Дорога к океану смерти

Звезды над июльской степью кажутся такими низкими, будто спущены с неба на невидимых ниточках. Земля с усталым вздохом отдает накопившийся за день жар, и звезды покачиваются в потоках теплого воздуха, разбрасывая мерцающие блики по серебристым волнам обреченного ковыля.

Почему обреченного? Семен проснулся, как от толчка, и сразу понял, что еще рано, и что он видел знакомый и любимый сон с непривычным горьковатым привкусом тревоги. Вокруг стартового стола ковыля давно нет, чтобы увидеть завораживающие серебряные волны, надо отъехать километров на двадцать, за сопки, туда никакой выхлоп не достанет. Откуда же чувство обреченности? Что не так?

Другие книги автора Юлия Полежаева

Фанфик по "Властелину колец" и "Сильмариллиону" Толкиена

Накинув на плечи платок, Сента тихо выскользнула на крыльцо и поежилась. Небо уже светлело на востоке, темный двор, словно одинокий ковчег, плыл в волнах стелящегося тумана. Впереди спасительным островом вздымался из туманного моря лесистый бок Ворчуна.

Сента подняла на него глаза и вздрогнула: у самой вершины меж деревьев полыхнуло красным. Но это всего лишь Селена, капризная луна этого мира, наливаясь прощальным утренним багрянцем, вставала из-за склона, как пожар. Ворчун насмешливо хмыкнул, земля под ногами дрогнула. «Но, не балуй!» — шепотом сказала ему Сента и побежала через двор, торопясь нырнуть в сонное тепло коровника.

Здание собеса было новеньким, но величественным — фасад, стилизованный под ранний классицизм, благородный бледно-желтый цвет, белые колонны. Врата счастливой новой жизни. У подножия монументальной лестницы Куликов еще раз испытующе заглянул в глаза жены. Она ответила сердитым, чуть обиженным взглядом. Последний безмолвный разговор на точке невозврата: «Не передумала? Еще не поздно» — «Хватит! Мы решили». Взявшись за руки, они пошли вверх.

Куликов заранее представлял себе унылые коридоры с дверьми по обе стороны, однако ничего подобного внутри не обнаружилось. Над интерьером поработал отличный дизайнер. Кабинеты прятались в глубине небольших уютных холлов: буйные заросли экзотической зелени в кадках, удобные диваны, ненавязчивые красочные стенды с рекламой пансионатов. Даже крохотные бассейны кое-где. С рыбками. Закон мягко стелет.

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

Это книга-игра. Единственное условие для нее: читалка должна поддерживать переходы по ссылкам внутри текста.

Ты поспорил, что прилетишь «зайцем» на кубок по спейсболу, а оказался на заброшенном руднике, где террористы спрятали угнанный корабль с заложниками. Теперь ты — единственный шанс на спасение для всех пассажиров, но… Справишься ли ты? Уж слишком агрессивный мир вокруг, а ты — всего лишь студент космолетного училища с далекой окраины Галактики, а не боец императорского спецназа.

Подготовка в войне идет полным ходом. Правда, без моего участия. Мне захотелось пожить нормальной жизнью, но я и предположить не могла, что все окажется настолько скучным и мне вновь захочется приключений… Хорошо, что они всегда сваливаются на мою голову.

Трилогия о центаврианах, часть 2.

Бомбардировки сил Межзвёздного Альянса отбросила Приму Центавра в каменный век; цивилизация центавриан медленно и болезненно восстанавливается от нанесенных ей страшных ран под лидерством императора Лондо Моллари. Однако сам Лондо становится пешкой в руках могущественной расы — Дракхов, которые вживили в него Стража. Устрашающие планы этих созданий превратили Приму Центавра в источник сбора сил для нанесения удара по их главному сопернику — Межзвёздному Альянсу. Противостоять этим планам может только внешне слабый и недалёкий Вир Котто — бывший помощник императора в бытность его послом на Вавилоне-5.

Желающий, но неспособный противостоять, Лондо практически со стороны наблюдает за тем, как его родной мир превращается в слепое полицейское государство с теневым правительством — Дракхами — во главе. Дракхи управляют планетой через Лондо и, при помощи Моллари, через своего ставленника — жестокого, безразличного к чужим судьбам министра Дурлу.

Эл с друзьями вернулась домой в ХХ век. Но Галактис и тут не оставил её в покое. Капитан Торн приглашает её на службу в спасательный флот Галактиса.

