Дочурка Груффало

Свое семейство Груффало предупреждал не раз:

- В соседний лес нам ходу нет, опасен он для нас.

- Опасен? Почему? - Там, в чаще непроглядной,

Живет Мышонок, страшный зверь, лихой и беспощадный.

Однажды на тропе лесной я повстречался с ним –

И чудом, просто чудом остался невредим!

Ой, папа, расскажи! Какой он, зверь опасный?

Другие книги автора Джулия Дональдсон

Гулял мышонок по лесу, и вдруг лиса бежит,

А у лисы, как водится, хороший аппетит.

- Пойдём со мною, маленький, в нору ко мне пойдём,

Мы сможем там отлично позавтракать вдвоём.

- Простите, тётушка Лиса, - мышонок пропищал, -

Я завтракаю с Груффало: я твёрдо обещал.

- Что там ещё за груффало? Мышонок, ты о ком?

- О, это очень крупный зверь, я с ним давно знаком:

У ведьмы был кот и колпак остроносый,

И рыжие волосы убранные в косу.

Улыбнулась ведьма, замурлыкал кот,

Сели на метлу и помчались в полёт.

Но охнула ведьма, и кот зафырчал,

Когда дунул ветер и шляпу сорвал.

«Вниз!» ― вскричала ведьма, и понеслись к земле.

Искали они шляпу, но шляпы нет нигде.

Но вдруг из кустов, продираясь в ветвях,

Выскочил пёс с колпаком в зубах.

Почтительно шляпу к ногам положил

Популярные книги в жанре Детские стихи

«Сказка о гусляре»

В стародавней старине,

В недалёкой стороне,

Коли сказка не обман,

Правил царством царь Иван.

Проходили дни за днями,

Годы плыли за годами, -

Вдруг беда! Чужой гонец

Прибыл в царский во дворец

От заморского султана

С грамотою для Ивана.

Пишет в ней султан Махмет:

«Вот скоро сорок лет,

Как в моё ль султанство славно

Шлют мне подати исправно

О жизни Волшебников-Гномов в далёкой сказочной стране (иллюстрированное сказание в стихах).

Оркестр Мышат-Музыкантов играет на летнем лугу (иллюстрированная сказка в стихах).

Иллюстрированная поэма о жизни Великолепного Белого Кролика между Парижем и Венецией, Монте-Карло и Веной !

Один день из жизни Счастливых Поросят (иллюстрированная сказка в стихах).

Кого ищут ёжики? Как из ёжика получить дикобраза? Как сделать счастливым несчастного Бибиду? Если всем вместе закрыть глаза, что эти все увидят?

Ежиные стихи, побасенки, считалки и лимерики. Кроме того, петербургский ёжик и ежиная песня про чай. Стихи, которые можно читать, а можно петь вместе с ребёнком, заодно размышляя, додумывая и сочиняя свои, новые истории.

У Оли была бабушка, а у бабушки — большая хорошая книжка съ картинками.

И часто-часто Оля забиралась къ бабушкѣ на колѣни и съ жадностью слушала разсказы и стихи, которыхъ было такъ много въ бабушкиной книжкѣ.

Особенно любила она стихи, которые почти всѣ знала наизусть.

Нерѣдко забирала съ собой Оля и «дѣтокъ», своихъ куколокъ, Таню и Ваню.

— Пусть и онѣ послушаютъ, — говорила она бабушкѣ.—A когда вырасту, сама стану читать.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Учебник написан и составлен в соответствии с государственными требованиями к подготовке специалистов высшей школы по циклу «Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины». В книге анализируются содержание, специфика и смена социокультурных парадигм, обеспечивающих рассмотрение актуальных вопросов теоретической и практической философии. Издание ориентировано на формирование у читателя гуманистического мировоззрения и становление методологической направленности творческого решения исследуемых проблем. Рекомендуется соискателям, сдающим кандидатский экзамен по философии.

Рецензенты:

Г. Н. ХОН, доктор философских наук, профессор (Санкт-Петербургский университет МВД России); В. А. КАРПУНИН, доктор философских наук, профессор (Санкт-Петербургский университет МВД России); А. С. КОЛЕСНИКОВ, доктор философских наук, профессор (Санкт-Петербургский государственный университет).

Каждой Песчинке Пляжа о Национальной Идее

(Наглядная философия насчет Суда)

 

1. Ситуация

 

К Валунам, Галькам народа обращаться бессмысленно, они – себе на уме, и мечтают только лишь о том, чтобы перехватить действующую власть в свои столь же грязные руки. Я имею в виду лидеров и состав всяческих политических партий и движений. Ибо все они прельщают Песчинки народа коробом всякой непонятной Песчинкам ерунды, примерно одинаковой, и не говорят главного, от чего песчинкам народа станет хорошо. Ибо любой власти, начиная от самого Рюрика и по сегодняшний день, не надо, чтоб народу было хорошо. Так как хорошо ему будет лишь тогда когда он перестанет бояться свою власть как Черта, бандита и Бога.

 

Аркаим – «Сколько поэзии! Где проза?»

 

Один великий человек, измученный поэтическими финтифлюшками, прикрасами и выдумками, воскликнул именно то, что в заголовке. Поэзия, так уж вышло, может все: сумасшедшие гиперболы, совершенно сказочные превращения, явь и сон – напополам. Но еще задолго до нашей эры поэты все эти штучки довели до такого с ног сшибательного предела, что новой поросли поэтов потребовалось уже выпрыгивать из самих себя, например, как ранний Гоголь или «переимчивый Княжнин». Но это же – цветочки, а ягодок столько народилось, и всякая гиперболизирует, спит наяву, летает, загребая воздух руками…, что склонный к глубочайшей рациональности, умеренности в финтифлюшках, а главное – к незамутненной логике, наш великан мысли и пера воскликнул: «Сколько поэзии! Где проза?»

 

История Западной Европы – комплексно и кратко

 

Введение

 

Истории Западной Европы я посвятил несколько статей (в папке «Дополнительные доказательства моей теории»), но каждая из этих статей касалась отдельного, локального исторического момента, в основном, так сказать – поворотного исторического этапа. В результате образовалась мозаика, но не как само свойство мозаики, набранной из отдельных разноцветных стекляшек, а – как дряхлая мозаика, половина стекляшек из которой оказалась на полу и задолго до нашей эры подчистую выметена в мусор заботливыми смотрителями. Так что из целостной картины видна, где нога, где – рука, где – пол–лика, а в некоторых местах вообще – кусок платья.