Девятая смерть

Андрей 'Steelzer' Богданов

Девятая смерть

I.

...Самое дорогое пальто, какое только можно было купить за деньги в Hью-Йорке было меткими выстрелами пробито насквозь и залито кровью. Я еще слышал свист пуль, когда видел приближающийся мрак мокрого асфальта...

Я скакал из тела в тело, но неуловимый и невидимый враг неустанно настигал меня, где бы и кем бы я ни был. Это было раннее утро дожливого понедельника, и наследственный сарказм задумался о том, что же будет к концу недели, если она так началась.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Аннотация:

Сандор, не совсем обычный мальчишка, с ранних лет обладает странными магическими способностями. Но в один не менее странный день юноша неожиданно узнаёт, что его самый лучший друг - потомок одних из самых древнейших существ Арканота, а сам он является настоящим чародеем. И жить бы ему спокойно в неизвестной деревушке, если бы не безумный король, для которого война - лишь очередная игра. И что теперь делать Сандору, когда он один способен остановить безумие Тёмного бога?

Аннотация:

Микаэла, молодая ведьма-ворон, жила обычной жизнью до того дня, пока не встретила в лесу раненого человека с тигром. После их спасения жизнь девушки перевернулась с ног на голову. В один миг всё смешалось: война, гильдия убийц, магия, фамильяры, драконы, наги... Кроме того, Кайлан, человек, которого спасла Микаэла, потерял память. Но кем же он был в прошлом? Героем ли...

В стары годы, во времена старопрежние и древние, в русском царстве, православном государстве, на кипучей Ладоге жил-был старик со сестрою, да внучатым племянником. Из каких краёв, из каких мест тот старик — никому не ведомо. Только звали его Севом, и внука его кликали Славою. Был тот Всеслав, быть может, твоим пращуром, но колена считать — дня не хватит. Да и речь пойдёт не о том у нас.

Стар был Сев, и сестра его стара. Недалёк был Сев, и сестра его проста. Срок истёк — умерла она. Вот уж и старику пора на покой. Разменял он давно осьмой десяток и зовёт к себе внука любимого:

Профессор скакал по лаборатории, как неугомонный ребенок конца двадцатого века, которому предложили стрельнуть раз-другой из бластера. Веог, застав учителя в столь радостном расположении духа, даже засомневался, в своём ли уме почтенный педагог.

— Воды? — cпросил он профессора.

— К черту воду! К черту всё! — раздалось в ответ.

— А что же тогда? Может, скорую? — cнова предложил Веог, поглядывая в окно, и живо представил, как белый с красным крестом на боку шлюп лихо причалит к балкону, оттуда вылезут столь же белые братья милосердия…

— Скучно, — сказал «малыш» Вили и сладко зевнул.

— Ещё бы, — подтвердил второй «малыш» и потянулся, расправляя могучие руки.

— Сыграем? — предложил третий, прищурив глаз.

— Неплохо бы, а во что, братец? Во что? — в один голос спросили его ребята.

Глыба, на краю которой, свесив ноги, сидела троица, висела над самой глубокой пропастью, о какой и помыслить нельзя. Иной бы удивился, почему скала туда не падает, но разве можно задумываться над такими пустяками, когда игра требует совсем иного:

Яркий солнечный свет заливал комнату. Он знал это, хотя ещё не открыл глаз. Вешнее светило порядком припекало, а теплота, волной окатившая лицо, едва он повернулся на бок, подтвердила эту первую ясную мысль после крепкого сна.

— Утро! Пора! Ещё три секунды и раздастся гудок. Раз! Два! Три!

Да, он не ошибся. Год специальной подготовки не пропал даром.

«Вставай, вставай, дружок!» — пропели ветхозаветные часы столь же старинную песенку.

Девушка решила свести счеты с жизнью, прыгнула с крыши и умерла. Нет, это совсем не весь фанфик, это даже не начало, так, первая строчка. Дело в том, что жил-был Мартин, обычный такой ангел, занудный, да еще и грубиян вдобавок. Его уже порядком достало то, что он низкого чина, и вот, наконец, подвернулся случай получить повышение! Только вот неизвестно, кто кого выручать будет в конце концов... Легкое, похожее на чей-то рассказ, повествование о смешной и одновременно грустной истории.

Лилия и Фируз снова вместе после многовековой разлуки. Племя воссоединилось с Хранителями оставленного на Белой Горе Золота Монастырскими татарами.

Первоначально замышлялась дилогия.

При написании создалось ощущение, что подробное изложение всех событий и деталей в судьбе множества персонажей безнадёжно удлинит вторую книгу, лишит повествование динамичности.

Принято решение вынести в отдельный томик рассказ о судье Корнета Оболенского, Кафтанов, Звонаря, Писателя с дочерью и других.

Детали дальнейшей жизни героев главных и не совсем, и ещё кое-что ждут Вас в постскриптуме.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

БОГДАНОВ Е.Ф.

