Дождь

Дождь

Виктория Самойлова

"Дождь"

Она сидела в глубоком кресле и ждала звонка. Солнце медлительно плыло по потолку. Лось нежился в ванной, отбеливая свою лохматую шкуру. Улыбаясь и тихонько разговаривая, бизоны пили кофе на кухне. Спрыгнув с карниза, сова кружилась среди высоких деревьев, изредка задевая верхние ветки. Резким эхом пронесся в воздухе рев телефона. Пугливые олени, стоявшие на водопое, сбились в кучу и с топотом понеслись в чащу. Слон лег в траву, и стал почти невидимым среди ромашек.

Другие книги автора Виктория Евгеньевна Самойлова

Виктория Самойлова

"Ангел"

Ангел шел по улице с большой продуктовой сумкой. Магазин находился довольно далеко от дома и, кроме того, приходилось делать большой крюк, чтобы скрыться от палящего солнца в кленовой аллее. Старушка, вечно сидевшая у своего подъезда, удивленно разглядывала ангела:

- Молодой человек, а почему вы сегодня не на работе? Уже взяли отпуск?

- Меня уволили...

- И за что, если не секрет?

- Понимаете, мой босс очень не любит, когда нарушают правила... а я спустился на землю ради женщины. Однажды такое уже случалось. Какой тогда у нас в конторе был переполох! Босс в бешенстве метал молнии, а потом просто заперся в своем кабинете. Пророки несколько дней в нерешительности сидели под дверью, не зная, что предсказывать: конец света или спасение. Сошлись, однако, на последнем... Я вижу вам не интересно... - ангел немного смутился от поведения пенсионерки, которая с невозмутимым видом перебирала помидоры, вытирая руки о его белую рубашку. - А знаете, я тут недавно прочитал статью, что в помидорах в результате химических реакций могут образовываться крупные бриллианты, причем сразу ограненные, - соврал ангел. При этих словах старушка оживилась, и, собрав все помидоры направилась к своему подъезду, - до свидания крикнул ангел в вдогонку, - всего хорошего. На секунду сосредоточившись, он добавил к помидорам пару драгоценных камней. Внезапно старушка споткнулась о гревшегося на солнышке кота, и, упав, уронила свою авоську. Помидоры разлетелись по всей дороге, и ангел бросился было их собирать, как озлобленная пенсионерка кинулась на него, угрожающе размахивая пакетом молока: - Отойди! Не трожь моих бриллиантов! - кряхтя и держась за спину, старушка принялась собирать раскатившиеся по асфальту овощи, старательно укладывая их в новый бумажный пакет, - Пшел, пшел отсюдова, - старушка замахнулась на ангела, который в недоумении наблюдал эту нелепую сцену. Ему ничего не оставалась, как вернуться домой. Поднявшись на свой этаж, ангел открыл входную дверь.

Виктория Самойлова

"Элиза"

Тьма со звоном рассыпалась по траве. Бездомный ветер спал на скамейке, укрывшись кипой газет и тихонько сопя. Симфонический оркестр притаился в кустах и наигрывал какую-то неизвестную мелодию. Элиза шла по парку, положив руки в карманы своего нелепого старенького пальто. Сегодня был её день рождения, но ничего особенного она не чувствовала. Такой же день, как и все предыдущие. Заметив старого знакомого, Элиза подошла к скамейке:

Виктория Самойлова

"Слышал, как звенит колокольчик"

- Слышал как звенит колокольчик? Так же звенят мои мысли, ударяясь друг о друга, - Джейн слегка потрясла головой - Слышишь?

- Ты будишь меня в пять часов утра только за тем, чтобы я услышал то, чего нет?

- Эрик, неужели не слышишь?!

- Нет.

- А ты был когда-нибудь в четвертом измерении?

- А у тебя есть путевки в лучший отель?! Тогда я может и слетаю туда на выходные. Джейн, ну о чем ты говоришь?!

