Деятельность масонства в эпоху возникновения ордена русской интеллигенции

БОРИС БАШИЛОВ

Когда диавол выступил без маски в мир

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МАСОНСТВА В ЭПОХУ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОРДЕНА РУССКОЙ

ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

I

Знаменитый немецкий философ Шеллинг писал в 1848 году автору "Русских ночей" кн. Одоевскому: "Странна ваша Россия. Невозможно определить ее предназначение и ее путь, но она определена для чего-то великого". Великую будущность России предугадывали многие: и друзья и враги. Все они, в большей или меньшей степени, понимали, что "Россия - это неопрятная, деревенская люлька, в которой беспокойно возится и кричит мировое будущее" (В. Ключевский). То, что Россия последний оплот против темных сил разрушавших Европу понимал Николай I, понимали враги революционного движения, понимали и масоны и революционеры. "Он считал себя призванным подавить революцию, писала о Николае I фрейлина Тютчева, в течение продолжительного времени бывшая при дворе Николая I. - Ее он преследовал всегда во всех видах. И действительно в этом есть историческое призвание православного царя". Верные сыны России и немногие друзья России за ее пределами возлагали надежды, что Россия сможет выполнить роль спасителя разъедаемой масонством Европы, враги делали все возможное чтобы разрушить Россию изнутри и извне. "Давно уже, - писал в статье "Россия и революция" опытный русский дипломат, знаменитый русский поэт Ф. Тютчев, отец упомянутой выше фрейлины Тютчевой, - существуют только две силы - революция и Россия. Эти две силы теперь противопоставлены одна другой и может быть завтра они вступят в борьбу... от исхода этой борьбы, величайшей борьбы, какой когда либо мир был свидетелем, зависит на многие века вся политическая и религиозная будущность человечества". В 1847 году Тьер, как сообщает Сэнт-Бев, сказал: "Осталось только два народа: Россия там; она еще варварская, но велика и (исключая Польшу) достойна уважения. Старая Европа рано или поздно должна будет считаться с этой молодежью, Россия - молодежь, как говорит народ, другая молодежь - это Америка, молодая демократия, не знающая преград. Будущее мира здесь, между этими двумя мирами. Однажды они встретятся..." (Масис. "Запад и его судьба"). Масоны и их духовные отпрыски всех разновидностей все время мечтали о свержении Николая I и разрушении русской монархии. Все враги русского народа, как и Клаузевиц понимали, что единственный способ победить Россию заключается в разрушении царской власти. "Глава Священного Союза, - свидетельствует советский критик М. Гус в книге "Гоголь и Николаевская Россия" (стр. 178), - феодальных и полуфеодальных держав (России, Австрии, Пруссии) Николай был в глазах западноевропейской буржуазии государем именно такой складки, какая нужна была для исполнения исторической роли главаря всеевропейской реакции в ее борьбе с надвигающейся революцией". Еще более характерное признание находим мы в монументальном исследовании сов. академика Тарле "Крымская Война". "Если существовал на земле властитель, еще более ненавистный не только революционерам всех оттенков во Франции и Европе, но и большинству буржуазных либералов, чем Наполеон III, то это, конечно, был Николай Павлович. Тут сходились почти все: говорю "почти" так как исключения все же были (взять хотя бы польских мессианистов, учеников Андрея Товянского)." Карл Маркс остро ненавидевший Россию и русских, дает следующую оценку исторической роли России в эту эпоху в "Коммунистическом Манифесте": "Это было время когда Россия являлась ПОСЛЕДНИМ большим резервом европейской реакции..." Карл Маркс и его тупоумный немецкий лакей Ф. Энгельс страстно желали уничтожения Российской монархии, во сне и наяву мечтали увидеть развалины Российской Империи. К. Маркс и Энгельс по утверждению академика Тарле считали "самодержавие Николая I более сильным и, главное, более прочным оплотом реакции, чем скоропалительно созданный только что авантюристический режим нового французского императора, то они всей душой, прежде всего, желали поражения именно николаевской, крепостнической России. В сокрушении николаевщины революционная общественность того времени усматривала окончательный бесповоротный провал всего того, что еще удержалось от обветшавших идеологических и политических традиций Священного Союза" (Тарле. Крымская война. Том I, стр. 13). Соплеменник Маркса немецкий еврей Г. Гейне утверждал, что русская политика создала на Среднем Востоке ужасное положение: "Если мы попытаемся искоренить зло, которое уже существует, - писал он, - будет война. Если мы ничего не предпримем и допустим, чтобы зло укоренилось, рабство будет уделом всех нас". Генрих Гейне, как мы видим умел передергивать карты и лгать на Россию не хуже, чем его нынешние соплеменники, ведущие и поныне во всех частях света ожесточенную кампанию "Ненавидь Россию". Недаром К. Маркс и Ф. Энгельс, эти боги социализма, писали: "Нам ясно, что революция имеет только одного, действительно страшного врага Россию". (Ф. Энгельс, соч. т. IV, стр. 9). В одном лагере вместе с масонами и их духовными лакеями вроде К. Маркса находились и русские европейцы-основатели и члены созданного взамен запрещенного Николаем I масонства Ордена Русской Интеллигенции: Герцен, Белинский, Бакунин и другие. М. Бакунин с восторгом предсказывал что когда восторжествует демократия в России то "ее пламя пожрет державу и осветит всю Европу своим кровавым заревом. Чудеса революции встанут из этого пламенного океана. РОССИЯ ЕСТЬ ЦЕЛЬ РЕВОЛЮЦИИ; ее наибольшая сила развернется там". Разрушение России при первой к тому возможности составляло основную цель масонства и находящихся под его влиянием международных революционных кругов. И эту цель не считали нужным скрывать. "Остановка России, - писал К. Маркс в газете "НьюЙорк Тайме" в 1853 году, - должна явиться наивысшим требованием момента".

