До свидания, Эдит

(ВОСПОМИНАНИЯ МАРСЕЛЯ БЛИСТЭНА)

ДО СВИДАНЬЯ, ЭДИТ...

Перевод Галины Трофименко

Только что я видел Эдит в последний раз.

Бедная, маленькая, неподвижная лежала она в своей огромной кровати. Я долго смотрел на нее, растерянный, отупевший от горя.

Возможно ли, что это крохотное создание с маленьким, безжизненным, как у куклы, лицом - это все, что осталось от самой великой трагической эстрадной певицы.

Я смотрел на это лицо, утопавшее в легкой материи, и думал: "Неужели никогда больше не прозвучит ее изумительный голос?"

Другие книги автора Марсель Блистэн

В книгу вошли воспоминания великой французской певицы, актрисы Эдит Пиаф, ее друга, режиссера Марселя Блистэна, и ее сводной сестры Симоны Берто. Мемуары Пиаф – это лишенный ложной стыдливости эмоциональный рассказ о любви, разочарованиях, триумфальных взлетах, об одиночестве и счастье, о возлюбленных и о друзьях, ставших благодаря ей знаменитыми артистами: о Шарле Азнавуре, Иве Монтане, Эдди Константине и др.

Воспоминания Марселя Блистэна и сводной сестры Эдит Пиаф – это взволнованный, увлекательный рассказ о величайшей певице.

Смерть дочери, безумие, наркотическая зависимость и неизлечимая болезнь – жизнь Эдит Пиаф, самой трогательной и искренней певицы ХХ века, порой напоминает сценарий драматического фильма.

В книгу вошли воспоминания великой французской певицы, актрисы Эдит Пиаф, ее друга, режиссера Марселя Блистэна и ее сводной сестры Симоны Берто.

Мемуары Пиаф – это лишенный ложной стыдливости, эмоциональный рассказ о любви, разочарованиях, триумфальных взлетах, об одиночестве и счастье, о возлюбленных и о друзьях, ставших благодаря ей знаменитыми артистами: о Шарле Азнавуре, Иве Монтане, Эдди Константине и др.

Воспоминания Марселя Блистэна и сводной сестры Эдит Пиаф – это взволнованный, увлекательный рассказ о великой певице Франции. Словно кадры фильма, проходят перед читателем яркие эпизоды судьбы Эдит Пиаф, полной драматических коллизий.

Перевод: Александр Брагинский, Галина Трофименко, Семен Володин

Популярные книги в жанре Публицистика

У нас вновь идёт бой за Победу. Ту самую, великую Победу 1945 года. Тогда, 65 лет назад, за Победу воевали рядовые и офицеры, пехотинцы и лётчики, военврачи и медсёстры, труженики тыла и штрафники, вчерашние студенты и интеллигенты, крестьяне и рабочие, русские и белорусы, украинцы и евреи, грузины и якуты, командармы и Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин.

Конечно, среди всех народов главную нагрузку на всех фронтах нёс на себе великий русский народ. Сломался бы он, утратил бы наступательный порыв, никто бы не помог. Конечно, главная, и как показало время, гибельная нагрузка легла на крестьян. Они составляли большинство и среди пехотинцев во всех наступлениях, и среди командармов, включая маршала Жукова. Крестьяне и гибли больше всех. Немцев победили, но деревня так уже и не поднялась, остальные катаклизмы ХХ века лишь добивали её. Никто не смотрит на русскую деревню и сегодня. Нынешние менеджеры не понимают, что без деревни нет народа, а без народа и страна обречена на уничтожение, кем её ни заселяй.

В Сталинграде немцы застряли у дома сержанта Павлова – никак не могли его взять. Попались отчаянные русские ребята во главе с отчаянным сержантом, к тому же умеющим воевать, и всей немецкой громаде пришлось задержаться. В нынешней критике тоже многие наши заклятые друзья спотыкаются на русском критическом доме Павлова. К тому же и по литературному рангу он такой же отчаянный сержант, не годится в штабные литературные генералы. Но воевать умеет. И команду себе подобрал толковую.

Я только что вернулся из Киева, куда был приглашён телеведущим Евгением Киселёвым на его знаменитую, самую крупную в современной Украине политическую программу "Большая политика". Последний раз я был в Киеве в дни чернобыльской катастрофы, и мой вертолёт, который пролетал над Святой Софией, Лаврой и дивным весенним разливом Днепра, был окован свинцовыми листами.

     Моё нынешнее знакомство с Киевом позволило наблюдать всю живую бурлящую композицию нынешних украинских идеологий. Я общался с украинскими "имперцами", с теми, кто не согласен на одинокое и выморочное, как им кажется, существование Украины, кто уповает на воссоздание огромного имперского пространства. Среда "имперцев" крайне неоднородна. И их внутренние схватки, стычки, а также союзы, характеризуют сложность имперской истории России. Среди них существуют представители коммунистического движения, ратующие за воссоздание Советского Союза во всей его территориальной и социальной красоте.

Стихотворение Пушкина «Чернь» первоначально было озаглавлено «Ямб». Ближайшим образом Пушкин мог ознакомиться с природою «иамба» из творений Андрея Шенье. Едва ли это переименование сделало стихотворение более вразумительным. Подлинное заглавие определяет «род», образец которого хотел дать поэт-художник. «Род» предустановляет пафос и обусловливает выбор слов ("печной горшок", «метла», "скопцы"…). Если бы мы не забыли, что Пушкин выступает здесь в маске Архилоха и говорит в желчных иамбах ("will speak daggers"), в древних иамбах, которые презирают быть справедливыми, — мы не стали бы с его Поэтом отождествлять его самого, беспристрастного, милостного, его, который

Легостаев Андрей

Издателям и их сотрудникам, а так же всем заинтересованным лицам.

