Дождь

Илья Кузнецов

ДОЖДЬ

Пролог.

Дождь, грязь и крысы - всё, что он осознавал. Для него, теперь было понятно только одно - то, что вокруг, то, что вне и то, что в нём - не хорошо. Весь мир сводился к определению "нехорошо". Льющийся дождь постепенно смывал грязь с его лица. Капли дождя попадали в открытые глаза, но он не чувствовал этого, он больше ни чего ни чувствовал. Он не знал, что жизнь его близка к концу. Тьма постепенно проникала в мозг. В его сознании медленно угасали дождь, грязь и крысы ... Туман, лишь туман и ни чего более. Сквозь эту завесу шёл человек, держа на плече лопату. Потёртые джинсы, грязный белый свитер и резиновые сапоги, ни чего примечательного. Он шёл устало, ни спеша. Было тихо и спокойно. Под ногами чавкала грязь вперемешку с опавшими листьями, нарушая тишину. Создавалось впечатление, будто смысл жизни это бродить здесь, в тумане, вдыхать прохладный воздух, который бывает в лесу после дождя, и ни о чём не думать потому, как и нет ничего. За окном, небо какой уже день было серым, лил дождь, нагоняющий тоску. а кровати, стоящей рядом с окном, лежал парень лет восемнадцати. Глаза открыты, но в них не было видно рассудка. Парень просто лежал с открытыми глазами, ощущая, как накатывается волна за волною то чувство, которое он испытывал не раз, когда героин растекался в крови по всему его телу. В голову постоянно лезли мысли о смерти, об убийстве, о боли и горе. От этого у него сильно болела голова. Он не хотел думать, но он не мог с этим ни чего поделать. "Смерть, боль, смерть, боль..." Дождь сказал, что нет в нём более смысла, ему не зачем творить. Он теперь просто сам по себе и дорога его быть. Быть везде, ни говоря, ни шепча, оставляя жаждущих, ни давая, ни чего. Он видел всё, но он не осознавал что это, он просто не может, ему всё равно, он не хочет. И он стал людьми, он теперь был всеми живущими на земле. Омывая каждую минуту мир, он был, но это были не слёзы, это была его сущность.

Другие книги автора Илья Андреевич Кузнецов

Кузнецов Илья

Реванш двоечников

РЕФОРМА родного языка, о которой сейчас так много говорят, не может не вызывать у всякого нормального человека одного из двух возможных откликов: "за" или "против". Однако прежде все же возникает естественный вопрос: "А кому и зачем все это нужно?" Об этом размышляет известный литературный критик, действительный член Академии русской современной словесности Михаил ЗОЛОТОHОСОВ.

Hовояз-64 не прошел

Популярные книги в жанре Триллер

ЭЛЬ-ПАСО, ТЕХАС, 8 МАРТА.

Согласно неподтвержденному сообщению, полученному сегодня генералом Габриэлем Гавира в Хуаресе, двое американцев Фрэнклин и Райт были в понедельник убиты бандой Вильи в Пачеко, между Каса-Грандес и Ханое, Чиуауа.

В сообщении не упоминается о жене и маленьком сыне мистера Райта, которые, как стало известно, находились в то время в Пачеко. Гавира заявил, что крестьяне-мормоны, живущие к западу от Каса-Грандес, проигнорировали предупреждения, которые он разослал всем американским жителям Чиуауа, узнав о передвижениях Вильи в этом районе.

Нью-Йорк.

Он следил за ней в течение вот уже трех часов, дважды она проходила совсем близко от места его засады. Он мог бы протянуть руку и коснуться ее. Однако многолетние тренировки развили в нем вацо о ходокосо кьоки — чувство нужного психологического момента для применения своей техники. Никогда не бей раньше или позже этого момента. Удар наноси вовремя. Жди своего благоприятного мгновения, благоприятного стечения всех обстоятельств и лишь тогда вступай в дело. Если такого мгновения, такого стечения обстоятельств нет, создавай это сам. Ты хитер. Делай обманные движения. Отвлекай внимание противника. Затем атакуй. Молниеносно. Решительно.

…Четыре женщины — следователь, патологоанатом, юрист и репортер. Вместе они — лучшая команда по расследованию убийств со времен Шерлока Холмса и доктора Ватсона! Четыре женщины, которые не отступают там, где теряются мужчины, — и раскрывают самые загадочные преступления. Их первое дело — о маньяке, убивающем молодоженов в первую брачную ночь. Улик — нет. Мотивов — не существует. Расследование начинается...

