Дочь об отце: Георгий Демидов

Валентина Демидова

Дочь об отце "Георгий Демидов"

Георгий Георгиевич Демидов родился 29 ноября 1908 г. в г. Ленинграде в семье рабочего. Когда мальчику было пять лет, семья переехала в г. Лебедин Белгородской области. Семья была многодетной, жили трудно. Закончив школу, Георгий Георгиевич уезжает в Донбасс, где почти два года работает рабочим на сахарном заводе. Заработав немного денег, оставляет работу, приезжает в Харьков и поступает в Харьковский государственный университет на физико-химический факультет. Сбывается заветная мечта - можно учиться! Голова его битком набита всякими идеями - он постоянно что-то изобретает. Первый патент на изобретение получен им в 1929 г. в возрасте 21 года.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Псевдоним: Власов-Окский, Н.; Власов-Окский, Н. С.

Настоящее имя: Власов Николай Степанович

Периодические издания:

Огонек, 1917;

Земля Советская, 1929;

Поволжье: альм. (Самара), 1924

Произведения:

Власов-Окский, Н. Песни народных нужд и горя. — Н.-Новгород, 1913. — ГАК РНБ: нет;

Власов-Окский, Н. Песни безвременья. — Тверь, 1917;

Власов-Окский, Н. Песни свободы. — Тверь, 1917; Изд. 2: 1919;

Власов-Окский, Н. Шутка дьявола: Стихотворения. № 4. — Тверь, 1918. — ГАК РНБ: нет;

Власов-Окский, Н. Рубиновое завтра: Стихи. — Тверь, 1920;

Власов-Окский, Н. Россия: Стихи. — Тверь, 1924

Это книга о Герое Советского Союза Адмирале Флота Советского Союза И. С. Исакове. Выдающийся командир, флотоводец, штабист, военный теоретик, он более полувека жизни отдал становлению и развитию Советского Военно-Морского Флота.

На основе материалов архива И. С. Исакова, его рассказов о флоте, воспоминаний друзей и личных впечатлений писатель Владимир Рудный рассказывает об этом замечательном человеке, «моряке до последней капельки».

Очерк о жизни и творчестве выдающегося драматурга А. Е. Корнейчука.

В одной из своих бесед с Борисом Натановичем Стругацким я спросил, как он относится к писателю Геннадию Прашкевичу. БНС ответил мне так: «С кем сравнить Геннадия Прашкевича? Не с кем. Я бы рискнул добавить: со времен Ивана Антоновича Ефремова — не с кем. Иногда кажется, что он знает все, — и может тоже все. Исторический роман в лучших традициях Тынянова или Чапыгина? Может. Доказано. Антиутопию самого современного колёра и стиля? Пожалуйста. Вполне этнографический этюд о странном житье-бытье северных людей — легко, на одном дыхании и хоть сейчас для Параджанова. Палеонтологические какие-нибудь очерки? Без проблем! Фантастический детектив? Ради бога! Многообразен, многознающ, многоталантлив, многоопытен — с кем можно сравнить его сегодня? Не с кем! И не надо сравнивать, пустое это занятие, — надо просто читать его и перечитывать».

Несколько лет назад мы с Александром Етоевым, готовясь к семидесятилетию Геннадия Мартовича Прашкевича, коренного сибиряка, одного из старейших отечественных фантастов, поэта, переводчика, историка фантастики, решили сделать подарок нашему большому (он ведь под два метра ростом) другу. И написали к юбилею Мартовича странную книгу, каждая глава которой посвящена определённому периоду жизни этого замечательного писателя. Начинаются главы с моих разговоров с Геннадием Прашкевичем, а заканчиваются вольными комментариями Александра Етоева.

Владимир ЛАРИОНОВ

Уже будучи автором многих книг, Джек Хиггинс отважился на весьма смелый поступок: он кардинально изменил свой литературный стиль, чем снискал себе поистине всемирную славу, а его романы были переведены на сорок два языка народов мира. Начало этому процессу положил роман «Жестокий день» («The Savage Day») — триллер, в основу которого легли события, относящиеся к начальному периоду так называемого «ирландского кризиса» и потому имевшие под собой серьезную политическую подоплеку. Затем пришел черед романа «Орел приземлился» («The Eagle Has Landed») и ряда других всемирно признанных бестселлеров, каждый из которых, будучи по жанру типичным триллером, таил в себе ненавязчиво преподносимую, но явственно ощущаемую подтему столкновения человеческих судеб в сложных, подчас критических ситуациях. Данное обстоятельство, усиленное несомненным даром автора создавать неподражаемые характеры своих героев, столь редко встречающееся на страницах большинства триллеров, дало основание говорить о существовании особого и легкоузнаваемого «стиля Хиггинса».