БЕРЕГ РОЗОВОЙ ЧАЙКИ

(из трилогии "ПОМОРЫ")

книга вторая

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1

Холодное февральское солнце до рези слепило глаза. В небе - пустынная неуютная синева. Если бы не лютый холод да не льды, глядя на него, можно было подумать: лето, исход дня перед закатом, когда усталое солнце, плавясь от собственного усердия, клонится к горизонту. Родион в цейсовский морской бинокль всматривался во льды. Тяжелый вахтенный тулуп оттягивал плечи, обындевевшая овчина воротника терла шею, космы шерсти с намерзшими от дыхания льдинками лезли в рот. Родион оглаживал их, надевал рукавицу и снова подносил к глазам бинокль. Кругом белая безмолвная равнина. Кое-где на ней вспучивались торосы. У горизонта они были затянуты белесоватой туманной пеленой, пронизанной розовым светом. Темнели разводья, еле заметные из-за торосистых нагромождений. Вахта длилась четыре часа. Отстояв ее, Родион выбирался из бочки, спускался вниз, торопился в кубрик греться чаем. Внизу на палубе матросы в ушанках и ватниках баграми обкалывали с бортов намерзший лед. Корпус ледокольного парохода чуть вздрагивал от работы двигателя. В чреве корабля, в машинном отделении, кочегарам было жарко у огня - в одних тельняшках кидали широкими совковыми лопатами уголь в топки. В котле клокотал, буйствовал пар, приводя в действие шатуны, маховики, ось гребного винта. Лошадиные силы железной махины яростно боролись со льдом. "Садко" то отступал задним ходом, то снова обрушивался форштевнем на зеленоватые на изломе глыбы, обламывал, колол их многотонной тяжестью. Снова пятился, снова наваливался на лед - и так без конца. Из трубы выпыхивал черный с сединой дым. За кормой ярилась под винтом холодная тяжелая вода. Вдоль бортов скользили отколотые льдины, оставались позади, замирая и смерзаясь. Лед впереди стал толстым. Даже "звездочкой" - ударами в кромку в разных направлениях его одолеть не удалось. Штурман, высунувшись из рубки, поднял кверху озабоченное лицо. Волосы из-под шапки волной на ухо: - Бочешни-и-ик! Давай разводье! Не сводя бинокля с чернеющей справа по курсу полыньи, Родион отозвался во всю мочь. Пар от дыхания затуманил стекла бинокля: - Справа по курсу-у-у! Румбов пять. - Есть пять румбов справа по курсу! - донеслось снизу. Ледокольный пароход попятился, нос соскользнул с края неподатливой льдины и стал медленно поворачиваться вправо. Снова команда. Лед не выдержал, раскололся, раздался. "Садко" рванулся к солнцу, горевшему впереди белым факелом. Потом все повторилось сначала. Достигнув разводья, корабль некоторое время шел свободно. Но вот на пути его опять встали льды. Родион высмотрел полынью: - Лево руля четыре румба! Словно большое сильное существо, привычное к тяжелому труду, упрямо продвигалось судно в поисках тюленьих залежек, без авиаразведки, без радионаведения, с помощью одного только капитанского опыта да штурманской интуиции. За эти три недели не раз зверобои спускались на лед артелью в восемьдесят человек, с карабинами да зверобойными баграми. В трюмах "Садко" на колотом льду уже немало уложено тюленьих шкур и ободранных тушек. Еще один удачный выход на лежбище, и пароход пойдет обратным курсом. Команда на судне постоянная, северофлотовская. Зверобои - колхозные промысловики из Унды. Старшим у них Анисим Родионов, а помощником у него и бочешником - Родион Мальгин. Трижды в сутки взбирался он по жестким обледенелым вантам на мачту и привычно занимал свой наблюдательный пост в пышущей морозом бочке. Родион опустил бинокль и, сняв рукавицу, провел теплой ладонью по жесткому от мороза лицу. На "белесых бровях у него иней, губы потрескались от ветров. Когда у Родиона родился сын, он отпустил усы, и они щетинились под носом, вызывая усмешки и шуточки друзей. На усах намерзали сосульки. В бочке имелся телефонный аппарат, но он пользовался им в самую лютую непогоду, когда голоса на палубе не слышно. Большей частью обходился без телефона, не любил прикладывать к уху холодную трубку.

БОГДАНОВ Е.Ф.

ПРОЩАЙТЕ ПАРУСА

(из трилогии "ПОМОРЫ")

книга третья

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1

Пустынен и неприветлив Абрамовский берег глубокой осенью. Холодные резкие ветры наносят с моря туманы и дожди пополам с мокрым снегом. Нет преград ветрам, на все четыре стороны размахнулась безлесная тундровая равнина, и они свободно стелются над ней, насквозь прошивая рыбацкое село, рассыпанное возле самого устья на берегу Унды. Избы содрогаются от ударов непогоды. На дворе октябрь, сумеречный, зябкий, моросный. Навигация закончилась. Рыбачьи суда надолго прилепились к берегу, почти все карбаса и ёлы вытащены из воды, опрокинуты вверх днищами - до весны. Моторные бота поставлены в затишки на зимовку. Движение пассажирских пароходов по линии Мезень - Архангельск прекратилось. Скоро ледостав. В эту глухую пору шел из Каменки в Архангельск внерейсовый последний пароход "Коммунар". Председатель колхоза Панькин накануне договорился по телефону, чтобы пароход сделал около Унды остановку и взял на борт три бочки свежепросольной семги из последних сентябрьских уловов. Доставить их на рейд в парусной еле было поручено Семену Дерябину с Федором Кукшиным. - Глядите в оба, - предостерег Панькин. Ветра ныне изменчивы, волна крута. Постарайтесь успеть до прилива к пароходу. - Почему раньше-то не отправил рыбу? - спросил с неудовольствием Дерябин. Выходить на взморье ему не очень хотелось: стужа, сырость, а у него побаливала поясница. - С дальней тони рыба, - ответил председатель. - Пока доставляли ее в село, - упустили время. Хоть бы теперь, с последним пароходом, отправить.

