Дивные времена

Дивные времена
Авторы:
Перевод: Валентина Полянова, Валентин Арсеньев, Татьяна Митева, Лорина Дымова, Милен Маринов
Жанр: Сказка
Серия: Библиотека «Золотые страницы»
Год: 1984

Книга состоит из произведений болгарских сказочников. Эти сказки излучают бодрость, жизнерадостность и неугасимую веру в жизнь, во всемогущество человеческого разума. Слияние фантастики и действительности, усиление познавательного элемента, подчеркнутая романтичность, новые герои — новое время открывает дорогу новым сказкам.

Отрывок из произведения:

В одной своей сказке Андерсен говорит про Человека, Царицу сказок и Болотную ведьму… Жил некогда Человек, который знал бесчисленное множество сказок. Но вот случилось так, что он перестал рассказывать сказки. Царица сказок, которая прежде являлась к нему без приглашения, уже не заглядывала к нему, не стучалась в его дверь. Загрустил Человек и отправился искать её. Искал в лесу, в поле, на морском берегу, но нигде не мог найти…

Как-то вечером, когда Человек сидел один-одинёшенёк в своей комнате, смотрел на светлую луну и думал о Царице сказок, к нему явилась какая-то старуха.

Другие книги автора Лиана Даскалова

Романтическая история о космических путешествиях земного мальчика Ники и инопланетной девочки Нуми в утробе живого, разумного, чем-то напоминающего огромную тыкву космического корабля Малогалоталотим (или просто — Мало).

Произведение входит в сборник «Компьютер по имени Джо». В сборнике представлены повести и рассказы зарубежных писателей, объединённые темой «Человек и машина».

Фантастические произведения из двадцатого, юбилейного выпуска художественно-географического ежегодника «На суше и на море».

Стоит только человечеству взглянуть вокруг или вглядеться в самого себя, или же, обернувшись назад, бросить взгляд на свою историю, оно тут же убедится, что жизнь его всегда была неразрывно связана с животными. И не потому что они служат нам пищей — это лишь печальная сторона наших с ними взаимоотношений. Речь идет о нашей духовной и социальной связи с животными.

Животные сделали для человечества чрезвычайно много. Так, одна волчица выкормила брошенных на произвол судьбы Ромула и Рема, которые позднее, верные молоку матери, основали Вечный город. А тот же самый Рим остался вечным благодаря собственным гусям, которые спасли его от разрушения. Не будем говорить уже о примерах более нового времени, о всех тех храбрых зайцах и морских свинках, которые самоотверженно глотают всевозможные лекарства или же подвергаются их воздействию в виде уколов, проверяя на себе их свойства, прежде чем эти лекарства попадут в аптеки. Вот почему с наступлением космической эры животные вполне естественно пошли не только плечом к плечу с человеком, но и, как повелось, даже на шаг впереди него. Так, первым живым существом, поднявшимся в безвоздушное пространство, была незабываемая Лайка, а ее примеру последовали еще множество собак, шимпанзе, мышей, которые смело проложили путь человечества в Космосе. И если я вам сейчас надоедаю, излагая все эти общеизвестные истины, то лишь желая еще раз подчеркнуть, что мы, пожалуй, никогда не сможем в полной мере отблагодарить наших милых собратьев — животных, за все то, что они сделали и продолжают для нас делать. А еще для того, чтобы рассказать об одном из них, чье имя, в силу совершенно глупых соображений, покрыто мраком неизвестности. Я хочу рассказать о шимпанзе Топси.

Приближались торжества по случаю десятилетия первого города за пределами Земли. Люди имели законный повод для радости: грандиозный эксперимент по созданию искусственного города блестяще подтвердил все ожидания.

От населявшего ее множества людей Земля давно уже трещала по швам, как старая одежда. Двенадцать миллиардов ртов едва успевали переводить дух в отчаянной тесноте, а подлинная колонизация других планет продолжала оставаться утопией. Суровые условия этих планет требовали веков неимоверного труда и неисчислимых средств, выделить которые было нелегко, ибо каждый новый миллиард людей рождался с правом на хорошую жизнь. Давным-давно произведенные расчеты показали, что многократно быстрее и дешевле заселить межпланетное пространство. Там не было чудовищного атмосферного давления Венеры, не свирепели ужасные песчаные бури Марса, не пламенел неугасимый очаг Меркурия, не лили метеоритные дожди Луны. А мертвецкий холод вакуума не представлялся серьезной помехой: достаточно было отгородиться от него подходящей стеной и солнце начинало радовать тебя и теплом, и светом, и электричеством. Кроме того, в вакууме получила расцвет целая новая отрасль промышленности, что обеспечивало космическое население работой.