Рекомендуем почитать

В 1953 году исполнилось 250-летие с того дня когда основав Санкт-Петербург, Петр прорубил окно в Европу. То самое знаменитое окошко, сквозь которое, благодаря действиям русской интеллигенции, провалилось все русское государство.

В этом же году, в том же октябре, четыреста лет назад, за 150 лет до основания Санкт-Петербурга другим русским Царем Иоанном Грозным было прорублено другое окно, окно на восток, в древнюю Азию.

2 октября 1552 года, руководимые Иоанном Грозным войска, взяли приступом столицу Казанского царства, Казань. После взятия Казани, Волга стала вся русской рекой, распахнулось окно в бесконечные просторы Азии.

Время правления Имп. Николая I — время напряженной идейной борьбы между сторонниками восстановления русских традиций и сторонниками дальнейшего духовного подражания Европе. М. Гершензон справедливо подчеркивает в предисловии к составленному им сборнику «Эпоха Николая I», что 30 лет протекшие после восстания декабристов, до смерти Николая I, «труднее поддаются характеристике, чем вся эпоха следовавшая за Петром I». Это эпоха ТРЕТЬЕГО и окончательного духовного раскола русского общества.

В «Истории русского масонства» Бориса Башилова освещены ключевые вопросы русской истории и деятельность «вольных каменщиков» как преступной, антинациональной силы, стремящейся погубить и расчленить Россию.

«…Исторические кликуши из числа профессиональных разрушителей России нагородили кучу вздора о декабристах. Написаны кипы книг, в которых декабристы обрисованы небывалыми героями… Декабристское восстание нанесло неисчислимый вред России! Оно посеяло разрыв между правительством и частью общества. Монархия, не имея опоры в обществе, принуждена была опереться на бюрократию… Это было началом многих бед…».

Б. БАШИЛОВ

НЕПОНЯТЫЙ ПРЕДВОЗВЕСТИТЕЛЬ ПУШКИН КАК ОСНОВОПОЛОЖНИК РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО МИРОСОЗЕРЦАНИЯ