Виктория Самойлова

"Идиоты"

Эльга медленно плыла по небу в хрустальной ладье, изредка останавливаясь и чертя в воздухе какие-то непонятные закорючки. В десятый раз посмотрев на часы, она решила, что настало время её законного обеденного перерыва. Захватив с собой жезл, девушка вышла напротив небольшого китайского ресторанчика. Войдя туда, Эльга сразу же почувствовала резкий запах подгоревшего масла и морепродуктов. "Ничего, можно поесть и на улице," - успокоила она себя. Как видно, это заведение не пользовалось популярностью, и несколько случайно забредших сюда человек с унынием пережевывали упругие щупальца. Эльга огляделась по сторонам и, не обнаружив официанток, позвала хозяина. Из кухни в замызганном переднике вышла повариха таких размеров, што девушка засомневалась, стоит ли упрекать официантов в нерасторопности. Но, несмотря на это, Эльга начала свою атаку:

Виктория Самойлова

"Нейт"

Нейт аккуратно вырезала из истории лишний день и, старательно завернув его в пергамент, убрала в картонную коробку. Строгая Комендантша вечно ругала девушку за беспорядок в комнате и особенно за склад хлама под кроватью. Нейт всегда бледнела, теряла голос, и её большие зеленые глаза наполнялись слезами обиды. Ее слабые доводы, што это не хлам, а всего лишь отрезки времени, мгновенно опрокидывал уничтожающий взгляд Комендантши. В своих снах Нейт не раз видела отдельную квартиру и живущих там питомцев. Но пока денег хватала только на питание и скромную одежду. Хотя девушка всегда была лучшей ученицей и гордостью университета, стипендию не увеличивали, несмотря на все её заслуги. Конечно, изредка давали небольшие премии, но обычно они уходили на раздачу долгов, количество которых неумолимо росло к концу семестра. Так што о собственной квартире, или хотя бы комнате мечтать не приходилось. А домашних животных Строгая комендантша заводить не разрешала, не потому што она их не любила, а просто у её мужа была на них ужасная аллергия.

Виктория Самойлова

"Свобода"

Серые капли медленно и беззвучно падали на землю. Пьяный ветер, шатался по городу, держась за стены домов. Вульгарно одетые лужи, улыбались прохожим, продавая себя. Молодой человек с огненно-рыжими волосами бежал по мокрым улицам Парижа. Безумные брызги с хохотом выпрыгивали из-под его ног. Он редко торопился. Время и расстояние никогда не были дня него препятствием. Но только не сейчас. Вот уже показалась знакомая дверь. Он вбежал в ресторан и начал лихорадочно оглядываться по сторонам.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Олег Пискунов

Почти правдивая история

Не знаю, к какому разряду отнести данную историю. Это история о любви? Или рассказ о неизвестной спецслужбе? А может быть и о том и о другом ? Судите сами.

После института я получил распределение в небольшой сибирский городок. Я радовался, как щенок радуется куску мяса. Наконец-то вырвался из-под опеки родителей. Я цвел как подснежник и не знал, что делать с обретенной самостоятельностью...

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПОСЛЕДНИЙ ТЕСТ

Фантастический рассказ

Небо вздымалось гигантской колонной. Ее основание призрачно утопало в море света, а вершина была дымчато-черной. Едва угадывались звезды.

Он шел мимо аквариумов-витрин, сквозь скопище людей, спешащих, фланирующих, топчущихся на месте, пробивая в толпе брешь. Когда-то, вырвавшись из спазматических объятий города, он целый день мчался, куда глаза глядят, лишь бы подальше от кишащей людьми бетонной пустыни. Заночевал в мотеле. Рухнул на койку, обессиленный, не раздеваясь. Казалось, не пройдет и секунды, как сон, вязкий, глухой, засосет в мертвую зыбь беспамятства.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПРИШЕЛЬЦЫ

Фантастический рассказ

Жанна была спелеологом. Она изучала пещеры, их климат, флору и фауну, а также наскальные рисунки - произведения первобытных художников. Ей приходилось работать высоко в горах и глубоко под землей.

А дома ее ожидали папа, мама и кот. Сибирский, а возможно, ангорский или сиамский. Но будь он даже обычным, короткошерстным, Жанна все равно его бы любила.

Они виделись редко, потому что Жанна чаще бывала в экспедициях, чем дома. Но когда возвращалась, то первым делом звала: "Карлуша, Карлуша!" И кот тотчас прибегал, большущий, красивый, важный. И принимался ласкаться, выгибать спину, мурлыкать: мур-р-р, мур-р-р...

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПРИЗРАК В ПОТЕРТЫХ ДЖИНСАХ

Фантастический рассказ

Он стоял возле большого, во всю стену, книжного шкафа. На нем были вылинявшие джинсы и рубашка с хлястиками - стандартная одежда стандартного молодого человека последней четверти двадцатого века. И человек этот смотрел на меня укоризненно.

- Что это по-вашему? - спросил он.

- Просто шкаф, - ответил я. - У вас его еще называют "стенкой".

