Долина творения

Эрика Нельсона нанимают для истребления всей флоры и фауны на планете. Расплата не заставила себя долго ждать. Он был обращен в волка и должен теперь разобраться с тем, кто его нанял

Отрывок из произведения:

Эрику Нельсону показалось, что странный голос раздался у него прямо в голове, когда он, пьяный, лежал в отупляющем сне, в убогом постоялом дворе у приграничной китайской деревеньки.

«Позволь мне убить, маленькая сестра?»

Голос казался мысленным, а не физическим. Мысленно он уловил его, однако не при помощи ушей, а минуя их.

И он был не человеческим. Что-то чужеродное было в его частоте, несмотря на затуманенный рассудок это было однозначно.

Другие книги автора Эдмонд Мур Гамильтон

Роман «Звездные короли», повесть «Сокровище Громовой Луны» — классика американской научной фантастики. В данный сборник вошли практически все произведения, переведенные на русский язык.

Книга американского фантаста Эдмонда Гамильтона переносит читателей сквозь время и пространство в далекое будущее. Герои его романов, пережив эпохи земных войн, стоят перед решением глобальных проблем в масштабе Вселенной. Ответственность за судьбу человеческой цивилизации заставляет их совершать поступки, которые определяют не только их собственную, личную жизнь, но и изменяют ход развития новых миров на других планетах.

В этом томе собраны классические произведения, вошедшие в золотой фонд научной фантастики и принесшие своему автору, Эдмонду Гамильтону, славу отца «космической оперы». За вселенский размах фантазии его называли «Спасителем Вселенных». Герои Гамильтона не соглашаются на меньшее — только спасение галактики, созвездия, на худой конец, планеты.

Содержание:

Звездные короли. Роман, перевод с английского 3. Бобырь

Возвращение на звезды. Роман, перевод с английского О. Артамонова, М. Пухова

Галактическое оружие. Роман, перевод с английского С. Сухинова

Закрытые миры. Роман, перевод с английского С. Сухинова

Мир звездных волков. Роман, перевод с английского С. Сухинова

Оформление художника: А. Саукова

Вихрь приключений носит Моргана Чейна, Звездного Волка, по просторам Космоса. Видно, ему на роду написано оказываться в самых горячих точках Вселенной. Только теперь Чейн не ограничивается ролью межпланетного пирата. Открытие, сделанное на родной планете Варга, дает ему в руки ключ к судьбе всей земной Федерации, стоящей на грани галактической войны с хеггами, агрессивными обитателями созвездия Гидры.

В «Восьмых звездных войнах» мы снова решили обратиться к творчеству великолепного американского фантаста Эдмонда Гамильтона, с которым Вы уже знакомы по «Первым звездным войнам». Вашему вниманию мы предлагаем четыре фантастических боевика, три из которых объединены одним и тем же героем - Капитаном Футурой.

Вихрь приключений носит Моргана Чейна, Звездного Волка, по просторам Космоса. Видно, ему на роду написано оказываться в самых горячих точках Вселенной. Только теперь Чейн не ограничивается ролью межпланетного пирата. Открытие, сделанное на родной планете Варга, дает ему в руки ключ к судьбе всей земной Федерации, стоящей на грани галактической войны с хеггами, агрессивными обитателями созвездия Гидры.

В сборник вошли произведения двух всемирно известных американских писателей-фантастов — Пола Андерсона: «Щит», «Люди ветра» и Эдмонда Гамильтона: «Звездный молот».

Человечество отнюдь не одиноко во Вселенной. На сотнях планет кипит разумная жизнь. Но над всем обитаемым Космосом нависла смертельная угроза. В самых тёмных закоулках отдалённых миров тайно вооружаются мощные и стремительные звёздные рейдеры, готовятся к войне отряды кровожадных головорезов, зреют чёрные замыслы завистливых пиратских баронов. Но их чудовищным планам не суждено осуществиться. Ведь на пути враждебных всему живому сил всегда оказываются отважные и благородные герои Эдмонда Гамильтона, которым светит далёкая звезда – Звезда жизни.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

— А у меня сегодня день рождения!..

— Сколько же тебе?

— Ровно пять исполнилось.

— Фу, килька!

Малыш непонимающе посмотрел на своего собеседника — рыжего Антошку, первого задиру из старшей группы.

— Что это — килька? — спросил он.

— Рыбка такая маленькая.

— Значит, это хорошее слово, — облегченно вздохнул Малыш. — Рыбкой меня мама называет.

— А у тебя где мама?

— Не знаю, — растерялся Малыш. — Она приходит…

Введите сюда краткую аннотацию

Читатель, взявший в руки эту книгу, получит ответы на важные, актуальные вопросы. Что, к примеру, страшное и зловещее таится в набухающих весенних почках? Или другое: почему Утверждение Жизни Активным Способом, данное в сокращении, рождает УЖАС? Из каких побуждений пациент упрашивает зубного врача удалить ему все до единого зубы? Кто и зачем покоится в Мавзолее — единственном строении, оставшемся от прошлого мира? Что такое Королевские Капли? И так далее.

