Динка

Олег Болтогаев

Динка

Кто-то требовательно постучал в окно и я проснулся.

Было ранее утро. "Кто бы это мог быть?" - недовольно подумал я и отодвинул занавеску. За окном, на подоконнике стояла наша кошка Динка. "Сейчас", - пробурчал я и открыл форточку. Хотелось спать и я плюхнулся в кровать, не дожидаясь, когда наша ночная гулена пролезет в комнату.

Но заснуть мне не пришлось.

Динка тревожно и жалобно замяукала прямо над моей головой.

Другие книги автора Олег Болтогаев

Я обнаружил эти тетради совсем случайно. Пришлось по совместительству заняться ремонтом школьной крыши, и вот, лавируя среди стропил чердачного пространства, я заметил цилиндрический предмет, пнул его ногой, и он рассыпался, оказавшись свернутой в рулон стопкой тетрадей.

Что-то заставило меня нагнуться, я поднял тетради, думая, что это обычные школьные работы. С тусклом чердачном свете я с брезгливой осторожностью стал листать первую тетрадь, и понял, что обнаружил чьи-то дневники, я полистал другую тетрадь, здесь был другой почерк, но записи были, похоже, как-то взаимосвязаны.

Олег Болтогаев

Хома

К нам в гости приехала бабушка. Она привезла своим внукам всякие подарки. Дети этому очень обрадовались и весь вечер общались с бабушкой, разговаривая о всяком.

Затем младшая внучка Настенька уединилась с бабушкой, и они стали шептаться о чём-то важном. Я совсем не придал этому внимания.

Мало ли, о чем могут разговаривать близкие родственницы.

На следующий день они вновь долго шушукались.

С одной стороны вроде бы все было понятно, с другой — хотелось знать больше.

Сашка задумался. Кого спросить, с кем посоветоваться, что почитать?

Он вдруг почувствовал, как поверхностны и неглубоки его знания.

«Учиться, учиться и еще раз учиться!» Для кого сказано?

Ему стало немного стыдно. Доучился до девятого класса и все еще мальчик. Ладно — мальчик, но ведь он не знал главного — как? То есть, знал, но не настолько, чтобы не бояться оконфузиться при прохождении практики.

Великий маринист Иван Айвазовский подарил миру эпическое полотно под названием "От штиля к урагану". Идея предельно проста — слева штиль, справа жуткий ураган. Зритель, скользя по картине взглядом слева направо, (ширина картины — ого-го) может проследить все стадии превращения хорошей погоды в плохую. И обратно.

Как жаль, что никто из других классиков не создал что-нибудь аналогичное под заголовком "От Эроса к Порносу". Сколько вопросов отпало бы тогда.

Мы приехали на летнюю практику.

Мы — это орава студентов второго и четвертого курса.

Нас — много. Человек сто двадцать, не меньше.

Ехали мы долго. До Ростова электричкой.

Потом — теплоходом, вверх по Дону. Ночью.

Донская станица со смешным названием Семикаракоры.

Не спутать бы с садами Семирамиды.

Мы приехали под утро. Было еще совсем темно. Несмотря на то, что на теплоходе спиртное не продавали, а наши поводыри-аспиранты следили за нами во все глаза, Коваленок все равно где-то сильно укушался.

Я умирал от любви.

Как случилось, что я в неё влюбился?

Хорошо это помню, только объяснить всё равно не сумею.

Да и что объяснять-то?

Тогда я, восьмиклассник, был увлечён встречами со своей одноклассницей. Наши свидания были довольно регулярными и сильно напоминали какую-то восточную песню. В том смысле, что каждый вечер всё происходило на удивление одинаково. После кино, где мы сидели в совершенно разных местах зала: она со своими подружками, а я среди своих корешей, так вот, после кино, каким-то звериным чутьём я определял куда и с кем она пошла, и догонял их, стайку громко разговаривающих девчонок, и молча шёл сзади, безошибочно выделяя в темноте её, мою Джульетту, она же, словно чувствуя мой страстный взгляд, начинала говорить и смеяться громче других. Ирка знала, что я иду следом.

Пролистав свои школьные тетради, Серёжа с удивлением обнаружил, что, с тех пор, как он стал заниматься онанизмом, его почерк сильно изменился.

Он, его почерк, стал корявым и неровным.

Собственно, к такому графологическому анализу Серёжу подтолкнула учительница литературы, которая чуть ли не изо дня в день стенала, что у Чекунова что-то случилось с почерком.

Что он пишет ужасно, как курица лапой.

В конце концов, она заявила, что отказывается читать его сочинения.

"По количеству святых православные, особенно российские православные, удерживают прочное лидерство. Почему так происходит? Частичный ответ на этот вопрос я обнаружил на одном из религиозных интернетовских форумов. Вопрос женщины звучал примерно так: "Свят ли Феодосий Кавказский? Можно ли ему молиться? Так хочется кому-нибудь помолиться!" "

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

С тех пор как умерли мать и отец маленького Анри, мальчик всегда был голоден. Его приютил у себя крестный отец, богатый и скупой фермер. Анри мог только вспоминать о былых счастливых днях, о кофе со сливками, который приготавливала для него старая кухарка, о хрустящих бисквитах, которыми он делился с котом.

Нельзя сказать, что с мальчиком плохо обращались. Фермер Жером и Мартина, его жена, не теряли времени ни на побои, ни на ласку. Просто они находили правильным, чтобы бесполезному рту соответствовал пустой желудок. «Когда ты будешь работать, — говорила Мартина мальчику, если он начинал плакать от голода, — ты получишь двойную порцию супа. А пока ты не приносишь никакой пользы, ты должен быть благодарен, что мы даем тебе хотя бы хлеб».

