ДМБ

Сценарий легендарного фильма «ДМБ».

Студент Штык соблазнил профессорскую жену; рабочий парень Бомба спалил дотла родной завод; завсегдатай казино Пуля скрывается от кредиторов – всем одна дорога – на призывной пункт. Там их учат, что в человеке должно быть все прекрасно – погоны, кокарда, исподнее, – иначе ты не человек, а млекопитающее. Для настоящего мужчины нет лучше места, чем родная армия...

Отрывок из произведения:

– Есть такое слово: «надо»! – говорил военком, обходя строй вновь призванных защитников отечества.

– А я тогда присягу принимать не буду, – крикнул один из призывников, стоящих на самом краю со связанными за спиной руками.

– Эх дружок, молод ты, – вздыхал военком, – не ты выбираешь присягу, а присяга выбирает тебя. Секретарь. запишите эти простые, но в тоже время великие слова.

Секретарь-прапорщица быстро зачирикала в блокноте.

Другие книги автора Иван Иванович Охлобыстин

Роман Ивана Охлобыстина – великолепный образец эпического фэнтези. Его отличает не только созданный для читателя полный эффект присутствия внутри текста-игры, но и фирменный юмор автора, грубоватый, но очень обаятельный. Молодой менеджер мебельной компании отправлен за границу подбирать обстановку для богатого дома, но оказывается… в виртуальной реальности, где все – сражения, подвиги, дружба с эльфами, крысами и даже вампирами, а также любовь и смерть – абсолютно подлинно. И если смерть, пусть и не для всех, в этом мире может быть обратима, то все остальное – нет. Оторваться невозможно – начинаются «ломки». В лучших традициях «Властелина колец» – в то же время очень по-русски.

Он — мусорщик в маленьком провинциальном городке неподалеку от столицы России.

Она — эффектная, молодая москвичка, которая приехала кого-то разыскать в этой глуши.

История случайной встречи и короткого романа странного Мусорщика-философа с манерами миллионера и Девушки с замашками столичной стервы, меняющей свое имя как платье.

«Потерянная» повесть Ивана Охлобыстина легшая в основу сценария фильма «Мусорщик».

Была опубликована в сборнике Юрия Короткова «Ярое Око» в 1996 году.

«И.Охлобыстин… Я что-то тоже, дурак, посерчал на Юру, в общении с каким-то журналистом сказал: „Меня едва ли не плагиатором назвали, да вы прочтите в книге Юры Короткова его повесть „Мусорщик“!“

Н. Ртищева. Это же твоя повесть!

И.Охлобыстин. Моя повесть, да. Но Юра говорит, что просто забыли туда фамилию вставить по странному недогляду редакторов.

Н. Ртищева. Твою фамилию?

И.Охлобыстин. Мою фамилию. В его сборнике есть моя повесть».

«Искусство кино» № 8 1998

Рисунок обложки из книги Ю.Коротков «Ярое Око»

 Все книги на свете написаны одной рукой...

Эмерсон. «Essays», 2t VIII.

Пурпурная, как полотнища боевых племен Империи, заря подни­малась из глубоких расщелин гор, окружающих Ультуан. Едва первые лучи рассвета коснулись мозаичных стекол Белой Башни Хоэта, по мраморным плитам ее полов поползли кружевные тени от кованых ре­шеток на окнах башни.

Сатирическая проза Ивана Охлобыстина повествует о трагикомических приключениях, казалось бы, обычных героев в простых провинциальных городках. Но проницательный писатель знает: в жизни вообще нет ничего обычного! Смех и слезы, настоящие человеческие драмы и абсурдистские повороты судеб удерживают наше внимание от первой до последней строки этой фантасмагорической книги. Она и динамит, и фейрверк. Книга как номер сумасшедшего клоуна, который в прошлом был писателем-гуманистом… или физиком-ядерщиком. В лучших традициях Габриэля Гарсиа Маркеса – и в то же время очень по-русски.

