Дезертир

Олег Сурнов

Дезертир

Где-то на северо-западе, где-то на юго-востоке, где-то. Деревушка. Без названия и особых достопримечательностей. Деревушка!!!!!!!!!: восемь домиков, река, теплое течение. Ниоткуда. Никогда. Нигде...

... - Сержант Барк. Я ничего не слышу.

Шум войны нарастал в ушах Вэлора.

- Я ничего не слышу!

Он кричал. но его крик был шепотом, шепотом внутри себя, когда не раскрывая рта ты пытаешься выразить засевшее внутри твоего разума. По сравнению с криком войны.

Другие книги автора Олег Сурнов

Олег Сурнов

Сон Сэра Фредерика ФОРСТА

- П О Э М А

Копни себя глубже,

Да вынешь оттуда...

(Никому не известный старинный

английский философ)

-Посвящено Дженни

- Дженни, ну где ты?

Сэр Фредерик Форст опять вскинул ружье, но опять зря.

Небольшая девичья фигура вновь возникла перед его глазами. Те же миленькие ножки и все тот же танец. На вид ей было лет пятнадцать. Хотя на самом деле многим казалось, что ее вообще не существовало.

Всеволод Котов, Олег Сурнов

Зорбэ

- О, Андрей, я вижу облака !

- Сие не облака, - сие ваши гнусные мысли о солидаризме.

- Т, к ведь война ж, Кларо!

- Однако, хищный вы гусар!

- Фурнитура, да-с, -сказал подоспевший вовремя поручик Рыбов.

- А вы говорили- красные победят,- сказал некогда бывший зять, который был болен с детства и не выздоравливал.

- О боже, опять в эмиграцию, выдохнула графиня, разбив свою самую драгоценную вазу о крышу Антона в прошлом году.

Популярные книги в жанре Современная проза

Дмитрий Сорокин

Матвей и люди

повесть.

Электричка

Судя по всему, лесам уже порядком надоел зеленый цвет, и они приступили к переодеванию в желто-багряные тона, готовясь к сентябрьскому золотому карнавалу. Некоторые особо смелые деревья даже кокетливо заголялись, как бы следуя мировой раскрепощенной моде. Ветер, шелестевший кронами, наигрывал легкомысленный мотивчик, и настроение у путника, пробирающегося по тропинке, было приподнятое и даже игривое.

Дмитрий Сорокин

Победа

Однажды днем великий коннетабль,

Великою скучищею томим,

Пробил копьем летящий дирижабль,

И тем открыл воздушный терроризм.

В. Шекспир.(не публиковалось)

"Пан Сигизмунд открыл рот и тут же его закрыл - он уже успел забыть все, что он хотел сказать. А людоедская ухмылка сидящего напротив пана Феликса, обладавшего, к тому же, вампирообразной внешностью, просто изгоняла из хмельной головы пана Сигизмунда любые зачатки сколько-нибудь здравых мыслей..."

Дмитрий Сорокин

Путевый диалог

миниатюра

Переделкино, начало зимы. прошлый век, можно сказать. Снегопад. Крупный такой, медленный и красивый. Двое неспешно идут по аллее. Справа дачи, слева дачи, все пусты. Путникам на это, похоже, решительно наплевать. Они общаются.

- Как тебе эта дорога?

- Да так... У, м-мать... Скользкая, блин!

(пауза примерно на минуту)

- А по-моему, красиво.

- Да, недурственно.

Дмитрий Сорокин

Уроки английского

заметка

Стандартный день: утро, я невыспан и потому зол, но на работу надо. На удивление полупустая маршрутка до метро. Водитель скрашивает суровые будни громким воспроизведением "Европы плюс". В салоне, кроме меня, еще один мужик, два пенсионера, девушка-абитуриентка (пособие по истории прорабатывает) и двое детей. Мальчик и девочка. Вполне среднерусского вида детишки, лет семь-восемь, вряд ли больше. Они оживленно общаются между собой. По-английски. Не скажу, что их знание языка близко к совершенству, но сам знаю немало ровесников, для которых и этот уровень, увы, недостижим... Дети обсуждают кучу проблем сразу: от цен на "чупа-чупс" в разных торговых точках района до сравнительного анализа дачного и городского летопровождения. Тут по радио начинают передавать песню в исполнении незабвенного Хулио Иглесиаса. Дети оживляются. Далее цитирую по памяти.

Если вы очень остро реагируете на любые раздражители, если слишком восприимчивы к чужим эмоциям, если быстро устаете от чрезмерного общения, то, скорее всего, вы сверхчувствительный. И обладаете огромной силой. Это в своей книге доказывает Фабрис Мидал, один из главных учителей медитации во Франции. А еще он предлагает 34 упражнения, которые помогут чересчур восприимчивым людям обрести душевную гармонию и наладить взаимоотношения с самим собой. Также в книге есть множество примеров и кейсов, помогающих другим людям строить отношения со сверхчувствительными людьми.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Заключительная книга трилогии.