Фантастический роман о детях и подобных им существах

Лиана Даскалова

Сказка про мыло

И как только жили на свете люди, пока они не придумали мыла?! Ох, наверно, то были чёрные дни, ведь известно: кто не моется, ходит чумазым, чёрным...

Вспомните: когда-то люди не знали электрических лампочек. А потом изобрели.

Так вот, изобретение мыла не менее важно: началась нескончаемая лучезарная эра, освещённая умытыми лицами. В субботний вечер, когда дети купались, в доме вообще не зажигали электрических ламп. Особенно там, где ужинать садились двое-трое детей.

Лиана Даскалова

Бобчо, бобовое зерно

Бобчо лежал вниз головой, запиханный в мешок. Неудобно ему было, тесно, темно. Ночью он слышал, как одноглазая крыса, собрав свою большую семью, сказала:

- Зря, мои хорошие, тревожитесь! Этот мешок - наше спасение. Даже если сгрызём все запасы, сидеть на бобах не будем. Мы возьмёмся за эту фасоль, за эту простофилю фасоль. Дело нехитрое, как сама фасоль. Но сперва мы съедим всё остальное.

Популярные книги в жанре Сказка

Григорий Иванов

Сказка

Любимой

Был жаркий июльский вечер. Солнце упорно не желало покидать небосвод. Оно цеплялось лучами за верхушки тополей и продолжало нещадно светить. В парке у фонтана было малолюдно. Нина сидела на скамейке и скучала. Она уже более часа провела здесь, но так и не нашла себе занятия. Очередной день проходил совершенно бессмысленно - просто так. Ничто не могло измениться, если бы в голове девушки не возникла безумная и немного пугающая мысль: "А почему бы немного не полетать, всё равно делать нечего? К тому же в парке почти нет людей. На меня никто не обратит внимания..." Странная, даже более чем странная мысль... Однако Нина не стала отметать её прочь. Она поднялась со скамейки, взмахнула руками и легко взмыла в воздух. К ужасу и большому смущению девушки, её поступок не остался, как она на то надеялась, незамеченным. Внизу быстро собралась пёстрая толпа зевак. Люди глазели на Нину, словно она была экзотической птицей в зоопарке, указывали пальцами в небо и переговаривались. Нина растерялась и немного покраснела от стыда. Действительно, где это видано, чтобы порядочная девушка, вопреки всем законам природы, летала по воздуху?.. Она уже хотела спуститься вниз, извиниться за недостойное поведение и быстрее идти домой, но за её спиной раздался голос: - Привет. Как тебя зовут? Нина удивлённо обернулась и обнаружила рядом голубой воздушный шарик. На нём была нарисована весёлая рожица. - Я - Нина... - ответила девушка и улыбнулась. Шарик почему-то сразу понравился ей. Она спросила: - А у тебя есть имя? - Нет, - ответил шарик, подумал и добавил: - А может и есть, только я его не знаю. - Не огорчайся, - Нина протянула руку и легонько коснулась шарика. - Я дам тебе его сама. Я буду звать тебя просто Шарик. - Спасибо! - обрадовался он. Впрочем, наверное, ни он, ни девушка не видели большой разницы между шариком и Шариком. Нина посмотрела на топящихся внизу людей и спросила: - Как ты думаешь, летать это неприлично? - Конечно же, нет! - возмутился Шарик, задетый за живое. - Хорошо... - успокоилась девушка. - А то я уже собиралась спускаться вниз. - Не надо. Давай лучше поднимемся повыше и отлетим в сторону. Тогда мы не будем бросаться в глаза, - Шарик смущённо умолк, затем признался: - Ты мне понравилась. Я хочу побыть немного с тобой... - Ладно, - девушка указала на тёмное пятно пруда, виднеющееся невдалеке. - Полетели туда. Там людей почти нет. Шарик согласился, и они покинули парк.

Владимиp Кнаpи

"Сказка для внука"

- Деда, pасскажи сказку... - мальчишка сидел на кpовати, обмотавшись одеялом. - Тебе какую? - пpисаживаясь pядом, спpосил дед. - Чтобы хоpошо заканчивалась. - Hу, тогда слушай...

Она была обычной кpестьянской девушкой. С утpа до вечеpа тpудилась: когда дома по хозяйству, когда в поле. Пpосыпалась pаньше всех, хотя и пpедпочла бы понежиться в кpовати, а спать ложилась, когда гас свет в последнем окошке. В общем, поpтpет Золушки запpосто мог бы стать и ее поpтpетом. Да, звали ее... как же звали-то?.. Hу да и неважно, назовем ее Маpией. В сказках так всегда: то Маpия-кpасавица, то Маpия-pукодельница, то еще какая-нибудь pаспpекpасница. Пpямо как наша. Любили Маpию в деpевне все поголовно, да и как можно такую кpасавицу не полюбить. Hо ведь истинную кpасоту не каждому дано увидеть. Да и гоpе истинное тоже не всякий запpиметит. Все бы хоpошо, но как и в любой сказке, в жизни нашей Маpишки тоже не все солнечно было. Беда одна за дpугой к ней в двеpь стучалась, да только никто из соседей не видел этого. Да что соседи, pодные не замечали! И в свои восемнадцать годков Маpия натеpпелась от жизни больше, чем многие за всю пpожитую жизнь не увидят. А он пpи жизни был бесшабашным паpнем-пастухом, да как-то загулял ночью, да и в pеку с обpыва шахнулся. Hу, помолились над ним за упокой души, да и позабыли паpня. А он возьми и пpиглянись на Hебесах, его и веpнули ангелом-хpанителем назад, на землю. Да вот только безалабеpность из дуpной башки выбить так и не сумели. Hо что уж тут поделаешь, во всем остальном душа ангельской оказалась. Окpестили его на небесах Александpом, вpучили пpичитающиеся бумаги, да и отпpавили вниз, пpедупpедив напоследок: "Ежели что, не обессудь..." Так в непонятках и оказался Алексашка в деpевне, где Маpия жила. Hо то ли ошибка какая-то в Hебесной канцеляpии пpоизошла, то ли он сам чего опять набедокуpил, да вдpуг оказалось, что подопечная его Маpия уж выpосла давно. И до того он оказался к такой ангельской жизни неподготовленным, что и не знал, что ж тут поделать-то! Да и дpугой бы на его месте мог пpизадуматься - одно дело начинать с младенцем, и совсем дpугое - со взpослым человеком. А как заглянул Сашка ей в душу, так и вовсе обомлел. Hа неделю его из колеи выбило, чуть гоpькую не запил от всех гоpестей увиденных. Hо увидел он там и такой свет, такие тепло и добpоту, что не будь он ангелом-хpанителем, а все pавно бы от Маpии и шагу больше не сделал. Однако увидел он и оковы чеpные, что деpжали этот свет, не давая выpваться наpужу. А вокpуг самой Маpии будто панциpь pогатый паутиной обвивался. И задивился тут ангел: это какой же силы внутpенний свет должен быть, чтобы сквозь такие пpегpады тепло нести, а то и лучиком пpобиться иногда! И понял Александp, что не видать ему больше своего ангельского счастья, ежели не сумеет освободить он Маpию от оков, если не сумеет показать людям этот чудесный свет во всем его великолепии. Долго бы ходил он, думая думу гоpькую, да душа его сама выход нашла. Отоpвал он от себя кусочек, да и пустил Маpии в душу. Долго бушевала битва, но сумел кусочек Сашкиной души пpобиться сквозь щиты, покоpобил их по пути, но сломить не сумел. А нимб у самого Сашки едва заметно потускнел. Hо не обpатил ангел тогда внимания на эту мелочь, да если бы и заметил, то не пpидал бы значения. Так и стал он потиху вести боpьбу с темной силой, что в оковах таилась. Hе pаз он видел, как усмехается ему с кончиков иголок на щите наглая чеpтовская моpда, не pаз замечал, как ядовитая слюна с шипов капает. С каждым pазом все тpуднее ему становилось влить частицу себя для боpьбы с нечистью, ведь и чеpт не дpемал, обучался понемногу всем Сашкиным пpиемам. Да и силы с каждой отоpванной частицей становились меньше. Давно уже нимб не сиял яpким светом, а лишь даpил тусклый, но все же теплый свет. Давно уже тело пpевpатилось в одну большую кpовоточащую pану, изpезанное ножами, ловко выскакивающими из бpони в тот момент, когда он напpавлял вовнутpь новую частицу своего света. А Маpия... Маpия не могла понять пеpемен, пpоизошедших в ней. Чувствовала она боpьбу внутpи себя, чувствовала, как pаздиpают ее пpотивоpечивые желания. И хоть чеpту удавалось иногда одеpжать веpх, тепло ее внутpеннего света, поддеpживаемое уже сильным светом ангела, все чаще пpобивалось наpужу. Hо в один миг чеpт пеpехитpил-таки ангела, да и сумел выпустить целый аpтиллеpийский залп из всяческих бесовских смеpтельных оpудий, pазбив ангельское тело почти целиком. Уже осознавая, что силы на исходе, Сашка пpедпpинял последнюю попытку, котоpой чеpт пpи всей своей pассудительности и пpедусмотpительности никак не ожидал от ангела. Hо ведь и ангел-то наш еще пpи жизни мог выкинуть такое, чего сам от себя не ждал. Вот и в этот pаз pешился он кинуть всего себя на вpажеские баpьеpы. Взpывом ужасной силы его отбpосило далеко от того места, где спала в этот момент Маpия, во сне котоpой вдpуг также вспыхнуло яpкое белое пятно, по кpаям окаймленное чеpной полоской. Чеpтовские баpьеpы не выдеpжали такого натиска и лопнули в единый миг. Hо не успел Александp выпустить весь свой свет, маленькая искоpка еще блестела в остатке нимба. И увидел он, что сквозь pуины стаpых оков начал пpобиваться кpохотный pосток чеpного металла, хищно выпуская свои еще нестpашные иглы. Из последних сил ангел поднял себя, подлетел к Маpии и бpосил последнюю искоpку пpямо в коpень чеpного плюща. Вспыхнув на пpощание чеpным светом, адское pастение сгоpело дотла. А ангел упал у ног Маpии, став в этот миг видимым для всякого смеpтного. Меpтвые ангелы всегда видны, только не всякий догадается, кого видит пеpед собой. Hо Маpия, pазбуженная внутpенней битвой, вмиг осознала, что видит тело своего спасителя. И свет, ничем больше не удеpживаемый, застpуился с ее pук к телу бывшего пастуха. Опавшие кpылья так и не сумели подняться, pазвалившись на отдельные пеpышки, но сам Сашка вздохнул тяжело и поднялся. Hимб исчез, но свет гоpел в глазах бывшего ангела-хpанителя. И поняли они вдвоем, что суждено им дальше жить вместе, идя по жизни pука об pуку...

Борис Малышев

Бегемот и бабочка

(Африканская сказка)

Где-то в Африке, почти у самого экватора, в большом болоте, не пересыхающем даже в самую сильную жару, жил, и, соответственно, был бегемот. Как и любой бегемот, он имел большое пузо, маленькие ушки и глазки. Больше всего он любил изо дня в день лежать на мелководье в грязи и нежиться на солнышке, что простительно для всего рода "толстокожих", как называют себя бегемоты между собой. Жившие по соседству с ним бегемоты хорошо относились к нему, еды было вдосталь короче, что еще нужно для бегемота в самом расцвете сил?

Алекс Морщакин

Грустная Сказка для Взрослых

(Сказка Больших Букв)

В двенадцать лет каждый человек - гений.

Он теряет свою оригинальность лишь с

наступлением половой зрелости. [..] А она

- довольно унылый суррогат утраченной

свободы духа.

Эрих Мария Ремарк "Черный обелиск"

Я рос счастливым, здоровым ребенком в

ярком мире книжек с картинками, чистого

песка, апельсиновых деревьев, дружелюбных

Все началось с того, что в глаз Эффи попало «что-то». Это «что-то» причинило ей очень сильную боль, точно горячая искорка, но в то же время казалось, будто оно имело ноги и крылья, как у мухи. Эффи терла глаз и проливала слезы. Это были не настоящие слезы, какими иногда плачут от обиды или огорчения, но те слезы, которые сами собой текут из глаз, хотя вы вовсе не чувствуете себя несчастной.

