Дезинсекция

Елена Долгова

Дезинсекция

фантастический рассказ

Старый корпус "Майского цветка" бессильно плыл в стылой пустоте задворок Галактики. Хрупкие шпили гипердвигателя давно исчезли, сметенные небрежной рукой катастрофы, псевдогравитация ослабела, но ее хватало на то, чтобы бесчисленные обломки оборудования и обрывки пластика, усеивающие коридоры "Цветка", не превратились в стаи летучего мусора. Мусор равнодушно лежал на своем месте - там, где его бросили тщетно метавшиеся в поисках спасения люди.

Другие книги автора Елена Владимировна Долгова

Давний страх человека перед потусторонней нечистью породил множество мифов, легенд и преданий, впоследствии ставших классическими.

Неудержимое воображение писателей-фантастов придало этим историям новые голоса, вписало множество оттенков в мрачную палитру ужаса, тлена и крови.

Даже Голливуд, ведомый Брэдом Питтом, устраивает марафон кошмаров в экранизации культового романа «Война миров Z»!

А что думают по этому поводу русские фантасты?

10 ведущих российских авторов впервые демонстрируют свой взгляд на зомби-апокалиптику!

На охваченной безумием фанатиков планете Геония, как некогда на далекой Земле, прародине человечества, запылали костры новой инквизиции.

Страшной гибелью расплачивались люди, обладающие Даром, – псионики, за то, что они не такие, как все. Но за бессмысленной жестокостью одичавших орд просматривалась чья-то злая воля, и следы вели к таинственной Аномалии, которая, расширяясь, грозила поглотить всю планету. На ее пути встал Алекс Дезет, бывший офицер-десантник. Ему пришлось собственной судьбой ответить на, казалось бы, абстрактный философский вопрос: Реальность ли порождена Идеей, или Идея – всего лишь отражение Реальности...

Джон ХЕМРИ. ГДЕ ПРОХОДИТ ГРАНЬ

Раса, населяющая эту планету, характеризовалась как «динамически развивающаяся, но не агрессивная»…

Андреас ГРУБЕР. ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЁТ «ЭНОРЫ ТАЙМ»

Миссия космического корабля провалена. Капитана преследует чувство, что полет был заведомо обречен.

Том ПАРДОМ. КОЗЫРИ В ТОРГЕ

Око за око? Имплантология будущего способна творить чудеса.

Кеннет ШНЕЙЕР. СВИДЕТЕЛЬ ПОЛНОЙ ПРАВДЫ

Просто как сговорились обрушить адвокатскую практику нашего героя!

Алан УОЛЛ. БЫСТРЕЕ СВЕТА

Правительство не зря запретило перемещения во времени!

Елена ДОЛГОВА. ШЕСТОЙ ЛИШНИЙ

Внутри загадочного аномального пятна отказывает техника. Но это не самое страшное…

Евгений ГАРКУШЕВ. ВЗДРОГНЕМ!

И не захочешь, а вздрогнешь. Выживать-то как?

Пол ДИ ФИЛИППО. ЖИЗНЬ В АНТРОПОЦЕНЕ

«Третий киберпанк» занялся мегаклиматом, мегаархитектурой и мегасоциумом.

Дмитрий БАЙКАЛОВ. ПАДЕНИЕ ЧЁРНОГО АЛИЕНА

«Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали».

Николай КАЛИНИЧЕНКО. ДЕЛО В ШЛЯПАХ

Экранизации рассказов Филипа Дика — по-прежнему самый модный голливудский тренд.

ВИДЕОРЕЦЕНЗИИ

Капчур-моушн анимация добралась до НФ. Стало ли обеим от этого лучше?

Глеб ЕЛИСЕЕВ. ВСЯКАЯ ПОГОДА — БЛАГОДАТЬ?..

Ученые давно мечтают научиться рулить погодой. Вот только принесет ли это счастье человечеству?