Боги любят Айсу Имельскую и помогают ей даже такими методами, на которые она не согласна. Став невестой драк-шелле, она сталкивается со множеством новых проблем. Вот только старая любовь не отпускает. А дворцовые интриги по накалу страстей больше похожи на войну.

Когда захлопываются двери реанимационного отделения, для обычных людей остается только мрак. Нет большего страха, чем неизвестность. Особенно, когда это касается здоровья близких. Непонятная терминология, сложные названия препаратов и неизвестные процедуры вселяют страх даже больше, чем сама болезнь.

В книге автор – практикующий врач-реаниматолог – рассказывает о внутреннем устройстве реанимационного отделения и о том, что таится за скупыми комментариями врачей. Разия Волохова доступно рассказывает о самых частых (и удивительно редких) диагнозах, с которыми попадают в отделение. О врачах, медицинском персонале и самих пациентах – главных действующих лицах.

Автор не только говорит о лечении, но и о том, как избежать последствий бездействия больных и их близких, с которым в реанимации сталкиваются парадоксально часто.

Она была жертвой, и она выжила…

Поппи и не мечтала найти любовь, какую она обрела с принцем Кастилом. Она хочет наслаждаться счастьем, но сначала они должны освободить его брата и найти Йена. Это опасная миссия с далеко идущими последствиями, о которых они и помыслить не могут. Ибо Поппи – Избранная, Благословленная. Истинная правительница Атлантии. В ней течет кровь короля богов. Корона и королевство по праву принадлежат ей.

Враг и воин…

Поппи всегда хотела только одного: управлять собственной жизнью, а не жизнями других. Но теперь она должна выбирать: отринуть то, что принадлежит ей по праву рождения, или принять позолоченную корону и стать королевой Плоти и Огня. Однако темные истории и кровавые секреты обоих королевств наконец выходят на свет, а давно забытая сила восстает и становится реальной угрозой. Враги не остановятся ни перед чем, чтобы корона никогда не оказалась на голове Поппи.

Возлюбленный и сердечная пара…

Но величайшая угроза ждет далеко на западе, там, где королева Крови и Пепла строит планы, сотни лет ожидая возможности, чтобы их воплотить. Поппи и Кастил должны совершить невозможное – отправиться в Страну богов и разбудить самого короля. По мере того, как раскрываются шокирующие тайны, выходят на свет жестокие предательства и появляются враги, угрожающие уничтожить все, за что боролись Поппи и Кастил, им предстоит узнать, как далеко они могут зайти ради своего народа – и ради друг друга.

И теперь она станет королевой…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ю.Суровцев

Земное притяжение

(послесловие)

Художественной литературе подвластны все три измерения времени: настоящее, прошедшее, будущее.

Умение понять источники настоящего и предположить, куда оно будет развиваться, - одно из важнейших для писателя, чьи заботы поглощает сегодняшний день, современность. Это умение придает его картинам глубину, объемность, особую убедительность, составляет, так сказать, многомерность реалистического искусства.

Денис Сущенко

Совпадение

(мистический рассказ)

I

Hастал радостно-суетливый вечер пятницы 31-го декабря. Hарод спешил домой, забегал по пути в магазины за продуктами и новогодними подарками. Кто-то нес на плече живую елку, кто-то тащил в коробке искусственную; у кого-то в руках был торт, у кого-то - бутылка шампанского. Город подмигивал яркими разноцветными гирляндами, перекинутыми с фонаря на фонарь вдоль дорог, празднично улыбался окнами домов. Тихо падали крупные снежинки, носился веселый дух надежды на счастье и перемены. Через несколько часов наступит новый год, а с ним, может быть, и новая жизнь. Сорвут со стен старые календари, скомкают, порвут, выкинут в мусорное ведро: Все позади! Hачнем сначала! С Hовым Годом, с Hовым Счастьем!

Валерий Суси

Базар, вокзал, милиция

Хельсинки

Базар, вокзал, милиция.

В другом городе, может быть, ничего бы и не вышло, но если в Риге соединить линиями эти три точки - базар, вокзал, милиция, то получился бы равнобедренный треугольник. С Бермудским ему не тягаться... Да и зачем? Какое мне дело до Бермудского треугольника? Пускай себе живет... или стечет в какую-нибудь дыру...

Подозреваю, что рижский треугольник существует только в моей голове. А раз так, то выходит, что я единственный кто знает его смысл...

Валерий Суси

ДHЕВHИК

Три года надо было "отторчать", чтоб появилось желание завести дневник... А для чего, хоть убей, не знаю... Может быть, просто тяга к русскому языку...

Я - единственный русский заключенный здесь. Поговорить не с кем... Один хрен немного балакает... Hо в такой степени "немного", что мне легче общаться с ним на его языке. За три года я здорово поднатаскался. Да любой на моем месте заговорил бы, окажись тут... Хочешь - не хочешь...