Доказательство

Нигилист Евгений Базаров гостит в имении родителя своего друга Аркадия. Поспорив однажды со стариком Кирсановым, он, чтобы доказать свою правоту, берется за дело. И вот во дворе дома появилась непонятная громоздкая конструкция…

fantlab.ru © Elhana

Отрывок из произведения:

Весь без малого месяц, пока племянник Аркадий с его новоявленным приятелем провели в разъездах: побывали сначала в городе N, под конец заглянули в родовое поместье Базарова, но сбежали оттуда уже на третий день, не вынеся тамошней скуки и излишне трепетной благоговейности со стороны родителей Евгения, которой молодым людям нечего было противопоставить, а по пути туда и на обратном еще дважды гостевали, то есть впору сказать гащивали в Никольском у Одинцовой Анны Сергеевны — все это время Павел Петрович Кирсанов не находил себе покоя. Нет, он не оставил присущих ему аристократических привычек и comme d'habitude: когда выходил к чаю, выглядел подтянутым, до блеска выбритым и не позволяющим себе даже малейшего небрежения в своем туалете, но надобно заметить, что число самих выходов Павла Петровича на люди сильно сократилось против обычного. Теперь его все чаще можно было застать сидящим на стуле в своей комнате с бессмысленно блуждающим по стене взглядом или заметить прогуливающимся вдоль садовой аллейки с сцепленными за спиной руками и зажатою в них тростью; он прохаживался в одиночестве мимо сиреневых кустов, которые по причине необычайно ранней в этом году весны давно отцвели, не замечая их, подолгу и без цели; и поворачивал обратно, только когда упирался в оградку. Обеспокоенный таким поведением брата Николай Петрович часто справлялся у Павла Петровича о состоянии его здоровья, но, получив в ответ либо ничего, либо скупую жалобу на обострившееся «разлитие желчи», лишь в растерянности пожимал плечами и шептал под нос себе: «Это ничего, это весеннее… хотя на дворе стояла уж середина июня.

Другие книги автора Олег Вячеславович Овчинников

До операции «Фарватер» оставалось два месяца, когда Сергея Шведова выгнали из СБУ. В отчаянии он уходит в Зону и оказывается в отряде наёмников. Теперь он сталкер Швед, у него отличное оружие и новые друзья. Благодаря храбрости и воинской смекалке Швед зарабатывает в отряде авторитет и переходит в закрытую группировку «Монолит», собравшую лучших бойцов.

А вскоре в Зоне появляется майор Дегтярёв. Швед наблюдает за ним издали, но однажды им придётся столкнуться лицом к лицу.

Чем закончится эта встреча, никто не знает…

Вернувшись из Припяти, Олег Гарин и Михаил Столяров забыли Зону как страшный сон. Но реальность бывает хуже любого кошмара. Когда Зона поглотила Москву, они снова встретились — программист и офицер. Для Гарина поход в Московскую Зону — единственный способ заработать, для Столярова — вопрос чести. Какими бы разными ни были цели героев, вскоре выясняется, что дело у них общее. Невидимый противник контролирует каждый их шаг, расставляет коварные ловушки и раз за разом вынуждает выбирать неверный путь. Героям нужно решить: либо они останутся пешками в чужой игре, либо найдут таинственного Кукловода и сыграют на опережение. Чтобы выжить и победить, Гарину снова понадобятся его пси-способности, а Столярову — все его боевые навыки.

Издательство выражает благодарность и признательность Борису Натановичу Стругацкому за предоставленное разрешение использовать название серии «Сталкер», а также идеи и образы, воплощенные в произведении «Пикник на обочине» и сценарии к кинофильму А. Тарковского «Сталкер».

Братья Стругацкие — уникальное явление в нашей культуре. Это целый мир, оказавший влияние не только на литературу и искусство в целом, но и на повседневную жизнь. Мы говорим словами героев произведений Стругацких, придуманные ими неологизмы и понятия живут уже своей отдельной жизнью подобно фольклору или бродячим сюжетам.

Программист Олег Гарин вел размеренный образ жизни и в Зону не собирался.

