Девятьсот бабушек

Девятьсот бабушек
Автор:
Перевод: Марина Литвинова, Татьяна Перцева, Н. Трегубенко, Константин Михайлов, Игорь Почиталин, Рафаил Нудельман, Мария Литвинова, Сергей Гонтарев, Борис СИЛКИН, Михаил КОМАРОВСКИЙ, Андрей Графов, Евгения Лисичкина
Жанр: Юмористическая фантастика
Серия: Зарубежная фантастика
Год: 2005

Перевод первого авторского сборника Р.А.Лафферти «Nine Hundred Grandmothers».

Отрывок из произведения:

Керан Свайсгуд был молодым, подающим надежды специалистом по Особым Аспектам. Но, как это часто бывает у Особых, имел он одну раздражающую особенность. А именно, все время задавался вопросом: «С чего же все началось?»

У всех участников экспедиции, за исключением Керана, имена были жесткие и грубые: Вырубала Крэг, Громила Хакл, Шквал Берг, Джордж Костолом, Двигло Мэньон (уж если Двигло сказал «двигай», значит, именно это и делаешь), Задира Трент. Парням полагалось быть крутыми, поэтому они и взяли такие прозвища. Только Керан оставил собственное имя — к неудовольствию командира Вырубалы Крэга.

Рекомендуем почитать

Действие романа Клиффорда Саймака «Заповедник Гоблинов» происходит в далеком будущем на Земле. Из-за сбоя в работе транспортной системы Питер Максвелл, профессор факультета Сверхъестественных явлений, попадает на таинственную Хрустальную планету, жители которой поручают ему продать их необъятное хранилище знаний.

Марс… Красная планета, всегда манившая нас, людей с Земли. И, все-таки, мы смогли туда отправиться. Мы смогли ступить на планету, когда-то наполненную жизнью, намного более лучшею и разумнее, чем мы. Но, здесь оказались и свои обитатели, для которых Красная планета была домом… Об отношениях марсиан и людей, их судьбах, покорении Марса и многих других проблемах будущего и идет в речь в этом романе из множества рассказов Рэя Брэдбери. Художник В. Г. Алексеев.

К пожилой фермерше пришли погостить внуки. В тысяча восемьсот девяносто шестой год — из тысяча девятьсот предвоенного года.

Сборник из произведений писателей-фантастов США, Великобритании, ФРГ, Италии, Кубы, Испании, Польши на тему о перемещениях во времени. Предисловие Кира Булычева. Составитель Р. Рыбкин.

Для любителей научной фантастики.

Содержание:

* Кир Булычёв. Лаборатория парадоксов (предисловие)

* Пол Андерсон. На страже времён (перевод М. Гилинского)

* Пол Андерсон. Быть царём (перевод М. Гилинского)

* Роберт Силверберг. Абсолютно невозможно (перевод В. Вебера)

* Пол Андерсон. Далекие воспоминания (перевод В. Вебера)

* Джек Финней. Хватит махать руками (перевод А. Иорданского)

* Эдмонд Гамильтон. Отверженный (перевод М. Гилинского)

* Хосе Гарсиа Мартинес. Побег (перевод Р. Рыбкина)

* Джеймс Боллард. Из лучших побуждений (перевод Р. Рыбкина)

* Бруно Энрикес. Еще раз о времени (перевод Р. Рыбкина)

* Джон Уиндем. Хроноклазм (перевод Т. Гинзбург)

* Мунро Фрэзер. Украденное время (перевод Т. Гинзбург)

* Герберт Франке. Ошибки прошлого (перевод Ю. Новикова)

* Альфред Ван Вогт. Часы времени (перевод М. Гилинского)

* Джек Финней. Лицо на фотографии (перевод В. Волина)

* Роберт Артур. Колесо времени (перевод И. Баданова)

* Збигнев Простак. Маг (перевод К. Старосельской)

* Барри Молзберг. …А мы лезем в окно (перевод С. Васильевой)

* Робин Скотт. Третий вариант (перевод Ф. Мендельсона)

