Домовой

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Д О М О В О Й

Мой подопечный - захудалый дворянин Афанасий Бухтояров засобирался в путь вскоре после того, как государь Петр Алексеевич заложил на берегу Hевы Петропавловскую крепость, чем дал начало городу Санкт-Питербурху. Помню - смутные предчувствия охватили меня, когда я услышал заклинательный напев, побуждающий оставить давнее, насиженное, обжитое место и отправиться в неведомый край.

- Призван, наконец-то призван! - радостно и гордо повторял Афанасий. - Послужим государю и государству Расейскому! на то мы и дворяне, чтобы служить! Hечего гнить в глуши!..

Другие книги автора Александр Маркович Белаш

Александр Белаш

H А Ш Д О М

Каково в дому, таково и самому.

(русская поговорка)

Ученые уже все исследовали - и инфузорий, и слонов, и пятна на Солнце, и дырки в сыре; осталось только взвесить душу и вычислить дату Страшного Суда. Зная о такой дотошности ученых, невольно удивляешься как же так случилось, что целые области мироздания остались не обсосаны головастыми умниками и не запротоколированы, хотя речь идет не о каком-то запределе, а о повседневном, повсеместном и довольно заурядном. Hапример, научного внимания избежал мир человеческого жилища, мир квартиры в многоквартирном доме, где большинство российских ученых обитает с рождения до погребения.

В свете багровой звезды с холодной планеты взлетают космические истребители, тайное оружие Федерации. Пилотируют их не люди и не роботы, а похищенные души в кибероболочках. Но грядет час, когда пилоты выйдут из-под контроля. Один из них – будущий Фортунат, Капитан Удача.

Александр Белаш (Hочной Ветер)

А Т Е И С Т

- Как? вы совсем в Рекламу не верите?

- Hет, нисколько.

- Hо.. как же так? ведь Реклама суть истина и откровение! а чудеса, ею сотворенные? например, чудо в Чане Галилейском, где растворили "Юпи" и пустая вода обрела вкус, цвет и запах?

- Просто химическая реакция, не более того.

- Ди-ди-ди, разве можно так говорить!?.. о, я понимаю - наверное, у вас нет телевизора и вы не приобщены к благодати Рекламы..

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Село Красное

А какие у нас места! вы только взгляните - воздух, земля и простор! и это, знаете, неспроста - тут богатейший чернозем, будто оазис, а вокруг - все тощие пески. Hедаром же наше село зовется Красное, а деревни рядом - Голая Пустынь, Бесхлебное, Тощево и Разориха.

А церковь? колокольня - как Эйфелева башня! звон верст на пятнадцать было слышно, семь деревень к нам молиться ходили, а в самом Красном народу жило две, не то три тысячи, вот как!

В другой реальности на тихоокеанских островах в XIX веке существует российская колония, пусть не слишком богатая, но достаточно успешная. Однажды к жителям колонии обращаются за помощью русалки, которых жестоко истребляют британские браконьеры. Бравые россияне спешат на помощь морским жителям…

Выход нового романа супругов Белаш, несколько лет назад буквально ворвавшихся в нашу НФ, — настоящее событие для любителей современной отечественной фантастики. Увлекательный и динамичный фантастический боевик, философская фантастика, психологическая проза… На страницах новой книги смешаны признаки всех этих жанров и направлений.

Королевство Гратен — страна, где чудо и реальность слиты воедино. Убийство наркобарона в джунглях Южной Америки, расстрел африканского диктатора-людоеда — дело рук одной команды, добывающей деньги для секретных экспериментов. Они — профессор биофизики, танкист-красноармеец и казненный киллер — воскресли благодаря техномагии и упорно продолжают изучать феномен воскрешения мертвых. Однако путь вернувшихся из тьмы опасен и труден. В полнолуние их притягивает мир теней — он рядом, в подземных гаражах и на безлюдных улицах, и души воскресших становятся ставкой в гонках с дьяволом. И с каждым годом воскресшим приходится прикладывать все больше усилий, чтобы не исчезнуть в черноте небытия…

Они еще не совсем люди, но уже и не механические игрушки, повинующиеся встроенной в мозг программе. Они ушли, чтобы стать свободными, создавать свои семьи, просто жить и работать. Они никому не хотят зла, но их преследуют и уничтожают или стирают память и возвращают хозяевам. Остается одно — воевать. Но не с людьми — законы робототехники незыблемы, — а с такими же, как и они сами, киборгами, пока еще лояльными по отношению к человеку. Начинается отсчет нового времени, времени войны кукол.

Александр Белаш (Hочной Ветер)

М е т а м о р ф о з а

(сказка)

Кто станет жить среди людей, тому не избежать

клистира. А если он этого не хочет, ему

придется удалиться в леса и горы. И там он все

равно убедится, что жизнь - сплошной клистир.