В первый раз Антонио увидел ее на Виа Капелло, в ночь карнавала. Он только что выбрался из гостиницы, которую с некоторых пор стали называть «Домом Джульетты» — причиной тому был мраморный балкон. Толпы кутил заполняли освещенную факелами улицу. Арлекины, кружевные голубки, менестрели, пьяная чернь — все это смеялось, плясало, пело, люди сталкивались друг с другом, спотыкались о булыжники мостовой, падали в фонтаны и мочились в костры. Стоя под «балконом Ромео», уже изрядно поднабравшийся (бардолино оказалось отличным) Антонио гадал, какое приключение предстоит ему сегодня. Драка? Женщина? Возможно, и то, и другое. А постом он увидел ее. Небесное видение. Сама Любовь — в золотой кружевной маске и платье с широкими рукавами. Она обернулась, бросила на него взгляд из-под полуопущенных ресниц, послала воздушный поцелуй и тут же исчезла, втянутая в людской водоворот.

Прекрасен и светел мир будущего. Мир, в котором алчность стала новым именем дьявола, а хороших людей гораздо больше, чем плохих, в котором нравственность стала залогом телесного здоровья. Этот мир рождает героев со здоровой душой. И ничего, что здесь пока еще взрываются термитные мины, стреляют вакуум-арбалеты, а штурмовые операции проводятся в густонаселенном районе Европы. Тем более, если ушедшие на покой агенты спецслужб сохранили в себе дух отчаянной молодости…

В дверь кабинета постучала Кэтрин:

— Почту принесли.

— Скоро приду, — отозвался Пит Лундквист, не отрывая взгляда от пишущей машинки, и нажал на рычаг перевода каретки. Бумага переместилась на двойной интервал. Пит рассеянно отметил, что ленту пора сменить; она уже скорее серая, чем черная. Но сейчас ему было не до ленты — он работал над повестью.

Напечатав еще несколько абзацев, он дошел до конца эпизода и — вот удачно! — одновременно до конца страницы. Самое время передохнуть, решил он. Пит крутанул валик большого конторского «ундервуда», отделил прослоенные копиркой два листа второй и третьей копии, разложил их по стопкам, а оригинал положил на машинку, чтобы вернуться к нему потом.

Пират долго сидел у магазина и ждал. Люди входили и выходили, дверь визжала и скрипела, а Маленького Хозяина все не было. У Пирата мерзли лапы, и он поочередно прижимал их к животу. Чем больше проходило времени, тем быстрее ему приходилось перебирать лапами. Псом овладело отчаяние, он начинал тихонько скулить.

Вот в проеме раскрытой двери показалось знакомое лицо. Пес радостно вскочил. Но тут же понял, что глаза его подвели: это был мальчик, похожий на Маленького Хозяина, но это был другой мальчик. Он пахнул мятными леденцами и чужой квартирой.

Аннотация:1-е место на конкурсе "Будущее человечесва" ТМ, 2005 г. в номинации "за лучший стиль" опубликован в сборнике "Аэлита. Новая волна – 2005"

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

– Эй, Хыш, скоро? – спрашиваю я.

– Уже раскис, – говорит он, не оглядываясь, и перешагивает сразу через пять кочек.

Мы идем на юго-запад. Хыш и я. Идем к тем местам, где есть уличные репродукторы и нет кочек, где гуляют по тротуарам и не едят свиную тушенку.

Перед моим носом качается сутулая спина. Вторые сутки. Вторые сутки маячат передо мной стоптанные задники сапог.

– Терпи, салажонок, – повторяет Хыш.

Я прикусываю от злости губу, но помалкиваю. Возможно, я и есть салажонок по сравнению с ним, видавшим всякую жизнь человеком. Мы идем искать справедливость. Усталая человеческая спина маячит мне на пути к ней.

Я схватил воспаление легких, когда мы шли через низкие перевалы гор Дурынова. Стоял апрель – месяц солнечных холодов. Мы шли с северного побережья острова, оставив позади зеленый лед лагун, тишину и мертвый галечник морских кос. Горы Дурынова отделяли нас от базы на южном берегу.

В этих местах понятие «горы» условно. Среди настоящих гор они считались бы просто холмами.

Нас было пять человек. Пять мужчин в одинаковых кухлянках и меховых штанах, с распухшими от мороза и солнца лицами.

Я читаю эти стихи… своей собаке. Уже пятый день мы с ней находимся на положении робинзонов. История мореплавания повторилась в миллион сто первый раз. Мы торчим на необитаемом острове. И нам не на чем уплыть отсюда. Но при чем тут Ной, сны и цветы?

Цветы случайно. Я пишу лежа. Маленькая веточка селены глядит на полевую сумку, которую я приспособил вместо стола. А шершавая Кассиопея щекочет мне локоть. Зачем-то Кассиопее понадобилось мое внимание.

С самого начала здесь у меня вошло в привычку просыпаться глубокой ночью в состоянии, схожем с ожиданием чуда. Несколько минут я лежал с открытыми глазами в кромешной тьме. Тьму оттеняли, если что-либо может ее оттенять, только серые полоски света по краям завешенных солдатскими одеялами окон.

Я вставал и ощупью шел через комнату. Половицы под босыми ногами скрипели, визжали и взлаивали. Они были сделаны из дерева неизвестных пород, пересохли в малоизученном климате Центральной Азии, и оттого звук их казался диким и непривычным. Я спотыкался об огромные архарьи рога в углу, дверь с азиатским же скрипом распахивалась, и я сразу шагал в звезды.