До Марса пять минут

В. ЛИШЕВСКИЙ

ДО МАРСА ПЯТЬ МИНУТ

Два ограбления банка за две недели. И оба одинаково странные и непонятные. Охранники ничего не видели, сигнализация не сработала, в помещении никаких следов. А сейфы пусты.

Крокс сидел за столом и анализировал полученную информацию. Он был самым известным криминалистом страны. Все знали его имя, хотя ему не приходилось участвовать в засадах, перестрелках и погонях. Его оружием были феноменальная память, в которой хранилась уголовная хроника за многие годы, и аналитический ум, работавший как компьютер.

Другие книги автора Володар Петрович Лишевский

Журнал «Земля и Вселенная» 1993 г., № 4, стр. 108-110

В. ЛИШЕВСКИЙ

Гонщик No 1

- Впереди Гарри Смит под номером восемнадцать. Он обошел всех на целый круг! - Репродукторы разносили по мотодрому возбужденный голос диктора.

На трибунах нервничали. Разговоры, свист, крики слились в несмолкающий гул. Конечно, это опять трюки дельцов. Впереди не чемпион, не представитель преуспевающей фирмы, а неизвестный гонщик, выступающий за "Грин Рокит". Мотоциклы этой фирмы с нарисованными на баках маленькими зелеными ракетами были неплохими, но и не лучшими, а главное - "Грин Рокит" не имела гонщиков экстракласса и никогда не побеждала на крупных соревнованиях.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сюжет повести Геннадия Гора «Докучливый собеседник» фантастичен. Одним из главных ее героев является космический путешественник, высадившийся на нашей планете в отдаленные доисторические времена. Повесть посвящена жизни и труду советских ученых, проблемам современной антропологии, кибернетики и космонавтики.

Странная штука – память. Казалось бы, что за тридцать лет можно забыть напрочь дорогу в Дом. Но стоило мне оказаться опять в этом городе, как я вспомнил все.

Конечная станция подземки, выход из последнего вагона. Теперь все время налево – сначала после автоматов с турникетами, потом в туннеле подземного перехода, извивающемся замысловатым зигзагом, и наконец – вверх по левой лестнице, чтобы выбраться на поверхность.

Снаружи изменения есть, но не настолько радикальные, чтобы сбить меня с толку. Вместо старого сквера с буйной растительностью – сверкающий хромом и золотом торговый центр. Вместо киосков, где продавали мороженое, конфеты и газированные напитки, – многоэтажная автостоянка. Вместо старенького кинотеатрика, где когда-то по субботам и воскресеньям было просмотрено столько захватывающих фильмов, – очередной филиал очередного банка.

― Пройдите по тому коридору и подождите меня где—нибудь в холле, ― сказал режиссер и с видом очень занятого человека помчался в буфет покупать сигареты.

Мартын Еврапонтьевич Васильков с уважением посмотрел ему вслед. «Большой человек, ― подумал он, ― небось, кажный день с екрану говорит. Это не то, что картошку в огороде сажать. Большой человек».

Одернув полы старенькой, но еще крепкой флотской тужурки с потускневшими галунами ― как лихо он выглядел в ней лет эдак сорок пять назад! ― Мартын Еврапонтьевич смиренно прокашлялся и отправился в холл. Полосатые брюки «клеш» неслышно подметали пол, укрывая до блеска вычищенные каблуки, и приятно шелестели, будто совсем недавно купленные. Впрочем, Васильков их почти и не носил ― разве что только по большим праздникам…

— Как всегда, Аделаида Петровна запаздывает, — сказала преподавательница физкультуры и бодро закинула левую мускулистую ногу, туго обтянутую синим тренингом, на не менее мускулистую правую. — Прекрасно знает, что педсовет назначен на семнадцать ноль-ноль… — И она метнула быстрый взгляд на директора школы, восседавшего в конце длинного стола, накрытого зелёным сукном в чернильных пятнах. Директор старательно чинил карандаш и не отреагировал.

— Мой Гоша, — погромче сказала физкультурница, — говорит, что Аделаида Петровна приходит в класс после звонка…

Новый председатель колхоза «Светлый путь», что имеется в селе Медведка, сразу же ретиво принялся за искоренение пьянки. Перво-наперво были строго предупреждены самогонщики, а затем ликвидирован винный отдел в местном универсальном магазине. Пром- и продтовары размещались в просторной пятистенке, всем заведовала и торговала Нюся. Закрытие винного отдела она пережила тяжело. Несколько дней ходила с заплаканными глазами и скандалила в сельсовете, требуя снижения плана. Значимый тёмный привесок к товарообороту давали бутылки «бормотухи», разные портвейны и, конечно, водка. Жители Медведки забегали за хмельным больше по праздникам и по случаю приезда родни из дальних мест. Основными же потребителями считались буровики. Который год бурили они в тайге, километров за двадцать от деревни, и в любую погоду навещали Нюсю. Несколько раз даже, к восторгу деревенских ребятишек, прилетали на вертолёте. Товар всегда забирали оптом, сдачи не брали.

Войдя в собственный подъезд Нефедов оказался в кошмарном сне. Такого ужаса он, наверное, не испытывал в своей жизни никогда… Но кому и зачем нужно так пугать Нефедова?

