая защищает человечество от темных сил. Представителем Ордена и является протагонист романа, от чьего лица ведется повествование. Ключевой для сюжета является его неожиданная дружба с Орестом - наполовину вампиром, странствующим охотником на монстров.

Оформление Александра Коротича

— Ну, Ванька, вышло время, Ступай.

Отец смотрел внимательно, не боится ли?

— И помни, эта тропка — в одну сторону, в другой раз на нее не выйдешь. Там пометы оставляют, кто ходит, ты время не трать.

— А обратно как? — спросил Ванька.

— Как тебе все рассказать? Сам увидишь. Да ступай, старики ждут.

Потоптался Ванька, котомку в руках смял, к двери тронулся. По улице пошли так: впереди старики, с посохами, важные, следом — Ванька, а там и отец. Улочка кривая, узкая, а избы кряжистые, основательные. Одна только, у проулка, чахлая, оконце одно, слепенькое, а в оконце — два глаза цепкие, с прищуром Ваньке в спину уставились. Серьезные, невеселые.

Мир почти погиб из-за вмешательства чёрной магии. Но несколько смельчаков решились на отчаянную попытку одним ударом смести с земли силы зла.

Когда-то в давно позабытых веках одна маленькая островная цивилизация заразилась жаждой сравняться с богом, долететь до него, спросить, любит ли он зверушек своего райского сада. И какой же чудесной находкой стал для их самый настоящий серафим, ведь у него были крылья. Но это стремление вместо всеобщего счастья и богоподобия, вместо вознесения над миром, изуродовало людей, смешало их с животными и ввергло в непримиримые войны. К тому же наказанием за дерзость стала сама лепра, пожирающая плоть людей.  Люция, измученный и неполноценный ангел, срывается в поход, чтобы утешить свою боль, отомстить, умереть... Чтобы сделать хоть что-то в общем бессилии. Словно прорвавшийся нарыв лепры на нежной коже.

Трое пришли в Мир в самом начале Времён. Старший никогда хорошо не владел мечом, как, впрочем, и любым другим оружием. Средняя вообще смотрела на меч пугливой брезгливостью. Любое орудие убийства всегда повергало ее в ужас и в своей жизни она едва ли держала в руке что-то опаснее кухонного ножа. Другое дело Младший, который, казалось, был рождён для битвы и только для битвы. У каждого из них был свой путь и свое предназначение. Но, одно было общим. Они должны были сокрушить Четвёртого. Они сокрушили Его, но не победили. И когда-нибудь он снова возродится. И тогда потомки Младшего, да будут всегда плодовиты его чресла, сыграют свою роль...

И прошло более 1000 лет…

Можно ли было предположить что все, что с тобой в жизни случилось – это чья-то чужая воля? Конечно, нет! Вот и наши герои не сомневались, что сами диктуют свою дорогу жизни. А все испытания, выпавшие на их долю – это не более чем предрассудки судьбы. Двойная душа? Не может такого быть! Запечатанная магия? Однозначно ерунда! А может не все так просто? Может, кому-то было нужно, чтобы все случилось именно так? Что ж, проверим кто тут прав!

Юрий Зикоф

Фэнтэзи Кровь героя О милосердном правителе Поединок Ветер В кругу камней Храм ветра Древо мертвых Прощание с солнцем Кабаре вольтера Граница Королевские знамена Шуты в нортенхельме Сокол Страна сновидений (homage to Poe) Контракт песня для крестьянки анюты Ammonia Avenue город сила слов болезнь эльдорадо дверь ночи когда-нибудь стена молчания Лица стекло флэшбэк (осенний карнавал в эсгарде) фэнтэзи II глаза звеpя ты не сможешь Леди Люцифеp. Пpоpочество в Эсгаpде. Уходящие. Смеpть в Hоpтингене.

Молодой раб, не знавший своей семьи, всю жизнь считал домом рудники империи. По иронии судьбы он оказывается на черном рынке торговли людьми, где его выкупает таинственный незнакомец. Вот тут-то его жизнь круто меняется.. Оказывается, магия существует не только в сказках. Сможет ли наш герой утвердиться в новом мире и узнать тайну своего рождения? Хватит ли у него сил, чтобы разгадать зловещие планы нового покровителя?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Альбер Камю (1913–1960) — французский писатель и философ, лауреат Нобелевской премии. Советскому читателю уже известны многие его произведения: повесть «Посторонний», роман «Чума», пьеса «Калигула» и др.

Настоящий сборник включает статьи, эссе и записные книжки писателя, наиболее полно отражающие его художественные, философские и эстетические взгляды, помогающие понять его творческую индивидуальность. Это: «Миф о Сизифе», «Надежда и абсурд в творчестве Кафки», «Творчество и свобода», «Шведские речи» и др.

«Всякая жизнь, посвященная погоне за деньгами, — это смерть. Воскрешение — в бескорыстии.» Записные книжки, тетрадь IV.

Шагая по залитому солнцем причалу к «Осмотрительной», Келли в который раз порадовался, что хозяином этой красавицы посчастливилось стать именно ему. Сверкающая белизной сорокафутовая яхта, построенная на верфи «Нельсон и Олмен» в 1940 году, за время своего существования была изрядно модернизирована. Теперь на ней стояли двойные дизельные моторы GM 6-71, а вдобавок она была оборудована новейшими навигационными приборами и кондиционером. Келли владел «Осмотрительной» вот уже семь месяцев, живя на ее борту в добровольном затворничестве. Яхта была его убежищем, плавучим домом, где он мог спрятаться от окружающего мира. Сегодня это положение вот-вот должно было измениться, и в глубине души Келли этого побаивался.

И был понедельник.

И у каждого была своя планерка, на которой каждого вздрючили.

А что же делать, понедельник — день тяжелый.

И пошел Макс протягивать свои сети в кабинет, где сидели четыре тетеньки неопределенно-климактерического возраста и неизмеримых размеров.

Ему было плохо, его имели за срыв сроков и общее недопонимание бизнес-процессов, происходящих в дебильной башке руководителя проекта. Ну, на то она и должность — прораб. Жопа в мыле, морда в грязи. Это наш начальник связи. Не успевают твои монтажеры — сам хватай провод в зубы и — в борозду.

За Максом гнался фининспектор. Он, как мумия, был обмотан отработанными чековыми лентами, концы которых развевались в сквозняке — вокруг противопожарных дверей зияли щели, а через них так и лезли пальцы, на которых огненными буквами было написано "МЧС" и "Ростехнадзор".

— Отдай мое СТОРНО! — завывал инспектор, бессистемно взмахивая руками-шлагбаумами, вместо глаз у него моргали желтые проблесковые маячки, а ногами ему служили турникеты-триподы, и катил он на них резвее, чем удавалось бежать Максу. В неверных красных вспышках световых оповещателей Макс углядел входную дверь с призывно помигивающим зеленым диодом считывателя, выхватил свою последнюю надежду — карточку доступа, прижал ее к считывателю, навалившись всем телом, уже предвкушая спасение, но считка пискнула отрицательно, загорелся красный огонек, а дверь так и осталась закрытой. Макс в ужасе обернулся. Фининспектор, размахивая сальдо, приближался, ухмылялся черным провалом денежного ящика. Макс вжался в холодное железо двери вспотевшей спиной, зажмурился…