Игорь ГОНТОВ. ДАВНЫМ-ДАВНО, ГДЕ-ТО В КОСМОСЕ…

За десятилетия своего существования в литературе космическая опера все-таки обрела интеллект.

Тимофей ОЗЕРОВ. ОДИНАДЦАТЬ ЛЕТ НА ОРБИТЕ

Очередной «Роскон» прошел в канун полувекового юбилея полета Гагарина. Напоминаем: символ конвента — ракета.

РЕЦЕНЗИИ

Готовьтесь к походу за книгами!

КУРСОР

Битва при Детройте. За статую персонажа фантастического фильма.

Вл. ГАКОВ. ВОЛШЕБНИК СТРАНЫ ГРЁЗ

Он написал огромное количество книг, но прославился благодаря всего одной детской сказке.

ПЕРСОНАЛИИ

В нашем «справочнике» появилось несколько новых имен.

Звенят мечи. Бунты потрясают могучую Империю. Горят города. А по дорогам идет человек, умеющий писать и переписывать Историю. Остросюжетное произведение Елены Долговой – автора романа «Сфера Маальфаса», вызвавшего интерес критики и читателей, – предназначено для всех любителей боевой фэнтези.

Сфера Маальфаса – артефакт невиданной мощи, способный останавливать армии и опустошать города. Когда-то он принадлежал альвисам, загадочным подземным жителям Империи Церена, но после битвы у Фробурга попал в руки императора. Разгадать тайну магического талисмана, научиться управлять его силой «единственно на благо Империи» поручается бывшему инквизитору, ученому-магу Людвигу фон Фирхофу. Но возможно ли обрести многие знания, не заплатив за них многими печалями, заклясть демона и не оказаться в его власти? С первых шагов полная опасностей и разочарований дорога уводит Людвига от такой ясной на первый взгляд цели. Только станет ли она дорогой к разгадке?

Сначала бунт на борту лишает капитана Баррета корабля, потом жажда золота и выигранная в кости карта заставляют пуститься на поиски затерянного города ацтеков. Однако, так ли случайно упали кости? Древние боги индейской земли, искушая чужаков, ведут собственную игру. На островах Карибского моря авантюристы всех наций стремятся урвать свою долю от сокровищ Нового Света. Выходят на морской промысел английские и французские пираты. Тайные агенты Испании верой и правдой служат королю. Сгорают на кострах инквизиции еретики и ведьмы. И только таинственная Пэм Саммер, дочь мертвого торговца, не хочет ни золота, ни любви, а только любою ценой — бессмертия.

Смертельное противостояние обитателей планеты Геония достигло наивысшего накала. Безжалостно истребляются псионики – люди, наделенные Даром, – за то, что они не такие, как все. Кажется, что цивилизация подошла к трагическому финалу. Мастер Миража Цертус считает, что человечество исчерпало себя. Он пытается создать новую, совершенную во всех отношениях расу. И в затянувшуюся борьбу вмешивается третья сила…

Елена Долгова

Хранитель талисмана

фантастический рассказ

I.Проводник

Луи Ренар наклонился пониже, всматриваясь в едва заметные - словно птица коснулась пером - следы на песке. Цепочка отпечатков, путь ящерицы-агамы, огибала бархан и обрывалась возле куста пустынной колючки. Хищник? На песке осталась лежать одинокая чешуйка, большая, с человеческий ноготь, она не могла принадлежать убитой ящерице. Верблюд за спиной человека вновь беспокойно переступил, бубенчик на шее животного печально шелестел, словно не отваживаясь на громкие, уверенные звуки.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Валерий Вотрин

ОБРЕТЕНИЕ МОЩЕЙ СВ. МАТИАСА РАТМАНА, УНИВЕРСИТЕТСКОГО ПРОФЕССОРА

Всю свою жизнь профессор Матиас Ратман посвятил кропотливому изучению житий святых и мучеников церкви.

Другого такого знатока в этой области невозможно было сыскать и в Григорианском университете.