I. РОССИЯ МОЖЕТ СВЕТИТЬ СОБСТВЕННЫМ СВЕТОМ

Вместе с новой мощной волной европейских идей, проникнувших в Россию после Отечественной войны, увеличивается и отрицание их. В "Пантеоне славных российских мужей" подчеркивалась идея, что "высокая мораль французской философии была первой причиной двадцатипятилетнего во всем мире кровопролития". И это не единичные высказывания подобного рода против духовного подражания Европе, которые можно встретить в русской печати, издававшейся после Отечественной войны. И если еще в 1823 году П. Вяземский пишет Жуковскому, что в своих трудах он намеревается "разливать по России свет европейский", то в эти же годы крепнет и противоположное настроение, что Россия может светить собственным светом. Несмотря на идейную зависимость от масонства и вольтерьянства, даже во взглядах и в творчестве членов кружка Любомудрия, проявляются и новые черты. Увлекаясь немецкой философией любомудры не увлекаются уже столь слепо Европой. В творчество одного из виднейших любомудров кн. Одоевского, мы находим уже резкую критику европейской культуры. А всесторонняя критика русской культуры со временем приводит отдельных любомудров и других представителей образованного общества к пониманию, что европейская культура не является готовым образцом культуры для всех других народов. Среди членов кружка любомудров и других выдающихся людей Александровской эпохи, зарождается сомнение в качестве европейского света. Все чаще и чаще задумываются они над вопросом, а нельзя ли России освещаться собственным светом. Появившаяся в эти годы раздумий и сомнений "История Государства Российского" Карамзина укрепляет и усиливает сомнения в пригодности принципов европейской культуры для всех народов. "История Государства Российского "вернула русскому народу его тяжелое, но славное прошлое, которое игнорировалось с времен Петра". "Все, даже светские женщины, - писал Пушкин, - бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную. Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка Колумбом". Пушкин сообщает, что "Молодым якобинцам" очень пришлась не по душе История Карамзина. И "молодые якобинцы" весьма негодовали на Карамзина за его "размышления в пользу самодержавия". Развивавшееся в Александровскую эпоху национальное направление вовлекало в свою орбиту даже некоторых масонов. И в Александровскую эпоху не все масоны были идейными врагами русской монархии и православия. Как и в эпоху Елизаветы, Екатерины и Павла, состав масонов очень различен по характеру своих политических убеждений и по своему отношению к православию. "Масонские ложи, - пишет Иванов, - отражали самые различные направления. В числе масонов были темные мистики и суровые пиетисты, как школа старых масонов и их учеников, озлобленные обскуранты, образчиком которых может служить Голенищев-Кутузов, и люди молодого либерального направления, склонные к филантропии, но не к пиетизму, смеявшиеся над обскурантами и искавшие интереса политического". О генерале Инзове, под начальством которого находился Пушкин в Кишиневе, Митрополит Анастасий в книге "Пушкин и его отношение к религии и православной церкви", замечает: "Будучи старым масоном, последний в то же время был и преданным сыном православной церкви: в Александровскую эпоху то и другое иногда легко уживалось вместе". Таким формальным масоном был в частности министр Народного просвещения граф Разумовский, который обратил внимание на то, что во всех тогда существовавших средних учебных заведениях Закон Божий вовсе не преподавался и ученики оставались без всякого внушения им правил и основ религии. Обратил граф Разумовский внимание и на то, что домашнее образование находилось с руках учителей-иностранцев. "В отечестве нашем, - писал граф Разумовский в своем докладе Александру I, - далеко простерло корни свои воспитание иноземцами сообщаемое. Дворянство, подпора государства, возрастает нередко под надзором людей, одною рукою собственной корыстью занятых, презирающих все не иностранное, не имеющих ни чистых правил нравственности, ни познаний". Граф Разумовский указывал, что "следуя дворянству и другие сословия готовят медленную пагубу обществу воспитанием детей своих в руках у иностранцев". Александр I передал доклад министра Народного просвещения в Комитет министров на рассмотрение, но последний нашел взгляды гр. Разумовского ошибочными. Но Александр I все же одобрил предложенные гр. Разумовским меры. ...Политическое вольнодумство раздражало и тревожило Карамзина. 18 апреля 1819 года он писал Дмитриеву по поводу политических убийств и общего революционного брожения в Европе: "Хотят уронить троны, чтобы на их места навалить журналов, думая, что журналисты могут править светом". В этой иронии звучала горькая мудрость историка, которому довелось быть свидетелем революционного буйства парижской черни. ...В письме к Вяземскому 12 августа 1818 года Карамзин определенно высказывается против конституции: "Россия не Англия, даже и не Царство Польское: имеет свою государственную судьбу великую, удивительную и скорее может упасть, нежели еще более возвыситься. Самодержавие есть душа, жизнь ее, как республиканское правительство было жизнью Рима. Эксперименты не годятся в таком случае. Впрочем не мешаю другим мыслить иначе... Для меня, старика, приятнее идти в комедию, нежели в залу Национального Собрания, или в камеру депутатов, хотя я в душе республиканец и таким умру".

