Дочь Нефертити

С тех пор, как трое 17-летних ребят нашли в развалинах дома устройство под названием «Фаэтон» — этакую машину времени для путешествий в свои прошлые жизни, прошло каких-нибудь три дня. Но сколько событий случилось! Невероятных и пугающих, увлекательных и очень страшных… И зачем только они включили «Фаэтон»? Все это казалось игрой… Однако сотрудники Секретной Лаборатории, которым принадлежит прибор, не любят шутить — игра превращается в настоящую смертельную схватку. Едва вернувшись из кошмара Средневековья, друзья опять вынуждены скрываться в прошлом — на этот раз в Древнем Египте, где их ждут не менее опасные испытания. Переместившись в Фивы в момент траура по Тутанхамону, юные герои оказываются в самом центре политических интриг. Здесь же настигает их и служба безопасности Секретной Лаборатории…

«Дочь Нефертити» — вторая книга проекта «Фаэтон» — сюжетно продолжает первый роман автора — «Монсегюр».

Отрывок из произведения:

Когда мне в руки попала первая книга Татьяны Семёновой «Монсегюр», я решил, что это обыкновенная фэнтези. Однако с первых же страниц роман озадачивал и не поддавался современной классификации. Стилистика его напоминала нечто давно забытое, из далёких-далёких лет, из романтических воспоминаний детства: образцово-показательные главные герои, популяризация науки едва ли не в форме лекций, чётко выстроенный классический сюжет, отсутствие жаргона даже в диалогах и жестко заданные моральные принципы. Всё было так странно, что начинало слегка раздражать своей непривычностью и непонятностью. Когда это написано? Может, лет пятьдесят назад? Нет, слишком много сегодняшних реалий… Так не пародия ли это?

Рекомендуем почитать

Трое друзей-студентов — два молодых парня и девушка — случайно стали обладателями секретного прибора, позволяющего путешествовать в прошлые жизни. Рискнули испытать его и оказались в средневековой Франции. Об этом первая книга проекта — «Монсегюр». Во второй — «Дочь Нефертити» — хозяева прибора начинают преследовать наших героев, и те просто вынуждены скрываться... в Древнем Египте. Им повезет, они опять вернутся и уже сами не захотят ни в какую далекую эпоху: устали, набегались. Но так уж выйдет — они вновь провалятся в прошлое. Теперь — в Китай конца XIX века. У власти — последняя в истории, маньчжурская династия. Ребята сразу станут свидетелями убийства, ниточки от которого потянутся к императорскому дворцу. Расследование начинается...

И конечно, как и в предыдущих романах, читателя ждет не только захватывающий сюжет, но еще масса интересных и полезных сведений, в первую очередь из истории, а также других наук: физики, химии, психологии, астрономии, биологии.

Студенты-первокурсники Аня, Саша и Ваня случайно становятся обладателями экспериментального устройства «Фаэтон», позволяющего его владельцу путешествовать в свои прошлые жизни. Один из героев решает испытать прибор и включает его. Но вместе с ним в прошлое попадают и друзья, находившиеся в этот момент рядом.

«Фаэтон» переносит их в 1243 год, в Лангедок. На вершине высокой скалы гордо возвышается замок-крепость Монсегюр, последний оплот таинственной христианской общины катаров. Папа римский объявил их еретиками, и полчища крестоносцев направились на юг Франции, чтобы раз и навсегда уничтожить альбигойскую ересь. Последние катары, укрывшись в неприступной крепости, обороняются от католического воинства, осаждающего замок.

В Монсегюре находятся бесценные реликвии — Копьё Судьбы и Святой Грааль. В подземельях замка хранятся и уникальные рукописи, раскрывающие тайну ещё одной реликвии — Ковчега Завета. В древних манускриптах говорится и о том, что все эти предметы — части одного механизма, имеющего огромную силу.

Тайна катаров становится известна инквизиторам, и за сокровищами начинается настоящая охота.

Друзья оказываются в самом центре событий. Будущее великих реликвий уже во многом зависит от них.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

А. ХАРЬКОВСКИЙ

ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ - В НЕБО

Озеро Зебан, высота 2914 метров над уровнем моря. Проезд: автобусом до подножия горы Мурат, далее - вверх на подводной лодке.

(Из путеводителя по нашему краю)

Поселок наш затерялся среди звезд. Они смотрят на нас отовсюду - с близкого, как крыша, неба и снизу, из задумчивых глубин горного озера. В безлунные ночи, когда горы растворяются в темноте и желтые звездочки окон мерцают на их склонах, мы чувствуем себя, словно на маленькой планете, затерянной в безднах Вселенной. Помнят ли о нас на Большой земле, ищут ли живой огонек на холодном небе? Или, увидев эти места в кино, вспоминают мертвый ландшафт Луны? Но мы живем, светим. Наше озеро сопит, ворочается по ночам - может, мечтает о веселом гуле турбин или просто надоело отражать только небо, да горы, да несколько домиков на берегу.