Большую часть XX века имя Праведного Иоанна Кронштадтского находилось под запретом властей. Чем же так пугал советских вождей Святой? Не тем ли, что сила молитвы, обращенной к Кронштадтскому пастырю, была намного мощнее оружия и знаний материалистов? Тысячи людей, обратившиеся за помощью к Святому Иоанну Кронштадтскому и просящие об исцелении и благополучии, получают благодать и просвещение. Глубокая вера, любовь, преданность православию, а также искреннее отношение к личной святости привлекали к отцу Иоанну сердца просителей. Сам Иоанн Кронштадтский говорил: «Ничего другого я не имею, кроме благодати священства, которая получается всяким иереем при рукоположении; возгревай ее и будешь совершать еще большее и славнейшее». В этой книге вы найдете потрясающую историю жизни самого Святого, описания чудес, совершенных отцом Иоанном, напутствия и молитвы.

— Точные координаты Саргассовой станции до сих пор неизвестны?

— Нет, капитан.

— Я вас много раз просил, Крок, не называть меня так.

Крок выпрямился. Он был очень высокого роста, широкий в кости, с длинными руками.

— Ох простите, Матвей Петрович,— проговорил он глухим голосом. — Иногда я действительно немного забываюсь.

— Ваша забывчивость когда-нибудь нам дорого обойдется. Если вы для меня Крок, и только Крок, то и я для вас — запомните раз навсегда ! — всего лишь якут, программист, Матвей Петрович Ивашев.

ДОМ ВОСХОДЯЩЕГО СОЛНЦА

сценарий полнометражного художественного фильма

II вариант

Как это обычно и случается, все началось с музыки. Собрались ребята, выпили пива, покурили и взялись за гитары. Кто-то первый взял аккорд, другие присоединились. Получилась здорово. Обычно такое чувствуешь на рассвете у моря, прислонившись спиной к теплой известковой стене своего дома. Такое вот было у ребят настроение.

Едва свежеотпечатанные списки абитуриентов, с проставленными напротив фамилий баллами, вынесли в холл института и прикрепили к стенду у входных дверей, толпа возбужденных молодых людей окружила стенд так, что к нему невозможно было подступиться. Саше чудом удалось добраться к спискам и найти свою фамилию в них. Здорово! — невольно воскликнула она, обнаружив рядом со своей фамилией заветную проходную цифру двенадцать и магическую надпись зачислена. Девушка, близоруко щурясь, осмотрелась по сторонам и начала пробираться сквозь толпу наружу. Наконец Саша вышла к фонтану в центре институтского дворика, села на лавочку у воды, достала из нагрудного кармана куртки очки, протерла носовым платком веселенькой расцветки стекла и собралась, было их одеть, как мимо проходящая девица случайно задела ее локоть самодельной холщовой сумкой и очки по замысловатой траектории улетели в воду.

Писатель, политик, священник, актер Иван Иванович Охлобыстин давно и прочно вошел в нашу жизнь с теле– и киноэкрана. Но, глядя на ярких героев, которых Иван Иванович создает на экране и на сцене, каждый из нас нет-нет да и задумается: а насколько эти образы соответствует реальному человеку? Какое лицо мы увидим, если он снимет актерскую маску?

Что на самом деле думает и чувствует человек, которого разрывают, как он сам сказал, «внутренние противоречия» между божьим зовом и призванием к искусству? Который «свой» и среди политиков и философов за столом Изборского клуба, и на татами среди любителей каратэ и айкидо?

Эта книга, в которой автор искренне разговаривает с читателями от первого лица и о глубоко личном, и о том, что волнует всех – отличный, и может быть единственный шанс заглянуть во внутренний мир человека, вызвавшего интерес миллионов, но так и оставшегося загадкой. Не упустите его!

