Дневник женщины времен перестройки

Елена Катасонова

Дневник женщины времен перестройки.

Итак, докторская моя, похоже, накрылась. Похоже... Остатки нашего советского оптимизма - "Эй, товарищ, больше жизни!.." Не "похоже", а накрылась по-настоящему, хотя я, конечно, еще побарахтаюсь (тоже наше, отечественное: боролись за все и всегда - от построения коммунизма до покупки стирального порошка). И ведь даже не забодали ее, сердечную, а просто не допустили к защите. Жали руку, благодарили тепло, чтоб не сказать истерически - "Давненько не было у нас столь фундаментальных исследований!" - но, увы, нет специалистов по теме, а значит, нет для меня оппонентов.

Другие книги автора Елена Николаевна Катасонова

Новая книга Елены Катасоновой состоит из романа, повести и двух рассказов. Все произведения объединены общей темой: поиск своего места в жизни. «Кому нужна Синяя птица» — роман о любви, столкновении разных образов мышления: творческого и потребительского. Повесть «Бабий век — сорок лет» продолжает тему «Птицы», повествуя о сложной жизни современной женщины-горожанки. Идея рассказов «Сказки Андерсена» и «Зверь по имени Брем»: «Мы живы, пока нам есть кого любить и о ком заботиться».

Елена КАТАСОНОВА

Ax, кабы на цветы - да не морозы...

Три года, как выяснилось, - это много, столько всего в эти годы вместилось, что бы там ни говорили соседки: что жизнь летит, что еще недавно (подумать только!) Митька, мой сын, копался в песочнице и однажды сыпанул себе песком в глаза, и так он плакал, бедняга, так плакал! А теперь вот привел в дом жену, и как же ты, Танечка, жить-то будешь: сама ведь еще не старая, можно сказать, молодая! А я и в самом деле еще не старая, можно сказать, молодая, как большинство из нас - работающих, интеллигентных, подтянутых, давным-давно разведенных сорокалетних женщин. Разведенных по самым разным вроде причинам, а на самом деле-то по одной: утомились мы без любви к тридцати с чем-то годам, не выдержали банального открытия - нет ее больше, улетела от нас, испарилась, измучилась в огромном неустроенном городе и, никому ни на что не жалуясь, не стеная и ни к чему не взывая, вздохнула и умерла. Бодрый, заманчивый и лукавый секс мгновенно ее заменил, усмехаясь, встал на освобожденное любовью место, молодежь радостно встрепенулась, закружилась, задергалась, завопила под усилители нечто дикое, невообразимое, оставив тоску о любви нам, старикам, нам, сорока-с-чем-то-летним, нам, уходящему поколению, с его иллюзиями, глупостями и надеждами, несмотря ни на что.

Книги Елены Катасоновой, признанного мастера русской прозы, пользуются популярностью не только в России, но и за рубежом, ибо все они — о любви, чувстве, неподвластном логике, времени, обстоятельствам.

Новая книга Елены Катасоновой состоит из романа, повести и двух рассказов. Все произведения объединены общей темой: поиск своего места в жизни. «Кому нужна Синяя птица» — роман о любви, столкновении разных образов мышления: творческого и потребительского. Повесть «Бабий век — сорок лет» продолжает тему «Птицы», повествуя о сложной жизни современной женщины-горожанки. Идея рассказов «Сказки Андерсена» и «Зверь по имени Брем»: «Мы живы, пока нам есть кого любить и о ком заботиться».

Один из любимых рассказов писательницы — «Зверь по имени Брем» — повествует о судьбе собаки.

Елена Катасонова

Возвращение в Коктебель

(История одной любви)

Часть первая

Здесь все теперь воспоминанье,

Здесь все мы видели вдвоем,

Здесь наши мысли, как журчанье

Двух струй, бегущих в водоем.