Самая незначительная деталь биографии того или иного святого нашла свое отражение в биографии профессора.

Жизнь его вобрала в себя множество самых ярких фактов из биографий великих святых и страстотерпцев и в конце стала походить на жизнь отшельника-аскета, преисполненного благодати.

Владимир Заяц

Некоторые аспекты современного ведьмоведения

(Стенограмма доклада доктора небиологических и прочих не наук Н.Е.Чистого)

Многоуважаемые коллеги! Друзья! Настоящий доклад есть часть обширного исследования по вопросам ведьмоведения, чертизма и лешелогии.

Насущность предпринятых нами исследований назрела давно. Предыстория вопроса носила, по существу, бессистемный или примитивно-мифологический характер. Объяснения изучаемых нами явлений прежде имели вид разрозненных схем с алогично-феноменологическими описаниями или описаний с псевдологическими связями.

Владимир Заяц

Славные парни - первопроходцы

Чем дольше Витторио обследовал планету, тем в больший восторг приходил. Казалось, что кто-то специально подогнал все условия на ней под вкусы самого придирчивого и изнеженного землянина. Сочетание среднесуточной температуры и влажности приближается к комфортным. Воздух - бальзам, напоенный ароматом неведомых трав. Деревья похожи на земные, с той только разницей, что плоды на местных фруктовых деревьях намного крупнее и вкуснее. Цветы похожи на огромных бабочек, а бабочек легко спутать с прекраснейшими цветами. Зелень нежная, будто умытая дождем.

Рафал А.Земкевич

Песнь на коронации

Песню желаете, достойные господа и прекрасные дамы? Воля ваша, спою я вам о давних временах и о твоих, король, предках. Спою о людях Эстарона, их свершениях. Может, слезы у вас вызову, может, веселый смех, а может, раздумье? Ибо, пока не отзвучала песнь, никто не знает, где больше правды - в балладе моей, или в нас самих...

Могучим было наше королевство в те далекие годы. Над нивами Босторна, над священными водами Терега, в скалах Астгорда - повсюду вздымались в небо сторожевые башни. Обитали там рыцари славные и отважные, верные клятве своей до смертного часа. Ратай не боялся тогда выходить в поле, купец путешествовал без страха, пока стояли на страже те рыцари. О, никто не смел тогда с мечом вступить в пределы нашего королевства, и не знал наш народ ни лицемеров, притворявшихся друзьями, ни сановников с черными сердцами...

Жебе

ШАРЛЬ РЕБУАЗЬЕ-КЛУАЗОН ОБВИНЯЕТ

Перевод с франц. Н. Скворцовой

13 августа 1963 года все главные редакторы французских газет и журналов нашли в своей почте письмо следующего содержания:

"Господин Главный Редактор!

Меня зовут Шарль Ребуазье-Клуазон. Мое имя Вам, без сомнения, знакомо, так как часто удостаивалось чести быть помещенным на страницах Вашей газеты и читатели не раз содрогались, читая рассказы о покушениях, объектом которых я являюсь на протяжении вот уже долгих лет.

В. Журавлева.

Эти удивительные звезды

Бакинцы, бывавшие до войны в Нагорном парке, вероятно помнят старика с телескопом. Я была тогда совсем девчонкой, но хорошо помню и старика, и телескоп, и косую надпись на жестяном плакатике: "Аттракцион "Зрительная труба" - 30 коп".

"Зрительная труба" стояла в самой высокой части Нагорного парка, на каменных плитах возле недостроенного бассейна. Сквозь щели между плитами пробивалась трава, и массивный деревянный штатив телескопа казался вросшим в землю.

Валентина Журавлева

Леонардо

Я разговорился с ним, когда в проигрывателе - шестой раз за вечер! крутилась пластинка Бернеса. До этого мне как-то неудобно было подойти к нему - нас познакомили мельком. Но в шестой раз услышав песенку старого холостяка, я не выдержал.