... Он опустил на стекло шлема защитный дымчатый козырек и вышел из тени на солнечный свет. Даже через многослойную термоизоляцию скафандра он почувствовал, какой иссушающий жар стоит снаружи. Будто неожиданно распахнули дверь топки огромного парового котла и свирепый зной хлынул оттуда, раскаляя добела все, что попадалось ему на пути. Стрелка пирометра, укрепленного на левой стенке шлема, быстро двинулась по шкале и легла на отметку +125°. Если бы не терморегуляторы, он умер бы через пять-шесть минут, а через два часа его тело превратилось бы в сморщенную мумию, присохшую к внутренней облицовке скафандра. Но чуткие термисторы включили систему охлаждения в тот самый момент, когда он пересек границу тени и света.

Книга предназначена для школьников младших и средних классов, но будет интересна и для людей более старшего возраста.

В книге рассказывается о мальчике – школьнике, который решил заработать деньги на осуществление своей мечты. Но жизнь меняет все его планы. Подросток постигает экономические законы, историю жизни бизнесмена и понимает, что в этой жизни наиболее важное.

Рисунки В. Голицына

Архангельским ребятам посвящаю

Сенька вырос в Семже на берегу Ледовитого океана. У входа в Мезенский залив, лицом к лютым штормам притулился поселок. Летом, когда в Мезень густо заходит суматошная семга, Сенька с отцом ловит дорогую: нежную рыбу, а под осень, перед самым зимним льдом, вкусную навагу.

Отец и дед у Сеньки — лоцманы. Кто не знает в Семже Кубасовых?

Стоит Сенька на берегу к смотрит, как отец выводит большой океанский пароход, доверху груженный розовым пахучим сосновым лесом.

Когда я прочёл в книжке, что ёжики живут недолго, то очень огорчился.

Сколько себя помню, мне всегда нравились эти удивительные животные.

Откуда приходят к нам ёжики?

Из сказки про колобка, который падает в воду и превращается в ёжика.

Из сказки про то, как ёж с ежихой перехитрили наивного зайца.

Мы узнаем о них из "Азбуки".

Да, всё это верно.

Особенно — про "Азбуку".

Я специально просмотрел большой словарь и увидел, что в русском языке не набирается даже десяти слов, которые начинались бы на букву "ё".

Новогодние приключения Кукров на Планете Земля

Светлана Гончарова-Дубина

                Новогодние приключения Кукров на Планете Земля.

                                    Глава 1.

                            Праздничное настроение

   Всем известно, что в новогодние дни происходят чудеса… Дедушка Мороз и его внучка Снегурочка приходят к детям на праздничные утренники, загадывают загадки, водят с ними хороводы вокруг ёлочки, распевая весёлые, звонкие песенки. Ребята рассказывают Деду Морозу стишки и получают от него подарки. Но вот о том, что игрушки сами выбирают, для кого из детей станут подарками, знают немногие.

Сказка о Лунных Цветах учит ценить и уважать внутренний мир других людей.

В книгу вошли четыре повести и рассказы. Повести «Шуба его величества», «Весной», «Веселыми и светлыми глазами» получили признание юного читателя. «Мастерская людей» — новое произведение писателя, посвященное жизни и учебе школьников во время Великой Отечественной войны.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Олег Болтогаев

Достойная старость

Вообще-то у кошек должно быть тридцать зубов. А у нашей Шелли всего три. Два слева внизу и один справа вверху. Больше зубов у неё нет.

Это потому, что наша кошка очень старая.

Ей уже восемнадцать лет. То есть, она на восемь лет старше меня.

Мой отец говорит, что, если пересчитать возраст Шелли на человеческий, то нашей усатой старушке уже больше ста лет. У кошек свой век.

Моя мама твердит, что мы должны обеспечить Шелли достойную старость.

Олег Болтогаев

Дуся

Однажды моя дочка пришла из школы с тяжёлой ношей.

Левой рукой она с трудом прижимала к себе портфель, а под мышкой правой руки удерживала небольшую кошку.

- Дуся! - радостно объявила дочка и поставила кошку на пол. - Где ты её нашла? - спросил я. - Она гуляла по школьному коридору! - дочь с восторгом смотрела на кошку. - Но... - начал было я. - Она будет у нас жить! Вы обещали!

Действительно, обещали...

Олег Болтогаев

Фидель

- Спасайся, кто может! - истошным голосом завизжал Лёшка.

И мы побежали.

Жуткий, животный страх, казалось, толкал меня в спину.

Убежден: никогда в жизни я не бегал так быстро.

Не знаю как, но я оказался на дереве. По-моему, я просто взлетел на него. Добравшись до развилки, я уселся на толстую ветку и, наконец, смог отдышаться.

Серёжка успел запрыгнуть в кабину трактора. Максим и Лёшка заскочили на тракторную тележку. С ужасом мы смотрели на нашего врага.

Олег Болтогаев

Гуго

К сожалению, я никогда не бывал за границей. Говорят, там отличные зоопарки. Может быть. Не знаю.

Я знаю только, что зоопарк в городе Николаеве - один из лучших на территории бывшего Советского Союза. Так я думаю. Знатоки утверждают, что зоопарк в Калининграде (бывшем Кенигсберге) ещё привлекательнее, но я там, увы, не был.

Поэтому всегда, когда мне удается побывать в Николаеве, я непременно иду в зоопарк. Признаюсь, я не люблю зоопарки, прежде всего потому, что вижу, как несчастны живущие в них животные. Но николаевский зоопарк исключение. Конечно и здесь есть обитатели, которые живут скверно, например, медведи, но большинство животных имеют вполне сносные условия.