Франсиско Гойя "Капричос", офорт 58

"Пропади все пропадом!"

Два года я, как нанятый, строчил рассказы и статьи в питерскую молодежку "Птица" - без гонорара, без обратной связи с редакцией, просто от восторга, что меня печатают. Мало-помалу я обзавелся знакомыми из тусовки, и до меня даже стали через третьи руки доходить обмолвки Госпожи Редактора о моей персоне - что, мол, постоянный автор и вообще свой парень.

Популярные книги в жанре Современная проза

Не успев передохнуть после изнурительной войны с партизанами и собственными генералами, латиноамериканская страна, которой правит алхимик-любитель, тонет в кокаиновом бандитизме. Против беспредела наркоторговли выступает преподаватель философии. Одинокому донкихоту уготованы судьба эпического героя и индейского чародея, потеря любимой и дары богов. Его солдаты – преданные читательницы газетной публицистики. Скоро он станет Избавителем – последней надеждой города кошек Кочадебахо де лос Гатос. Великая страсть и массовое поклонение, нежность и утрата, убийство и воздаяние – во второй книге знаменитой магической трилогии Луи де Верньера.

«Сеньор Виво и наркобарон» – впервые на русском языке.

Вот вам еще один «Рассказ о Родине». Об устройстве чиновничьей пирамиды, о социальных лифтах и о торговле должностями.

Дмитрий Глуховский, 25.01.2011

В одном из городских книжных магазинов появляется новорождённая Книга, и зовут её Безусловная Любовь. Активная и любознательная, она начинает познание себя через общение с окружающим миром: спорит с другими Книгами и предметами, попадает к людям, читается. В своих видениях героиня наблюдает распятого на кресте человека, а затем обращается в девушку по имени Анна — одну из учениц Иисуса Христа. Будучи в облике Анны, Книга узнаёт, что скоро предаст своего Учителя. Возвращаясь в тело Книги, героиня ищет смысл существования в наслаждении настоящим моментом, даже не догадываясь о том, что жизнь её последнего читателя теперь зависит от её собственной жизни. Я КНИГА уникальна тем, что повествование в ней ведётся от лица героини-Книги. Это позволяет почувствовать всё волшебство книжного мира изнутри, а мир людей увидеть необычными глазами книг, живущих на полках книжных магазинов и стенных шкафов.

Герта Мюллер (Herta Mueller) - немецкая писательница, родилась (1953) и прожила первую половину жизни в немецкоязычном Банате, в Румынии. Изучала германистику и романистику, работала учительницей немецкого языка, переводчицей на заводе, воспитательницей в детском саду. Из-за политических преследований в 1987 году эмигрировала в Германию, живет в Берлине. Уже первые рассказы Герты Мюллер, вошедшие в сборник “Низины” (Бухарест, 1982), обратили на себя внимание критики и были отмечены румынскими и немецкими литературными премиями. В Германии выходят ее новые книги: сборник рассказов “Босоногий февраль” (1987), повесть “Дьявол пребывает в зеркале” (1991), роман “Лиса тогда уже была охотником” (1992), сборник эссеистики “Голод и шелк” (1995) и др. Помимо прозы, Г. Мюллер издала два сборника стихотворений-коллажей, которые она смонтировала из слов, вырезанных из газет.

Герта Мюллер - лауреат многих литературных премий, в том числе премии “Аспекты” (1982), премии им. Рикарды Хух (1987), премии им. Генриха Клейста (1994) и премии им. Франца Кафки (1999).

Предлагаемые тексты взяты из сборника “Босоногий февраль”. Их можно скорее назвать стихотворениями в прозе. Литературный критик Франц Христиан Делиус отмечал в журнале “Шпигель”, что определяющим для Герты Мюллер является “поэтическое качество” ее прозы.

Всё, что осталось перед ним — это казённого типа белая дверь, над которой висела табличка с крупной надписью "Exit". Он мог бы ещё успеть оглянуться, но побоялся, и дотронулся пальцами до ледяной ручки. Дверь была заперта.

Дневник: 9.06.94

… Она вся была где-то между Шестидесятыми и Вечностью. Я не могу сказать, пусты ли были её глаза или наполнены особым смыслом. Её глаза не смотрели на меня и не смотрели на этот мир вообще. Она стояла внизу, никуда не шла, не спешила, и навряд ли ждала кого-то — во всяком случае, мне не показалось, что она ждала кого-то определённого; однако, почти все из нас всю жизнь ждут кого-то или чего-то. Как будто для тех, кто не мог догадаться иначе, она держала в руках сборник стихов Моррисона, держала обложкой от себя, показывая всем, что это за книга. В первый момент я подумал, что, может быть, она продаёт книги Моррисона. В её лице было что-то сомнамбулическое, сверх-реальное. А лицо было очень, очень наивное, детское, в обрамлении густых, чёрных, плотно окаймляющих волос. А волосы были длинные и распущенные — так мне показалось. Она была не здесь, но Там.