Историки, выполнявшие идейные заказы Ордена Русской Интеллигенции, изображали и до сих пор изображают дело так, что будто бы Император Николай I, коронованный деспот и тиран, привел Россию на край гибели. Подобное утверждение, является бесстыдной масоно— интеллигентской ложью. Россию на край гибели привел не Николай I, один из наиболее оклеветанных русских царей. Уже в начале царствования Николая I, Россия, вернее былые остатки национальной Руси, находилась в чрезвычайно катастрофическом положении в результате европеизации ее в течение 125 лет.

Знаменитый немецкий философ Шеллинг писал в 1848 году автору «Русских ночей» кн. Одоевскому:

«Странна ваша Россия. Невозможно определить ее предназначение и ее путь, но она определена для чего-то великого». Великую будущность России предугадывали многие: и друзья и враги. Все они, в большей или меньшей степени, понимали, что «Россия — это неопрятная, деревенская люлька, в которой беспокойно возится и кричит мировое будущее» (В. Ключевский). То, что Россия последний оплот против темных сил разрушавших Европу понимал Николай I, понимали враги революционного движения, понимали и масоны и революционеры. «Он считал себя призванным подавить революцию, — писала о Николае I фрейлина Тютчева, в течение продолжительного времени бывшая при дворе Николая I. — Ее он преследовал всегда во всех видах. И действительно в этом есть историческое призвание православного царя».

Русские западники порочат Московскую Русь, не считаясь совершенно с исторической правдой.

В № 9-10 журнала «Русский Путь», органе Российского Отечественного Союза, в статье Владимира Ильина «Русь Петербургская и Киевская в связи с расцветом общерусской культуры» (к 250-летию со дня основания Санкт— Петербурга), мы встречаем редкий бесстыдный исторический поклеп на Киевскую и Московскую Русь.

Во всей русской истории, по мнению лже-мудрствующего автора, есть только одно светлое пятно — это петербургский период ее истории.

Другие книги автора Борис Башилов

БОРИС БАШИЛОВ

"ЗЛАТОЙ ВЕК" ЕКАТЕРИНЫ II

МАСОНСТВО В ЦАРСТВОВАНИЕ ЕКАТЕРИНЫ II

I. ПЕТР III И ПРИЧИНЫ НЕДОВОЛЬСТВА ЕГО ПОЛИТИКОЙ

В 1762 году Елизавета умирает. На русский трон вступает совершенно чуждый России человек, Петр III, ненавидящий все русское.

Как наследника и шведского и русского престола, его учили одновременно и русскому и шведскому языку. Закон Божий ему одновременно преподавали и пастор, и русский священник. В результате Петр III не знал хорошо ни шведского, ни русского языка. Что касается веры, то по свидетельству знавших его "промыслом касательно веры он был более протестант, чем русский." "Православие в нем было смешано с протестантством, замечает С. Платонов, - и он сам не в состоянии разобрать во что он верует".

«О движении против отца Александр знал; но он и мысли не допускал о возможности кровавой развязки. Поэтому, когда Пален сообщил ему, придя из покоев Павла о происшедшем, Александр впал в обморок и потом обнаружил сильнейшее отчаяние».

«Трудно описать все отчаяние Александра, — пишет близкий друг Александра I Чарторыйский, — когда он узнал о смерти своего отца. Отчаяние это продолжалось несколько лет и заставляло опасаться, чтобы от него не пострадало здоровье Александра. Угрызения совести преследовали его, сделались исходным пунктом его позднейшей склонности к мистицизму. Император Александр никогда не мог простить Панину и Палену, что они увлекли его совершить поступок, который он считал несчастьем всей своей жизни. Оба эти лица были навсегда удалены от двора. Александр удалил по очереди всех главарей заговора, которые совсем не были опасны, но вид которых, по крайней мере неприятен, тягостен и ненавистен».