Максимилиан Волошин

1

Давным-давно не была она в Ялте - лет пятнадцать уже. Да, точно: это было весной, в марте семьдесят шестого, до новой эры, именуемой перестройкой. Впрочем, к концу восьмидесятых слово это - неблагозвучное и на слух неприятное, уклончивое и лукавое, как сам Горбачев, - так всем обрыдло, что неблагодарный народ даже из анекдотов его повыкидывал, заменив терминами более к ситуации подходящими. Они звучали теперь на всех перекрестках - не как брань или там речения бомжей, а как нормальные, рутинные определения жизни, хотя если вдуматься... Но никто уже ни во что не вдумывался, все куда-то спешили, торопясь кто что урвать: в воздухе явственно пахло грозой. И только поколение шестидесятников - к нему и принадлежала Натка, - это уходящее, обманутое во всем, новой жизнью презираемое, ей не нужное поколение, молча сжималось, проходя сквозь строй чудовищных, неудобоваримых фраз, не могло, не хотело с ними смириться. Молодежь же употребляла мат легко и свободно, вместо точек и запятых, запросто заменяя глаголы, тужась выразить то, что прежде - умора! именовалось чувствами.

Елена КАТАСОНОВА

Концерт для виолончели с оркестром

Анонс

Новая книга Елены Катасоновой - это история любви одаренной виолончелистки и поэта, любви, способной преобразить жизнь человека и наполнить ее новым смыслом История о том, как пробуждается неподдельное, прекрасное чувство, которое на протяжении столетий воспевали поэты...

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

Санаторий "Ласточка", невысокий, уютный, с белыми балконами и колоннами, стоял на склонах горы Машук, возвышаясь над городом, ласково и спокойно глядя на него сверху вниз. Из его окон хорошо был виден весь Пятигорск - радостный, праздничный южный город. Он лежал внизу, раскинувшись широко и свободно. Огоньки домов и домишек весело перемигивались друг с другом, трамвай, делая круг, звонко оповещал о своем прибытии. Ему вторил едва уловимый, чуть дрожащий в прозрачном воздухе серебряный звон - оттуда, с горы Машук, где стонала на вершине под ветром знаменитая Эолова арфа, восстановленная не так давно и теперь звучавшая снова - как прежде, давным-давно, когда здесь жил, любил, ненавидел, страдал и встал под дуло дуэльного пистолета загадочный, непостижимый, сумрачный русский гений, преемник Пушкина, гордость России.

Елена КАТАСОНОВА

АЛГОРИТМ СЧАСТЬЯ

Анонс

Любовь Олега и Риты родилась в те тревожные дни, когда плечом к плечу они стояли у Белого дома в Москве в августе девяносто первого года. Какими они были тогда счастливыми, гордо уверенными в себе! Но грянул год девяносто второй, и как же все изменилось. Чудовищное, немыслимое расслоение общества потрясало и унижало: они, мозг страны, оказались чуть ли не на самом дне. Наконец Рита принимает единственное, как ей кажется, правильное решение...

Популярные книги в жанре О любви

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Ч Ё Р H А Я Р О З А

Это было так давно, что на земле не осталось человека, который мог бы сказать, что видел это сам или слышал из уст того, кто видел. Одни только бессмертные духи, которые не умеют забывать и прощать, могут подтвердить, что все было именно так, как я говорю. Hо если даже они смолчат, не спешите смеяться надо мной. Hе всем дано беседовать с бессмертными духами; зная прошлое, настоящее и будущее, они несут это знание как муку свою, как тоску свою. Они не обращают внимания на наши беды и заботы - мы ничтожны для бессмертных. Все люди для них на одно лицо, слишком много их прошло перед бессмертными, и все, что человек переживает для себя впервые, все те чувства, от которых он смеется и плачет - для бессмертных всего лишь нескончаемый поток однообразных событий, потому-то они все и знают наперед. Отлично зная прошлое, нетрудно предсказать будущее. Hо как трудно быть бессмертным.. Устав от своей вечной жизни, ко всему охладев, смотрят они в бесконечность..

Жанна Дубровская

История любви-2. Мечта андрогина.

... Любовь долготерпит, милосердствует,

любовь не превозносится, не гордится,

не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается,

не мыслит зла, не радуется неправде,

а сорадуется истине; все покрывает,

всему верит, всего надеется, все переносит...

Первое послание к коринфянам Святого Апостола Павла.

"Новый Завет".

Часть 1. Испытание.

Маседонио Фернандес

Танталиада

Мир создан в наказание Танталам.

Сцена первая. Забота о травинке

Убедившись, что способность любить, малейшее теплое чувство, как ни пытался он их вернуть, покинули его окончательно, и мучась этим своим открытием, Он долго ломал голову и в конце концов решил: пусть новое воспитание чувств начнется для него с заботы о беспомощной былинке, хлопот о жизни почти ничтожной, последних крох ласки, в которых не отказывают никому.

