Дороги рая

Андрей Быстров

ДОРОГИ РАЯ

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ (ВЗАМЕН ПРЕДИСЛОВИЯ)

Я посвящаю эту книгу, как и два предыдущих романа - "Эффект Проникновения", опубликованный издательством "Армада-Альфа" в 2000 году, и "Странники В Ночи" - памяти моей жены Светланы. Это естественно не только потому, что таково мое желание. В "Эффект Проникновения" вошел большой эпизод, написанный Светланой, а "Странники В Ночи" основаны на придуманной ею истории (подробнее я рассказываю об этом в предисловии к "Странникам"). Что же касается "Дорог Рая", то книга с похожим сюжетом могла быть написана [А.Б.1]еще четыре года назад. Тогда мы со Светланой записывали на магнитофон наши диалоги о будущем романе, и это была увлекательная игра. Светлана очень любила эту новую историю, и теперь мне уже трудно вспомнить, что здесь принадлежит ей, а что - мне. Во всяком случае, она точно придумала Айсинга Эппла, кота Чака и большинство связанных с ним приключений. Ее голос, её радость от удачных творческих открытий, колокольчики искристого юмора - все это осталось жить на той осыпавшейся магнитофонной ленте... Больно, что Светлане не суждено увидеть книгу, о которой она так мечтала.

Другие книги автора Андрей Михайлович Быстров

Спустя три тысячелетия тайна, переданная жрецам Древнего Египта пришельцами из дальнего космоса, становится трофеем, за обладание которым ведут спор не на жизнь, а на смерть глава секретного подразделения ГРУ генерал Курбатов, агент Интеллидженс Сервис Джек Слейд, крестный отец русской мафии Генрих Бек и начинающий писатель Борис Градов. Для кого-то из них это путь к власти и мировому господству, а кто-то просто хочет спастись, отводя угрозу от человечества…

Пассажир потерпевшего катастрофу вертолета в последние минуты жизни успевает передать незнакомцу свой амулет, маленькую причудливую раковину… Джон Хойланд и предположить не мог, что в его руках окажется не только ключ к тайне неуловимого, невидимого подводного корабля, десятилетиями скитавшегося в глубинах океана, а нечто намного большее… Но способна ли горстка людей, знающих правду, противостоять безжалостным врагам, подчинившим себе Пространство и Время? Ответ на этот вопрос в состоянии дать лишь один человек… Или все-таки не совсем человек? Тот, чье появление было предсказано в древних преданиях… Тот, Кого Ждали.

Андрей Быстров

СФИНКС

Роман "Сфинкс" - новая авторская редакция

книги "Проклятие Фараона".Сделанные мной

изменения едва ли принципиальны, но все-таки

оправдывают перемену названия. К тому же

"Сфинкс", как мне кажется, точнее.

Андрей Быстров

Пролог

1.

Колесницы Богов

Египет

Три тысячи лет до новой эры

Палящее солнце спускалось ниже к горизонту, превращалось в медно-красный закатный диск. Красный огонь заливал долину Нила, кроваво-красным в лучах беспощадного светила становилось и белое одеяние жреца Ханны. Старый жрец стоял в ожидании возле распахнутых дверей храма, опираясь на посох. Они придут на закате... Они всегда приходят на закате.

Ученый-физик, ставший свидетелем аномального явления в тайге под Хабаровском и пытающийся найти пропавших коллег… Отставной сотрудник КГБ, разгадывающий тайну средневековой рукописи, за которой тянется кровавый след… Русский разведчик, подозревающий своего коллегу-американца в двойной игре и случайно обнаруживший у него в доме загадочную пластинку-ключ… Вряд ли кто-либо из перечисленных героев мог представить себе, что их расследование приведет к столкновению с представителями Сопряженного Мира, мира «бессмертных». И теперь их задача – спасти земную цивилизацию от неминуемой катастрофы…

Странные вещи происходят с недавних пор с музыкантом-джазменом Борисом Багрянцевым и его любимой девушкой Ольгой Ракитиной. То все наличные в доме в царские деньги превращаются, то вместо портретов Луи Армстронга и Дюка Эллингтона на стене олеографии конца 19-го века оказываются. А тут еще какой-то тип в черном со значком серебряного сфинкса и странной фамилией Монк к Борису пристает и требует книгу продать за десять миллионов баксов. Тот бы и рад, да что за книга, понятия не имеет…

Никому не известный писатель вдруг создает потрясающей силы произведение, но следующие его вещи никуда не годятся – он бездарен. Ничем прежде не прославившийся историк неожиданно делает гениальное открытие. Ничем не блещущий политик становится депутатом. И так далее – в списке семь имен. А потом от этих людей начинают избавляться.

