Донская сказка

Донская сказка

Давным-давно это было. Не видал богатырь Тихий Дон еще казачка Игнатку. Не знаком был Донской край с чудовищем страшным. Но и жилось не спокойно. Война против Османской империи шла.

Уехали все опытные казаки сражаться и остались только юноши, да старцы с женщинами. Среди них и был казачок Игнатка. Проживал он со свои дедом, помогал ему в хозяйстве: дрова рубил, ловушки в реку ставил, да на охоту ходил. Жили они так, а потом объявилось чудище заморское. Называли его Чудо-чудищем. Огромное было существо. Хвост рыбий длиной с версту, глаза горят, словно костры в них жгут.

Другие книги автора Михаил Александрович Тимофеев

В некотором царстве, большом и могучем государстве, в степях приазовских, в городке приморском жил-был обычный студент обычного университета физико-математического факультета. Жил — не тужил, со всеми дружил. Сессии вовремя сдавал, да стипендию получал. Увлекался он книгами фантастическими, да экспериментами физическими. Еще любил он Пушкина читать и все на свете познавать. Учился студент на отлично, и было все в его жизни обычно, пока….. пока не подарил ему дедушка свой автомобиль — старинный ГАЗ 21 — серебристый, красивый и величественный. Дедушка его очень берег и отдал внуку в отличном состоянии.

С этого момента жизнь Андрея — именно так звали студента — сильно изменилась, потому что он начал много путешествовать на своем автомобиле во время каникул.

Вот, что он рассказал мне об одном своем летнем путешествии…

Дорогой читатель, этот цикл рассказов является моим первым литературным опытом, и я публикую его, чтобы у тебя была возможность увидеть, с чего я начинал и как с того времени вырос в писательском ремесле.

Популярные книги в жанре Сказка

Роман Волков, Сергей Чугунов

Сказ и сказка

Предисловие Андрея Дмитриева

Волков Роман Валериевич родился в 1979 году в Пензе. Закончил Сельскохозяйственную академию по специальности "бухучет и аудит". Работает в Контрольно-ревизионном управлении Министерства финансов в Пензенской области.

Чугунов Сергей Валериевич родился в 1979 году в Пензе. Закончил Педагогический университет по специальности "учитель географии и экологии". Работает в Исправительной колонии младшим инспектором отдела безопасности.

Григорий Остров

ОТ АВТОРА. Уважаемые читатели ОВСА! Только после ваших отзывов я понял, как на самом деле должна заканчиваться эта сказка. Hе сочтите за труд прочесть ее еще раз.

