Доклад о вероятности Эй

При контакте с параллельной вселенной всегда возникает много сомнений. Определителя Чарлока беспокоит ключ к шкале мира Домоладоссы, Подавитель Архивов пытается угадать, что такое Президент, а миссис Мери и вовсе не понимает, что это за странное ночное шоу. Но главный вопрос — какая же вселенная истинная, а какая — всего лишь Вероятность А?

Вот дом, который построил Джек.

А вот веселая птичка-синица,

Которая ворует пшеницу,

Которая в темном чулане хранится,

В доме, который построил Джек...

Чопорный английский роман, в котором создания иных реальностей обращаются друг к другу не иначе, как «- Сер!». Роман поднимает древнюю проблему существования несуществующего, имеющею крайнее выражение в «парадоксе лгущего критянина». Существуют ли в какой-либо реальности герои книги, которую мы читаем, происходит ли в ином мире действо, которое нарисовал художник, и что же на самом деле было давным-давно в далекой-далекой галактике? Вопрос романа — что есть наш мир — бытие или всего лишь доклад о Вероятности А, изучаемый аналитиком в другой, истинной, реальности? Сюжет, стоя на месте «...А вот корова безрогая, которая лягает пса без хвоста...», закручен так, что Лукьяненко нервно переписывает начисто «Черновик», а Пелевин пускает свои книги на самокрутки.

Однако, имеется одно «но». В свое время роман привел меня в сильнейшее смущение, потому как я не мог ответить на поднимаемый романом вопрос. Сейчас же такая позиция автора кажется более провокационной, чем должной. Например, еще один английский автор Т.Пратчетт в романе «Движущиеся картинки» поднимает ровно ту же проблематику, но совершенно не напрягает читателя сомнениями, относительно его, читателя, материальности. Уже только по этому роман «Движущиеся картинки» философский, а роман «Доклад о Вероятности А» — какой угодно, но не философский. Вопреки расхожему мнению, философия не занимается неразрешимыми проблемами бытия, философия это конкретная практическая дисциплина, которая, помимо прочего, определяет возможности обойти эти самые «типа неразрешимые проблемы» и спокойно жить дальше. Поэтому роман, в котором подобные ответы не представлены, не разобраны про составляющим и не разложены по полочкам написан для смятения ума, а не для любомудрия.

 dobriy_doktor

Отрывок из произведения:

Текст доклада:

В этот январский день погода демонстрировала почти полное отсутствие характера. Ни мороза, ни ветра. Деревья недвижны. Однако тот, кто посвятил себя предсказаниям погоды, имел бы вполне достаточные основания рассуждать о дожде, который должен был начаться еще до заката. Хмурые тучи застилали небо. Лик солнца был закрыт ими. Соответственно тени не имели формы.

Единственное окно на северо-западной стороне дома отражало неясные очертания сада. Ни единого движения. Только раз, неожиданно по окну прокатилась тень голубая, пролетевшая над садом и расплескавшая спокойствие. Ни единого движения не заметно в самом доме. Ни единого звука не доносилось из него.

Рекомендуем почитать

Хельдскалла — древний храм Туманных Существ, когда-то населявших Сириус-Пять — должен быть поднят со дна Маре Нострум. Могущественный Глиммунг собирает для этой миссии профессионалов со всей Вселенной. В их числе — землянин Джо Фернрайт — мастер по восстановлению керамики.

Успех мероприятия неочевиден. «За восстановлением последует провал» — гласит предсказание из Книги Календ, а Маре Нострум подбрасывает Джо поразительно красивую керамическую вазу, несущую в себе зловещее послание.

Но несмотря ни на что, попытка поднять храм все равно будет предпринята и Глиммунг сразится со своим темным двойником, и мастера получат шанс сделать выбор, который у каждого будет своим…

Когда в Штатах на своих первых концертах горланили `Роллинг Стоунз`…Когда по всей Европе студенты выкладывали собственными голыми телами слово `Революция`… Именно в ту эпоху Брайан Олдис (р. 1925) писал лучшие из своих романов. Этот автор оказался способен на то, что не удавалось никому из его предшественников. Романы Брайана Олдиса — это сплав голливудского блокбастера и суперновых достижений постмодернистской прозы.

Другие книги автора Брайан Уилсон Олдисс

Ироничные и увлекательные летописи первых попыток человечества принести блага земной цивилизации на далекие планеты… Жесткие и насмешливые мини-антиутопии, в каждой из которых людям будущего приходится пожертвовать какой-то из простых ценностей…

История общества, в котором секс становится единственным средством выживания…

Охота на бронтозавра в юрском периоде подарит вам незабываемые ощущения!

Миссис Сноуден и ее внучка Паулина живут в мире лишенном звуков. Это результат использования нового "гуманного" оружия...