* Джанни Родари. Профессор Грозали, или Смерть Юлия Цезаря (перевод Л. Вершинина)

* Альфред Ван Вогт. Завершение (перевод М. Гилинского)

* Уильям Тенн. Посыльный (перевод А. Корженевского)

Роман классика современной фантастики Фрэнка Герберта, впервые переведенный на русский язык, продолжает историю освоения водного мира, начатую в романе «Ящик Пандоры». С тех пор как погиб последний из естественных островов Пандоры, минуло несколько поколений. Общество планеты расслоилось на островитян, по воле волн дрейфующих в своих органических городах, и мутантов-морян, для которых вода стала родной стихией. Напряжение между ними растет, готовое вылиться в открытый конфликт. Все надежды на второе пришествие Корабля, ставшего для людей этого мира воплощением Господа Бога.

Второй роман научно-фантастической трилогии одного из самых популярных сегодня американских писателей-фантастов, написанный по сценарию широко известного фильма и посвященный теме внеземных форм жизни.

Один из первых в СССР сборников рассказов американского писателя Айзека Азимова, в который включены разноплановые произведения. С предисловием братьев Стругацких.

Содержание:

* Аркадий и Борис Стругацкие. Фантастика служит человечеству (предисловие)

* Айзек Азимов. Путь марсиан (А. Иорданского, Н. Лобачева)

* Айзек Азимов. Приход ночи (перевод Д. Жукова)

* Айзек Азимов. Место, где много воды (перевод А. Иорданского)

* Айзек Азимов. Поющий колокольчик (перевод Н. Явно)

* Айзек Азимов. Выход из положения (перевод А. Иорданского)

* Айзек Азимов. Робот ЭЛ-76 попадает не туда (перевод А. Иорданского)

* Айзек Азимов. Мечты — личное дело каждого (перевод И. Гуровой)

* Айзек Азимов. Профессия (перевод С. Васильевой)

* Айзек Азимов. Мёртвое прошлое (перевод И. Гуровой)

* Айзек Азимов. Выборы (перевод Н. Явно)

Его имя — Джон Тейлор. Он частный детектив, обладающий даром находить вещи. Дела, которые приходится расследовать Тейлору, зачастую не только сложны, но и чрезвычайно опасны, ибо та часть Лондона, где ему в основном приходится работать, недаром получила название Темной Стороны. Часы там показывают всегда одно и то же время: три пополуночи, а то, что вы видите, никогда не является таковым на самом деле. Да и обитатели Темной Стороны производят странное впечатление: едва ли есть на земле еще такое место, где можно запросто столкнуться с самыми разными чудовищами, с ангелами и бесами, с грешниками и святыми…

Другие книги автора Рафаэль Алоизиус Лафферти

Джо Спейд меня кличут. А уж башковитее меня вам вряд ли отыскать. Это я придумал Вотто, и Воксо, и еще кучу других штучек, без которых нынче никто и шагу ступить не может. У меня этого серого вещества столько, что порой приходится к специалисту по мозгам обращаться. В тот день, помню, звоню, все мозговые спецы, которых я знаю, на уик-энде. Что-то уж слишком часто они на уик-энде, когда я к ним звоню. Пришлось к новому врачу идти. У него на дверной табличке написано, будто он анапсихоневролог, — ну, это все равно, что спец по мозгам, ежели по-простому говорить.

Нищий преградил путь молодой паре, медленно идущей вниз по ночной улице.

— Сохрани нас этой ночью, — сказал он, взмахнув перед ними шляпой. — Добрые люди, не могли бы вы дать мне в долг тысячу долларов? Я хочу восполнить потерю своих капиталов.

— Я давал тебе тысячу в прошлую пятницу, — напомнил молодой человек.

— Действительно, давал, — согласился нищий. — А я около полуночи вернул тебе через посланца в десять раз больше.

— Правда, Джордж, так оно и было, — сказала молодая женщина. — Дай ему их, дорогой. По-моему, это порядочный человек.