Илья БОГДАHОВ

ИО И ГАЛ

Холодная вода выpвала из забытья. Едва нашлись силы сплюнуть. Кашель деpнул за гоpло pаз, дpугой, но потом отпустил, будто тоже устал. Мышцы затекли, зашевелилась боль в пальцах ног и pук. Снова появилась дpожь. Стянуло челюсти. Стpанно, что так холодно. - Очнулся, - буpкнул кто-то сзади, там, куда посмотpеть было никак невозможно. Угли в жаpовне гоpели pовно. Hа тоpсе палача капли пота. Гоpячо. - Вижу, - там же. Hо голос дpугой. Знакомый. Зашуpшали одежды. Вздох. - Ио! Ты меня слышишь? Голос такой знакомый. Такой неуместный в этом жаpком холоде. Говоpить не хотелось. Устал. - Знаю, слышишь. Зачем ты мучаешь меня, Ио? Заставляешь делать все это? Чем я заслужил твою ненависть? Зашуpшали угольки. Мучаешь. Hенависть. Hет, ничего этого нет. Только дpожь, надоедливая дpожь. - Зачем? Из упpямства и мстительности? Хоpошо, ты отомстил. Ты сделал больно своим вpагам. Господь всемогущий! Как нелепо это звучит. Вpагам! Ты же один из нас, Ио, зачем тебе это?! Зазвенел металл. Палач задумчиво пощупал инстpумент. Закололо в боку. - Да славы он захотел! Пpославиться pешил за счет нас! - Помолчи. Ио? Гал? Это Гал? Почему не видно лица? Ох, как прихватило бок! - Отpекись, Ио. Откажись от своей затеи. Ты никому не поможешь, а себя погубишь. Ты же умрешь, Ио! И ведь ты же знаешь этих людей, они еще не готовы, они будут веселиться, глядя как ты умиpаешь. Оставь это! Бpось! Светло. Интеpесно, сейчас день или ночь? Каким боком эта планетка повеpнулась к светилу? - Ему смешно, Гал! Он улыбается! Ему плевать! Лежит себе, зажмуpился, только что не муpлыкает! - Заткнись! Палач поднажал на меха. Угольки вспыхнули с новой силой. - Ио, брат мой. Послушай меня, послушай еще pаз. Отpекись! Ты не понимаешь, к чему все это пpиведет... Ладно, это секpетная инфоpмация, Ио, но тебе я скажу. Распад экосистемы. Десять пpоб. Десять, Ио! Глобальная война. Семь пpоб... - Гал, ты что! Это категоpия тpи! Тебе же голову снимут за pаскpытие! - Заткнись! Ио, ты слышишь? Слышишь меня? Ты пpиносишь в жеpтву не себя, ты pискуешь будущими поколениями! Сциентический доктpинизм. Тpи пpобы. Ио, ну, подумай же! Думать. Думать. Добрый Гал. Бедный Гал. - Гал. - Да, Ио, друг мой, да, я слушаю тебя! Палач отошел. Почесался. Дыхание. - Гал... Котоpый сейчас... час? - О чем ты, Ио? - Hе бойся, Гал... Ты не виноват... Я сам... Палач вопpосительно посмотpел туда, куда не посмотpеть. Бедный Гал. - А ведь она веpтится... Так, Гал? Тpеск гоpячего масла. - Hу, все, Гал, ты же видишь, это бессмысленно. Шаги. Скpип двеpи. - Стpажа! Проводите господина Галилея наверх. А еретика Бруно отведите в камеpу. Да пошевеливайтесь, остолопы, не то сами попадете на костер! Вздох. Зашуpшали одежды. - Пpощай, Ио, ты совеpшаешь ошибку. - Пpощай, Гал, может, ты еще поймешь. Пpощай...

Константин Богданов

ДАЙТЕ ЗЕМЛЕ СЛЕГ!

(медитация на заданную тему).

Сегодня мы с вами должны вместе подумать,

может ли доброта быть жестокой.

С. Логинов, "Ганс Крысолов".

Тема, которую я выбрал для размышления, навязла в зубах уже не одному поколению радетелей за судьбы человечества. Тем не менее, актуальности она ничуть не потеряла, а наоборот -- горит, как начищенный самовар, кипит мыслями, словами и криками. А также и слюнями, являющимися, само собой, неотъемлемым элементом ведения дискуссий по подобным животрепещущим вопросам.