Видимо, он тоже скучал. Когда я предложил ему папиросу, он охотно вышел со мной на балкон.

Нужно было начать разговор, и я спросил первое, что пришло в голову:

ВАЛЕНТИНА ЖУРАВЛЕВА

Придет такой день

Не читайте этот рассказ днем, потому что вас будут отвлекать тысячи назойливых мелочей. Лучше всего читать ночью, когда на столе лежит теплый круг света от лампы и сквозь полуоткрытое окно слышно, как шуршит дождь.

Не читайте этот рассказ, если вас раздражают исторические и научные неточности. Действительность здесь основательно перемешана с вымыслом. Сведения, которыми я располагала, были так противоречивы, что пришлось выбирать почти наугад. Кое-что я присочинила сама.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Главный катер третьей пограничной флотилии шёл в патрульном режиме в двадцати пяти тысячах километров над поверхностью Чёрного Пятна. Это было самое ненадёжное место по всей границе Имперской Республики, простиравшейся на многие парсеки в черноте межзвёздного пространства. Именно здесь предпринимались все попытки нелегального перехода как в ту, так и в другую сторону.

В четырнадцать часов по бортовому времени майор Малваун начал очередной обход постов. Он проверил отделение двигателей, приняв рапорт у дежурного техника, затем прошёл к наблюдателям, сообщившим, что в радиусе контроля космос чист, и никаких посторонних объектов не замечено. После этого майор заглянул в маленькое помещение, выполнявшее на катере роль кают-компании, посмотреть как коротают время свободные от вахты члены экипажа.

Когда-то, когда он жил ещё на Земле, его звали Богданом. Потом он попал в Мир Терпа и стал Лисом.

Накануне возвращения он проснулся очень рано. Терп и Монра ещё спали, и Лис решил никого пока не будить. Время суток здесь немного опережало земное, и можно было ещё не спешить.

Лис поднялся на верхнюю площадку центральной башни, туда, откуда он когда-то впервые увидел туманные дали Торцевого Плато. Всё так же, как и много лет назад желтоватая дымка, в которой пропадали каналы, протекавшие через сад Дворца, скрывала горизонт. Всё так же вокруг царила тишина.

К вечеру с Северных Безвоздушных гор подул ветер. Здесь, вдали от океана, он был злым и пронизывающим. Благородному Лису, хоть он и стремился уйти от погони, совсем не улыбалось скакать на холодном ветру по сильно пересеченной, поросшей лесом и жестким кустарником местности, какой являлось по большей своей части Второе плато. Он решил сделать остановку на ночлег, тем более что Резвому, его отличному гнедому коню, требовался отдых.

По прикидке Лиса преследователи отставали километров на восемь — десять, так что у него была приличная фора.

Наталья Долинина

Первые уроки

О, знал бы я, что так бывает,

Когда пускался на дебют...

Б. Пастернак

Теперь-то я все это знаю. Как войти в класс, чтобы с первой минуты произвести впечатление. Как сразу дать понять, что умеешь держать дисциплину. Как улыбнуться, в какую минуту сострить. Найти ту точку - пока еще невидимую точку опоры - тот островок, где сидят старательные девочки, заранее готовые внимать каждому твоему слову. (Потом с ними будет труднее всего.) Почувствовать - не увидеть и не услышать, а почувствовать спиной островок бунта: хорошо, если он мальчишечий, тогда легче справиться. Хуже, если это мальчики вокруг одной или двух девочек. Совсем плохо - если только девочки. Им надо сначала улыбнуться отдельной улыбкой. Потом - специально для них, и чтоб они поняли, что для них, - пошутить. Если все это впустую, мимо - осторожно высмеять. Чтобы знали: хотите играть в войну - будем играть. Но с серьезным противником. А главное - удивить. Отношения с классом - это любовь. И, как в каждой любви, первоначальное удивление дает толчок всему остальному. Теперь я все это знаю. Но тогда...