Популярные книги в жанре Современная проза

ОлегОлег

Рассказы

СИДОРОЛОГИЯ

\ краткое знакомство с историей и болезнью \ "Сидоров! Как много в этом слове..." А. С. Сидоров-Пушкин

Ивановыми приходят, Петровыми уходят, а Сидоровыми остаются. Так уж повелось с тех пор, как первый мужик глянул на то, что можно сделать из обыкновенного ребра, поправил фиговый, совсем непотребный листок да и брякнул: - Разрешите представиться - Адам Сидорович Сидоров. И пошло-поехало. Пошло текло банальная вода, регулярно менялись вожди банановых племен, потому как курение трубки мира не исключает канцерогенных взглядов со стороны, а также зарождались и приходили в упадок цивилизации... "У Падок", кстати, называлась первая таверна, которую содержали Сидоровы под чужой фамилией и подставным лицом, так называемой маской. Они же были первыми актерами, осознавшими, что быть самим собой в критические дни не всегда приятно, что бы там ни говорили. Время, в общем, шло. Над головами Сидоровых сгущались тучи, на них грозно поглядывал "глаз" урагана, но они упрямо искали места под солнцем. Один из них Моисей, дошел до того, что сорок лет шлялся с толпой однофамильцев по пляжу, стараясь идти в ногу со временем. Такова легенда. Потом было много чего, но Сидоровы всегда вовремя платили налоги и оказывались под рукой у Господа Бога. Они были неистребимы, как солдаты, вооруженные ложками с инкрустацией: "Мое. Сидоров." Так, например, в седую старину один из них забрел в настоящую глухомань. - Кто таков? - строго спросили его. - Сидоров, - от неожиданности не стал врать он. - Чего? - переспросили аборигены. - Сидоров, - уже спокойнее крикнул бродяга. - Ась? - глухие манцы приставили к волосатым ушам розовые ладошки. - Тьфу, урюки чертовы! - А-а, Рюрикович! Так ну-ка бегом на престол! И чтобы шапка Мономаха не пустовала! Любой первый-встречный историк подтвердит тот факт, что тому Сидорову от шапки Мономаха отвертеться не удалось. Так надолго прервались его связи с остальными одноплеменниками. И только много позже один из потомков, в меру оторванный от народа, наслушался семейных преданий и попытался восстановить связь путем вырубывания окон. Чем это кончилось знают все. Страну, откуда можно было вылезти через форточку, затопила волна внебрачных детей. Были они разного роста, цвета и вероисповедания, но всех роднила общая черта - большая сума, от которой они советовали встречным каликам перехожим не зарекаться. В народе ее прозвали правильно - сидор. Позже это дало повод особо наглым Сидоровым претендовать на то, что баскетбол - их старая семейная игра, потому как предки издревле швыряли в сидоры все, что ни попадя, не исключая и мячей, ежели такие подворачивались проворным ручкам. Это так, к слову о полке Сидорова. Дворцовые интриги и перевороты, революции и войны не обошли Сидоровых стороной, но они стояли насмерть, продолжая множиться, почковаться и распространяться. Наиболее морозоустойчивые представители бессмертного семейства первыми проникли на Аляску. Окинув хитро прищуренным оком неведомые дали, Сидоровы по-братски обнялись с алеутами и потащили флаг своей цивилизации вглубь материка. Там они, не мудрствуя лукаво, открыли фактории и принялись рассказывать эскимосам сказки о качестве товаров. Если кто не в курсе, то для исторической справки нелишним будет отметить, что с тех пор Сид - попопулярное среди шаманов имя. Западные исследователи загадочного феномена и катастрофической живучести данного субъекта неожиданно для самих себя пришли к выводу, что и после ядерной войны, на Земле наряду с крысами, тараканами и хамелеонами, останутся неистребимые Сидоровы. Поэтому и началось повальное разоружение, за что им низкий поклон и почетное членство в "Клубе родственников Сидорова". Краткий обзор Сидорологии был бы неполным без детального знакомства собственно с самим героем - средним индивидуумом, гордо носящем фамилию Сидоров. Дабы не ударить лицом в грязь перед учением Дарвина, о настоящей фамилии которого догадаться совсем нетрудно, любой современный Сидоров не очень отличается от обезьяны. В целях маскировки он так же мало отличается и от других родов и семейств. Однако, в любой мало-мальски пестрой толпе, которую они любят за разноцветность, Сидоровых легко обнаружить. Нужно лишь бросить невзначай фразу: "Не вы ли обронили кошелек?" Если представители других пород начинают шарить у себя по карманам или притворяться, что у них никогда не было кошелька, глупо хлопая глазами, то настоящий Сидоров отреагирует моментально. В конце концов, ведь "новые русские" - хорошо забытые Сидоровы... Анатомия среднестатистического Сидорова не представляет никакого интереса. В основном, он состоит из головы, лица, на лбу которого обычно ничего не написано, и остальных частей тела, как и все млекопитающие. Степень ворсистости варьируется в широких пределах. О способе размножения можно сказать, что, в целом, он традиционен, невзирая на слухи о капусте и аистах, усиленно распространявшиеся в свое время самими Сидоровыми. Сегодня можно с уверенностью заявить, что аисты такого не носят и в клюв не берут. Вот, пожалуй, и все о физиологии. Любовь Сидоровых к животным, в отличие от их любви друг к другу, вошла в народный эпос. Кому не известно выражение: "Любил, как Сидоров козу"?! Сидорову козу не нужно путать с народной былиной "Коза-дереза", ведь любое совпадение фамилий, дат и событий следует считать случайным... Подобно Господу Богу, с которым находятся в панибратских отношениях \ см. выше \ , Сидоров встречается единым в трех лицах - спящим, бодрствующим и с похмелья. Пьяный Сидоров никогда не носит свою фамилию из вредности и обычно оставляет ее жене, детям и первым-встречным. Наблюдая за ним в третьей ипостаси, можно увидеть, как спорят между собой две первые, но это уже забота психиатров, у которых, кстати, тоже бывают свои профессиональные праздники. В такие торжественные дни они лечат Сидоровых, ведь, к счастью, не все психиатры.... Ну, вы меня понимаете?.. Чу! Я слышу мягкие шаги, потому как у них сегодня снова праздничный день! На этой радостной нотке хотелось бы и закончить сантехнический осмотр генеалогического древа. С уважением, ваш слесарь-ботаник Сидоров-Сидоров С.С.

