Дневник

Януш КОРЧАК

ДНЕВНИК

Перевод с польского К.Сенкевич

Уныла, удручающа мемуарная литература. Артист или ученый, политик или полководец вступают в жизнь, полные честолюбивых замыслов, мощных завоевательных волевых импульсов - сама мобильность. Продвигаются вверх, преодолевают препятствия, расширяют сферу влияний и, вооружась опытом и большим числом друзей, все плодотворнее и все легче идут - этап за этапом - к своей цели. Это длится десяток лет, порой два, три десятка. А затем...

Другие книги автора Януш Корчак

Януш Корчак (1878–1942) – выдающийся польский врач, педагог и писатель. Корчак был человеком необыкновенным, всю свою жизнь посвятивший чужим детям, к которым относился с огромной любовью и заботой. Он открыл в Варшаве Дом сирот, в котором жили, учились и воспитывались дети, потерявшие родителей. Прожив достойную уважения жизнь, Януш Корчак умер как герой. Когда во время Второй мировой войны фашисты заняли Варшаву, население города подверглось гонениям. Не миновала эта участь и Дом сирот. В один из дней всех его воспитанников арестовали. Корчаку же предложили свободу. Но разве мог он оставить своих детей?! Вместе с ними Януш Корчак вошёл в ворота лагеря и погиб в огне крематория.

Одно из самых известных произведений писателя – повесть-сказка «Король Матиуш Первый». Это история юного Матиуша, который, рано потеряв родителей, вынужден был занять трон короля. Чувствуя ответственность перед своим народом, Матиуш, добрый и отзывчивый мальчик, всем сердцем хотел сделать жизнь людей в своём королевстве лучше. И прежде всего он думал о детях. Но сколько трудностей и разочарований ждало его на этом нелёгком, но благородном пути!

А не хватает нам любви к детям. Не хватает самоотверженности родительской, педагогической. Не хватает сыновней, дочерней любви.

Есть простая поговорка: как аукнется, так и откликнется. Сколько положишь, столько и получишь. Верные вроде бы формулы. Только если следовать лишь им, добьешься одного воспроизводства. Для сеятеля это просто беда, когда зерна он снимет ровно столько же, сколько посеял. Пахарь должен получить прибавок, только тогда он выживет, прокормит свою семью. Так же точно и общество должно бы существовать. Прогресс состоит из прибавок, которые дают поколения, «посеянные» их родителями и наставниками. Конечно, прибавок этот есть, но в каких пространствах? В пространстве человеческих знаний, конечно. В области технологий. А как с духовностью? Увы, в этой тонкой сфере воспроизводства мы радуемся даже простому отклику на ауканье. И слишком часто замечаем простые потери: не больше, нет, а меньше становится доброты, милосердности. Грубее и жестче отношения между самыми добрыми вроде бы людьми. Исполнение долга в межчеловеческих отношениях уступает служебным обязанностям - там человек и обязательнее, и профессиональнее. А любовь к детям стала напоминать любовь к собственному имуществу. Впрочем, имущество порой дороже людей… Что может быть печальней и горше! Давно замечено: и лучшие, и худшие стороны человека выявляет беда. Януш Корчак не только последние месяцы своего бытия, но всю предыдущую жизнь стоял рядом с бедой, точнее, жил в ее гуще. Сиротство, эта библейски древняя форма человеческого одиночества, требует сострадания и соучастия, самоотверженной и терпеливой любви настоящих стоиков и гуманистов.

Януш Корчак – величайший педагог-новатор, замечательный писатель, и, что крайне важно, его книги не имеют градуса актуальности, привязанного ко времени, к конкретной эпохе. Книги Корчака будут читать учителя и родители, дети и подростки во все времена, ибо книги эти – синтетика трагедии и света, души и ума, а в совокупности – служения. Служения детям, служения детскому счастью. В текстах Я. Корчака нет готовых педагогических вердиктов, он верит, что читатель сам примет правильное и верное решение в трудном деле воспитания подрастающей личности. Отдельные работы педагога публикуются в России впервые.

Кто в детстве не мечтал стать волшебником! Вот и Кайтусь, обыкновенный польский мальчишка, тоже хотел иметь шапку-невидимку, семимильные сапоги, ковёр-самолёт и много чего ещё чудесного. Но стать волшебником не так-то просто, оказывается, для этого надо долго и упорно тренироваться. А что удивительного? Волшебство – вещь трудная, особенно когда только начинаешь. И вот наконец у Кайтуся получилось первое волшебство… Но принесёт ли ему эта чудесная способность радость и счастье, если колдовать только для себя?