БОРИС БАШИЛОВ

МОСКОВСКАЯ РУСЬ ДО ПРОНИКНОВЕНИЯ МАСОНОВ

РУССКАЯ ИСТОРИЯ И ИНТЕЛЛИГЕНТСКИЙ ВЫМЫСЕЛ

Мережковский однажды со свойственным ему преувеличением, писал: "Восемь веков от начала России до Петра, мы спали; от Петра до Пушкина просыпались; в полвека от Пушкина до Толстого и Достоевского, вдруг проснувшись, мы пережили три тысячелетия западного человечества. Дух захватывает от этой быстроты пробуждения - подобной быстроте падающего в бездну камня". Романы Мережковского о Юлиане Отступнике и Леонардо-да-Винчи хороши, они могут быть названы историческими романами, отражающими эпоху. Но русские "Исторические романы" Мережковского о Петре и Александре Первом никакими историческими романами не являются. Историческая действительность в них искажена, подогнана под субъективный взгляд автора, точка зрения которого ясно выражена в словах, что Россия спала 800 лет до Пушкина. Нет, Русь не спала восемь веков до появления солнечного гения Пушкина. В невероятно тяжелых исторических условиях она занималась упорным медленным накоплением физических и духовных сил. Пушкин - выражение этого многовекового духовного процесса, смысл которого остался скрытым для представителей русской интеллигенции, вся умственная, политическая и социальная деятельность которой есть стремление уничтожить плоды жертвенного служения предков идее самобытного национального государства и самобытной русской культуры. "...В нацию входят не только человеческие поколения, но также камни церквей, дворцов и усадеб, могильные плиты, старые рукописи и книги и чтобы понять волю нации, нужно услышать эти камни, прочесть истлевшие страницы, писал Бердяев в "Философии неравенства", одной из немногих своих книг, которая будет полезна последующим поколениям. В ней же он писал и действительно мудрые слова. "...В воле нации говорят не только живые, но и умершие, говорят великое прошлое и загадочное еще будущее". В других своих книгах Бердяев часто предстает пред нами как типичный русский интеллигент, последнее звено в ряде наследников Радищева. Ход мысли у Бердяева - типичный ход мысли русского интеллигента. Недаром в "Русской идее", этой типично интеллигентской книге, по своим воззрениям на русскую историю и народ, Бердяев заявляет: "Сам я принадлежу к поколению русского ренессанса, участвовал в его движении, был близок с деятелями и творцами ренессанса. Но во многом я расходился с людьми того замечательного времени... В моем отношении к неправде окружающего мира, неправде истории и цивилизации для меня имел значение Л. Толстой, а потом Карл Маркс". "...Моя религиозная философия не монистическая и я не могу быть платоником, как Г. С. Булгаков, О. Л. Флоренский, С. Франк и другие " "...Социальная проблема у меня играет гораздо большую роль, чем у других представителей русской религиозной философии, я близок к тому течению, которое на западе называется религиозным социализмом, но социализм этот решительно персоналистический. Во многом и иногда очень важном, я оставался и остаюсь одинок. Я представляю крайнюю левую в русской религиозной философии ренессансной эпохи, но связи с православной церковью не теряю и не хочу терять". Бердяев понимал какую роль играет прошлое для настоящего, но сам не пошел как и все интеллигенты, слушать шепот истлевших русских летописей, могильных плит, молчаливые рассказы курганов и стоящих на них каменных баб. Русским интеллигентам со времен Радищева и до наших дней был неведом этот сладостный, молчаливый разговор с ушедшими в небытие поколениями русских людей. "На друзьях, соратниках, учениках Н. Бердяева прежде всех других лежит тягостный долг защищать истину от Платона, защитить свободу от изменившего ей рыцаря, - писал Г. Л. Федотов в журнале эсеров "За свободу". Мережковский, классический русский интеллигент, конечно, считает, что до появления Пушкина Россия спала восемь веков. Мережковский, как русский интеллигент знает, конечно, всю историю Вавилона, Египта, Индии, народов всех стран и эпох. Мережковскому доступно все. Недоступно Мережковскому только одно - трезвый беспристрастный взгляд на культурное прошлое своего народа. Заметивши все в истории Вавилона и других стран, Мережковский не соизволил ничего заметить на протяжении восьми веков Русской Истории, вплоть до эпохи Петра. Типично интеллигентский или типично большевистский взгляд на русское прошлое. Разница только в сроках. Мережковский и другие интеллигенты считают, что Россия спала до Пушкина, а большевики, что она спала до появления интеллигента Ленина, родного внука Радищева. Стоит ли опровергать эту антиисторическую интеллигентскую заумь. Стоит ли доказывать, что восемь веков до Пушкина Россия прожила напряженной религиозной и национальной мыслью и только это дало возможность накопить ей духовные силы, необходимые для создания величайшей в мире Империи и создать духовную почву, на которой смог появиться Пушкин, а вслед за которым даже на искалеченной духовной почве, смогли вырасти такие гиганты, как Достоевский.