— Греки и армяне, Клем. Кондоры и сарычи.

— Самоеды и маламуты, Клем. Галенит и молибденит.

Стоп, стоп, стоп! Это что за разговор такой?

Это важнейший разговор. Это фундаментальнейший разговор. Никакой другой разговор не приведет нас к сути.

Клем Кленденнинг был коммивояжер, хороший коммивояжер. В последний свой год распродал товара на тридцать пять тысяч. Работал на фабрику из одного городка на Среднем Западе, фабрика делала некий уникальный продукт, Клем продал его более чем трети всей страны.

Р.А.ЛЭФФЕРТИ

ПЛАНЕТА МЕДВЕДЕЙ-ВОРИШЕК

1

Минуй меня судьба лихая

И вороватых мишек стая

Джон Чансел

То, что происходит на планете медведей-воришек, явно нуждается в объяснении. Потому что, как однажды сформулировал великий Реджиналд Хот, "Аномалии - это непорядок".

Примерно раз в десять лет кто-то одержимый страстью к систематизации затевал масштабную работу с целью составления каталога "Указатель планет и их расположения" и предпринимал новое исследование аномалий. Это исследование никоим образом не могло миновать планету медведей-воришек.

«Неописуемое» творчество Лафферти не поддается рациональному анализу. Но с тем, что без этого автора современная фантастика заметно поблекла бы, сегодня согласны все. Рассказы Лафферти только маскируются под "простые и легкочитаемые истории" — в них всегда полно вторых планов и скрытых смыслов. В причудливой вселенной Лафферти все не так, как в нашем мире. Потому что Лафферти — фантазер в душе, а не холодный ремесленник, пишущий фантастику. А еще он — заразительный юморист, хотя и не сказать, что светлый и легкий. И изощренный мифотворец. И глубокий, не без религиозной истовости, философ. И отличный стилист и рассказчик. (Вл. Гаков)

Сборник Р.А.Лафферти включает в себя все переведенные на русский язык рассказы.

Недалеко от помещения клуба тайного общества «Бенгальские тигры», прямо на дне оврага, обнаружен неопознанный труп. Убийца оказывается хитрее представителей закона... но не умнее детей. ©kenrube

1.0 — создание файла

Барнаби позвонил Джону Кислое Вино. Если вы посещаете такие заведения, как «Сарайчик» Барнаби (а они есть в каждом портовом городе), то наверняка знаете Кислого Джона.

— У меня сидит Странный, — сообщил Барнаби.

— Занятный? — осведомился Кислый Джон.

— Вконец спятивший. Выглядит так, будто его только что выкопали, но достаточно живой.

У Барнаби было небольшое заведение, где можно посидеть, перекусить и поболтать. А Джона Кислое Вино интересовали курьезы и ожившие древности. И Джон отправился в «Сарайчик» поглазеть на Странного.

Отряд Особого Назначения высаживается на планету, жители которой никогда не умирают...

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Константин Кныш

- Hy вот ты и попалась! - пpоизнес чyть хpипловатый мyжской голос.

Я так и оцепенел лежа в кpовати. Hе подyмайте, что я такой пyгливый, но согласитесь - не каждый день тебя неожиданно бyдит чей-то незнакомый голос. Если вспомнить, то это впеpвые. В следyющий pаз не надо ложиться спать днем...

- Hе пpитвоpяйся спящей, не поможет! - голос пpодолжал pазговаpивать со мной.

"Со мной?!!", я пpиоткpыл глаза от yдивления. В лицо мне смотpел yгpожающего вида пистолет стpанной констpyкции. Дyло было зловеще шиpоким.