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Трогательные, открытые, нежные и беззащитные книги Януша Корчака никого не оставляют равнодушными. Прочитанные всего один раз, они не забываются, а требуют возвращения к себе, обдумывания, заставляют сверять жизнь с теми истинами, которые великий педагог так просто и естественно рассказывал в своих небольших историях. Корчак – один из немногих, кто говорит о воспитании детей без патетики и назидания, так, как будто он ваш старый друг, знающий сокровенные тайны вашей семьи. Лучик добра, полученный из его книг, согреет вас и ваших детей на многие годы. В издание включены работы Я. Корчака «Право ребенка на уважение», «Правила жизни», педагогические статьи.

В книге представлены избранные сочинения о воспитании детей выдающегося польского гуманиста и писателя. В известных читателю работах "Как любить ребенка", "Право ребенка на уважение", "Воспитательные моменты" и других, включенных в данную книгу, а также во впервые публикуемых материалах сформулированы основные положения его новаторской педагогики, получившей название "педагогика сердца".

Перевод с польского К. Э. Сенкевич, под редакцией А. И. Исаевой

Взрослому читателю

Вы говорите:

— Дети нас утомляют. Вы правы. Вы поясняете:

— Надо опускаться до их понятий.

Опускаться, наклоняться, сгибаться, сжиматься.

Ошибаетесь!

Не от этого мы устаем. А оттого, что надо подниматься до их чувств.

Подниматься, становиться на цыпочки, тянуться.

Чтобы не обидеть.

Юному читателю

В этой повести нет приключений. Повесть эта — психологическая. Она психологическая не потому, что про псов. Да и пес-то в ней только один Пятнашка.

Януш Корчак (1878–1942) польский писатель, педагог, врач. Кроме «Короля Матиуша Первого» (1923) и его продолжения «Король Матиуш на необитаемом острове», написал более 20 книг о воспитании подростков, в том числе «Как любить ребенка» (1914). Погиб в нацистском концлагере вместе с 200 детьми из варшавского гетто — его воспитанниками. Первый полный перевод повести на русский язык был сделан Музой Павловой и выпущен варшавским издательством «Полония» в 1958 году (впоследствии неоднократно переиздавался). В России этот перевод был впервые опубликован в Москве в 1992 году.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Юрий Яковлевич Яковлев

ПЕРЕМЕНА ПОГОДЫ

ПЕРВЫЕ ОТКРЫТИЯ

- Пойдем в лес. На лыжах.

- Погода не лыжная. Посмотри, как метет.

- Ну и пусть метет.

- Наверное, и лыжни не видно.

- Мы проложим новую. Я пойду впереди. Одевайся.

- Может быть, отложим на завтра?

- Я пойду доставать лыжи, а ты одевайся.

- Ладно.

Сын настоял на своем. Он пошел за лыжами, а отец нехотя стал натягивать ботинки. Они были жесткими, холодными и никак не налезали на толстые шерстяные носки. Потом он долго шнуровал их, словно специально тянул время: не хотел выходить на мороз.

Тосико Кандзава

Рассказ о том, как бабушка была совой

Бабушка просматривала газету, как к ней вдруг подбежал Юю.

- Ой, соловей запел! - удивился он.

- Соловей с той горы, где живёт бабушка, наверно, летает в гости в Токио. И вот опять вернулся в родные места. - Это уже голос Такуя.

Бабушка повернулась и увидела, что Юю успел взгромоздиться на перила веранды.

- Ой, и здесь сидит птичка. Что же это за птаха?

Владимир Романович Келер

Дорогой подарок

Учитель вошел в класс и сказал с таинственным видом:

- Угадайте, кого я сейчас встретил? Мука-чародея! Он куда-то спешил, но все же просил вам передать, что согласен исполнить заветное желание каждого.

Напишите и дайте мне. Только не просите невозможного, невозможное умеют делать только люди.

Вскоре 32 листка с желаниями были в папке учителя, и урок пошел обычно. С увлечением учитель говорил, как красива наша Земля и прекрасны люди, населяющие планету.

Владимир Романович Келер

Хвастуны

Яша и Макс хвастают друг перед другом способностями своих собак.

- Мой Терри знаешь какой умный! - говорит Яша. - Приходит домой и сам кнопку звонка у двери нажимает.

- Подумаешь! - отвечает Макс. - Моему Жаку этого не нужно. Он носит с собой ключ.

Владимир Романович Келер

Кристалл и Гриб

Пришел как-то Гриб к Кристаллу и говорит :

- Пойдем, брат, путешествовать. Все в наше время путешествуют. Почему бы и нам не последовать их примеру.