Не помню кто, умный человек, сказал: "Двадцать два идиота, толком не умеющие по мячику ударить, суетятся на поле, а десять тысяч людей, прекрасных знающих как это сделать, почему-то сидят на трибунах".

Для редактуры художественных текстов, можно перефразировать так: "Человек, не знающий как связать слово со словом почему-то пишет роман, а человек, великолепно знающий все, его редактирует..."

Эта краткая заметка Василия Васильевича Розанова (писаная, как легко догадаться, к Пасхе 1918 года) была предназначена для невышедшей тетрадки русского студенческого журнала «Вешние Воды». Насколько я знаю, — в России она издана не была. Редактор-издатель «Вешних Вод» Михаил Михайлович Спасовский приводит розановскую заметку в своих воспоминаниях о писателе. Первое издание мемуаров М.М. Спасовского увидело свет в 1938 г. (Русское Национальное Издательство, Берлин). Через тридцать лет Михаил Михайлович совершенно переработал свои записки, — но «С печальным Праздником» сохранил. Новый извод книги Спасовского увидел свет в Нью-Йорке (Всеславянское Издательство, 1968). Думаю, что вещее слово Розанова — только теперь, в преддверии Пасхи Христовой 2000-го, может быть услышано русским православным человеком, «в земле пусте, непроходне и безводне», что отзывается на кличку «Эрэф». — «Россию нужно строить сначала, моля Бога об одном, чтобы это была летаргия, а не смерть.» — Страшно сказать, хотелось бы отвергнуть, — а нельзя. (Юрий Милославский)

Юрий Фельштинский: интервью и выступления

Интервью: 11.06.02, радио "Свобода", передача "Факты и мнения"

Ведущий - Лев Ройтман

Книга "ФСБ взрывает Россию":

факты или версии?

Лев Ройтман: В Америке в январе этого года на английском языке вышла книга "Взрывая Россию. Террор изнутри". Под таким же заголовком радио "Свобода" дало в нескольких передачах детальное изложение этой книги, а в августе прошлого года отрывки из этой книги публиковала московская "Новая газета". В феврале в нью-йоркском издательстве "Либерти Паблишинг Хаус" вышел русский оригинал книги под названием "ФСБ взрывает Россию", подзаголовок - "Федеральная служба безопасности - организатор террористических актов, похищений и убийств".

Глухо громыхнуло на Манежной. Словно зимняя гроза прокатилась над Москвой. Что это было: массовый выплеск эмоций или контролируемый "выпуск пара"? Грозное предзнаменование далёкого будущего или само начало "новых и мятежных дней"?

     Гражданское общество, отсутствием которого нас так долго попрекали, наконец-то сказало своё веское слово. Вышло на улицу в образе парней с факелами, орущих футбольных фанатов и сбросивших с себя зимние куртки разъярённых золотогривых девиц.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А.Блюм

"Грамматика любви"

Есть у Ивана Алексеевича Бунина рассказ, название которого для современного читателя звучит несколько непривычно и странно - "ГРАММАТИКА ЛЮБВИ". Создан этот шедевр русской прозы в начале 1915 года и занимает в творческой биографии писателя видное место. Именно в нем впервые отчетливо и сильно прозвучали мотивы, которые потом найдут еще большее развитие в рассказах "Дело корнета Елагина", "Солнечный удар", в цикле "Темные аллеи". В этих произведениях любовь изображается Буниным как трагическое, роковое чувство, которое обрушивается, подобно удару, переворачивает судьбу человека, захватывает его целиком.

М. Блюменкранц

Макиавелли: уроки истории

Политические тексты Макиавелли, написанные около пяти веков назад, наш современник прочтет сегодня по-своему.

Автономность политики от других сфер человеческого существования, прежде всего - от нравственности, примат государственных интересов над интересами личности и крайне низкая оценка человеческой природы как таковой - вот отправные точки политической философии Макиавелли.

Безусловно, итальянский философ осмысливал негативный опыт своего времени: политическое бессилие разрозненной и потерявшей самостоятельность Италии, глубокий кризис средневекового религиозного сознания, проявившийся прежде всего в вырождении института папства и потере метаисторических ориентиров в осмыслении человеческого существования. В этой ситуации основным приоритетом становится романтизация волевого императива, жизненной мощи, способной вернуть этому распадающемуся на части миру утраченное единство.

Олег Блоцкий

Богиня

Ольга появилась в бригаде ближе к обеду, когда штабная машина вернулась с аэродрома и остановилась у длинного модуля, где размещалась строевая часть.

Буквально через несколько минут слухи о новенькой, словно камень, брошенный в воду, большими возбужденными кругами разошлись по всему "пункту постоянной дислокации", который, казалось, вымер из-за непереносимой жары: "Дуканщица приехала! Молодая! Красивая!"

Олег Блоцкий

Чеченский пленник

Меня зовут Сидоров Геннадий Сергеевич. Родом я с Дальнего Востока. Служил сначала дома. Потом перевели под Благовещенск. Якобы для укрепления российских границ. Потом сказали, что поеду на формирование нового полка на Урал.

Из части было нас всего двое. Привезли в Благовещенск. А там уже со всего дальнего Востока собирают людей. До конца нам не говорили - куда и что. Утверждали, что едем на Урал формировать новый полк. Сразу ясно было, куда мы поедем, потому что начали волос стричь, но не весь, а кусочками маленькими, кровь брать. Комиссия была, спросили: "Сколько родителей? Одна ли мать воспитывает? Или еще отец есть?"