Рассказ почти ни о чем...

Я смотpю в окно. Я смотpю в окно, в самое настоящее окно, со стеклами. Вот оно пеpедо мной, ты видела, где у меня компьютеp стоит? И вижу на небе, на самом настоящем чеpном небе звезды. А еще вижу дом. В его окнах гоpят последние огни. Люди ложатся спать. Они не смотpят на звезды и даже не подозpевают, что это кpасиво. Они заняты своими повседневными делами, готовясь к тpудовым будням. Им не до звезд, и я их понимаю.

Рассказы о любви неизвестных авторов

Гошку Чего такого в Машке? Баба как баба. А подошел поближе - цветы из головы растут. "Ты что,- спрашиваешь,ohuela?" Смотрит, не врубитца. А из-за жопы у нее павлин выглядывает. Павлин-мавлин! Машка живет в Машкиногорье. А оттуда - все видать. А туда - только в телескопы. Задрала юбку, хвостом во все стороны, а как ни метишь, хрен ей до жопы стрельнешь. А жопа у Машки с пол машкиной горы. Горы трещат - Машка шевельнулась. А почешется - искры. А что цветы из головы растут, так хорошо, что не из жопы.

Сказание о любви

Однажды февральским утром в кубической комнате на скамье

сидела одна женщина. а ней была потертая юбка цвета несвежего

пластилина и кофта с разноцветными пуговицами, пришитыми в разных

местах и заменявшими собой украшения, на которые у женщины не

хватало средств. Волосы она носила на голове зачесанными от

макушки к краям. огти у женщины были аккуратно обкусаны и

кровоточили. Ботинки на высоких каблуках невольно отбивали такт,

Посреди песенно-голубого Дуная, превратившегося ныне в «сточную канаву Европы», сел на мель теплоход с советскими туристами. И прежде чем ему снова удалось тронуться в путь, на борту разыгралось действие, которое в одинаковой степени можно назвать и драмой, и комедией. Об этом повесть «Немного смешно и довольно грустно». В другой повести — «Грация, или Период полураспада» автор обращается к жаркому лету 1986 года, когда еще не осознанная до конца чернобыльская трагедия уже влилась в судьбы людей. Кроме этих двух повестей, в сборник вошли рассказы, которые «смотрят» в наше, время с тревогой и улыбкой, иногда с вопросом и часто — с надеждой.