Борис Башилов

РУССКАЯ ЕВРОПИЯ

РОССИЯ ПРИ ПЕРВЫХ ПРЕЕМНИКАХ ПЕТРА I.

НАЧАЛО МАСОНСТВА В РОССИ

Граф А. К Толстой

ГОСУДАРЬ ТЫ НАШ, БАТЮШКА

- Государь ты наш, батюшка,

Государь Петр Алексеевич,

Что ты изволишь в котле варить?

- Кашицу, матушка, кашицу.

- Государь ты наш, батюшка,

А где ты изволил крупы доставать?

- За морем, матушка, за морем!

- Государь ты наш, батюшка,

БОРИС БАШИЛОВ

ВРАГ МАСОНОВ № 1

МАСОНО - ИНТЕЛЛИГЕНТСКИЕ МИФЫ О НИКОЛАЕ I

I

Николай I, вместе со своим отцом Императором Павлом I, является одним из наиболее оклеветанных русских царей. Царем, наиболее ненавидимым Орденом Русской Интеллигенции. В чем причина столь неукротимой ненависти и столь яростной клеветы, не стихающей до нашего времени? Дело в том, что после смерти Александра I, Император Николай I становится возглавителем Священного Союза, задуманного Александром I для политической борьбы с врагами христианства и монархического строя. Уже одно это обстоятельство делало Николая I - врагом масонства № I. Но были у Николая и личные вины перед мировым масонством, которые масоны никогда не простят ему. Первое из таких "преступлений" подавление заговора декабристов, заговора входившего в систему задуманного масонами мирового заговора против христианских монархий Европы. Второе "преступление" - запрещение масонства в России. Третье политическое мировоззрение Николая I в котором не было места масонским и полумасонским идеям. Четвертое "преступление" - желание Николая I покончить с политической фрондой европеизировавшихся слоев дворянства. Пятое - прекращение дальнейшей европеизации России. Шестое намерение встать во главе, как выражается Пушкин, "организации контрреволюции революции Петра". Седьмое "преступление" - намерение вернуться к политическим и социальным заветам Московской Руси, что нашло свое выражение в формуле "Православие, Самодержавие и Народность". Восьмое "преступление" борьба с Орденом Русской Интеллигенции, духовным заместителем запрещенного Николаем I масонства. Девятое "преступление" - борьба Николая I против революционных движений, организованных масонами в монархических государствах Европы. Мифы о необычайном деспотизме и необычайной жестокости Николая I появились потому, что он мешал русским и иностранным масонам и Ордену Русской Интеллигенции захватить власть в России и Европе. "Он считал себя призванным подавить революцию, - ее он преследовал всегда и во всех видах. И, действительно, в этом есть историческое призвание православного царя", - пишет в своем дневнике фрейлина Тютчева. Уже одного перечисления главных "преступлений" Николая I против русского и мирового масонства и связанных с ним организаций достаточно, чтобы понять что Император Николай I никаким образом не мог устраивать масонство, ни как глава России, ни как глава Священного Союза. Именно это является основной причиной патологической ненависти к Николаю I, а не его "дурные" личные качества, как это до сих пор уверяют члены Ордена Русской Интеллигенции. Николай I заклеймен "деспотом и тираном", "Николаем Палкиным", за то, что с первого дня своего царствования, с момента подавления восстания декабристов, и до последнего дня (организованная европейскими масонами Крымская война), он провел в непрерывной борьбе с русскими и европейскими масонами и созданными последними революционными обществами.

Почти несколько десятков произведений входят в "Историю русского масонства" - историческое исследование Бориса Башилова, впервые увидевшее свет в Аргентине на средства русских эмигрантов. В исследовании освещены ключевые вопросы русской истории и деятельность "вольных каменщиков" как преступной, антинациональной силы, стремящейся погубить и расчленить Россию.

Книга «Рыцарь времен протекших…» посвящена российскому императору Павлу I. Писатель показывает "какую роль сыграли масоны, обманувшиеся в своих расчетах на Павла, как "своего Императора", в убийстве Павла и в исторической клевете на него, как на человека и царя".

Ни одно имя в русской истории не обросло таким огромным числом легенд и мифов, в основе которых таится историческая ложь, как имя Петра.

Читаешь сочинения о Петре, и характеристики его, выдающихся русских историков, и поражаешься противоречию между сообщаемыми ими фактами о состоянии Московской Руси накануне восшествия Петра на престол, деятельностью Петра и выводами, которые они делают на основе этих фактов.

