Дезертир

Его всю жизнь звали трусом. И попав в ряды государевой дружины, он все равно остается им же. И изменить его сможет лишь любовь.

Отрывок из произведения:

— Трус! — в разнобой кричала толпа деревенских пацанов вслед убегающему мальчишке, время от времени подгоняя того увесистыми камнями.

— Беги, беги! — послышался звонкий голос местного вожака «стаи» — ярко-рыжего пацаненка с покрытым веснушками вздернутым носом, имеющего такое же выразительное имя Дерз. — Придурок! Мразь!.. Трррус.

Последнее слово, а точнее вся интонация, вложенная в него, не выражала ничего кроме граничащего с бесконечностью презрения. Для убедительности парень смачно харкнул себе под ноги, вызвав очередной одобрительный гул среди своей «своры».

Другие книги автора Татьяна Валерьевна Лайка

Как прекрасна тьма! Вы никогда не думали на эту тему? А я вот постоянно думаю, почему она так привлекает. Нет, не нравится, а именно привлекает. Чем же объяснить это жгучее желание зайти в самый темный угол… пройти по самому темному коридору… обязательно заглянуть в самую темную комнату…

Тьма — это страх. И именно он движет вами в этом непреодолимом желании. Желании его перебороть. Но хотите ли вы, чтобы страха больше не было? Нет, не сейчас, а вообще никогда и никакого? Хотите? Но что же вы будете делать, когда его совсем не будет? Подумайте, как вы тогда будете жить?

Я — темный вампир. Мое имя — Мейрон. На темном языке «Maron» — название маленького белого цветочка. Этот цветок растет высоко в горах исключительно на гладкой поверхности камней, а еще одна особенность заключается в применении этой травки — букетик из таких цветов кладут… в руки покойникам, когда похоронить тело умершего нет возможности. Мою молодость испортили самым отвратительным способом, в нее нагло вторглись, не оставив мне выбора, и заставили взрослеть. А сейчас я благодарю Судьбу за то, что она распорядилась именно так…

Популярные книги в жанре Фэнтези

В этой увлекательной книге, открывающей героико-фантастическую сагу "Хроники Чейсули" американской писательницы Дженнифер Роберсон, пишущей в жанре фэнтези, есть и принцесса, не ведающая о своем происхождении, и красавец-принц, которому предcтоит пройти путь от легкомысленного повесы до настоящего героя - живой легенды своего народа. Фанатичный деспот, развязавший войну, и коварные колдуны-айлини, служащие темному богу Преисподней. И загадочные Чейсули - люди-оборотни со своими спутниками-животными, идущие путем Древнего Пророчества.

Данное произведение получилось у меня случайно. Сижу я как-то за компьютером, слушаю Йовин, в общем, получаю удовольствие от жизни. И тут - песня "Заговор"! Я живенько так представила себе огромный замок со множеством комнат, и где-то в недрах дворцового лабиринта - юный король, который уже знает, что сегодня за ним придут… И вот этот юный король, навязанный мне моим же буйным воображением, не укладывался ни в какие рамки! Например, совершенно не хотел бороться. Война ему, видите ли, не нравится! А мне что делать, спрашивается? У меня есть подросток, которого угораздило родиться принцем, потерять родителей, угодить в жернова заговора и выжить в нём. А что дальше? Как из жертвы сделать его свободным человеком? Выучить его на великого воина? Банально, да и противоречит его миролюбивой натуре. Возможно, тот путь, который я предложила юному королю, тоже оригинальностью не блещет, но, как мне кажется, он позволил ему обрести главные качества свободного человека: умение принимать решения и готовность претворять их в жизнь.

Предлагаемая Вашему вниманию книга происходит из породы полуфантастических романов, именуемых "Фэнтэзи" и является первой в серии книг, описывающих мир Соргона. Полуфантастических – потому что, как бы не изощрял свою фантазию автор, полностью избежать влияния окружающего нас с Вами мира ему не удастся. Любого из действующих в книге героев мы без особого труда можем найти среди окружающих нас людей, и не имеет значения, кем был он в книге: гномом, эльфом, орком или человеком. В этом и состоит подлинная заслуга Фэнтэзи – она показывает нам самих себя в самых невероятных ситуациях, которым нет места в обыденной нашей с Вами жизни. Итак, добро пожаловать в мир Соргона!