Они никогда не выходили из дома. Обычно первым вставал человек по имени Харли. Иногда он предпринимал обход всего здания, будучи еще в пижаме, — температура в комнатах была умеренной и никогда не менялась. Затем будил Кальвина, красивого широкоплечего человека, в котором, по виду, таился добрый десяток разных дарований, никогда, впрочем, не проявлявшихся. Он один воплощал в себе все общество, в котором нуждался Харли.

Перед вами — одно из лучших творений Олдисса. `Космическая сага`, сравнимая по масштабу, увлекательности и эпизму лишь с `Дюной` Фрэнка Герберта.

Сага о планете Геликония, на которой каждый `великий год` — это время жизни сотен поколений. О планете, солнце которой снова и снова оборачивается вокруг более яркой звезды, неся с каждым оборотом коренные перемены климата и экологии.

Это мир, прописанный до мельчайшей детали — от военного искусства до дипломатии, от науки — до философии.

Добро пожаловать в Геликонию!

Роман «Долгие сумерки Земли» Олдисса живописует нам особенности развития Земли в далеком будущем. После остановки вращения планеты чертовски изменился климат, миром завладели растения. А несчастное человечество полностью деградировало…

История развития земной цивилизации через 800 миллионов лет. Тема, пронизывающая все творчество человека, который по праву вошел в мировую фантастику как «автор миллионов концов света» и «певец Апокалипсиса».

Роман «Долгие сумерки Земли» (другое название «Теплица») в 1962 г. получил премию «Хьюго», которой за редким исключением удостаиваются неамериканские авторы.

Жесткие и насмешливые мини-антиутопии, в каждой из которых людям будущего приходится пожертвовать какой-то из простых ценностей…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

«Феми-фан»… Что это? Женская фантастика? Нет, это фантастика женщин. Фантастки Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Риги, Симферополя и других городов размышляют, предсказывают, смеются, иронизируют, но более всего тревожатся о судьбе нашей маленькой планеты и тех, кто живёт на ней.

— Простите… можно войти?

Я был скорее изумлен, чем испуган.

— Как вы сюда попали?

— О… не стоит говорить. У меня свои способы… Поверьте, при минимальной ловкости и максимальном желании можно без труда попасть в любую квартиру.

— Вы, вероятно, не ожидали, что застанете меня дома?

— Наоборот, именно на это я и рассчитывал.

Я снова ощутил изумление — на этот раз из-за наглости своего посетителя.

— На что вы рассчитывали, мне безразлично. Прошу немедленно покинуть мой дом!

Старый корабль и дырявый скафандр. Новый контракт и слабая надежда…. На что? Что дальше? Те же забегаловки Третьего Предпортового Района. Те же лица, та же жизнь. Безысходный бег по нескончаемому кругу. Но иногда через убогую ветошь преддверия технологического ада проглядывают вещи, которым, казалось, в этом мире места уже давно нет. Например, дружба. Или человеческое достоинство. Или … любовь? Конечно, она, куда же без нее. Только для того, чтобы остаться человеком, нужно не задумываясь отдать всё. Всё, что у тебя есть. И немножечко больше…

Странные события произошли с одной археологической экспедицией в центре пустыни Сахара, под стенами рассыпающегося от древности городка. Вполне обычные люди оказались втянуты в такие диковинные приключения, угадать исход которых просто невозможно. Дряхлое, вымирающее племя из нищего Стамуэна — всё, что осталось от великой древней расы, но таинственные силы Вселенной всё ещё служат им. И вот ничего не подозревающие люди становятся участниками древней мистерии — все они проходят испытания волшебными снами, в которых исполняются все мечты. Кто-то избрал образ любимого героя, а кто-то создал собственную виртуальную реальность. Но, что из этого получится? Кто из участников экспедиции будет достоин принять необычную миссию Избранного — человека, который станет богом?

Космос, он похож на хрустальную люстру. Огромную хрустальную люстру концертного зала, которую вымыли тщательно в пенной воде, ополоснули, а потом включили в огромном, драпированном черным бархатом зале.

И вот красные, синие, желтые, оранжевые, голубые искры висят в безразличном пространстве. А стеклянные шарики электрических ламп кажутся самыми близкими звездами.

Несмотря на отключенные двигатели "Карфаген" мчался к Зевсу-14 со всё возрастающим ускорением. А что ему еще оставалось делать, пытаться поворачивать назад? И из-за чего? Из-за "бабочки", бешено бившей сиреневой крылышками на экране гравитациометра? Инспектор корабля этого допустить не мог. А Капитану — ему все равно. Он компьютерный.

Пыль текла быстрыми ручейками по тёмно-красному камню Пути.

Полярные ветры вернули себе владычество ещё на одну зиму — Солнце отдалилось от планеты, и ледяные поля севера притягивали к себе влагу.

Вирх легко качнулся, впитывая в себя заряжённые частицы, искрящиеся в потоках углекислого газа — надо было напитать тело теплом и электрическим зарядом перед долгой зимой… и очередным забегом среди багряных дюн, скрывающих под собой полярную шапку.