Первый биограф Петра Крекшин обращался к Петру:

«Многие думают, — пишет бывший французский масон Копен-Альбанселли, — что страну можно покорить только силою оружия, это глубокая ошибка. Есть раны гораздо более чувствительнее, чем те, которые проливают народную кровь: это — раны, наносимые душе народной. Душа народа заключается в его традициях, в его вековых преданиях; эти традиции являются истинными источниками народной жизни». «Как ищут деревья своими корнями плодородную почву, сплоченную из пластов давно упавших листьев, так и народ живет теми духовными устоями, которые создались от доблести, геройства, стремлений, страданий и надежд предшествовавших поколений. В этом заключается живительная сила, которую исчезнувшие поколения выработали для поколений грядущих…» «Поэтому, когда хотят убить душу народа, а, следовательно, убить и самый народ, стоит только разомкнуть живущее поколение с прошлым, т. е. изгладить из памяти народа его предания и заветы, внушить ему презрение и ненависть к его старине, подобно тому, как достаточно подрубить у дерева корни, дающие ему для питания растительный сок, чтобы умертвить его».

Популярные книги в жанре История

В. Тюрин, доктор исторических наук

Два долгих летних дня, или Неотпразднованные именины

В пятницу 28 июня 1762 года император проснулся не в духе. Он засиделся накануне за ужином, выпил лишнего, и голова разламывалась от боли. Но во время развода настроение улучшилось, головная боль начала проходить: голштейнцы исполняли все экзертиции виртуозно, а командовавший барон фон Левей превзошел самого себя. Император повеселел, все заулыбались и засобирались в гости к императрице - из Ораниенбаума в Петергоф, чтобы присутствовать на большом обеде, а вечером - на ужине. На ужине - праздничном, потому что назавтра, в день Петра и Павла, готовились отпраздновать именины императора Петра III.

«История Карамзина» — один из величайших памятников русской национальной культуры.

В двенадцатом томе «Истории государства Российского» Н.М. Карамзиным описано время царствования Василия Иоанновича Шуйского (1606—1610), период «междоцарствия» (1611—1612).

В документальном военно-историческом очерке идет речь о первом военном аэродроме России в Гатчине. Автор увлекательно рассказывает о гатчинском периоде жизни и деятельности первых русских пилотов Н. Е. Попова и М. Н. Ефимова, первой летчицы Л. В. Зверевой, основоположников высшего пилотажа П. Н. Нестерова, К. К. Арцеулова, В. П. Чкалова. В очерке отражены подвиги авиаторов, совершенные в небе Гатчины при защите Ленинграда.

Девятая книга сочинений С.М. Соловьева включает семнадцатый и восемнадцатый тома «Истории России с древнейших времен». В них продолжено начатое в предыдущих томах повествование о царствовании Петра I, освещены события внешней политики России, изменения внутри страны, годы, последовавшие за смертью императора.

Восьмая книга С.М.Соловьева включает пятнадцатый и шестнадцатый тома «Истории России с древнейших времен». Оба тома посвящены царствованию Петра I.

В своем творчестве Арсений Васильевич особый интерес проявляет к психологии подвига и героизма, их истокам. Мужество и самообладание человека — результат воспитания, — такой вывод делает автор. Этим благородным качествам люди учатся друг у друга. В дружбе коллектива — сила. Эта небольшая повесть по просьбе издательства написана на основе книги военных мемуаров «Истребители». В ней все документально. Прославленный летчик рассказывает о боях с японскими захватчиками в районе реки Халхин-Гол в 1939 году. Это был первый и потому особенно трудный этап в становлении воздушного бойца. Поэтому автор так образно и написал: «Говорят, человек рождается дважды: первый раз — физически, второй — духовно. Мы испытали третье рождение — стали настоящими военными людьми. Мы познали, что война — это не романтика приключений, что героика в ней так же буднична, как буднична и сама настоящая жизнь». Арсений Васильевич сумел ярко отобразить свои чувства и мысли при первом боевом крещении. Это рассказ о том, как мужали, приобретали военный опыт и выполняли свой интернациональный долг наши летчики в жарких степях Монголии.