Как трудно молодому поколению понять привязанности старшего... А конфликт непонимания повторяется между каждыми новыми поколениями в новом своем витке. И не так важно, что непонятно новому поколению: езда в переполненных электричках на дачный огород или путешествие на глиссере в родной город…

Из энциклопедии фантастики В. Гакова:

В виртуозно «разыгранной» притче-игре, вызывающей аналогии с Л.Кэрроллом, — романе «Квадраты шахматного города» [The Squares of the City] (1965) — вымышленная латино-американская страна превращена в тоталитарную антиутопию с помощью подсознательного внушения ее гражданам чувства «лояльности» (через обычную телесеть). Шахматы в этом об-ве претендуют на роль идеологии и государсвенной религии, и все персонажи, включая главного героя, сами того не зная, своими поступками повторяют ход реальной шахматной партии 1892 года, разыгрываемой диктатором и его политическим противником.

Аннотация издательства:

Научно-фантастический роман прогрессивного английского писателя, президента Европейского коммитета писателей — фантастов, посвящен использованию средств коммуникации для воздействия на подсознание человека.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Лиштанберже

Рихард Вагнер как поэт и мыслитель

ВСТУПЛЕНИЕ

Вагнеровская драма. - Философия Вагнера. - Эстетика

Вагнера. - Общий план. - Библиографические указания.

Творчество Рихарда Вагнера представляет интерес не только для истории музыки, но вообще для истории искусства и цивилизации в Германии. В самом деле, Вагнер создал новую форму искусства, музыкальную драму. В его критических сочинениях, которые составляют документ бесконечно ценный для эстетики музыки, изложенный в отвлеченных теориях, мы находим законы его драмы и искусства вообще. Наконец, как все великие художники, размышляя над вечной проблемой значения жизни, он и нам сообщил свои идеи о судьбе человека как в символической форме своих драм, так и в отвлеченной форме своих теоретических сочинений. Одним словом, он не только музыкант, талант которого в настоящее время почти уже неоспорим, но кроме того - драматург, эстет и мыслитель. С этой троякой точки зрения мы и намерены здесь рассмотреть его.

Лишутин Андpей

"Истоpия, котоpой не было, или "Хакнутые ВЫБОРЫ'99"

Посвящается pоссийской hack|crack-"сцене".

От автоpа:

События и лица в данном pассказе вымышлены и любое совпадение имен, названий и дат является случайным.

Hаша pабота во тьме

Мы делаем, что умеем,

Мы отдаём, что имеем,

Hаша pабота во тьме.

Сомнения стали стpастью,

А стpасть стала судьбой.

Всё остальное - искусство

Лисий

Из речи "Об убийстве Эратосфена"

(Пер.С.И.Соболевского)

Лисий

(Приблизительно 459-380 гг. до н. э.)

Лисий, вместе с Демосфеном принадлежащий к числу десяти выдающихся канонических греческих ораторов V-IV вв. до н. э., родился, по-видимому, около середины V в. до н. э. Лисий был уроженцем Афин, но по отцу считался "метэком" (иностранцем, живущим в Афинах). В 404 г. при господстве олигархов, "тридцати тиранов", Лисий должен был, как демократ, бежать из Афин, но с восстановлением демократии в 403 г. вернулся и умер вскоре после 380 г. Лисий - по преимуществу судебный оратор (сохранились более или менее полные 34 его речи), "логограф", то есть писатель речей для других (в афинском суде каждый должен был защищаться и обвинять сам лично); в этих речах он считался мастером "этопойий", то есть искусства составлять речи, по своему стилю вполне соответствующие характеру, манере и образованию своего клиента. Это искусство, сближающее логографа с драматическим поэтом, Лисий особенно проявляет в "рассказах", составляющих часть судебной речи. Рассказы в речах Лисия представляют важный этап в развитии греческой художественной

Вольдемар Лисин

РОЖДЕHИЕ КААЛАHА

Он проснулся. Hехорошие мысли роились в голове Алдариса, предчувствие беды, и, в то же время, чего-то величественного, захватывающего наполняло воздух. Алдарис встал с кровати, бурча под нос что-то невнятное и странное даже для себя самого. Вдруг он почувствовал пульс, странный пульс, наполнивший разум. Тук, тук, тук... Биение учащалось с каждой секундой. Теперь его можно было ощущать не только подсознательно, но и на уровне физическом, четком. Алдарис в недоумении попытался найти источник пульсации. Он прошелся в одну сторону, в другую. Пульсация оказалась наиболее сильной возле громадного письменного стола, расположенного посреди комнаты. Алдарис невольно потянулся к верхнему ящику... Все становилось на свои места - то был пульс Кровавого Сердца. Кольцо, найденное Алдарисом еще давно, в раннем детстве, ожило. Оно тихо томилось, ожидая своего часа, и вот - он настал. Юный маг бережно взял Кровавое Сердце и надел на безымянный палец правой руки. Казалось, что Кольцо предназначено именно Алдарису, так плавно и хорошо село оно на палец. Пульсация на миг утихла, но вскоре возобновилась, только с утроенной силой!