Александр Плонский

Работа за дьявола

Фантастический рассказ

Я остался в живых, это правда, хотя не могу ей поверить, настолько она неправдоподобна: разве так бывает, чтобы из многих миллионов мужчин, женщин, детей уцелел один человек? Как я оказался среди людей, находящихся на неизмеримо более низком уровне развития по сравнению с нашей, погибшей, цивилизацией? Кто они, эти люди, и что за мир, в котором им суждено обитать? Неужели мы их просто не замечали, мы, познавшие сущность вещей, достигшие высшего знания? Может быть, к лучшему, что они так далеки от него и не скоро одолеют путь, приведший нас к трагической развязке? Почему все-таки я уцелел? Не оттого ли, что еще не выполнил свое предназначение? А в чем оно, разве от меня зависит ход истории? Зависит! Ведь я могу сыграть роль летописца, и если спустя века мои свидетельства дойдут до людей грядущей цивилизации, то пусть послужат им предупреждением! Я ничего не забыл и никогда не забуду. Сквозь прикрытые веки с потрясающей ясностью вновь и вновь вижу вздымающуюся в мучительном пароксизме землю, осколки, совсем недавно бывшие благополучными домами, дождь щебня и пепла, хлещущий с неба. И даже в полной тишине слышу грохот, тупые удары падающих глыб, крики обреченных. Мое лицо лижут языки пламени, и я обоняю запах горелой плоти... Да, я пожизненно в эпицентре кошмара, парализованный ужасом, уязвимый и беззащитный. Молчу, не от мужества, а потому что онемел и даже, кажется, перестал дышать. Люди вокруг умирают, и я умираю в каждом из них. Всё это повторяется, как закольцованная лента в театре иллюзий. Повторяется, но не утрачивает остроты. И я снова - в который раз! - теряю сознание, подмятый громадной волной. А перед тем, как потерять сознание, тупо думаю: "Это конец..." Это и есть конец, в котором повинны мы сами. Мы шли к нему настойчиво и целеустремленно. Шли вперед и вперед дорогой прогресса...

Александр Плонский

СМИРИТЕЛЬНАЯ РУБАШКА

Фантастический рассказ

Щупальца обвили шею. Я конвульсивно сопротивлялся, движимый страхом смерти, отчаянием и надеждой на чудо, которое только и могло меня спасти... Но тиски сжимались, кислород уже не поступал в легкие, сознание меркло...

Проснувшись, я не сразу сообразил, что это был лишь кошмарный сон. Но он перешел в явь: дышалось по-прежнему с трудом, тело затекло, сердце колотилось.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

СОТВОРЕНИЕ РАЗУМА

Фантастический рассказ

Исследовательский космолет "Сегмент-5" первого межзвездного класса, шедший на субсветовой крейсерской скорости от Близнецов к Гончим Псам, повстречался с редким в этих краях метеорным роем. Главный астронавигатор Ор Лоу с небрежным изяществом, которое нельзя имитировать, ибо оно дается лишь долгими годами космических вахт, начал маневр уклонения. Его могли и должны были выполнить автоматы, однако навигатору претила бездеятельность. Полагаясь на свою феноменально быструю реакцию, он предпочел вести корабль вручную.

Александр Плонский

Только миг

На свете всегда были, есть и будут Золушки, и у каждой своя сказка, хотя не обязательно со счастливым окончанием. Наша Золушка - неважно, как ее звали взаправду, - родилась в охотничьей хижине на берегу Подкаменной Тунгуски. Она рано лишилась матери, а отец так и остался бобылем.

"Золушка без мачехи? Это не по правилам!" - скажете вы и, вероятно, будете правы. Но жизнь так часто пренебрегает правилами!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Самойлович О.С.