Но вот заболел курьер, и начальство из Института попросило Гарина слетать на исследовательский пост. Туда — и обратно, минутное дело! Кто же знал, чем обернется эта короткая командировка… Над Зоной вертолет терпит крушение, в котором гибнут все, кроме Гарина и уголовника по кличке Камень. Чтобы выжить, им придется добыть уникальный пси-артефакт Венец и пройти через всю Зону. Это долгий путь, полный лжи и предательства, сквозь незримую пси-войну, невольными участниками которой герои стали еще до того, как попали в Зону.

Прошло два года с тех пор, как Олег Гарин и Михаил Столяров вернулись из Зоны. Столяров продолжает служить в СБУ, Гарин женился и занялся бизнесом. Но в мире вновь начинают происходить необъяснимые события: пропадают люди, терпят крушения самолеты и поезда. В одной из таких аварий гибнет жена Олега Гарина, и он уже не может закрывать глаза на эти происшествия. С Гариным связывается подполковник Столяров и подтверждает его догадку: череда катастроф — это не совпадение, а признаки воздействия пси-оружия. Гариным движет жажда мести, а Столяровым — офицерский долг, и оба хорошо знают, где следует искать разработчиков пси-оружия. Так они возвращаются в Зону.

“Путь к сердцу женщины” – это история одной любви… Поистине фантастической любви, ибо главный герой и не догадывался, где пролегает этот самый путь к сердцу его избранницы.

Два курсанта – будущий специалист по космическим контактам Редуард Кинг и будущий ксенобиолог Николас Лэрри – отправляются в космическую экспедицию к очень странной звезде и встречаются там с…

Рассказ был опубликован в журнале «Если», 2001, № 9.

«– Ы-ы-ы-ы-ы-ы!

Бледный космодесантник Редуард Кинг обернулся на голос и сам не поверил собственной удаче.

В пяти шагах от него прямо в придорожной пыли сидел лингуампир и явно хотел общаться.

– Ы-ы-ы-ы! – повторил он и потыкал большим пальцем в середину своей лицевой повязки.

Редуард поспешно сошел с дороги.

– Пить? – спросил он и с запозданием отметил, что от волнения забыл задействовать транслитератор. Впрочем, в данном случае необходимости в переводе не возникло.

– Пить, пить! – отозвался лингуампир на чистейшем русском, даже без акцента, и для пущей убедительности немного покивал головой.

„Вот так, – подумал Редуард, – мой родной язык постепенно становится интерпланетным…“»

Популярные книги в жанре Научная фантастика

…Прайма 2.4.8.2295 г…

Всё началось с того, что ….. Вобщем трудно определить с чего началась эта непонятная история, возможно гораздо раньше чем я думаю……….

Лола работала на космической станции Аргус. Там велись научные исследования, колонизация близ лежащих планет для сбора ресурсов, потому что к этому времени ни на Земле ни на ранее заселенных планетах не осталось органики и топлива.

Станция напоминала огромный металлический шар, переплетенный нитями паутины, висящий в воздухе. Полковник Энгер был настоящим тираном. У него всегда находились претензии даже к отлично выполненной работе, он был просто эгоистом и поэтому ЛолА его вообще не переносила на дух.

5 сентября 198… года. 22.45.

Сорокин спешил. До конца смены он хотел еще заскочить на аэровокзал. Там ему обещали продать по дешевке японский транзистор, и продавцу уже, наверное, надоело ждать. Не успел зажечься зеленый, как Сорокин рванул, обгоняя остальные машины. Пассажирка — пожилая полная женщина в черной плюшевой курточке, какие носят колхозницы, приезжающие в город, — только вздрогнула от страха. «Ничего, — подумал Сорокин, глянув на нее мельком и крепче сжимая руль. — Авось не вывалится». На следующем перекрестке еще горел зеленый, и таксист прибавил скорость. Вдруг на пешеходной дорожке мелькнула тень, что-то мягко ударилось о капот, и тут же Сорокин почувствовал страшную боль в левом боку. Инстинктивно он нажал на тормоза и потерял сознание.

Куб Филиала лежал в снегу. Летом зелень прикрывала его голые прозрачные стены, а зимой он был вызывающ. Доступен и открыт всем взорам, прострелян белым светом снега насквозь. И в то же время он был удивительно к месту здесь — гигантская граненая ледышка, брошенная в пушистый мягкий снег. И ни следа на сугробах.

Дежурный стоял в вестибюле, прижавшись к прозрачной стене. Он уже десять минут рассматривал низкое серое небо, близкий лес, наступающие сумерки. Дежурный ждал.