Когда тебя понимают

Жила-была девочка, которую никто не понимал. - Я так хочу кошку, - говорила она за ужином. - Хотя бы маленькую кошечку. Можно, бабушка? - Ах ты умница! - умилялась бабушка. - Кашку хочет! Маленькую ложечку! И она запихивала в девочку не одну, а целых пять ложек противной каши с комками. Девочка писала в сочинении: "Я хочу быть дрессировщицей и скакать по манежу на лошади". А учительница потом говорила в классе: - Маша написала, что хочет быть регулировщицей и стоять на Манежной площади. Это очень хорошее желание. Hо Маша сделала в сочинении столько ошибок, что придется поставить ей двойку. Когда девочке исполнилось пятнадцать лет, к ней на день рождения пришла толстая тетка. Это была фея, девочкина крестная. - Подойди-ка сюда, милочка, - сказала она девочке. - Скажи мне, чего ты хочешь? У меня очень много крестниц, и каждой я исполняю на пятнадцатилетие одно желание. "Попросить, чтобы все меня понимали? - думала девочка. - А вдруг она тоже поймет меня неправильно? И сделает, чтобы все меня обнимали, или поднимали, или еще что-нибудь. Hет уж, пусть лучше все остается попрежнему." Она накрепко сжала губы и замотала головой, чтобы показать крестной, что ничего не хочет. - Скверная девчонка! - возмутилась фея. - И зачем я только тащилась к тебе через лес. Я могла бы сама прочитать твое желание, но лучше отдам его другой девочке, более послушной. И она ушла, даже не доев восьмой кусок торта. Тогда девочка решила, что отправится путешествовать и обязательно найдет того, кто ее понимает. - Прощайте, - сказала она родителям, - я ухожу от вас навечно. - Мы поняли, поняли, - закивали родители. - Ты уходишь до вечера. Смотри, не простудись. Девочка приходила в разные города и говорила местным жителям: - Здравствуйте, вы меня понимаете? Hо местные жители ничего не понимали и отвечали только: "Барамбия кергуду". Или "Хау ду ю ду". Или еще какую-нибудь ерунду. Постепенно девочка забралась в такие места, где уже не было людей, а жили только звери и птицы. Она по-прежнему говорила: "Здравствуйте, вы меня понимаете?", но в ответ слышала только "Бе-е", или "Му-у", или "Р-р-р". Или вообще такие звуки, для которых и букв-то не придумали. И вот она зашла в дремучий-дремучий лес. Hоги у нее подкашивались от усталости. Девочка опустилась на мох под большой сосной и совсем тихо, ни к кому не обращаясь, прошептала в отчаянии: "Hу хоть кто-нибудь в этом мире меня понимает?" И вдруг услышала откуда-то сверху: - Угу! - Ой, - обрадовалась девочка. - Кто ты? Ты меня правда понимаешь? - Угу, - подтвердил кто-то. - Тогда покажись, я хочу посмотреть на тебя. Может быть, ты меня стесняешься? - Угу. - Hе бойся, покажись, я тебя не обижу. Ты веришь мне? - Угу, - ответил кто-то, и из дупла на дереве вылез лупоглазый ушастый филин. - Какой ты забавный, - засмеялась девочка. - И умный, все-все понимаешь. Можно я останусь с тобой жить? - Угу, - согласился филин. Девочка устроила себе жилище в соседнем дупле. Днем она собирала ягоды и лесные орехи, а ночью спала. Филин, наоборот, днем спал, а ночью охотился. Hо вечером у них было немного времени, чтобы поговорить. - Я так люблю кошек, - рассказывала девочка. - Они такие мягкие и пушистые. Жаль только, мало что понимают. - Угу, - соглашался филин, хотя сам кошек недолюбливал: конкуренты, мышей воруют прямо из-под носа. - У тебя хорошо, - говорила девочка в другой вечер. - Ягоды, грибы, орехи. Hе то что бабушкина манная каша, терпеть ее не могу. - Угу, - опять соглашался филин, хотя слабо представлял себе, что такое каша. Постепенно они стали так хорошо понимать друг друга, что уже не нуждались в словах. - Угу, - говорила девочка вечером, и в этом "угу" было всё: и тоска по родителям, и утренний дождь, и радуга, и веселая белка, угостившая ее грибами. - Угу, - отвечал филин, одним словом и утешая ее, и сочувствуя, и радуясь вместе с ней, и передавая привет белке. Однажды на рассвете, когда филин еще не вернулся с охоты, девочка услышала какой-то шум. Спотыкаясь о коряги, вытирая руками слезы и что-то бормоча, по лесу брел мальчик. Под большой сосной мальчик остановился. - Люди! - закричал он в отчаянии, подняв кулачки к небу. - Люди, птицы и звери! Жуки, муравьи и коряги! Есть в этом мире хоть ктонибудь, кто меня понимает?! - Угу! - радостно отозвалась девочка. - Угу, угу, угу! Она выглянула из дупла и уставилась на мальчика круглыми глазами. Потом перелетела пониже и, склонив набок ушастую голову, прищелкнула клювом. А потом вернулась в дупло: надо было высиживать яйца.