История, которую вам предстоит прочесть, началась не вчера. И чтобы понять и оценить по достоинству смысл и прелесть книги Гарета Паттерсона, нужно окунуться в далекое прошлое. Итак…

В один прекрасный февральский день 1956 года инспектор Департамента охраны природы и туризма Джордж Адамсон во время поездки на север Кении в порядке самообороны вынужден был застрелить бросившуюся на него львицу. В нескольких шагах от места происшествия он нашел в расщелине скалы логово этой львицы (вот чем объяснялась ее агрессивность!) с тремя только что прозревшими, беспомощными детенышами. Будучи истинным любителем животных, Джордж забрал осиротевших малышей и привез их в свой лагерь, где передал на попечение жены, впоследствии всемирно известной Джой Адамсон.

В основу этой книги легли материалы из семейного архива – воспоминания, дневники, письма, фотографии, а также документы из архивов НКВД-КГБ-ФСБ, познакомиться с которыми авторам удалось лишь в 1998–2000 годах. В результате получился рассказ о многих и многих людях, связанных семейными, профессиональными и дружескими узами. И шире – рассказ о XX веке, о том, как он отразился на конкретных человеческих судьбах, каким виделся не с высот исторической науки, а при непосредственном столкновении с его большими и малыми событиями. Послереволюционные годы и романтика мечтаний о новом обществе, Большой террор и Вторая мировая, “оттепель” и освоение целины – все это так или иначе пережито героями книги, а теперь предстает перед читателем в подробностях и деталях, которые так легко могут быть стерты временем и уйти навсегда.

«Я поступил в студенты 15 лет прямо из родительского дома. Это было в 1832 году. Переход был для меня очень резок. Экзамен, публичный экзамен, – экзамен, явление доселе для меня незнакомое, казался для меня страшен. А я притом с моим Азом должен был первый открывать всякий раз ряд экзаменующихся. Но все прошло благополучно, и моя крайняя застенчивость не обратилась для меня в помеху к поступлению в университет…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Через много лет после войны во Вьетнаме респектабельный служащий преуспевающей фирмы Бен Тайсон сталкивается с обвинением в том, что во время сражения за город Хюэ взвод американских солдат под его командованием уничтожил всех врачей и пациентов католического госпиталя. Бывший лейтенант предстает перед судом военного трибунала. В процессе расследования, в ходе судебного разбирательства, в многочисленных ретроспекциях вскрывается сложная трагическая правда о событиях и подлинной роли в них героя романа.

АЛЕКСАНДР ДЕМИН

ПАЛЬЦЫ

Кроссовки жали. Серые, на шнуровке, итальянские кроссовки жали невыносимо. Большой палец тихо, с остервенением, матерился.

- Мать вашу... - шипел он. - За что мучаете, сволочи?! - И пихал локтем в бок Указательного.

Указательный интеллигентно пытался отстраниться, но было тесно.

Приходилось терпеть. Указательный был самым забитым. Он хорошо осознавал свою ненужность на ноге и предпочитал не высовываться.

Дмитрий Демин

Демин Дмитрий Валентинович ( 1934 -1998 )

Жизнь и творчество Дмитрия Валентиновича Демина была тесно связана с Комплексной Самодеятельной Экспедицией - удивительным сообществом единомышленников , посвятивших себя изучению загадки Тунгусского метеорита. Он был одним из основателей КСЭ и ее идеолог, основоположник космодранческой литературы, участник многих экспедиций, начиная с 1959 г.

Стихи Д.В.Демина печатаются по сборнику "Синильга" ( изд-во "Сибирский писатель", 1996 г.), посвященному 90-летию падения Тунгусского метеорита. Д.В.Демин был одним из составителей этого сборника.

Валерий Демин

Гиперборея-98

Нынешним летом в центральной части Кольского полуострова, традиционно именуемой Русской Лапландией, состоялась комплексная научно-поисковая экспедиция "Гипрборея-98". На добровольной основе и условиях полного самообеспечения в ней приняло участие несколько десятков человек всех возрастов из Москвы, Санкт-Петербурга, Петрозаводска, Мурманска, Североморска, Мончегорска, Оленегорска, Апатитов, Ловозера, Электростали Московской области и ряда других мест. Специалисты различного профиля обследовали обширную территорию горного массива Ловозерских тундр и расположенных тут же трех заповедных озер - Луявра, Сейдъявра и Умбъявра. Цель одна: развить успехи прошлогодней экспедиции, найти новые памятники, свидетельствующие о существовании здесь в далеком прошлом древнейшей северной цивилизации, названной античными авторами "гиперборейской" (дословно - "находящейся за Бореем - Северным ветром").