Дон-Карлос инфант Испанский

Шиллер Фридрих

Дон-Карлос инфант Испанский

Фридрих Шиллер

Дон-Карлос инфант Испанский

Драматическое стихотворение.

Перевод М. Достоевскаго.

   Собрание сочинений Шиллера в переводе русских писателей. Под ред. С. А. Венгерова. Том II. С.-Пб., 1901

Дон-Карлос, инфант Испанский.

   История происхождения "Дон-Карлоса" Шиллера весьма поучительна. Если применить к оценке этого произведения критерий классическаго единства типа, правило, высказанное Ла-Брюером: "есть только одно 

Другие книги автора Фридрих Шиллер

Основной мотив «Разбойников» Шиллера — вражда двух братьев. Сюжет трагедии сложился под влиянием рассказа тогдашнего прогрессивного поэта и публициста Даниэля Шубарта «К истории человеческого сердца». В чертах своего героя Карла Моора сам Шиллер признавал известное отражение образа «благородного разбойника» Рока Гипарта из «Дон-Кихота» Сервантеса. Много горючего материала давала и жестокая вюртембергская действительность, рассказы о настоящих разбойниках, швабах и баварцах.

Злободневность трагедии подчеркивалась указанием на время действия (середина XVIII в.) и на место действия — Германия.

Перевод с немецкого Н. Ман

Примечания Н. Славятинского

Иллюстрации Б. Дехтерева

© Перевод с немецкого В.А. Жуковского, 18??

© Перевод с немецкого В.А. Жуковского, 18??

 Кульминацией pаннего твоpчества Шиллеpа является его тpетья пьеса "Коваpство и любовь" (1783), пеpвоначально названная "Луиза Миллеp". Автоp четко обозначил ее жанp - бюpгеpская тpагедия, что по-pусски часто пеpеводят - мещанская тpагедия. Пьеса о тpагической судьбе молодых людей - аpистокpата и пpостой девушки, полюбивших дpуг дpуга, стала, по словам Энгельса, "пеpвой немецкой политической тенденциозной дpамой".

«Лагерь Валленштейна», начало трилогии («Лагерь Валленштейна», «Пикколомини» и «Смерть Валленштейна») — ее экспозиция, совершенно необычен по языку, стихосложению, ритмам, по обилию массовых сцен, мастерски разрешенных Шиллером, по всей изобразительной манере, гибкой и выразительной.

Героем трилогии является полководец Тридцатилетней войны (1618–1648 гг.) Альбрехт Валленштейн. Это была первая в истории война, охватившая почти всю Европу.

Неоконченная повесть Фридриха Шиллера «Духовидец».

Вторая половина XVIII века — не только благодать Просвещения, это эпоха мрачных тайных обществ, орденов сомнительного египетского происхождения, исступленной веры в непременные ужасы загробного мира.

«Я увлеченно читал книгу, которую, как и всякий, кто в то время хоть сколько-нибудь был предан романтизму, носил в кармане. Это был Шиллеров „Духовидец“». Так вспоминает Э. Т. Гофман.

Знаменитый мастер черной фантастики Ганс Гейнц Эверс (1871–1943) рискнул продолжить и закончить «Духовидца». Этот писатель резко усилил жестокую безысходность повести. Обманы, разоблачения, неутолимая ревность, кошмар неразделенной любви. И над всем этим — инфернальные гримасы загробных инициаторов наших гибельных страстей и не менее гибельных иллюзий.

© Перевод с немецкого В. Курочкина

С начала религиозной войны в Германии вплоть до Мюнстерского мира едва ли возможно указать в политической жизни Европы какое-либо значительное и выдающееся событие, в котором реформация не играла бы первенствующей роли. Все мировые события, относящиеся к этой эпохе, тесно связаны с обновлением религии или прямо проистекают из него, и не было ни одного большого или малого государства, которое в той или иной мере, косвенно или непосредственно, не испытало бы на себе влияние реформации.

Популярные книги в жанре Старинная литература: прочее

В книгу вошли произведения авторов:

А. Кантемир, В. Тредиаковский, М. Ломоносов, А. Сумароков, В. Майков, М. Херасков, И. Богданович, М. Хемницер, В. Капнист, А. Радищев, Н. Львов, М. Муравьев, Ю. Нелединский-Мелецкий, И. Крылов, Н. Карамзин, И. Дмитриев, Г. Державин.

Вступительная статья и составление: Г. Макогоненко.

Примечания: П. Орлов и А. Сакович.

Ломоносов — первый великий русский поэт, и ему выпала особо важная роль в становлении словесности. Своим творчеством он коренным образом изменил облик литературы, ее характер, ее место и роль в общественной жизни страны. Он был, по словам Белинского, Петром Великим русской литературы.

В данном издании представлены оды, надписи и стихотворения.

Примечания: П. Орлов

Простейшим путем к переизданию «Мемуаров месье Шарля де Баатца сеньора Д`Артаньяна, капитан-лейтенанта первой роты мушкетеров короля, содержащих множество вещей личных и секретных, произошедших при правлении Людовика Великого» было бы точно перепечатать оригинальное издание, выпущенное в Колоне в 1700 году.