Дискета со списком из семи имен попадает в руки телеоператора Димы и его знакомой журналистки Ники – и их тоже пытаются убить.

Странные события наслаиваются одно на другое. Ясно, что это не случайность. Может, дело в названии Штернбург, которое стоит на загадочной дискете?

А за всем этим неотрывно наблюдают чьи-то настороженные глаза.

Убийство сотрудника ЦРУ в Париже привлекло самое пристальное внимание американских спецслужб, но все усилия суперпрофессионалов не продвинули расследование и на миллиметр. А тем временем последовали убийства в Англии, Италии, Германии, России: создавалось впечатление, что кто-то методично и последовательно избавляется от лучших. Может быть, люди, обладающие знаком Сапфира и Рубина, знают правду? Но что могут противопоставить они здесь, на Земле, неодолимому Злу, родившемуся миллионы лет назад и питаемому мертвым механическим разумом, не знающим компромиссов.

Их трудно было отличить от землян. Их облик, просчитанный и сформированный машинами с давно погибшей планеты, был почти точной копией человеческого. И все же Ордену Илиари удалось остановить вторжение. Враги человечества были уничтожены… Все, кроме одного. Того, кто сумел проникнуть в тайны Времени.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Виктор ПРОНИН

ПОЛГОДА СПУСТЯ...

А в этом маленьком городке, который так и не назван здесь, как не названы своими именами преступник и его жертвы, мне довелось побывать полгода спустя после мартовского пожара. Да, тот озаренный красным пожарищем март был, казалось, куда как далек. Стояла мягкая теплая осень, шелестели падающие листья, несмелый осенний дождь прибивал их к земле, а далекие горизонты были голубыми от легкой, прозрачной дымки. Леса и речушки казались нетронутыми, будто и не проносилось над ними суетное, безжалостное время с тех пор, как эти горизонты озарялись красными пожарищами от татарских поджогов. Тогда местные жители проявили столь удивительную отвагу, самоотверженность и силу духа, что их подвиг дошел до нас почти через восемь веков и до сих пор тревожит людей, вызывая в душе саднящее, невыполнимое , желание вмешаться в те давние трагические события, помочь, спасти, предостеречь. И почему-то кажется, что подвиг отважных предков должен и поныне влиять на жизнь здешних людей, ронять в душу что-то святое, достойное, чистое...

"Я сплю", – подумала Нора и была права, хотя это не имело значения.

Сон был совсем как явь, даже на лезвии ножа в руке долговязого майяского жреца играли блики. Жрец стоял лицом к Норе в тесной каморке, расположенной, насколько ей было известно, у основания храмовой пирамиды. Она не отводила глаз от каменного ножа, но почему-то одновременно отмечала точность всех деталей костюма жреца и убранства кельи – крошечного помещения с каменными стенами и кровлей из душистого сухого тростника. На мантии жреца колыхались стилизованные изображения колибри и канюков.

Геннадий Мартович Прашкевич – лауреат премии Гарина-Михайловского. Известен многими книгами, входит в десятку лучших фантастов России, но пишет и другую прозу: историческую, детективную, научно-популярную. Есть у него и сборники стихов, и любопытная публицистика.

Между каналом и Темзой простиралась болотистая бухта. На берегу ее высилась странная старая деревянная постройка на сваях. Шлюзы в конце канала отделяли заплесневевшую бухту от остальной водной глади. Дом на сваях производил печальное впечатление: казалось, что с течением времени он все более и более оседал, уходя в болото. Когда-то этот дом был окрашен в белое, но его долгие годы не ремонтировали и ныне он принял грязно-серую окраску. Эта постройка хорошо бы гармонировала с местностью, не будь возле нее с одной стороны громады складского помещения, а с другой — здания каких-то мастерских.

Владимир Ефимович Рощинский страдал тучностью. При росте ста семидесяти сантиметров он весил почти полтора центнера, что по мнению соседа делало его похожим на империалиста Черчилля. Не хватало только сигары.

Он родился накануне Пасхи и цыганка, гадавшая матери, предсказала, что ее сын будет знаменитым и богатым.