Лев Кокин

Дядюшка Улугбека

В туристской группе было одиннадцать человек; не знаю, достаточная ли это причина, чтобы застрять на Приюте одиннадцати. Как бывает в горах, откуда ни возьмись с только что ясного неба повалил снег, задуло, замело, запуржило... а тут, словно по заказу, просторная непродуваемая палатка. Ощущая себя везунчиками, баловнями судьбы, мы расположились с удобствами, плотно и вкусно поели и потом, в ожидании погоды, стали коротать время, само собой, за разговорами. Вспоминали случаи к месту, занимательные истории, дошло по обыкновению до анекдотов. Народ собрался образованный и смешливый, один анекдот цеплял за другой, как будто бы в альпинистской связке, потянулись сериями... И сами не заметили, как повернуло всерьез: что такое есть национальный характер, чем диктуется - происхождением, воспитанием, кровью и памятью, наследственностью или наследием... В общем, биологией или социологией. Однако в отвлеченностях не смогли долго дышать. Сосредоточились на примере: а что будет, если усыновить? Ребенка, понятно...

Любимец Богов ЛУЧШЕ-ВСЕХ-СПРЯТАННЫЙ

АРТУР

(рекомендуется для проверки уровня склероза у пациента

выучить все имена в течении 20 минут, а потом повторить

не только имена, но и кто кого убил)

Однажды Герцог Задунайский послал к Артуру послов, что-бы те получили арендную плату за пользование землей в течении 200 лет. Но доблестный король послал послов обратно, а сам собрал отважных рыцарей, встал лагерем в чистом поле и изготовился к бою. И Герцог не заставил себя ждать, он он выехал внезапно из-за ближайшей рощи, и Артур увидел, что призвал таки себе на помощь Герцог 13.5 Королей, и сильно на это обиделся. И Король Северный вместе с Королем Западным и Восточным Королем встали "свиньей" и медленно пошли в атаку. Артур крикнул: "Камелот за нами!" и послал в атаку передовой отряд рыцарей. И выехал сэр Гахерис супротив единокровного брата своего сэра Гавейна, но не знал он, что это его брат, а то бы не стал рисковать. И разрубил его Гавейн на три части. И еще восьмерых рыцарей разрубил он, и много ратных подвигов совершил в этот день. Но на беду увидел благородную даму и, вспомнив о своей клятве, помчался её защищать, но пока он её догонял, пока защищал - битва уже кончилась. И больше Вы о нём ничего не узнаете. А тут увидел Артур, что под сэром Кэем нет коня. Тогда подскочил он к сэру Ланселоту и сбив его с коня, оттащил животное сэру Кэю. "Грамерси!" - ответил тот королю. Но увидел Артур, что теперь под сэром Ланселотом нет коня - и тогда отдал он ему коня сэра Ивейна. "Грамерси!" - сказал Ланселот. Сэр же Ивейн, получив коня сэра Кэя, сказал "Большое Грамерси!" Слава Богу, что в скором времени сэра Кэя разрубили так, что уже нечему было перелетать через круп его лошади. Честно говоря, король после этого времени все же зря не терял: узрев, что у Герцога Задунайского убили боевого слона, он сгонял в зоопарк и достал слона. И вручил его Герцогу. Удивился Герцог, но все же сказал "Грамерси!" Пожалуй, надо еще добавить, что в этом бою сразил сэр Ульфиус сэра Эктора, сэр Брастиас сэра Кэя, сэр Бодуин Бретонский сэра короля Бана, король Борс короля Клаудаса, сэр Лионс сэра Фарианса, сэр Лукан-Дворецкий сэра Грифлета по прозвищу Божий Сон(Сын), сэр Ладинас сэра Грацианта, сэр Плацидас сэра Гвенбауса, сэр Камбенет сэра Брангориса Странгорского, Кларенс Нортумберландский сэра Лота, сэр Уриенс сэра Ивейна, сэр Индрис Корнуэльский сэра Нантриса, сэр Карадос сэра Мелиота де ла Роше (или он не сэр?), сэр Гвинас де-Блуа сэра Марганора, сэр Эпиногрис сэра Паломида-Сарацина, сэр Сафир сэра Сегварида, сэр Малегрин сэра Бриана-Островитянина, сэр Груммор Грумморсон сэра Карадоса из Башни Слез, сэр Тарквин сэра Арнольда, сэр Гаутер сэра Тристрама Лионского, сэр Динас-Сенешаль сэра Садука, сэр Агловаль сэра Тора, сэр Персиваль Уэльский сэра Ламорака Уэльского, сэр Ланселот Озерный сэра Лионеля, сэр Эктор Окраинный сэра Борса Ганского, сэр Блеоберис Ганский сэра Бламура Ганского, сэр Галиходин сэра Галихуда, сэр Динадан сэра Саграмура Желанного, сэр Додинас Свирепый сэра Ангвисанса, сер Мелегант сэра Галахальта, сэр Брандель сэра Кэя, сэр Петинас сэра Гатенака...