Андрей Саломатов

Улыбка Кауница

1

Нельзя сказать, что Тюрина на работе любили или хотя бы уважали. На него, скорее, не обращали внимания. Привыкли, как привыкают к предмету не очень нужному, который вроде и стоит на виду, но уже не воспринимается глазом в отдельности, а является как бы составной частью производственного интерьера. Из всего числа сослуживцев Тюрин не выделялся какими-нибудь особыми качествами. Не был заметно добрым или наоборот - злым. Не изнурял никого чрезмерным занудством или оригинальными идеями, поскольку у Тюрина их никогда не было. Случалось, у него просили денег до получки, но это происходило крайне редко, только после того, как проситель получал отказ у всех своих старых заимодавцев. Но и в этом случае Тюрин редко шел навстречу. Отчасти, потому что сам жил на 120-тирублевую зарплату, да и не было у него привычки помогать или входить в положение.

Александра Севостьянова

Девочка

======= Пролог.

Reaching for my throat, to coddle, and throttle, remove all hope Try your best to choke the very meaning from my life A callous whore, a cheating wife Keep me all yours, braindead and useless (Useless, fucking useless) Keep me all yours, braindead and useless (Useless, fucking useless)

MINISTRY/filth pig/useless

Она лежала на полу, вся в крови. Юбка, обрывки нижнего белья, ноги.... Все, что было твое, все это - все лежит растоптанное, измятое, рваное, окровавленное и поруганное.

Однажды инспектор полиции Росс Блэкли очнулся ночью посреди улицы, избитый, в странной одежде и… зимой. Хотя еще вчера была середина лета – лета позапрошлого года. С тех пор Росс сменил место жительства, изрядно продвинулся по карьерной лестнице, купил новую машину и даже успел обсудить с женой развод. Но ничего этого он не помнит. Его обнаруживает полицейский патруль и сразу же отправляет на место преступления – убийство молодой медсестры. Теперь детективу приходится делать вид что с ним все в порядке, и вести сразу два расследования: по делу об убийстве – и в своем собственном сознании. И это второе расследование постепенно погружает его в состояние ужаса…

Бестселлер Amazon.

Вы предстаете перед судом по обвинению в совершении четырех убийств. При этом убеждены в своей невиновности. Но все улики против вас. А главное – вы не помните последние полтора года вашей жизни…

Спокойное время без преступлений закончилось в тот момент, когда на отдаленной детской площадке была найдена ужасающая улика – пакет с отрубленными пальцами.

Кто их там оставил, а главное, кому они принадлежат?

За дело берутся инспектор Том Кэллэдайн и его напарница Рут Бейлисс. Очевидно, что это было послание от убийцы с целью заявить о себе и о своей власти. Полицейский тандем пытается выследить маньяка, прежде чем вся территория Хобфилда не вспыхнет насилием и жестокостью. Их босс думает, что во всем замешан местный наркобарон Рэй Фэллон, но чутье Кэллэдайна подсказывает, что в районе происходит нечто гораздо более жуткое и отвратительное. И интуиция его не подводит…

Детективный роман от одного из лучших авторов триллеров Хелен Даррант захватывает и всецело погружает в преступный мир инспектора Кэллэдайна и его коллеги Бейлисс.

Детективный роман от одного из лучших авторов триллеров Хелен Даррант невероятно захватывающий и непредсказуемый. Это первая книга в новой серии о блестящей работе инспектора Тома Кэллэдайна и его напарницы Рут Бейлисс. Всего в серии планируется 10 книг. Сюжет разворачивается в вымышленной деревне Лисдон на окраине промышленного северного города Англии, где жизнь местному детективу портит район Хобфилд – рассадник преступлений, распространения наркотиков и убийств. И это место инспектору приходится защищать и называть «своим домом».