Дарья Телегина

ОСТОРОЖНО: РУСАЛОЧКА

Тему потусторонних девушек с хвостом я уже однажды затрагивала. Ну да русальная, в народном понимании, неделя близится - можно и еще вспомнить. Тем более, что попалась мне сказочка про русалку - уж на редкость зловещая. То, что русалки не добры по определению - это народ давно выяснил. Повторяться не буду - перечитайте прошлую статью, а то и впервые ознакомьтесь, это уж кто - как. Но таковой, нижеописанный вредительский характер русалок - это что-то совсем ужасное. Поневоле не только купаться расхочется - даже близко к воде не подойдешь! Ну да слушайте... В стародавние времена на реке Кице поселилась откуда ни возьмись, русалка. Места там, говорят, дремучи, нечисти жить приятно - вот утопшая жонка себе реку и облюбовала. Живет, водяну траву жует, рыбой семгой командует. С виду будто девка, но близко не подойдешь - не сразу хвост и углядели. А дело так было. Поселились на Кицевой тони два брата Заборщиковы. Не богаты были, за рыбное место последние деньги заплатили но дело не пошло. Как ни вытащат сети - все рыба будто несвежая, уснувшая какая-то. И совсем не знают, что же им делать - не то что прибыли, не прокормиться никак. А однажды вместе с рыбой вытянули что-то большущее, только с волосами и голыми руками. "Ах ты подла! Это ты нам со зла всю рыбу портишь?"- вскричали братья. Присмотрелись - а перед ними рыба-рыбой, только волосатая, что с ней без толку говорить? Ну, нечисть поганая! И как быть дальше - непонятно; место никому не продашь, слава и без того недобрая ходит... Решились они встретиться с этой русалкой лично, может, разговором на нее подействовать. В полночь приходят на берег и жонку эту вызывают. А она уже тут как тут, волосы распустила, хвостом играет, глазищами бесстыжими пялит. "Что,говорит,- вам от меня надо?" "Так, мол, и так, твои это все штуки - у нас рыба сонна ловится, а то и вовсе нечисть невообразимая. Скажи ты нам, чего хочешь, чего ждешь?" А жонка Кицка и отвечает: "Это я с печали да горя. Давно я человечьего мяса не кушала. Добудьте мне свежей человечинки - так я вас таким уловом порадую, вмиг озолотитесь". Сказала, хвостом вильнула - и была такова. Рыбаки же, словно ошалевши, домой пошли... День проходит, два... А на третий у мужика одного девчонка несмышленая пропала. Нескоро выловили, по сарафану одному и признали: лицо все объедено было. Конечно, на детскую неосторожность все списали, похоронили, а вот что касается братьев Заборщиковых - они с того лета в большую силу пошли и собственную рыботорговлю открыли. Так ли, не так - только с того времени много народу пропадать по Кицкому берегу стало. То парня не доищутся малого, то девки, то старухи. Слух пошел, что Кицка женка тут виновата; но улов и у всех стал неплохой, так что горевать-горевали, про исчезнувших тихонько "утонул" говорили, а делать все равно ничего не делали - да и что сделаешь, кому пожалуешься? И много десятков лет так шло, а о богатстве Заборщиковых уже и вспоминать не приходится - богатеи первостатейные стали... Но о ту пору, когда русский царь с французом воевал, пропал тоже один мальчишка девяти годков. Поплакали о нем; в поминание за упокой "Сергия" записали; решили - дело кончилось, а оно, оказывается, только начиналось. Прошло еще лет десять, и где-то у Терского берега стали часто бывать монахи с Соловков. Народ принимал их хорошо, вот они и зачастили - образки продают, на иконы собирают, а то и просто благословения раздают,- всяко. И вот однажды со стареньким монахом в сопровождающих - юноша лет осьмнадцати. Терский-то берег недалеко от Кицы, добрели они и дотуда. Смотрят по деревне - ба! Ровно знаком молодой послушник, а будто и не знаком. Но мать признала: "Ты ли,- говорит,- Сергеюшко?" "Я, матушка!" - и состоялась радостная встреча спустя долгие годы разлуки. Тут все дело и раскрылось. Ничего юноша не помнил, пока мать не увидал и в родной деревне не оказался. А как вспомнил - так и страшное рассказал. Тогда его аккурат братья Заборщиковы собственноручно в воду с Кицкой тони сбросили. Но парень-то одежкой за бревно уцепился. А затем его волной к морю вынесло, на берег выкинуло - как раз туда, где Соловецка тоня стояла. Монахи подобрали несчастного, отходили - но он ни имени, ни чего иного вспомнить не мог. Так безвестным и жил, возле Бога подвизался. А пришел возраст - дал обет за свое чудесное спасение в монастырь постричься. Тут шум да гам поднялся, жаловаться хотели на братьев Заборщиковых, но они, видно, взяток надавали - никто ничего им сделать не смог. Да и монахи отговорили: "Господь, мол, милость Свою к младенцу явил - благоговейте перед чудом, а убийцы ответ будут держать, время придет. Блаженни милостивии..." Так злодеев народ и не тронул. Только с тех пор люди на Кице пропадать перестали. А Заборщиковы богатый вклад в монастырь отправили... Вот так и эдак русалка-людоедка простых труженников моря с пути истинного совратила. Так что надо быть осторожными - и с русалками, и вообще. Никогда не знаешь, на какую приманку попадешься...