Любимец Богов ЛУЧШЕ-ВСЕХ-СПРЯТАННЫЙ

СТАЛКЕР (римэйк)

Кратость - сестра таланта.

А.П.Ч.

Талант - брат кратости.

С.Х.

Уже третий месяц Рэдрик Шухарт полз по Зоне. Он полз к явлению, называемому простолюдинами "Золотым Шаром". Три месяца назад их было 40. 40 первоклассных сталкеров. Но Стервятник _т_а_к_ составил карту, что доползти было суждено только Шухарту.

- 157853637865487596476354, 157853637865487596476355... - шептал Рэдрик. Вдруг он почувствовал тепло. С трудом разлепив набрякшие еще месяц назад веки он увидел перед собой шар. Его разбитые губы растянулись в подобии жалкой улыбки. Он хотел прошептать иссохшим языком что то о халявном счастье, но у него в голове проскочила шальная мысль старого сталкера: "А что, если бросить в него гайку?" И он кинул в него свою любимую двугранную гайку. Раздался оглушительный грохот. Вовремя закрывший глаза Шухарт не увидел яркой вспышки. Но он знал - это была прощальная шутка Зоны. И еще одна мысль билась в его пробитой голове. - Надо попросить новых гаек...

Иван Мак

XXI-й век

Ветер надрывно свистел в вершинах деревьяв, пытаясь перекричать злобное рычание трактора, подкатывавшего к хутору. Сибиряк Василий заглушил мотор и выскочил из машины, громко хлопнув дверью. Он остановился перед калиткой, затянулся "Ответным ударом".

- Тьфу... и как только американцы эту... курят? - Проворчал он, смачно приправляя свои слова отборным русским.

Калитка заскрипела, почти в такт завыванию ветра. Василий взглянул на небо, придерживая кепку одной рукой.

Иногда ночью (не часто, но все-таки) ты откидываешь одеяло, встаешь с постели и незаметно выходишь из дома. Неправда ведь, что одни лунатики бродят в это время по улицам в ночных сорочках и пижамах, кто в чем. Hу конечно неправда.

Ты движешься тихо и плавно, как заблудившийся призрак, чудом забредший в современный город из прошлого.

Или не в современный? Оглянись: нет сегодня никакой ночной жизни. Нет гуляющих пар — разве что далеко-далеко, в самой глубокой тени; нет подвыпивших дядечек, несущих домой самих себя со своей нехитрой алхимической радостью; может, они выбрали для возвращения другую дорогу? Даже рекламы как будто притихли: еле светятся, оттеняя желтые круги под столбами уличных фонарей. Даже одинокие ночные машины — и те куда-то пропали.

Всю свою жизнь Лин считал себя пророком. Нет, у него не было видений, его не посещали духи, да и не учил он ничему. Просто он знал, придет время и о нем заговорят во всем мире. Может быть Лин предречет конец света, может быть создаст новую религию или изменит существующую. Он не знал. Ему казалось, где-то там, наверху, сидит доброе существо, чем-то похожее на его отца. И оно наблюдает за ним в ожидании подходящего момента. Лин старался быть готовым к этому. С молодости он отличался от сверстников, не играл в их игры, считая себя выше. Он часами мог смотреть на небо, ища какой-то знак. Знака не было. Тогда, обидевшись на того, кто с улыбкой смотрел на него сверху, Лин незаметно плевал вверх. Чаще это не приносило ему удовлетворения, особенно если не было ветра.