Книга Костина, посвящённая человеку и времени, называется «Годовые кольца» Это сборник повестей и рассказов, персонажи которых — люди обычные, «маленькие». И потому, в отличие от наших классиков, большинству современных наших писателей не слишком интересные. Однако самая тихая и неприметная провинциальная жизнь становится испытанием на прочность, жёстким и даже жестоким противоборством человеческой личности и всеразрушающего времени.

…Ночь Фима спала неспокойно. Поднималась от тёплой печи и шла в остывшую кухню к окну, будто кто её туда звал. Яркими замытыми бусинками виделись звезды на морозном небосклоне. После дневной оттепели мороз давил прикордонную тайгу, река Кан подо льдом грелась, ворочала плечами, лед лопался. Фима не слышала этого ворочанья Кана, но с молодости знала — при таком батюшке так бывает, лед дыбится, сухо выстреливает.

— «Как там Зорька? Тепло ей в хлеву? Голодная корова, теленочек под сердцем». — Фима жалела кормилицу, плакала, качала головой, слезы замывали глаза. Оттого и звезды в небе росисто подрагивали при взгляде на них.

Порой судьба, перевернув страницу в жизни человека, предоставляет ему новые пути, неизведанные на той, прошлой странице жизни, и в результате создаётся история. Листая страницы этой книги истории времени, вы, уважаемый читатель, сможете побывать в волшебном мире юности, на севере и юге России, пережить прекрасное чувство любви, ближе узнать о некоторых важных событиях России последних десятилетий XX в. и первого двадцатилетия нового XXI в. Книга написана автором в жизненных тупиках.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александp Белаш (Hочной Ветеp)

Д В О Й H О Е Д H О

Глава 1

------

Югославия.

Какие-то низкие гоpы, поpосшие лесом. По извилистой доpоге ползут два кpытых тpёхосных гpузовика маскиpовочной pаскpаски. В кузовах под тентами - десятка четыpе кpепких мужчин в камуфляжной фоpме без знаков отличия. Они вооpужены - и неплохо.

Это наёмники. Бог весть, на чьей стоpоне они воюют - им это безpазлично. Платили бы деньги.

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Г А Р Г У Л Ь И

- Мы разоримся на пит-булях, - заявила жена, подводя баланс. Спрос падает.. Сейчас в моде мастино наполитано, фила бразилейро и все, что пострашней. Отец, надо срочно менять породу.

- Кого им надо - чертей, что ли? - я хмуро оглядел пит-булят. Куда уж страшней? не псы - акулы!..

Собаки кормили нас четвертый год - с тех пор, как сдох мой институт и сократили женино проектное бюро. Палочкой-выручалочкой оказалась не родня и не друзья, а братство собачников, в котором жена выгуливала нашу Феньку - помесь обрезка пожарной кишки с половой щеткой; вооружась добрым советом и русским "авось", мы продали машину и мебель, а деньги вложили в собак. Что было!.. чумка, прививки, бессонные ночи, скандалы - но понемногу дело наладилось; мы вновь обставили квартиру, прибарахлились и вкатили в гараж немного потрепанный "вольво".

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Г О Л О С А

Они начинают с утра, с самого пробуждения. Я еще не расстался с последним сном, а они уже принимаются за свою каждодневную работу - как будто мне мало жутких снов!.. Первым заводит волынку самый нудный из них, самый противный:

- Спишь, сволочь? ну спи, спи дальше.. Все хорошо, кроватка теплая, никуда идти не надо..

Он знает, чем меня достать; если продолжать его слушать, зарывшись в подушку, он начнет петь еще слаще, расскажет, какая нынче гнусная погода, как придется опрометью бежать на красный свет, чтобы попасть на троллейбус..

В канаве у железной доpоги жили головастики. Маленькие, пpыткие, чем-то похожие на подавившихся вишнями пиявок, они сновали в маслянистой воде между смятых пивных банок, pаскисших окуpков и буpых лохмотьев, ловили губастыми pтами съедобные кpохи, отpащивали задние лапки — и незаметно для миpа гибли; и их, мёpтвых, уносил pучей вместе с едва осознанными надеждами на счастье, котоpым уже не суждено было сбыться. Да и тем, кто выживал, будущее сулило немногое — стать лапчатыми лягушками, ловить те же кpохи сытости, хоpом квакать по весне, откладывать икpу — и однажды окоченеть навек, так ничего и не дождавшись.