Джанни Родари

Давай придумывать числа

- Давай придумывать числа!

- Давай. Чур, я первый. Чуть не один, чуть не два, чуть не три, чуть не четыре, чуть не пять, чуть не шесть...

- Э! Слишком маленькие числа. Слушай, какие у меня: биллиардон миллиардонов, сексильярд сексилионов, квинтильон биквинтильярд.

- Подумаешь! А я могу таблицу умножения сочинить. Вот:

Трижды один "Едут в Берлин".

Трижды два "Лев и Сова".

Джанни Родари

Рыбак из Чефалу

Как-то раз один рыбак из Чефалу вышел в море и стал тянуть сети. Тянет-потянет, вдруг чувствует: стала сеть не в пример тяжелее. "Ну, - думает рыбак, - повезло!" Вытянул сеть, глядь, а в ней пусто, только одна-разъединая рыбешка трепыхается, да и та малюсенькая, с мизинец ростом. Осерчал рыбак, схватил рыбешку и только размахнулся, чтобы бросить ее в море, как вдруг слышит, будто запищал кто тоненьким-тоненьким голоском:

Джанни Родари

Синьор Притворуччи

Синьор Притворуччи был ужасным неженкой. Нет, вы просто не можете себе представить, каким он был неженкой. Если по стене ползла сороконожка, он уже не мог спать и жаловался на шум, ну, а уж если Муравьишка нечаянно ронял на пол крупицу сахара, то он подскакивал как ужаленный и в страхе кричал:

- Караул! Землетрясение!

Само собой разумеется, он терпеть не мог детей, грозы и мотоциклеток. Но больше всего ему досаждала пыль, скрипевшая под ногами, поэтому он никогда не ходил, даже по комнате, а заставлял дюжего лакея носить себя на руках. Этого лакея звали Гульельмо, и Притворуччи целыми днями донимал его нотациями.

Джанни Родари

Волосы великана

Жили-были четыре брата. Трое были маленькими, как карлики, но каждый из них был хитрее самой хитрой лисицы. А четвертый брат был прямо-таки великаном, силы неимоверной, зато простак, каких свет не видел.

Вся сила у него была в руках, а разум - в волосах. И чтобы он всегда оставался дурачком, его хитрые братцы стригли его наголо. Стригли, а потом взваливали на него всю работу, благо он был сильный. Сами сидели сложа руки да поглядывали, как он работает, а денежки клали себе в карман.

Алекс Морщакин

Грустная Сказка для Взрослых

(Сказка Больших Букв)

В двенадцать лет каждый человек - гений.

Он теряет свою оригинальность лишь с

наступлением половой зрелости. [..] А она

- довольно унылый суррогат утраченной

свободы духа.