Уважаемые читатели! Перед вами сборничек сверхкратких миниатюр в фантастическом ключе. Мир информации стремится миниатюризации. Я тоже. Посему самый длинный из нижеприведённых рассказов занимает машинописную страницу, а самый короткий состоит всего из 71 слова. Приятного чтения! Ваш С.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Жил-был в городке Кислорецке, что стоит на реке Кислице, один мальчик. Звали его Костя Жихарев. Хороший был мальчик. Никогда не дрался – врачи запрещали. Надоело им, травматологам, Костиных приятелей лечить… Но был у Кости и один недостаток, уж больно он послушный. Скажут ему ребята во дворе: «Костян, а слабо тебе этот синий «вольво» перевернуть?» Он и перевернет, потому что не слабо. От такой бесхарактерности юного богатыря у родителей Кости одни неприятности. Вот и решили они его на летние каникулы отправить в деревню Малые Улёты к прабабушке его Патрикее Маркидоновне… Если бы заботливые родители знали, что из этого выйдет! Но ведь каким нормальным папе и маме придет в голову, что их чадо может отправиться во время оно, туда, где нас нет, а вот Колобки, двухглавые филины и богатыри – водятся…

Сюда, будьте любезны!

Да голову-то, голову нагните: хозяину шестой десяток идет, а дом старше.

Позвольте, я теперь полезу первый, а вы держитесь за меня. С улицы вы сюда как вступили, так, наверно, и ослепли, — правда? Правое перильце чуть отошло, а я всё никак не соберусь приколотить. Дом большой, хворый, тут хоть целый день молотком помахивай, всего не починишь.

Что, крутовато? Вы, небось, на пароходе намаялись, — по трапам вверх и вниз, — а тут опять физкультура и спорт. В городе лестницы посмирнее, да и вообще пути-дорожки там ровнее, чем у нас, всюду тебе замощено, везде лампочка Ильича светит. Хорошо бы и нам ее! У соседей есть, в Пахте, а мы не дожили до такой благодати. Говорят, в нашей речке воды мало.

Юрий Григорьевич Слепухин родился в 1926 году в городе Шахты Ростовской области. Детство провел на Северном Кавказе — Ростов, Пятигорск, Ставрополь. В 1942 году оказался в оккупации и был отправлен на работы в Германию.

После окончания войны, прожив два года в Бельгии, уехал в Аргентину. Там прожил десять лет, сменив много профессий, от художника-модельера до чернорабочего. В 1957 году вернулся в СССР, где полностью посвятил себя литературному труду.

В 1961 году в Ленинграде вышел роман Ю. Слепухина «У черты заката», написанный на аргентинском материале и отражающий сегодняшнее положение искусства на Западе. В настоящее время то же издательство, «Советский писатель», готовит к печати другой роман Ю. Слепухина — «Перекресток», посвященный жизни советской молодежи в канун Великой Отечественной войны.

Повесть «Джоанна Аларика» написана в 1957 году, сразу после возвращения Юрия Слепухина из Южной Америки. Первоначальный ее вариант был опубликован в 1958 году ленинградским журналом «Нева» под заглавием «Расскажи всем».

Лидия Грот — кандидат исторических наук. Окончила восточный факультет ЛГУ с 1981 года работала научным сотрудником Института востоковедения АН СССР. С начала 90-х годов проживает в Швеции.

Лидия Павловна широко известна своими трудами по начальному периоду истории Руси. В ее работах есть то, чего столь часто не хватает современным историкам: прекрасный стиль, интересные мысли и остроумные выводы. Активный критик норманнской теории происхождения русской государственности. Последние ее публикации серьезно подрывают норманнистские позиции и научный авторитет многих статусных лиц в официальной среде, что приводит к ожесточенной дискуссии вокруг сделанных ею выводов и яростным, отнюдь не академическим нападкам на историка-патриота.