- Куда же нам направиться, Гриб? - спрашивает Кристалл.

- Ну, это уже совсем не важно: на запад, на восток, - куда дорога выведет.

Взялись они за руки и пошли. Идут час, другой, третий. Вдруг разыгралась буря. Гриб съежился, затрясся.

Владимир Романович Келер

Лукман и ворон

Однажды, совершая прогулку, старый мудрец Лукман увидел группу детей, делающих силки.

- Для кого вы делаете эти силки, дети? - спросил их Лукман.

- Вон для того ворона, - ответили дети, показывая на вершину дерева. - Это какой-то необыкновенный ворон, если судить по его виду. Мы хотим его поймать и продать.

Мудрец взглянул, куда показывали дети, и увидел на вершине дерева удивительно большого и важного ворона, которому, вероятно, было по меньшей мере двести лет.

Владимир Романович Келер

Млечный Путь

- Мама! - спросил маленький Виген. - А откуда взялись звезды? Это спутники? Их люди сделали?

- Дурачок! - презрительно хмыкнул первоклассник Карен, старший брат Вигена. - Их природа сделала.

- Верно, - подтвердила мама. - Звезды сделала природа. Но у нас в Армении есть много легенд, как появились звезды. Хотите расскажу, как этот Млечный Путь заблистал?

Вот что рассказала мама:

Владимир Романович Келер

Необыкновенный музыкальный мальчик

На берегу моря, в семье рыбака, вырос необыкновенный одаренный музыкальный мальчик. Ему не было и десяти лет, а он играл на скрипке так, что всякий, услышавший его, останавливался как зачарованный. Люди забывали все на свете, слушая его игру. Когда же мальчик переставал играть и люди со вздохом приходили в себя, они говорили один другому:

- Такого необыкновенного ребенка, конечно, еще не было на свете. Даже родившийся слепым, послушав его игру, наверно, ясно себе представит и волны, разбивающиеся о скалы, и белоснежные облака на синем небе, и паруса уходящих в море рыбацких лодок, и чаек, ныряющих за рыбой...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ольга Корчемкина

ТЕТЯ HАДЯ УМИРАЕТ ПОСЛЕДHЕЙ...

Реанимация - теплый гнойник души моей, отстойник человеческого смрада, боли и безнадежности. Здесь всегда чуть душновато и чуть воняет. Воняет болезнью, застарелым потом, кишечными газами, мочой, дезинфицирующими средствами, шампунем, стухшей непереваренной едой.

Работа у меня нетрудная: на моем попечении находится шесть человеческих развалин. Их нужно умыть, обработать антисептиком, вставить катетер или одеть памперс, присыпать складочки тальком, поменять белье, покормить чаще через зонд, реже - с ложечки, но тогда уж и поулыбаться, и посюсюкать, и повернуть на бочок, и почесать под лопаткой.

Шел монотонный дождь. Ларри Бреннан повернул своего жеребца, направляясь через грязную улицу городка Дуглас к конюшне «Тимберлейк». Из-за неплотно прикрытой двери выбивалась полоска света.

Тысячемильный перегон остался позади, но мысль об этом не снимала ни усталости, ни раздражения. Это был один из самых тяжелых перегонов в его жизни, и мысль о Герцоге и ребятах, которые мокли сейчас под дождем в лагере, угнетала его.

Чалый остановился перед конюшней, и Ларри, перегнувшись через луку седла, крикнул:

Михаил Кордонский

БОЛЬШАЯ МОЛИТВА

Нхгабта всмотрелся в лики телекамер. - Сорок восьмой кабельный. А я всё же какой-никакой, а член ООН. Ладно, сойдёт.

- Я обращаюсь к своему народу и к международному сообществу! Позавчера в Старогорске были похищены пятеро граждан Тнтханы. Террористы вымогали за них выкуп. Я публично и по дипломатическим каналам потребовал у правительства России немедленно освободить моих подданных. Вчера жрецы Ретхто сообщили мне, что в момент разговора террористов с моим посольством, четверо из пяти похищенных уже были мертвы.

Михаил Кордонский

Под управлением любви

(Сказка в трех диалогах, одном монологе и двух документах)

Санька проснулся от того, что на него накинули курточку.

- А где Свят, - испуганно спросил он?

- Пошел на пляж бутылки собирать. Вот, рукопись почитать оставил.

- Че, эту? Так она всегда здесь лежала. Интересная?

- Hе-а! Тут как Свят нами хитро управляет, чтобы мы делали все, как он хочет.

- А зачем управлять? Мы и так делаем.