Он жил в зеленом деревянном домике, погруженный в неистребимую апатию, молчаливо, без надежды когда-либо изменить свое однообразное существование. Но с ним он уже давно свыкся и, как будто назло всему миру, нес свою персону по жизни с неподражаемым достоинством, что опять же тому же соседу дало повод прозвать его толстопузым павианом.

По календарю была еще зима, а люди ходили, распахнув полы плащей. Солнце заливало морскую даль ослепительным светом, и даже горы, окаймлявшие бухту, дымились от этого, совсем не зимнего, зноя. Между горами, где был вход в бухту, стояло сплошное прожекторное сияние, словно там было не море, а огромное, до небес, зеркало.

Подполковник Сорокин снял фуражку, вытер ладонью вспотевший лоб и так пошел с непокрытой головой вдоль длинного парапета набережной.

Стояло раннее утро. По неширокому шоссе в сторону Москвы мчалась машина. Шла она со скоростью, явно превышающей дозволенную.

Человек за рулем откинулся на спинку сиденья, слегка склонившись в сторону дверцы. Ему представлялось, будто неподвижны как он сам, так и его темно-синий «Пассат». Серое же асфальтированное полотно стремительно набегает на неподвижно висящий над ним автомобиль и затем исчезает под его колесами с тем, чтобы тут же — уже в уменьшенном неузнаваемом виде появиться вновь во всех зеркалах заднего вида. И где-то далеко позади в конце этой сужающейся серой ленты к ней будто приклеилась темная точка. Она то пропадала из виду при легких искривлениях дороги, то вновь появлялась на светлом фоне сухого асфальта. И как бы Антон не разгонял свой далеко не новый «Пассат», или как бы долго он не стоял на обочине, эта точка все время продолжала оставаться от него на неизменном расстоянии. Таким образом, можно было не сомневаться — ему сознательно «давили на психику», давая понять, что он находится под постоянным наблюдением и что все, что бы он не предпринимал, не остается и не останется впредь незамеченным.

Рассказ свидетельницы.

— Леша? — прозвучал в трубке знакомый голос.

— Да. Слушаю. — стараясь сдержать нахлынувшие вдруг эмоции, ответил Леха.

— Это Лена… Извини, я тебя не отвлекаю?

— Нет-нет. — поспешил заверить девушку Лешка, — Слушаю тебя.

— Еще раз прости, если я не вовремя. — продолжила девушка, — Но мне нужно повидаться с тобой…

— А что случилось? — спросил Леха, вспоминая, как каких-нибудь полгода тому назад он звонил Лене и просил о встречах, а она неизменно оказывалась занятой.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Быстров

Д В Е Р Ь

Самара, 1999

Памяти моей жены Светланы,

без которой не было бы ни этой,

ни других моих книг.

Существует мир видимый и мир неведомый.

Между двумя мирами есть двери.

Джим Моррисон

Если вам нужен образ Будущего, вообразите

сапог, топчущий лицо человека вечно.

Джордж Оруэлл

Никогда не ставь и доллара на лошадь по

имени Бессмертие.

Элис Купер

Быстров Андрей Михайлович

ЕСЛИ ОСТАНЕМСЯ ЖИВЫ...

Посвящаю эту книгу моей жене Светлане, которой я обязан всем хорошим в жизни. Без ее подцержки и заботы не мог бы состояться и этот роман. Благодарю моего друга В. Н. Пономаренко за предоставленную техническую информацию, с которой я обошелся весьма вольно в интересах сюжета.

Придуманный мною космический корабль "Атлантис" не имеет ничего общего с реально существующим "Атлантисом". Все персонажи и события также полностью вымышлены.

БЫСТРОВ АНДРЕЙ

Кардинал интернета

В основе романа "Кардинал Интернета" лежат две мои небольшие

повести - "Лондонский треугольник" (другое название - "Адская дорога")

и "Число Зверя". Надеюсь,и те читатели, которым они уже знакомы,

отнесутся к моей новой работе с интересом - ведь я старался сделать

"Кардинала" не просто обновлением, а самостоятельной, не зависящей

от прежних книгой.

Никаких намеков на действительные события и реально существующих

Александр Быстровский

Hовая библейская энциклопедия

БОГ

Есть только пустота.

Пространство, время, смерть, любовь

Сплетаются, даруя пустоте предназначенье

Обманывать людей

Тенями слов и призраком видений.

Она верховный абсолют.

Hичто не может быть так совершенно,

Как пустота, хранящая в себе

Любой из символов - от розы до огня.

Я вижу в ней свое предначертанье: