Дипломатия

ФРЕДЕРИК БРАУН

ДИПЛОМАТИЯ

Пер. С. Ирбисова

Вис Хедрикс, экзопсихолог Третьей венерианской экспедиции, а проще говоря, специалист по психологии обитателей иных миров, устало плелся по горячему песку, надеясь встретить венерианина и разговорить его. Кое-какой опыт у него уже был, хотя он и не обнадеживал: четыре встречи и четыре неудачи. То, что экзопсихологи Первой и Второй экспедиций тоже не преуспели, утешало мало.

Найти венерианина труда не составляло, а вот разговорить... Дело было в том, что земляне их совершенно не интересовали. Полное безразличие, поразительная некоммуникабельность. Поразительная тем более, что общение, казалось, подсказывалось самой природой: венериане были телепатами, они мгновенно усваивали язык, на котором к ним обращались, причем не только сам язык, но и диалект. И отвечали на том же языке... кратко и неприязненно.

Другие книги автора Фредерик Браун

В этом сборнике представлены произведения признанных мастеров, которые пишут в жанре фантастики. Среди них — роман К. Саймака, рассказы Жерара Клейна, Фредрика Брауна, Бертрана Чендлера и др. Все эти произведения объединяет тема многообразия форм разумной жизни.

СОДЕРЖАНИЕ:

Клиффорд Саймак. ЗАПОВЕДНИК ГОБЛИНОВ. Пер. с англ. И. Гуровой

Франсис Карсак. ГОРЫ СУДЬБЫ. Пер. с франц. Ф. Мендельсона

Орасио Кирога. АНАКОНДА. Пер. с испан. С. Мамонтова

Жерар Клейн. ИОНА. Пер. с франц. А. Григорьева

Жерар Клейн. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДИРЕКТОРАМ ЗООПАРКОВ. Пер с франц. А. Григорьева

Фредрик Браун. ЗВЕЗДНАЯ МЫШЬ. Пер. с англ. Л. Этуш

Бертран Чендлер. КЛЕТКА. Пер. с англ. А. Санина

Лино Альдани. КОРОК. Пер. с итал. Л. Вершинина

Гарри Уолтон. ТОТ, КТО ВСЕГДА ВОЗВРАЩАЕТСЯ. Пер. с англ. И. Шуваловой

Г. Ануфриев, С. Солодовников. ВСЕ — ЖИВОЕ, ИЛИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДИРЕКТОРАМ ЗООПАРКОВ. (Послесловие)

Составители: Г. Ануфриев, С. Солодовников

Художник: К. Шарангович

Однажды в жаркий августовский полдень в детективное агентство «Хантер и Хантер» обращается за помощью очаровательная рыжеволосая красотка Салли Доуэр. Эд Хантер и его дядя Эм решительно отказывают девушке, когда она объясняет, что ее хотят убить… марсиане. Однако девушка так мила и так сильно расстроена, что Эд Хантер соглашается провести с ней один вечер, чтобы она хоть ненадолго почувствовала себя в безопасности…

В книге «Вампиры пустыни» читатель встретится с необычными вампирами. Эти вампиры мало напоминают традиционных роковых и клыкастых незнакомцев в черных плащах, сомнительных ревенантов и гламурную нечисть расплодившихся «саг». Пищей им служит не только кровь, но и разум, душа, психическая и жизненная энергия. Растения, животные, картины, дома, пустоши, пришельцы из космоса, обитатели иных планет и вовсе непостижимые существа и сущности — таковы вампиры этой антологии.

ФРЕДЕРИК БРАУН

ПРЯМОЙ ОТВЕТ

Пер. С. Ирбисова

Двенадцать камер следили за каждым движением Двара Эйва. Передача транслировалась по всей обитаемой Вселенной.

Вот он спаял золотом последний контакт. Вот он разогнулся и кивнул Двар Рэйну. Вот подошел к главному переключателю. К тому самому, который через несколько минут объединит вычислительные машины всех девяноста шести миллионов обитаемых миров в одну - самую мощную, самую мудрую.

В сборнике представлены рассказы крупнейших американских фантастов, написанные в основном в 40–50-е годы. Эти произведения объединяет идея величия и вечности жизни во Вселенной, фантазия авторов рисует разнообразные и причудливые формы жизни, различные ступени развитая земной и внеземных цивилизаций. Однако в каждом рассказе присутствует мысль о возможности и необходимости контакта и взаимопонимания между мыслящими существами, о единстве всего живого.

Мистер Везеруокс допил вторую чашку кофе. В его голосе, когда он заговорил, чувствовалась твердая решимость.

- Моя дорогая, - сказал он, - обрати, наконец, самое серьезное внимание на то, чтобы в нашем доме больше не появлялось подобных небылиц.

- Хорошо, Джесон. Я просто не заметила...

- Разумеется, не заметила. Но ведь за то, что читает твой сын, отвечаешь в конце концов ты.

- Постараюсь быть более внимательной, Джесон. Я не видела, как он принес этот журнал, действительно не имела никакого представления, что...

Для последнего, торжественного, соединения Двар Ив использовал в качестве припоя золото. Объективы десятка камер Телевидения следили за ним, и радиоволны несли сквозь пространства изображение того, что свершалось.

Он выпрямился и, сделав знак головой Двару Рейну, приблизился к ручке, призванной установить контакт, когда он ее опустит. Ручка, которая моментально свяжет громадные компьютеры всех обитаемых планет Вселенной — девяносто шесть биллионов планет — в единую гигантскую систему. Таким образом, все искусственные разумы составят теперь одну грандиозную кибернетическую машину, объединяющую и централизующую знания всех миров.

Странствующий по Америке цирк шапито преследует проклятие — вереница странных пугающих событий кажется бесконечной.

Все началось с убийства никому не известного лилипута, обнаженное тело которого было обнаружено на территории цирка. Дальше — больше; его смерть стала лишь первым звеном в цепочке таинственных убийств и крайне подозрительных «несчастных случаев». И самое странное обстоятельство — то, что убийца, похоже, подбирает своих жертв… по размеру.

Не в силах больше стоять в стороне, к расследованию подключаются бывший частный сыщик, а ныне — владелец собственного аттракциона в цирке Эмброуз Хантер и его юный племянник Эд…

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Дети часто бывают непослушными, но иногда их безобразное поведение вызывает нескрываемый гнев у преподавателей. И тогда нет спасения провинившемуся. В гневе сбываются самые невероятные желания.

Это таинственное явление, оказывается, не только пакостить может.

С первыми аккордами оркестрового tutti началось интенсивное растирание промежности. Локальная психическая станция отслеживала реакцию массажируемого, и когда у Густава Эшера, плававшего в состоянии полудремы внутри музажного («массаж плюс музыка») кокона, столь назойливое воздействие вызвало дискомфорт, чувствительная часть тела тут же была оставлена в покое, оркестр убавил пыл, а проецировавшиеся в мозг возбуждающие картины сменились пасторальными.

– Как-как? – переспросил Спейси, переставая раскачиваться на стуле.

– «Бравый Енот»! Отличный корабль класса К-К-3009, почти не пользованный… Берите, пока я добрый. За… э-э-э… – мистер Буль на мгновенье застыл, чтобы озвучить сумму - тридцать тысяч галаксов. Почти даром!

И снова принялся вытряхивать ящики своего стола над пластиковым коробом.

– Это грабеж! За старье почти столетней давности. Причем военный корабль! Мистер Буль, мы похожи на военных?.. Эй, генерал Слипин, ты почему не в парадной форме? Интересно, этот раритет еще летает? И что за дурацкое название? Что такое «енот»? – он прицелился и запустил металлическую табличку с надписью «Джон Буль. Инвентаризатор проката космических кораблей» в кучу офисного барахла, росшую внутри короба.

Толстенький боровик раздвинул пожелтевшую хвою, поднял на тугой шляпке березовый лист и улитку.

– Ой, Витька, белый! Чур мой.

– А мне эти… вон которые.

– Я их раньше заметила! Ой, подберезовик!

Витька вздохнул и полез через крапиву за сыроежками. Подумаешь, сыроежки тоже вкусные, если с луком и картошкой. Пусть Ленка хоть все боровики забирает.

Сколько Витька Муха-брык себя помнил, столько они с Ленкой дружили. Ну, ссорились иногда, дрались даже, не без этого. Ленка всегда была свой парень: они и по чужим огородам за клубникой вместе охотились, и на речке вместе ныряли дно доставать, и дед-степанову комолую Буренку вместе дразнили, а потом удирали и от нее, и от деда. И с нехаевскими махаться ходили, а когда Витька в школе окно рассадил, Ленка его не выдала. Зато он ленкиным родителям ни разу не проговорился, что Ленка самокрутки в овраге покуривала.

Милостивые государи, тревога и удивление, терзающие меня продолжительное время, заставляют обратиться к вам с этим письмом.

Сперва о претензиях не могло быть и речи. Тыква замечательно превратилась в позолоченную карету, узники мышеловки — в шестерку лихих лошадей, крыса — в усатого кучера, а ящерицы — в ливрейных лакеев, столь браво вскочивших на задок кареты, словно всю жизнь только тем и занимались.

Наивысшей похвалы заслуживает метаморфоза, происшедшая с моим затрапезным платьицем. Оно расцвело и распустилось, как почка майского каштана, украсившись золотой и серебряной отделкой.

Первое — пишите. Алфавит известен? Читать умеете? Тем более — пишите! Чем больше прочитаете, тем больше получится написать. Копипаст же никто не отменял, так?

С чего лучше начать? Хм-м-м… Ну-у-у… (оглядывается по сторонам, шепотом). Наиболее маститые начинали с фанфиков. По сути, они и сейчас пишут свои варианты на полюбившиеся миры и героинь. Лучше всего начать с Ольги Громыко. Её Вольха — такая малепусечка, такая отчаянная, так всем, везде и всюду. Огонь, а не баба! А мужики-то, мужики — штабелями! Да какие мужики! Не абы кто, а гламур-вампиры. А зубастый коняшка, а зверьки и унутренний голос? Слюньки еще не потекли? Да ладно, не стесняйтесь. Вам же хочется внести в портрет главной героини свои черты? Валяйте.

Мужики, пишите! Вон, сколько серости издали, а вы чо, хуже, что ли?

Пишите много, и гораздо больше того, что уже сейчас есть. Сдаете же позиции, сетевая литература скоро окончательно приобретет женское лицо.

Алфавитом же вы владеете не хуже женщин? Что, и даже читать умеете? О, как хорошо! Ой, порадовали! Ну, про копипаст я напоминать не буду, зачем повторятся.

А так — все то же самое.

Берем себя, любимого, и прикидываем к любой понравившейся книжке.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ФРЕДЕРИК БРАУН

ДОЗОРНЫЙ

Пер. С. Ирбисова

Он насквозь промок, извозился в грязи, проголодался и чувствовал себя заброшенным. Оно и понятно - родина была в пятидесяти световых годах.

Местное светило было непривычным, мертвенно-голубым, а из-за двойного тяготения каждое движение отдавалось по всему телу мучительной болью.

Шли годы, века, тысячелетия, но на аванпосте ничего не менялось. Несмотря на новейшие звездолеты и современное оружие, он по существу так и оставался стрелковой ячейкой, в которой засел одинокий солдат, готовый удерживать ее до последнего дыхания.

ФРЕДЕРИК БРАУН

ДРУГАЯ МОРАЛЬ

Пер. С. Ирбисова

11 апреля.

Даже сказать не могу, удивился я или испугался, когда впервые понял, что у людей по ту сторону стекла совсем другие обычаи и законы. До этого я полагал, что мораль для всех одна. А как же иначе? Должна же быть какая-то справедливость. Поначалу я подумал, что их цензура дала промашку. Что ж, бываетНачалось все во время вестерна, хотя это и не главное. Я тогда был Уитни Грантом, шерифом Уэст-Пекоса, первоклассным наездником и отличным стрелком. Словом, настоящим героем. В городок ворвалась банда головорезов - негодяй на негодяе, - а поскольку местные жители отвагой не блистали, пришлось мне разбираться с бандитами одному. Их главарь Черный Берк - я сбросил его с лошади, а следовало бы пристрелить, - сообщил мне потом сквозь тюремную решетку, что все это здорово походило на "Луну в небесах". Ну и что с того? "Луна в небесах" - неплохое кино, жизненное; значит, и в настоящей жизни вполне может произойти что-то подобное.

- Первая машина времени, джентльмены, - гордо объявил профессор Джонсон двум своим коллегам. - Небольшая экспериментальная модель. Может перемещать любые предметы весом не более трех фунтов пяти унций и не далее двенадцати минут в прошлое или будущее. Она действует.

Модель действительно выглядела небольшой, правда, она имела два внушительных циферблата под невысокой платформой.

Профессор Джонсон взял в руки металлический кубик.

- Медный кубик, - объявил он, - с которым мы работали, весит один фунт и две трети унции. Сначала я перемещу его на пять минут в будущее. - Он наклонился и передвинул стрелку одного из циферблатов. - Засекайте время.

Поначалу это дело с линотипом Ронсона казалось довольно забавным. Но еще задолго до конца от него стало слишком явно попахивать жареным. И хотя Ронсон здорово нажился на этой сделке, я бы ни за что не послал к нему человечка с шишкой, если бы знал, что из этого получится. Чересчур дорого обошлись Ронсону его баснословные прибыли.

- Мистер Уолтер Мерольд? - осведомился человечек с шишкой. Он явился в контору отеля, где я живу, и я велел препроводить его в мой номер.