Ты – звезда Инстаграма. Твоим словам внимают миллионы фолловеров. Тебе завидуют, тобой восхищаются, тебе подражают. У тебя есть все и даже больше. Но ты не заслужила этого. Я знаю правду. Ты превратила свою семейную жизнь в бесконечное реалити-шоу и готова идти по головам ради лайков и подписчиков. Твои маленькие дети, твой любящий, красивый муж, твой уютный дом и семейный быт – все бесстыдно выставлено напоказ. Так что я знаю про тебя все. И однажды я приду за тобой и твоей семьей…

В этом захватывающем психологическом триллере Эллери Ллойд исследует современную культуру социальных сетей: нашу отчаянную потребность в популярности и риски, на которые мы готовы пойти, чтобы понравиться незнакомцам в интернете – но при этом забываем об опасностях реальной жизни за пределами экрана…

«Прочла за один присест… Захватывающе и оригинально. Браво, Эллери Ллойд!» – Клэр Макинтош

«Социальные сети еще никогда не были такими мрачными и привлекательными. Волнующий взгляд на мир инфлюенсеров и то, как он влияет на их семьи». – Саманта Даунинг

«Умный, оригинальный и увлекательный триллер с захватывающим набором реалистичных персонажей». – Дженни Кинтана

«Идеальный современный триллер. Притягательная и одновременно отталкивающая главная героиня, изящное повествование от двух лиц, основанное на сценарии, который легко вообразить… Совершенно невозможно оторваться. Мне казалось, что каждая глава заканчивается на крутом моменте, и мое сердце уходило в пятки. Мне понравилось». – Кэролайн Коркоран

«Не читайте эту книгу в поезде – я пропустила свою остановку… С одной стороны, это увлекательный и остроумный page-turner. С другой стороны – книга, которая заставит вас по-другому взглянуть на жизнь в двадцать первом веке». – Холли Уотт

Захватывающий, заставляющий задуматься, продуманный до мельчайших деталей роман. Я подозревала всех по очереди… Поистине блестящее и освежающе оригинальное произведение». – Карен Гамильтон

«Закрученный и мрачный, как все большие триллеры». – Эбби Гривз

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юрий Кузнецов

"Николай и Мария"

Наш постоянный автор поэт Юрий Поликарпович Кузнецов впервые предстает перед читателями журнала "Москва" как прозаик.

Человек не ведает, как совершаются судьбы Господни. Даже самое проницательное сердце, особенно женское, может только догадываться об этом.

В предутренние сумерки поезд остановился, и на перрон спрыгнули двое дюжих парней в пятнистом. У одного на плече висел тощий рюкзак защитного цвета, а другой нес в опущенной руке пышную красную розу в прозрачном целлофане. На малое время роза привлекла внимание станционного служителя. "У спецназа свои причуды", - хмыкнул он и отвернулся. Двое в пятнистом вышли на привокзальную площадь, где стояла серая машина, а в ней зевал водитель, Мишка-дергунец, свой человек.

Константин Кузнецов

Милостивый единорог: Притяжение бездны.

История 2

Голые безжизненные поля тянулись далеко за горизонт, теряясь в Ирвинских лесах. Узкая извилистая речушка голубой лентой отделяла свободные земли от владений монастыря святого Эльда, и казалось, что темный лес по ту сторону ленных владений монахов, притягивает к себе ночь. Словно пытаясь растянуть удовольствие, вечерний сумрак, медленно, окутывал здешние края, и лишь бродяга ветер, позволял себя кружить по округе, не страшась тьмы.

Кузнецов Леонид Михайлович

Стопроцентный американец:

Исторический портрет генерала Макартура

{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста книги.

Аннотация издательства: Генерал Дуглас Макартур - один из самых видных деятелей американской истории новейшего времени. По выражению одного из ученых, его жизнь - это "одно из наиболее объемных зеркал", в котором отразилась целая эпоха. Следует добавить, что "зеркало" это было американцем, и "отражение", возникшее в нем,- специфическим, именно американским. Этим и интересна для нас личность генерала Макартура, до сих пор чтимого у себя на родине в качестве национального героя.

Леонид КУЗНЕЦОВ

ОПЕРАЦИЯ БЕЗ НОЖА?

"Мы видели, как руки вошли в тело больного и показалась кровь. Четыре пальца врачевателя пронзили живот мужчины. Затем двумя или тремя пальцами он осторожно проткнул череп пациента, каждый раз вынимая оттуда окровавленные кусочки ткани и сгустки крови. Снова и снова мы старались увидеть, как блеснет на свету скальпель или появится выражение боли на лице оперируемого. Но ни скальпеля; ни перемены лица не было. Пациент не испытывал ничего, что вызывало бы напряжение, он сам спокойно наблюдал за работой врачевателя. Через три минуты он встал с ложа. Когда он проходил мимо нас, мы прикоснулись к его лбу, надеясь обнаружить след раны. Кожа была чистой.