Дорога сквозь мёртвую и живую кровь

Дорога сквозь мёртвую и живую кровь

Миша Бродский

Дорога сквозь мёртвую и живуюкровь

Исход евреев из Египта – что это было?

Самая жестокая и кровавая история Торы.

Самый первый, Самый древний,

Самый крутой детектив во все времена.

-----------------------------------------------------------------------

Время подвиги эти не стерло:

Оторвать от него верхний пласт

Или взять его крепче за горло —

И оно свои тайны отдаст.

Другие книги автора Миша Наум Бродский

Предлагаемый Вашему вниманию рассказ — это мой пересказ одной библейской истории, повествующей о событии, случившемся с евреями после исхода их из Египта. На выходе из Египта по дороге к священной горе Хорив, где Бог должен был дать народу Израиля свои заповеди, евреи схлестнулись в смертельной схватке со своими ближайшими родственниками — амаликянами. В этом бою решалась судьба Мира. Победи тогда амаликяне, и Мир не знал бы, что жили когда-то в нем такие люди — евреи. Это был бы совсем другой Мир.

Но победили евреи, и Мир сейчас такой, какой он есть. А об амаликянах мы знаем только то, что записали в свою священную книгу их заклятые враги евреи.

Популярные книги в жанре Боевик

«Killing Time», перевод М. Громова

Над угрозой стоило задуматься.

Было в ней что-то такое, что превращало ее не просто в угрозу – а скорее в данное наверняка обещание.

Голос в трубке ввел в заблуждение даже секретаршу – ни дать, ни взять обычный деловой звонок, и владычица приемной Эрнеста Уолгрина без колебаний соединила звонившего с патроном.

– Вас спрашивает некий мистер Джонс.

– И что же он хочет от меня?

Чутью своей секретарши президент компании «Дейта Компьютроникс» из Миннеаполиса, штат Миннесота, доверял настолько, что при очередном деловом знакомстве он инстинктивно принимался разыскивать ее взглядом, дабы она намекнула, с кем из присутствующих надлежит поздороваться приветливо, с кем – не очень. Не то, чтобы его не устраивало собственное мнение – просто секретарша за много лет съела на этом, фигурально говоря, не одну собаку.

Немуро Нишитцу знал – однажды император умрет.

Многие японцы просто отказывались об этом думать. Почти никто уже не верил в бессмертие императора Хирохито. Считать, что нынешний император бессмертен было ничуть не логичнее, чем думать, будто бессмертен был его отец, или дед, и так далее, вплоть до легендарного Джиммо Тенну, первым из семейства взошедшего на Хрустальный Трон, и первого японского императора, отошедшего в мир иной.

В божественном происхождении императора сомневаться не приходилось.

Андрей ЩУПОВ

ТО, ЧТО ХУЖЕ ЧУМЫ

Слоппер заявился к вечеру, когда в салун уже порядком набилось народу, и воздух, помутнев от сигарного дыма, дрожал, раскачиваемый возбужденными голосами. Подвыпивший Дуг толкался среди людей, назойливо уговаривая Римму, свою новую подружку, прогуляться наверх, к комнаткам, где шныряла ухмыляющаяся прислуга и в полумраке едва проглядывали лица собеседников. Он и не заметил появления приятеля. Бесшумно растворив двери, Слоппер шагнул в салун и, высмотрев широкоплечую фигуру Дуга, стал проталкиваться через толпу танцующих. Чахлый оркестрик из трех музыкантов как раз выдавал разухабистую "Марианетту", и за столиками оставались лишь совсем захмелевшие. Не без труда Слопперу удалось одолеть всю эту перетаптывающуюся массу людей. Это было все равно, что пересекать в брод горную бурливую реку. Дуг уже поднимал девушку на руках, намереваясь унести наверх, когда Слоппер тронул его за плечо.

Андрей ЩУПОВ

ЗАБЛУДИВШИЕСЯ НА ЧЕРДАКЕ

"Дни-мальчишки,

Вы ушли, хорошие,

Мне оставили одни слова

И во сне я рыженькую лошадь

В губы мягкие расцеловал..."

Б.Корнилов

Странный у него обитал квартирант. Ежеминутно плюющийся, тощий, злой, с двумя выпуклыми макушками. Евгений Захарович втайне его побаивался и оттого ни разу еще не скрестил с ним шпаги. Он понятия не имел, откуда берутся такие соседи, но предполагал, что очень издалека. Может быть, это главным образом и пугало. Гость издалека - все равно, что чужестранец, а чужестранец - производное от "чужого". Нехитрая этимология, наводящая на нехитрые мысли. Они жили вместе, но мечтали жить врозь. Вернее, Евгений Захарович мечтал наверняка, - о тайных желаниях жильца приходилось только догадываться. А, догадавшись, пугаться...

Человечество утратило былую силу, потому что допустило до себя отрицательную энергию. Отрицательная энергия – единственная причина головной боли или неспособности сбросить лишний вес. Если вы хотите похудеть и знаете, что для этого требуется, то почему бы вам не похудеть? Если вы не желаете, чтобы у вас болела голова, а она у вас болит, то как вы могли это допустить? Ведь это ваша голова и принадлежит она вам, правильно?

Уилбур Смот вполне серьезно задавал эти вопросы, и столь же серьезно никто не обратил на него никакого внимания.

В новом романе Андрея Воронина и Максима Гарина «Кровавый путь» зомбированные сектанты-ортодоксы, уверовавшие в конец света, готовятся разнести смертоносный вирус по России… И если бы случайно там не оказался со своими друзьями Борис Иванович Рублев, по прозвищу Комбат, не миновать бы беды. И теперь только от их решительности и смелости зависит, останутся ли планы главарей секты, мечтающих о всемирном господстве желтой расы, лишь кошмарным бредом, или же им суждено реализоваться…

Не одно поколение советских людей приучали к мысли, что интересы государства превыше всего. Но часто влиятельные политики и чиновники в первую очередь думают о себе, о приумножении своих богатств. И лишь немногим на самом деле «за державу обидно». Именно они защищают интересы государства – возвращают награбленное, спасают неповинных от расправы, срывают преступные замыслы…

Таков Глеб Сиверов – секретный агент ФСБ по кличке Слепой.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Перед вами – журнал «Морская коллекция» (дополнительный выпуск № 1 за 2010 год ) с монографией В.П.Заблоцкого, в которой повествуется, пожалуй, о самых секретных советских кораблях своего времени – кораблях радиотехнической разведки.

Александра Ивановна Анисимова — в годы минувшей войны была разведчицей-радисткой и действовала в составе разведгруппы глубоко во вражеском тылу — на территории оккупированной гитлеровцами Польши. Незабываемые события тех лет отражены в автобиографической повести и рассказах.

Александра Ивановна Анисимова — в годы минувшей войны была разведчицей-радисткой и действовала в составе разведгруппы глубоко во вражеском тылу — на территории оккупированной гитлеровцами Польши. Незабываемые события тех лет отражены в автобиографической повести и рассказах.

Александра Ивановна Анисимова — в годы минувшей войны была разведчицей-радисткой и действовала в составе разведгруппы глубоко во вражеском тылу — на территории оккупированной гитлеровцами Польши. Незабываемые события тех лет отражены в автобиографической повести и рассказах.