Инспектор полиции исследует загадочное убийство писателя-фантаста. Единственный свидетель — домашний робот автора. Но что послужило причиной преступления? Неужели в не самом далёком будущем попытка приблизиться к гению Айзека Азимова может окончится смертью? Об этом — в рассказе болгарского писателя Любомира Николова.

Иллюстрации Александра Ремизова.

Олег ДИВОВ

У БИЛЛИ ЕСТЬ ШТУКОВИНА

Неужели сия пучина поглотила ея? Будем оптимистами: ведь… см. заголовок.

Дмитрий КОЛОДАН

ПОКУПАТЕЛЬ КАМНЕЙ

Зачем же ему такое безумное количество камней?

Эндрю ВЕЙНЕР

НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Карьерист, бабник и обжора становится на путь исправления. Как-то не верится…

Андрей МАТВЕЕВ

ЗЕЛЕНЫЕ ЛИЦА, СИНЯЯ ТРАВА

Эх, молодежь! Посмотрели бы они старый добрый «Рубин».

Кори ДОКТОРОУ

ПРЫГУНЫ ПО ИЗМЕРЕНИЯМ

…носятся за преступниками, при этом крайне дестабилизируя обстановку.

Джерри ОЛШЕН, Эми ХАНСОН

НАГРАДЫ И СОКРОВИЩА

Терраформирование может открыть человеку новый мир, но не сделать новым человека.

Сергей ЛУКЬЯНЕНКО

СЕРДЦЕ СНАРКА

Очередной творческий эксперимент известного фантаста. Угадайте «соавтора».

Джон ВАРЛИ

ЗАКАТНЫМИ СОЛНЦАМИ

У этих пришельцев странное занятие…

ВИДЕОДРОМ

Пол Андерсон — фантаст, но не писатель… Родригес «оттянулся по полной»… Если вы один в темноте и вдруг раздаются два телефонных звонка, а сняв трубку, вы слышите лишь белый шум — значит, скоро придут веселые роботы!

Мария ГАЛИНА

ПЯТЬ ПАЛЬЦЕВ ОДНОЙ РУКИ

Эти авторы уверены: в большой компании новеллы писать интереснее.

Сергей ПИТИРИМОВ

ГОНКА ЗА ЛИДЕРОМ

Первые три книги амбициозного проекта Б.Акунина. Игра на чужом поле оказалась не слишком убедительной.

Сергей НЕКРАСОВ

МИР НЕ ПЕРЕВЕРНУЛСЯ

Более трети века добиралась к российскому читателю самая знаменитая книга британской «Новой волны».

РЕЦЕНЗИИ

Как всегда — по гамбургскому счету!

КУРСОР

Московский форум фантастики: журнал «Если» объявляет лауреатов премии «Сигма-Ф» и Мемориальной премии им. Кира Булычёва.

Эдуард ГЕВОРКЯН

БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЛИТЕРАТУРА, ИЛИ МИССИЯ ЗАБЫТА

Казалось бы, жанр рассказа наконец-то востребован издателями, но писателя сей факт почему-то не очень радует.

ЭКСПЕРТИЗА ТЕМЫ

Эксперты разошлись во мнениях.

Евгений ХАРИТОНОВ

БЕЗ СЮРПРИЗОВ

Подводим итоги очередного интернет-опроса.

Вл. ГАКОВ

ГАРРИ — ГЕРОЙ ГАЛАКТИКИ

У Стальной Крысы западной НФ, оказывается, русские корни и широкая русская душа.

ПЕРСОНАЛИИ

Для многих из них это первая публикация в «Если».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Что будет с солдатами космической войны, когда каждый рейс в бой – потеря всех, кого знаешь вне своего корабля; когда каждое задание длится столетиями, которые для тебя исчисляются неделями… Каково воевать, когда по прибытии ты не можешь узнать родную Землю, а планета просто неспособна тебя принять? И, наконец, каково вернуться из последнего боя – и узнать, что уже несколько веков как был заключён мир? Роман «Бесконечная война» признан классическим образцом военной фантастики. Он награжден престижными премиями «Хьюго» и «Небьюла».

Ретроспективная премия за достижения в научной фантастике (Премия «Хьюго») в 2001 г. (категория «Роман»).

В спорном «иконоборческом» романе «Венера плюс икс» — Venus Plus X 1960 г. Старджон вновь возвращается к мысли об утопии, построенной на основе иной сексуальности: землянин 20 века, попавший на планету бисексуалов, не способен подняться над внушенными с детства моральными нормами; следовательно, земная цивилизация в целом не готова к утопии — пока не справится с внутренними конфликтами, проистекающими от полового неравенства.

Лучший и самый известный роман Старджона — «Больше чем люди» — More Than Human 1953 г. (Международная премия по фантастике-54) — классическая иллюстрация НФ гештальт-психологии; пятеро сверходаренных детей с помощью телепатии, телекинеза и других форм экстрасенсорного восприятия образуют симбиотическое целое (Homo gestalt), что помогает им выстоять во враждебном по отношению к «выродкам» мире.