Хаскелберг Михаил

"Эпилог"

Все геpои pассказа вымышленны.

Возможные совпадения с pеальными

людьми и событиями являются

абсолютно случайными.

- Алло! - Здравствуйте. Можно Иру к телефону? - Минуту. В трубке послышался какой-то шум, потом шаги. Интересно, подумал я, что это за контора такая. Понятно, что офис, и скорее всего небольшой, раз секретаря нету. Стоп, а Ира? Hаверное, отошла куда-нибудь. - Алло? - Иришка, привет! - Господи, Дима! Ты в Москве? Давно приехал? Откуда телефон узнал? - В Москве, где же мне еще быть. Из Варшавы, знаешь, звонить дороговато будет. Прилетел в понедельник, а телефон на твоей старой работе дали. Шустро ты, однако, оттуда убежала. - Конечно шустро, мне здесь вдвое больше платить обещают, да и работа интереснее. - Секретарь? - Референт! Я теперь важный человек, меня люди слушаются! - Молодец! Hашла, наконец, место, достойное тебя. А все не верила... Во сколько работу заканчиваешь? - Вообще-то в 7, но пока раньше восьми не получается уходить, очень тяжело в дела незнакомые вникать. Устаю ужасно. - Можно тебя сегодня вечером встретить? Я сто лет тебя не видел, интересно, как живешь. Поужинаем вместе, поболтаем. В трубке на пару секунд повисла тишина. Потом послышался короткий вздох, и голос Иры произнес: - Хорошо. Заезжай в восемь. Адрес - .... Я писал адрес, спрашивал, как подъехать к офису, но думал совершенно о другом. Сегодня я опять увижу Иру - первый раз за прошедший год я сам попросил о встрече с ней. Последний раз мы виделись с ней почти два месяца назад, за неделю до моего отъезда в Варшаву, где мы с коллегой доводили до ума программу, написанную по заказу одной тамошней фирмы. После поездки я окончательно решил бросить эту жуткую работу и не тратить нервные клетки на общение с людьми, которые сами не знают, чего хотят. Последние пару месяцев наверняка отняли у меня год жизни. - Записал? - Ага. Буду в восемь. - Тогда до встречи. Я побежала, дел много. Времени до встречи оставалось достаточно, и я решил пройтись по магазинам, очень кстати вспомнив, что холодильник дома практически пуст. Hедалеко от офиса был вполне приличный продуктовый, и я решил не ломать голову над тем, где макароны дешевле на 10 копеек, а купить все в одном месте. Попрощавшись с коллегами и завернувшись в плащ, я вышел на улицу, и, стараясь не провалиться в глубокие осенние лужи, побежал к подземному переходу. Уже основательно обчистив прилавки молочного отдела, я увидел около кассы пару: парень и девушка, обоим лет по 19, что-то горячо обсуждают, глядя в какой-то длинный список. Hаверняка к вечеринке продукты покупают, подумал я, и уже почти отвернулся к лоткам с аппетитными вырезками и косточками, как друг мне почудилось в этой паре что-то знакомое...

Корягин Виталий

Любовь номер 13

- Бывает, - промычал я, пытаясь протиснуться в пустое пространство вагона.

Как обычно в тамбуре было сильно задымлено от большого количества курящих пасса жиров. В одном из купе, куда я ввалился, два человека сидели напротив друг друга и внимательно изучали окружающую местность. Тихо играл аутилус:

Я просыпаюсь в холодном поту Я просыпаюсь в кошмарном бреду...

- Как ты думаешь, что такое любовь? - спросил вдруг один.

Курт Евгений

МИР HА ДВОИХ

(для одних)

Они долго ждали их встречи. Они ЖИЛИ ею. И они дождались её. Что они прошли перед этим? Это было прекрасно, если разлука любимых может быть прекрасной. Каждый из них по-своему страдал и упивался этим. Чего там только не было. Hо это было! А сейчас они были вместе несмотря ни на что. Он мягко касался её щеки рукою. - Hаконец-то ты со мной. Правда, здорово!? - Да... (прикрыв глаза и сузив губы в улыбку).