Еще из прошлогоднего архива. Играло в Колфане, но из группы не вышло.

Возможно по причине навязшей (у многих) в зубах "славянизации", но скорей всего, по более простым причинам — вторичности концепции, и слишком уж нарочитым загонам. Выкидывать жаль, переделывать лень. Но раз оно написано, то пусть лежит.

Дорогие Земные родители!

Не знаю, как выразить вам свою благодарность. Вы никогда не забываете обо мне и каждый месяц через Межзвездный фонд приемных родителей (Рука помощи) присылаете мне посылку. Это так любезно с вашей стороны, ведь вы никогда меня не видели. В этом месяце вы прислали мне коробку с орешками в сахаре, которая, наверное, обошлась вам очень дорого.

На этот раз я расскажу о нашем доме. Вы сможете порадоваться с нами, тем более что он построен благодаря вашей помощи. У меня семеро братьев и сестер, но я и еще трое — птенцы и не можем работать. Из остальных четверых моя старшая сестра тоже не работает. Она сидит на яйцах и не сможет работать раньше сезона дождей. Но она выводит птенцов. Это чудесно, не правда ли? Два моих старших брата работают на предприятии Земли, где огромные машины разбивают металл на куски. Братья довольны работой; они выметают металлические обломки и стружку, смазывают металл маслом и укладывают под расшибалку. Рука моего старшего брата снова отросла, хотя она меньше и слабее прежней.

Робинзонада! Первобытный мир. Не Земля. Наш человек там, в окружении дикарей и диких зверей. Выживает как приходится. Неумело, но… пока везёт. Жизнь продолжается.

Уважаемые господа, дамы!

Представляемый Вашему вниманию роман, это в первую очередь размышления на тему. И только во вторую фантастический боевик с элементами детектива.

Просто для того, чтобы размышления не были занудством, они интегрированы в действия вымышленных людей в вымышленной стране, пусть и очень похожей на нашу с Вами Родину.

Я не претендую на объективность. Просто излагаю свое видение того, как и почему все у "них", так похоже на нашу с Вами действительность.

Традиция — это своего рода минное поле.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Студентка Финн Райан случайно обнаруживает в фондах музея неизвестный рисунок Микеланджело, видимо вырванный из легендарной тетради анатомических зарисовок, существование которой до сих пор подвергалось сомнению. Тем же вечером кто-то проникает в квартиру Финн, убивает ее приятеля и похищает сделанные Финн наброски с рисунка. В городе происходит череда зверских убийств, все погибшие — известные коллекционеры произведений искусства. За самой Финн начинается настоящая охота. Девушка обращается за помощью к другу своих родителей, вместе с которым отчаянно ищет пути спасения от безжалостного убийцы. В результате поисков им становится ясно, что все эти события связаны со страшной тайной Церкви, ради сохранения которой Ватикан готов пойти на все.

Бывает красота, которая многих оставляет равно душными, бывает и такая, что даже самые унылые меланхолики приходят в радостное возбуждение. Можно долго размышлять, отчего это происходит, но то, что красота золоторудного месторождения Кубака восхищает многих, — установленный факт. Не будет ошибкой утверждение, что месторождение крупное (подсчитанные запасы — 93 т «чистого» золота), богатое (20 г золота на тонну руды), технологичное (руды легко обогащаются с помощью дешевой схемы гравитации, флотации и цианирования). Но правильнее всего сказать, что это месторождение — красивое. Возьмем, к примеру, совершенную форму его рудных тел. Еще в конце прошлого века было известно, что месторождения золота в молодых (в геологическом смысле) вулканических областях имеют вид «пучков». Выявляемые на поверхности ветвящиеся зоны кварцевых прожилков с глубиной сливаются в единую жилу или, иными словами, жильное тело ветвится по «восстанию» и расщепляется на серию прожилков. Однако ни в одной книге даже самого знаменитого геолога вы не увидите такой яркой и выразительной фигуры рудного тела, как она отстроена по материалам разведочных работ на Кубаке (рис. 1). В тонко ритмично полосчатых рудах месторождения почти нет ничего лишнего — кварц, адуляр (розовый шпат) и золото.

Лев Копелев — известный писатель, германист и правозащитник.

Статья впервые опубликована в журнале «Наука и жизнь» № 12, 1980 за подписью Булата Окуджавы.