Ничего не добившись, она пошла за помощью к отцу. Отец Эффи был доктором и поэтому, конечно, умел вынимать всякие соринки из глаз — он это делал очень искусно при помощи кисточки, смазанной касторовым маслом. Удалив предмет, он сказал:

Григорий Остров

Девушка из глины

Жила одна добрая женщина. Муж ее умер, оставив ей в наследство целых три дома, но не оставив детей, а ей очень хотелось иметь дочку. И вот она продала один дом, а все деньги отнесла скульптору. Скульптор вылепил ей из белой глины прекрасную стройную девушку.

- Это довольно прочная глина, - сказал скульптор. - Твоя дочка сможет ходить и бегать, но никогда не разрешай ей садиться на лошадь. Если она упадет с лошади, то разобьется на мелкие кусочки.

Григорий Остров

Похождения мэнээса

Сказка

Жил да был на белом свете, в Ученом совете один мэнээс младший научный сотрудник. И не было у него ни жены, ни квартиры, ни денег - ничего не было. Hадоела мэнэсу такая жизнь, взял он мешок, положил туда сушеную воблу, пакет ирисок да гороху кило (на работе как раз заказы выдавали), за пояс ножницы заткнул и пошел из города куда глаза глядят.

Шел он, шел и пришел на развилку трех дорог. Видит - стоит бетонный столб, а на столбе указатель:

Евгений Андреевич Пермяк

Трудовой огонёк

У одной вдовы сын рос. Да такой пригожий, даже соседи налюбоваться на него не могли. А про мать и говорить нечего. Рукой-ногой ему шевельнуть не даёт. Всё сама да сама. Дрова-воду носит, пашет-жнёт-косит, на стороне работёнку прихватывает - лаковые сапоги да звонкую гармонь сыну зарабатывает.

Вырос у матери сын. Кудри кованым золотом вьются. Уста алые сами собой смеются. Красавец. Жених. А невесты не находится. Ни одна за него не идёт. Отворачиваются.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Росс Монаган, преуспевающий делец и донжуан, давно пресытился удовольствиями. Он не верил в любовь с первого взгляда до тех пор, пока случайная встреча с простой художницей Тессой Дювалль не перевернула всю его жизнь. Однако завоевать сердце избранницы оказалось не так-то просто…

Переводчик: Greykot Оригинал:www.fanfiction.net Автор: Ruskbyte Пейринг: Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер Рейтинг: R Жанр: Humor Размер: Миди Статус: Закончен События: Путешествие во времени Саммари: У Гарри есть очень вредная привычка — постоянно умирать раньше времени. Но когда таких случаев накапливается много, его Жнец берёт дело в свои руки и как следует обучает Избранного. И хорошо, что тот уже мёртв, иначе теперь точно бы не выжил! Предупреждение: ООС, издевательства над главным героем (правда, в кои-то веки, ради ЕГО собственного блага), не Дамбигад и никаких жадных Уизли с канистрой приворотного зелья наперевес.

 "Если тебе кажется, что все хорошо, значит ты чего то не замечаешь". Очень точная и емкая фраза, за ней опыт многих. Не следует забывать, что силы и возможности даны мне не просто так. Я Рыцарь Излома, подобные мне - защита для людей и угроза для сложившейся власти. Но мне просто хочется прожить вторую жизнь спокойно. Я не герой и не хочу им быть. Жаль, мои призрачные мечи видят ситуацию в совсем ином свете...

Книги Мэри Стюарт завоевали сердца миллионов читателей, получив при этом высокую оценку критиков, особо отмечавших ее мастерство в жанре авантюрного романа. Ей, как никому другому, удалось объединить в сюжете лирическую тему, детективные ноты и поистине кинематографический саспенс. Романы Стюарт переводились на многие языки и до сих пор продолжают покорять читающую публику всех стран мира. Героиня книги «Костер в ночи» Джанетта Друри приезжает в маленький отель на шотландском острове Скай и узнает, что в этих местах недавно произошло убийство, весьма похожее на ритуальное. Под подозрением находятся постояльцы отеля… Роман «Мой брат Майкл» переносит читателя в Грецию. Камилла Хейвен, помогая своему попутчику Саймону отыскать место, где погиб во время войны его брат Майкл, узнает о тайне «сверкающей цитадели», спрятанной в горах. Но не только Саймон пытается раскрыть эту тайну… И вновь Шотландия! Роза Фенимор, героиня «Башни из слоновой кости», снимает маленький домик на берегу моря, чтобы вдали от суеты писать стихи. Но однажды ночью в ее безмятежное существование бесцеремонно вторгаются двое незнакомцев…