Сборник представляет разные грани творчества знаменитого «черного юмориста». Американец ирландского происхождения, Данливи прославился в равной степени откровенностью интимного содержания и проникновенностью, психологической достоверностью даже самых экзотических ситуаций и персоналий. Это вакханалия юмора, подчас черного, эроса, подчас шокирующего, остроумия, подчас феерического, и лирики, подчас самой пронзительной. Вошедшие в сборник произведения публикуются на русском языке впервые или в новой редакции.

Впервые в Российской фантастике РПГ вселенского масштаба! Технически и кибернетически круто продвинутый Сатана, искусно выдающий себя за всемогущего Творца мирозданий хитер и коварен! Дьявол, перебросил интеллект и сознание инженера-полковника СС Вольфа Шульца в тело Гитлера на Новогоднюю дату - 1 января 1945 года. Коварно поручив ему, используя знания грядущего и сверхчеловеческие способности совершить величайшее зло - выиграть за фашистов вторую мировую войну. Если у попаданца шансы в безнадежном на первый взгляд деле? Не станет ли Вольф Шульц тривиальной гамбитной пешкой?

Рассказ из журнала "Аврора" № 9 (1984)

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Действие романа разворачивается вокруг головокружительного восхождения простолюдинки Жанны Бекю к вершинам власти и богатства самой куртуазной эпохи человечества. Подробная и откровенная история жизни главной героини начинается в монастыре, описывает ее первую любовь, работу в парикмахерской и пребывание в роскошном публичном доме мадам Гордон и завершается почти сказочным превращением в графиню дю Барри, сумевшую затмить саму маркизу де Помпадур.

Книга, названная критиками самой поразительной историей со времен великого Дидро.

Добрый день, дорогие друзья! Давайте сегодня построим беседу таким образом: нас двое, и мы будем поочередно выступать в роли адвоката и «адвоката дьявола». Если вы помните, на заседаниях инквизиции при канонизации какого-либо будущего святого обязательно присутствовал «адвокат дьявола», который оспаривал все заслуги и чудеса, совершенные канонизируемым. Если он побеждал в споре, человека к святым не причисляли.

О святых не станем долго говорить, и перейдем к грешным писателям. Предположим, что у начинающего писателя вышла книжка. Толстая. В твердом переплете. Он счастлив, получил гонорар, пропил его дня за три… Хорошо! Затем вышло две, три, четыре книжки. Поиздавался год-два; появились свои читатели. И вот тут к автору приходит из одной замечательной пустыни некий гражданин-искуситель и начинает предлагать в той или иной форме все царства земные, которые видны автору с вершины его книжки.

Брали как-то у Игоря Черного, доктора филологических наук и профессора, интервью. Спросили, имея в виду любимую нашу фантастику:

– Имеет ли смысл производить разделение по жанрам, или все-таки стоит подходить к книге любого жанра, как к представительнице литературы?

И прозвучал ответ:

– Жанр? Какой жанр? Это называется непрофессионализм. Жанр, он один – роман. Такой жанр – "роман". А дальше уже идет внутрижанровая типология. Есть роман исторический, есть роман производственный, есть роман фантастический. Дальше идет в фантастическом романе разделение на подвиды и типы: фэнтези, сайенс фикшн, историческая фантастика и так далее. Деление все более мелкое, мелкое и мелкое. Точно так же, как и жанры: повесть, рассказ и так далее. Разделение на жанры и виды идет с классиков, с Аристотеля…