Введите сюда краткую аннотацию

Освоив далекий космос, человечество начинает активно развивать торговлю с представителями различных цивилизаций. Женщине-астронавигатору Кайли из клана Майклсонов – межзвездных торговцев – предстоит выполнить ответственную и деликатную миссию: для проведения дипломатических переговоров доставить на космическую станцию Воскресенье представителей двух враждебных рас. Космический корабль, который она пилотирует, оказывается на волосок от гибели – в бортовой компьютер тайно заложена программа, обрекающая его на гибель…  

Вот уже полмиллиона лет миновало со дня окончания Второй Великой Ассы, и внутри Рубежа царят мир и покой. Воинская каста практически сидит без дела, лишь далёкие Порубежные Миры остаются предметом неусыпных забот защитников Расы. Нейтральные Территории нельзя назвать Спокойными: там постоянно кто-нибудь кого-нибудь грабит, завоёвывает или выживает с насиженного места. Масштабы сей бурной деятельности разнятся от мелких пиратских набегов до полномасштабных войн, но никто в здравом уме не осмеливается в открытую нападать на Сияющих.

Однако это не значит, что неприятель забыл об их существовании или смирился с ним. Многочисленные Тёмные и слуги древнего врага сплетают вокруг Рубежа паутину интриг и обмана в надежде поймать в свои сети ничего не подозревающую жертву. И когда в системе звезды Ярило ловят шпиона, а в соседней звёздной системе бесследно исчезает научная экспедиция, воинская каста реагирует незамедлительно. Но успеют ли гармоничные богатыри спасти представителей гражданских каст от ужасной судьбы?

Не знаю как сейчас, но стоило раньше спросить у кого-нибудь из детей, хотя бы восьмидесятых годов прошлого столетия о том, о чём они мечтают, то можно было услышать самый распространённый в то время ответ. Практически все дети на Земле мечтали улететь к звёздам. Открывать новые планеты и осваивать новые миры. Но никто из них никогда не задумывался о том, чем чревато подобное любопытство? Какие опасности сопровождают тех, кто может стать настолько смелым, что отправится туда, в темноту космического пространства, даже прикрывшись какими-то развитыми технологиями. И более того… Что ожидает их детей там, оставшихся наедине с чужим миром… И возможно даже без кажущихся родными технологий…

(метрическая и временная шкала применяется земная, для удобства читателей)

Содержит нецензурную брань.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Шумный гвалт в центре туристических мест — явление обычное. Наверное, для вдумчивых и серьёзных путешественников галдёж под опорами Эйфелевой башни существенно отличается от схожего гула возле Бранденбургских ворот, а протяжная крикливость у подножья Пирамид не похожа на горланящую напевность перед колонами Эль-Хазне. Гордей Редькин не отягощал себя излишней вдумчивостью, и для него многолюдная суета звучала утомительным одноголосьем. Путешествовал он нечасто и, как правило, по России. Командировки, в которые отправляли молодого специалиста по гидравлике, ещё носили на себе полинялую печать холодной войны. Новейшие системы отечественной ПВО, разумеется, превосходили известные зарубежные аналоги, но, тем не менее, требовали постоянной рутинной шлифовки. Что именно потянуло, нет, буквально поволокло Гордея за границу, не понимали ни коллеги, ни родственники, ни друзья. Сам Редькин этим вопросом не задавался, ибо страшился запутаться в объяснениях. Нет, ну ладно бы с подругой или по горящей путёвке, но чтобы именно так?!

Настойчивое жужжание вентиляторов уносило остатки резкого запаха горелого пластика. Ещё недавно изысканный, дизайн командирской рубки был изрядно подпорчен. На ажурной серебристой отделке неряшливой чёрной кляксой красовался след от выстрела из лучевого пистолета. Опаленный участок придавал интерьеру довольно удручающий вид. Не менее удручённое выражение имели лица трёх человек, двух крепких мужчин и хрупкой миловидной девушки, нерешительно переминавшихся с ноги на ногу в узком проёме рубки управления. Экипаж первого земного гиперпространственного звездолёта уныло взирал на незваных гостей.

Мне нормально.

Свет матовых ламп, проносящихся по белому потолку, напоминает встречное движение машин на зимней дороге. Мелькнул, исчез, мелькнул, исчез. Двигаюсь согласно светящимся вывескам, свободная операционная вправо, мне туда. На человека с расколотым черепом таращиться не надо, никуда он не денется, если лежит на каталке, которой я управляю. Не стоит жечь эмоции попусту. Кстати, это не он, а она. Молодая, должно быть красивая, девушка.

Меня зовут Вадим Назадкин, мне двадцать восемь лет, я работаю кладовщиком в лаборатории времени «Миг». Мой трудовой вклад в развитие страны по единой трудовой системе равен 0,000000037. Это значит, что все существующие государственные премии и льготы не для меня. Но я всё равно плетусь в отдел кадров, чтобы лишний раз узнать, какое же я ничтожество. И что мне за это полагается.

— Здорово, Вадон. Куда идешь? Семки будешь? — меня догнал Серёга Серёдкин, первый помощник младшего научного сотрудника. И по нелепому стечению обстоятельств мой лучший друг. Что может быть общего у успешного красавчика и махрового неудачника? Фиг его знает, может быть, потому что Серега не ссытся паром от собственной крути и не окунает меня в дерьмо, как это с удовольствием делают другие.