Металиус Грейс

Нет Адама в раю

Книга первая

Глава первая

Умирал Арман Бержерон долго, мучительно долго, но даже с приближением последнего мига жизни никакой величественности, свойственной смерти, не ощущалось. Возможно от того, что был он еще довольно молод. Он лежал в полном одиночестве, посредине двуспальной кровати, которую вот уже больше двенадцати лет делил со своей женой Моникой, и в минуты просветления мрачно размышлял, что все эти годы их постель была такой же холодной, как и теперь. Огромная и громоздкая, изготовленная из золотистого дуба и отполированная до блеска, кровать внушала Арману отвращение. Моника обожала, чтобы кругом все сверкало, и любая вещь отражала, словно зеркало.

Перлин Владислав

Б-же, храни Королеву...

Тогда я прозвал ее для себя: "принцесса на белом грифоне". Хотя принцессой она не была и быть не хотела, а грифона я сам же ей и подарил. Зачем? Hе знаю. Летать она могла и без него, да и потом долго на него не садилась - ей нравилось, когда он летел вслед, подхватывая ее песню.

Мы никогда не должны быть познакомиться. Да, мы жили в соседних домах, но кто же теперь знаком со своими соседями... Мы ездили в метро по одной и той же ветке, но мало ли кто ездит по ней... Я, как и она, любил тогда погулять по Арбату, но мне и в голову не пришло бы с кем-то там заговорить. Она пропадала целыми днями в театре, а я учил своих студентов, а в каникулы старался забраться куда-нибудь подальше и повыше. Я ненавидел этот мир, а она - любила его.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Елена КАТАСОНОВА

Сказка Андерсена

Памяти О. О. Маркова, актера Самарского (Куйбышевского) театра

Глава 1

Пароход уходил по темной воде все дальше от города, стараясь, чтобы как можно тише стучало его гулкое сердце. Там, на берегу, бухали зенитки, взлетали и лопались красные, как кровь, ракеты. А он шел упрямо и молча, при потушенных огнях и задраенных иллюминаторах, увозя с собой хмурых женщин с тревожными глазами и перепуганных ребятишек, которым велели не бегать и не шуметь, а сидеть тихо. И они сидели, прижимая к груди тряпичных кукол с болтающимися большими ногами и коробки с солдатиками, и смотрели на город, которого не было видно.

Катасонова Елена

Всего превыше

ВСЕГО ПРЕВЫШЕ - ВЕРЕН БУДЬ СЕБЕ

Уильям Шекспир

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

- Переходный возраст начинается лет с девяти и тянется всю жизнь, пока тебя носят ноги...

Кто это сказал? Кажется, Юрка. Они сидели на Ленгорах, в общежитии, на своем восьмом этаже, попивали винцо и с удовольствием философствовали. Дым плавал по крохотной комнатке сизыми полукружьями. Курили все - сигарету за сигаретой: так тогда было модно; кофе пили хоть и крохотными чашечками, но помногу и бесконечно - он тогда был дешевым; спорили "до потери пульса" как говаривал Борис Корниенко, через десяток лет представлявший в ООН Украину, а тогда щуплый белобрысый парнишка, да еще и косивший на один глаз. Но при этом умница невозможный, слушать его - именины сердца. Учил зачем-то хинди, урду и санскрит - эти мистические языки ему не очень понадобились, а вот дежурный английский... На нем потом и выстроил благополучно всю свою жизнь - правда, не без помощи номенклатурного папы.

П.А.КАТЕНИН

Стихотворения (Лирика декабристов)

Павел Александрович Катенин родился в 1792 году и получил хорошее домашнее образование. В годы Отечественной войны он участвовал в сражениях при Бородине, Люцене, Бауцене, Кульме и Лейпциге, вместе со своим полком вступил в Париж. Мужество Катенина привлекло к нему внимание и привело к быстрому продвижению по службе. Но молодой офицер стремился не к успешной карьере, а к борьбе за свободу, к уничтожению самодержавного деспотизма. Сторонник немедленных и радикальных действий, он стал членом самого раннего из тайных обществ - "Союза спасения", был одним из руководителей декабристского "Военного общества". Ненависть Катенина к тирании проявилась в революционной песне, из которой до нас дошел лишь отрывок - "Отечество наше страдает...", в переводе фрагмента из трагедии Корнеля "Цинна", где оправдывалось убийство императора-тирана.

Сергей Дорохов оказывается в центре невероятной комбинации, задуманной могущественной финансовой группировкой. Кто он? Банкир? Офицер спецподразделения? Проходная «пешка» или «джокер», хранимый до поры? Этого не знают ни окружающие, ни противники, ни он сам…