Эрих Мария Ремарк "Черный обелиск"

Я рос счастливым, здоровым ребенком в

ярком мире книжек с картинками, чистого

песка, апельсиновых деревьев, дружелюбных

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Галина Юзефович (сайт «Медуза»):

«…Роман… относится к категории настоящей, профессиональной литературы, написанной одновременно очень осознанно и рефлексивно — что называется „от головы“ и вместе с тем совершенно по-честному, без прагматичного (и почти всегда бесплодного) заигрывания с читателем. Название наводит на мысли о фэнтези, но это не так: „Чернокнижник“ — это одновременно и история про 90-е годы в духе „Журавлей и карликов“ Леонида Юзефовича или „Крепости сомнения“ Антона Уткина, и классический сюжет о „проклятой книге“ с историческими интерлюдиями, и угарный наркоманский галлюциноз.

1994 год, Борис Горелов, 38 лет, наркоман, сидящий на „винте“, неполное высшее, место рождения — Харьков, три „ходки“ (мошенничество, еще раз мошенничество, наркотики), откидывается с зоны и возвращается в неродную, но любимую Москву. В поисках ночлега Борис оказывается в здании бывшего Института марксизма-ленинизма, где знакомится с загадочным Константином Киприадисом, президентом „Илионского фонда содействия русской культуре“. Киприадис предлагает Горелову работу, которая, однако, на поверку довольно быстро оказывается стандартной подставой. Илионский фонд продает краденые из библиотеки института драгоценные антикварные книги, и судимый Горелов нужен Киприадису в качестве разменной пешки — чтобы сесть вместо него в тюрьму, если афера вскроется. Вовремя раскусив своего патрона, герой решает перехватить у Киприадиса инициативу и лично поторговать ворованными раритетами. С этой точки начинается путь, который последовательно приведет Горелова к немыслимому взлету, полнейшему краху и через него — к духовному преображению. Начавшись с голого меркантильного расчета, отношения Горелова с книгами (и особенно с одной книгой — первым изданием „Утопии“ Томаса Мора) трансформируются в причудливое духовное послушничество, в отрешенное и едва ли не безумное им служение».

Бьюти негодует на свое положение женщины-подарка. Все ее слишком опекают, мужчинам даже не позволено с ней разговаривать. И пока что настоящая свобода ускользает от нее, как песок сквозь пальцы. Но потом большой, сексуальный офицер Новых Видов принимает ее за врага и укладывает ее на спину... в буквальном смысле.  Шедоу ошеломлен, подмяв под собой женщину-подарок... огромное нет... НЕТ! Но Бьюти очарована им и хочет узнать его лучше. Она полна недавно обнаруженной, неразделенной страсти, а он именно то, что нужно для удовлетворения ее любопытства.  Для Шедоу секс - это боль и отвращение. Для Бьюти - рабство и насмешки. Две одинокие души, никогда не знавшие любви, оказались вместе в лесном коттедже. Каждая ласка, каждое прикосновение приближает их к жизни, которую они считали невозможной даже в самых смелых фантазиях.

«Что я делала, пока вы рожали детей» – это дерзкая и честная история приключений от сценаристки культового комедийного сериала «Как я встретил вашу маму». Написанная с юмором и самоиронией, эта книга-ответ на вопрос, которым задается каждая женщина. Кристин Ньюман – девушка, которая не оставит никого равнодушным. Ее можно упрекать, можно завидовать, жалеть, переживать с ней – любая реакция будет правильной. Она приглашает вас в жизнь, полную ветра океанской свободы, настоящих чувств и мужчин, ярких эмоций, красочных стран и поисков себя. Прочтите и решите, какой путь ваш!

Михаил Львов — известный советский поэт. Им написано свыше двух десятков поэтических книг. Каждая из них — это откровенный, взволнованный разговор поэта с читателем о сложной и героической судьбе нашего времени, о прекрасном в жизни, о современнике. Особая тема в поэзии Михаила Львова — стихи о дружбе, братстве народов нашей страны. В этот сборник вошли лучшие стихотворения, написанные поэтом за многолетнюю творческую деятельность.