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

— Это твой фейрин? Какой славный… А можно, я его поглажу?

Хорошенькая девочка, волосы светлые, отливают золотом. Почему такая хорошенькая прислугой на постоялом дворе?

— Нет, золотко, это не мой фейрин, это я — его человек.

— А разве так бывает?

— Как видишь, бывает.

Фейрин стрекотнул, на миг оскалил клыки и спрыгнул с моего плеча на колени, оттуда — на лавку и канул под стол. Мы с девочкой нагнулись одновременно. Малыш нашел монетку, застрявшую между половиц, и пытался ее вытащить. Увидев под столом мою физиономию, протянул лапку. Я вручил ему нож. Вскоре фейрин прыгнул мне на колени, довольно заурчал и, взобравшись на стол, вручил монетку девочке.

— Что, Буян, как по-твоему, — спросил сэр Хенрик, — уж не занесла ли нас нелегкая в такие края, где на кустах терновника растут пергаменты? Вопрос был адресован боевому коню. За годы странствий сэр Хенрик приобрел привычку разговаривать с собственным скакуном. Привычка эта, разумеется, могла бы вызывать насмешки, но высокий рост и могучее сложение надежно хранили благородного рыцаря от подобных неприятностей. Вряд ли сыскался бы смельчак, способный в глаза обозвать сэра Хенрика дурнем. Сам же дворянин себя таковым точно не считал, хотя и был не скор на решения. Вот и теперь он с рассеянным видом не менее пяти минут разглядывал клочок пергамента на ветке придорожного куста, прежде чем решился наконец его сорвать. Как и следовало ожидать, пергамент оказался запиской. Медленно шевеля губами, рыцарь принялся разбирать неровные строки. Послание гласило:

«Акеро» - это прекрасно написанный увлекательный рассказ, который представляет собой нечто среднее между историческим фэнтези и магическим реализмом. Впервые опубликован в декабрьском выпуске «The Atlantic Monthly».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ОЛЕГ ЖДАН

БЕЛОРУСЦЫ

Повесть в трех сюжетах

СКАНДАЛ В ВЕЛИКОМ ПОСОЛЬСТВЕ

В попонах с позолотой, в зеленых бархатных колпаках. Под шкурами леопардов, на белом медведе.

Хорошо, славно начиналось наше посольство. После православного Рож­дества повалил снег и отяжелевшие леса замерли, словно боясь, что осыплется, рухнет с ветвей эта чистейшая красота. Правда, лошадям было нелегко идти по такому снегу, но это куда лучше, чем тащить груженые сани по заледеневшей земле. Да и мужицкие кони уже пробили дорогу от деревни к деревне. Иной всад­ник вдруг пускался вскачь, и тогда снежная пыль долго серебрилась следом.

В статье рассматривается вопрос – что же такое коса, как ее подготовить к работе.

Автор пособия – мастер спорта СССР по туризму, используя многолетний опыт работы со школьниками, рассказывает об организации и проведении несложных пеших походов в летнее время, уделяя главное внимание основам туристской техники.

Гражданская война – самая жестокая из войн. Гражданская война на Востоке – жестока вдвойне. Главный герой романа «Багровая земля», военный журналист, отправляется в командировку в Афганистан. И это обычное, казалось бы, задание неожиданно превращается для журналиста в самое настоящее испытание. Испытание на стойкость, мужество, чувство долга и справедливости, независимо от того, с кем ему пришлось столкнуться – с солдатами республиканской армии или с противостоящими им моджахедами.

 Повесть «Чистилище» рассказывает о безрадостной, жестокой и непредсказуемой судьбе главных жертв Второй мировой войны – военнопленных. И неважно, кто они – русские ли, американцы или немцы…