Не изменяя духу, не опресняя элегантности текста, «Мемуары» были переработаны и даны на языке, понятном и приятном человеку XX века. Сей труд стал произведением месье Эдуарда Глиссана, лауреата Премии Ренодо 1958 года и Интернациональной Премии Шарля Вейона за лучший роман на французском языке 1965 года.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Красота и страсть крыльев весны

Пурпурное пятнышко на линии горизонта стремительно переросло в пламя несущегося огнемета крылатой ракеты и с вибрирующим воем пронеслось над низкими крышами пригородной зоны мегаполиса, полыхнув бликом работающего реактивного двигателя.

— Ещё одна, — сплюнув, сказал комбат. Глянул на медсестру. — Промедол есть?

Та закурила папиросу с гашишем, медленно втянула дым, и отвлеченно ответила на выдохе:

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Звёздный блюз магии

Распыляющиеся розовым огнем голубого зарева утреннего солнца предрассветные звезды шептали прощальные слова уходящей ночи, провожаемой веретеном дрозда, льющего волной росы свою одинокую песню.

Острым зигзагом яркой пропорции колдовства скользнула падающая звезда, словно светлячок, одиноко затерявшийся в глубинах чаши бездонности бриллиантового купола ночного неба, опадающего слезами неразделенного горения, осыпавшегося искрами одиночества.

Данила Врангель. Мы люди новой эры!

— Ну, милый, ну сильней! Где мужчина? Я не чувствую мужчины!

Мужчина издавал звуки, подобные хрюканью и терся о тело женщины, не говоря ни слова.

— Ну, ну, ну, ну, нуууу…

— И это у вас парк отдыха? – спросил молодой человек даму, с которой прогуливался вдоль аллеи, где и стояла скамейка, откуда доносилось хрюканье.

— Ммммм… Как сказать… Это бывший парк отдыха… Сейчас городские власти назвали это зоной релаксации. Такое решение приняла городская Дума.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Мистика перевоплощения во время сексуального акта

Действительность как переживание в любом случае рассматривается как опыт сквозь чувственную призму, в противном случае переживания просто не было и констатация любого акта не имеет легитимности, так как человечность определена договорённостями взаимного программирования на базе процессов интеллектуальной эмоциональности, то есть единственно настоящего, что есть в актах человеческого восприятия, когда лежащее вне данной плоскости можно рассматривать как сопутствующую атрибутику переживания как существования, но не более.

Большая часть наследия Ю. Нелединского-Мелецкого — «легкая», эпикурейская или анакреонтическая лирика, стихотворные письма, мадригалы, альбомные мелочи, написанные на случай. Ему принадлежат и переводные стихотворения, в т. ч. басни из Лафонтена, — очень удачные образцы жанра, стилистически близкие к басням Дмитриева. Нередко он писал на заданные темы, сочиняя хоры и польские для придворных праздников и подчас тяготясь такими заданиями. К «серьезным», одическим жанрам, философскому рассуждению он обращался лишь в редких случаях.

В сознании последующих поколений Ю. Нелединский-Мелецкий остался преимущественно как автор песен и романсов, сыгравших значительную роль в истории развития этого жанра. Многие его песни («Выйду я на реченьку», «Ох, тошно мне») стали хрестоматийными произведениями. Простота и глубокая искренность песен поэта позволили В. Г. Белинскому сказать, что в его творчестве «сквозь румяна сентиментальности проглядывало иногда чувство и блестки таланта».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Герои этой повести - хорошо известные и полюбившиеся ребятам неунывающие мечтатели Юра Баранкин и его лучший друг Костя Малинин. Из книги вы узнаете о приключениях Юры и Кости до их замечательных превращений в муравьев, бабочек и воробьев.

Художник Александр Араратович Шахгелдян.

Самолет летел над Гавайями. Оля откинулась в пассажирском кресле и закрыла глаза. Последние минуты были особенно невыносимыми. Хотелось выпрыгнуть из самолета и бежать, размахивая руками, на пляж. К сине-бирюзовой воде. К океану.

Перелет был утомительным. А впереди её ждала большая развлекательная программа; Cад кактусов, Долина храмов, Полинезийский культурный центр. И обязательно – серфинг. Оля представила, как она взмывает на гребень огромной волны, а потом стремительно летит вниз.

Ни в светских, ни в театральных кругах никто особенно не удивился тому, что Элла Гурдина третий раз подряд получила театральную премию "Божественная Мельпомена". Когда объявили победителя, известный театральный критик Максим Переверзенцев громогласно на весь зал крикнул: "Браво, Эл-ла!" – и встал, аплодируя. За ним поднялись и другие. В зале было душно. В последний момент перед вручением ежегодной национальной премии, как на грех, отказала вентиляция. Организаторы чертыхались, а директор Дома актерской гильдии, где проходило торжество, грозился подать в отставку.

Все острые, конфликтные проблемы, лежащие в основе пьес ленинградского драматурга Александра Кургатникова, — это коллизии нашей повседневной жизни: отношения людей в коллективе («Вина»), семейно-нравственные проблемы («Практически счастливый человек», «Притча о ненависти»); вопросы сложного социально-идейного мужания молодых людей («В гостях у донны Анны», «Чужой дом»).