И. Хицкова

МИНИАТЮРЫ О ПРИРОДЕ

Красноголовик-боровик

Собирая в лесу грибы, я нашла очень забавный красноголовик: eгo шляпа была похожа на мушкетерскую, гриб стоял на крепкой пузатенькой ножке, а сбоку, будто к матери, приник маленький боровичок.

Вечер на Ладоге

На берегу озера было тихо, лишь неторопливый плеск волн нарушал покои природы. Само озеро, словно окутанное в голубую дымку, казалось воздушным. Солнце выстлало на его глади алую ленту; лента изгибалась вместе с небольшими волнами. При Приближении к озеру солнечная дорожка медленно таяла, мне вдруг хотелось, чтобы кто-нибудь со мной увидел красоту Ладоги.

Чеслав Хрущевский

ПОРОК ДУШИ

Перевод Е. ВАЙСБРОТА

Он открыл глаза и с изумлением увидел, что находится в огромном зале. Винипластовые фосфоресцирующие стены излучали бодрящее голубое сияние. Было светло, как днем, даже еще светлее. Вверху, разбросанные по темно-синему куполу, горели разноцветные звезды.

Он глубоко вздохнул и в тот же миг услышал мелодичный голос:

- Сердечно приветствую вас. Я стою у вас за спиной, прошу повернуться.

Юрий Иваниченко

Взгляд

Вот она, долина. Неумолчный рев и грохот воды, теснящейся между скалами и переваливающей валуны по каменным ступеням, стал тише.

Ветер повернул, и ощутимо пахнуло Тленом.

Тленом, главной приметой его Охотничьих угодий и, быть может, проклятием рода Гроуков. Зная - как знали предки, - что Тлен не может всерьез повредить большому рэббу, Гроук все же непроизвольно замер на базальтовом уступе, и серо-черный валун, зажатый в кулаке, вдруг хрупнул и раскрошился на сотню гладко-матовых остроконечников и пластин.

Нина КАТЕРЛИ

СЕННАЯ ПЛОЩАДЬ

Посвящается М. Эфросу

"Это ведь родина. Что же ты плачешь, дурак!"

(Д. Бобышев)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. УЖАСНЫЕ НОВОСТИ

1

Марья Сидоровна Тютина по обыкновению встала в восемь, позавтракала геркулесовой кашей, вымыла посуду за собой и мужем и отправилась в угловой "низок", где накануне определенно обещали с утра давать тресковое филе.

Марья Сидоровна заранее чек выбивать не стала, а заняла очередь чтобы сперва взвесить. Отстояв пол-дня, уж пол-часа всяко, она оказалась наконец, у прилавка, и тут эта ей сказала, что без чеков не отпускаем. Марья Сидоровна убедительно просила все же взвесить пол кило для больного, потому что она здесь с утра занимала, а к кассе полно народу, но продавщица даже не стала разговаривать, взяла чек у мужчины и повернулась задом. Из очереди на Марью Сидоровну закричали, чтоб не задерживала - всем на работу, и тогда она пошла к кассе, сказала, что ей только доплатить и выбила семьдесят копеек. Но к прилавку ее, несмотря на чек, не пропустили, потому что ее очередь уже прошла, а филе идет к концу.

Анна КИТАЕВА

ВЕК ДРАКОНА

Некогда этой землей владели древние. Их могущество было столь велико, что они двигали солнце и луны, и сам облик мира меняли по своему желанию. Древние вели войны и совершали странные обряды - вот все, что сохранила о них память дикаря, которому мир достался в наследство. Ибо однажды постигла ли их беда, или то был их собственный замысел, никому не ведомо, - они исчезли, все до единого. Тьма веков надежно укрыла их следы.

Александр Кобринский

Холера меня не возьмет

Вхожу. Мать готовит. В комнате стоит аппетитный запах теста, пропитанного чесноком. Ставлю ногу на табурет и начинаю развязывать шнурок. Появляется отец. Я вижу его скрюченные, грубые, трудовые пальцы и склеротичные глаза.

- Тебе лень нагнуться? - взрывается он неожиданно.

Не отвечаю, потому что изменить моего отца невозможно. Во многом я похож на него. Пытаюсь отделаться восковой улыбкой. Но моя сдержанность вызывает в нем спонтанное бешенство.

КОКОВИН ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВИЧ

ЖИЛИ НА СВЕТЕ РЕБЯТА

КИРИЛКА

Жили на свете ребята...

"На свете" - так только говорится. А ребята, о которых я хочу рассказать, жили на одной улице и даже в одном доме.

Дом был деревянный, двухэтажный и ничем не отличался от многих других домов, построенных в поселке затона за последние годы. С трех сторон его облепили балконы и веранды, зимой - заснеженные и скучные, зато летом веселые, увитые буйным хмелем и пестрящие яркими бархатистыми цветами.

Оставить отзыв