Автор этой работы – английский адмирал и составитель не появившегося в печати официального описания Ютландского морского боя 31 мая 1916 года. Только в 1927 году Харпер получил возможность написать свою книгу, которая дает ясное представление о главных эпизодах этого крупнейшего сражения на море в ходе Первой Мировой войны, а также о действиях английского командования. Действия германского флота изложены автором предельно кратко – отчасти за недостатком материалов в момент написания книги.

Автор книги рассматривает греческую мифологию с точки зрения ее взаимосвязи с жизненным укладом греческого общества тех давних времен, а также ее влияния на мировую историю и культуру. Исследование основано на анализе наиболее значимых в этом отношении мифов – о Геракле и Тесее, о Троянской войне, об Одиссее и Эдипе, Персее и аргонавтах. Материал отличают простота изложения и высокая информативность, которой немало способствуют 50 великолепных иллюстраций.

Для широкого круга читателей.

Люсилла Берн работает хранителем в Британском музее, в отделе греческих и римских древностей. Ее специализация – древнегреческая живопись на вазах и терракоте. Теме античности она посвящает свои многочисленные лекции, книги, статьи и обзоры.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

"Жизнь артиста — это не только сцена, но и чемоданы, дороги, гостиницы, вокзалы… и встречи на них. Особенно сейчас, когда расстояния сократились, а течение времени, кажется, становится всё быстрее и быстрее. Сегодня вокзал для гастролера или человека, ведущего активный образ жизни, подобен автобусной остановке рядом с домом. Ты можешь встретить там соседа по даче, однокашника, коллегу по работе. В конце концов, неожиданная встреча с кем-то незнакомым или малознакомым может оказаться поворотной в течении твоей жизни... Я назвал эту книгу "Вокзалом мечты", можно сказать, по инерции. Она полна имен дорогих мне людей, которые помогали мне стать таким, каким я стал. Они дарили мне свою дружбу, свои работы, свои надежды и мечты..."

Павел Басинский

В споре души и разума

Воспоминания и публицистика М.Горького

Воспоминания Горького, бесспорно, относятся к одним из лучших страниц его творчества. Именно в мемуарном жанре он создал ряд несомненных шедевров русской прозы XX века Воспоминания о Толстом в свое время перевернули представления многих об этой личности Перед всем миром (очерк быстро перевели на европейские языки) предстал не просто гениальный писатель и загадочный проповедник, создатель особого направления в христианстве, но, выражаясь образно, человек-произведение, каждый жест, каждая случайно брошенная фраза которого сами по себе являлись фактом высочайшего искусства Из коротких встреч и разговоров с Толстым Горький вылепил удивительный художественный образ, своего рода "другого Толстого". Некоторые близко знавшие Толстого люди оспаривали достоверность горьковского свидетельства о яснополянском старце. Но вопреки, быть может, буквальной правде жизни, "другой Толстой" оказался живее и интереснее общественной иконы "великого Льва", которая, между прочим, тяготила и самого Толстого, став одной из причин его "ухода". Он бежал из Ясной Поляны не только от семьи, но и от самого себя, каким он утвердился в общественном взгляде. Горький был одним из немногих, кто смог не просто рационально объяснить этот трагический поступок великого человека, но показать изнутри иррациональный узел душевных страстей и противоречий, терзавших Толстого и неимевших выхода вовне, ибо он, если можно так выразиться, перерос границы просто человека и стал самодостаточным миром, вещью в себе.

Павел БАСИНСКИЙ

Высокая болезнь

Исповедь графомана

Из ряда многих поколений

Выходит кто-нибудь вперед.

Предвестьем льгот приходит гений

И гнетом мстит за свой уход.

Борис Пастернак

- Уйди, дорогой! По-хорошему уйди! Да уйдешь ты или нет, скотина?! Давай, п-шел вон! Эй, вахта! Не пускайте сюда больше этого типа! Запомните хорошенько и не пускайте. В крайнем случае вызывайте милицию. Что-о?! Он не буйный? Он вежливый? Приятный молодой человек? А вы в глаза ему заглядывали?

В. Баскаков

Г. И. Чулков - писатель, ученый, революционер

Литературная история России первых десятилетий XX века до сих пор изучена далеко не полностью, и не все ее явления, в том числе и выдающиеся, современному читателю достаточно известны: многие события и факты этой истории затерялись, забылись, по разным причинам на долгое время исчезая из поля зрения читателей и вновь возникая годы и даже десятилетия спустя, а некоторые имена и произведения возвращаются из забытья только сегодня.