Рядом с Сухим

Воспоминания авиаконструктора

От автора

Мне посчастливилось в течение 18 лет - с 1957 по 1975 год - работать под непосредственным руководством Генерального конструктора авиационной техники Павла Осиповича Сухого. Встречаясь с ним практически ежедневно, смею считать его своим Учителем, а себя - его учеником, имеющим право рассказать о нем как о человеке и конструкторе. Искренне уважая Павла Осиповича, все эти годы я старался следовать его манере работать, перенимать его опыт. Смею надеяться, что мне это отчасти удалось. Я попытаюсь рассказать и о нем самом - от бытовых моментов до принятия кардинальных технических решений, и о машинах, создававшихся как при нем, так и уже после его смерти. Быть может, за давностью лет, что-то будет изложено неточно в деталях, но за смысл событий ручаюсь. Должен признаться, что существует и еще одна причина, подвигнувшая меня на написание настоящих мемуаров... Читаем интервью Генерального конструктора ОКБ им. Сухого Михаила Петровича Симонова, опубликованное в "Неделе" ? 29/97, где он дает такую оценку Сухому и другим Генеральным конструкторам: "Павел Осипович... Что ж, выдающийся был специалист, но в жизни он своей фамилии соответствовал. Жесткий был человек. Нет, своим учителем я его назвать не могу... По сути, я знаю двух великих конструкторов - Бартини и Алексеева". Возмутило не то, что Симонов не считает Сухого своим учителем. Да и как он может так считать, если П.О. Сухой при жизни так и не подпустил его к себе! Задело вот что: как М. П. Симонов может создавать новое, отвергая все то, что сделано до него? Дерево не растет без корней! И еще. Не умаляя заслуг Бартини и Алексеева, в ряд великих конструкторов, в отличие от М. П. Симонова, я поставил бы Павла Осиповича Сухого. И это не требует доказательств. Превосходные самолеты, созданные под его руководством, говорят сами за себя.

Митя Самородов

Телефон недоверия

- Алле. - Допустим. - Это я. - Hе верю. - У меня неприятность... - У меня их намного больше. - Я жене своей не верю... - Hичего, я тоже вашей жене не верю. - Да нет вы не поняли... - От понятливого слышу! - В смысле она на стороне гуляет. - А мое какое дело? - Hу, написано, что помочь можете! - Можем. А можем и не помочь. Как фишка ляжет. - А как же объявление в газете? - Так, ведь, из рук в руки, мало ли чего там подрисуют. - А что мне делать?! - Развод. Самоубийство. А лучше самоубийство и развод. - Как же так?! Ведь я ее люблю! - Hе верю! Удушите ее. - Я не могу! - Какой то негр смог, а вы нет?! - Так то негр... - А откуда я знаю, что вы не негр? Может, вы сейчас в ванной запретесь и рэп начнете себе под нос бубнить! - Hет... не начну. - Вот видите, какой вы никчемный негр, даже рэп читать не умеете! - Всяко разно, это не заразно... - Hе верю, это пластинка. - Знаете, пошли вы на $#@!!!!! - Уже лучше, но текст слабоват, надо бы еще агрессии добавить... - Я вас ненавижу!!!!! - Ага... а теперь что нибудь про гетто, пожалуйста... - Гетто, гетто, посредине лета.... - И теперь про полицию!!! - Откройте... милиция? - Болван... - Да. - Все? - все... - Hу и пока. Спасибо, что позвонили по телефону недоверия.(вешает трубку)

Александр Михайлович Самсонов

ЗНАТЬ И ПОМНИТЬ

Диалог историка с читателем

Разговор о некоторых "белых пятнах" в истории Великой Отечественной войны, начатый академиком А. М. Самсоновым в 1987 году на страницах периодической печати, продолжили 2500 его корреспондентов.

Прорвав молчание и отчужденность недавних лет, они заговорили о самом наболевшем, о героическом и трагическом в судьбе Родины, необходимости перестройки всех сфер нашей жизни, возрождения высоких идеалов ленинской гвардии Октября, нравственного очищения общества...

Ф. САМСОНОВ

ГЛАВНЫЙ МАРШАЛ АРТИЛЛЕРИИ НИКОЛАЙ ВОРОНОВ

Николай Николаевич Воронов отдал полвека службе в Вооруженных Силах СССР (март 1918 - март 1968) и носил высшее воинское звание советского артиллериста - Главный маршал артиллерии, присвоенное ему первому в нашей армии в феврале 1944 года. Точно так же ему было первому присвоено только что введенное у нас в январе 1943 года звание маршала артиллерии. В годы Великой Отечественной войны Н. Н. Воронов руководил советской артиллерией - главной огневой ударной силой Советской Армии. Его имя связано с выполнением ряда ответственных поручений Ставки Верховного Главнокомандования по координации действий нескольких фронтов в крупных операциях Советских Вооруженных Сил, в том числе в ликвидации окруженных немецко-фашистских войск под Сталинградом. Заслуги Н. Н. Воронова перед социалистической Родиной отмечены присвоением ему звания Героя Советского Союза, награждением его пятнадцатью орденами Советского Союза и девятью медалями, среди которых шесть орденов Ленина и орден Октябрьской Революции. Прах его в марте 1968 года был захоронен в кремлевской стене.