Девочка и медведь

Предисловие к сборнику современной японской прозы «Она».

Отрывок из произведения:

Пример японской литературы отраден для всякого современного, политически корректного индивидуума, ибо развенчивает миф о том, что мировая литература придумана и сотворена мертвыми белыми мужчинами. На Западе — еще может быть, но только не на японских островах. К этой теме я еще вернусь, сначала же нужно прояснить для читателя смысл тендерной сегрегации, затеянной составителями данной антологии вопреки прогрессу и духу времени.

Это не шовинизм, не следствие того, что оба составителя — мужчины, даже не попытка обосновать присутствие в обеих культурах, русской и японской, дурацкого термина «женская проза». Деление авторов по половому признаку вызвано стремлением продемонстрировать, до какой степени анахроничны и нелепы клишированные представления о японцах как о свирепых брюховзрезателях, а о японках как о сплошных Чио-Чио-сан и «девушках из Нагасаки».

Другие книги автора Григорий Шалвович Чхартишвили

Действие нового романа происходит в 1920-е годы.

Если «Аристономия» была посвящена «Большому Миру», то есть миру глобальных идей и большой истории, то в центре романа «Другой Путь» находится «Малый Мир» – мир личных отношений и любви.

Книга «Кладбищенские истории» представляет собой плод коллективного творчества, равноправного соавторства двух писателей – реального и выдуманного. Документальные эссе, автором которых следует считать Григория Чхартишвили, посвящены шести самым знаменитым некрополям мира. Эти очерки чередуются с беллетристическими детективными новеллами, написанными «рукой» Бориса Акунина, действие которых происходит на тех же кладбищах. В книгу включено более двухсот фотографий из числа поступивших на конкурс, который был объявлен среди читателей автором и издательством. Документальная часть дополнена приложением с фотографиями других старых кладбищ.

Книга посвящена всестороннему исследованию одной из самых драматичных проблем человечества — феномена самоубийства. Рассматривая исторический, юридический, религиозный, этический, философский и иные аспекты «худшего из грехов», книга уделяет особое внимание судьбам литераторов-самоубийц — не только потому, что писателей относят к так называемой «группе высокого суицидального риска», но еще и потому, что homo scribens является наиболее ярким и удобным для изучения носителем видовых черт homo sapiens. Последняя часть книги — «Энциклопедия литературицида» — содержит более 350 биографических справок о писателях, добровольно ушедших из жизни.

Вступительная статья к книге Юкио Мисимы «Золотой Храм».

Вот уже несколько десятилетий на обширнейшей опытной базе, почти не замеченной человечеством, идет уникальный эксперимент по выведению homo sapiens новой породы. Это отнюдь не селекция традиционного гибридного типа, когда в результате смешения рас, культур и менталитетов получается какой-нибудь англо-индокитайский Лондон или англо-афро-испано-еврейский Нью-Йорк, а диковинной кудесничество мичуринско-лысенковского толка, безо всякой генной инженерии, исключительно при помощи прививки и яровизации.

Наверное, «энциклопедия» слишком громкое название для небольшого справочника, состоящего из трехсот семидесяти кратких биографических статей, однако величественный термин «литературицид», изобретенный Артюром Рембо, требует адекватного соседства. Пожалуй, это все-таки именно энциклопедия – если не по масштабу, то по концентрированности важных сведений. Разве есть в человеческой жизни что-то важнее итога, которым она завершилась?

По частоте упоминания, или, как теперь говорят, «по рейтингу цитирования», строчки о Востоке и Западе из трескучей баллады Киплинга об украденной полковничьей кобыле сопоставимы разве что с монологом Гамлета, причем используются они для аргументации прямо противоположных установок. Давно ли в «Иностранной Литературе» был напечатан страшноватый роман Корагессана Т. Бойла «Восток есть Восток», в котором талантливо доказывается, что нет, не понять им друг друга и не сойтись, даже в такой многонациональной и толерантной стране, как Соединенные Штаты Америки. И вот перед вами целый номер журнала, вознамерившийся уверить читателей в обратном.

Статью, посвященную чему-нибудь японскому, изящнее начать с многозначительного хайку. Поскольку ничего подходящего из Басё или Такубоку на ум не приходит, сочиним сами:

Заросший пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
А пруд оказался не таким уж заросшим.

Меланхоличная лягушка в данном случае — российские литературные журналы, которым сегодня так грустно, что хоть в омут головой. Причина — одиночество в мире масскультуры и еще гордыня.

Популярные книги в жанре Публицистика

Эта книга является сборником статей и интервью, опубликованных в 90-е годы в ростовском деловом еженедельнике «Город N». Статьи и интервью подобраны так, чтобы получился своего рода дневник Ельцинской эпохи.

За это десятилетие в российском общественном сознании жажда свободы, разрушившая Советскую империю, сменилась жаждой порядка, способной создать совершенно новое государство. Все это нашло свое отражение и в глобальных политических процессах, и в переживаниях отдельных людей.

В книге представлены основные сюжетные линии Ельцинской эпохи: противоборство коммунистов и демократов, первые опыты выборов, противостояние Центра и регионов, любовь и ненависть в отношениях с Западом, формирование новой бюрократии и новой журналистики, развитие города и причуды ростовской самобытности и т. д.

С целью заземлить летописный пафос сборника в книге предусмотрены и утилитарные возможности. К примеру, помимо сведений о разных персонажах и процессах здесь можно найти результаты всех выборов последнего десятилетия XX века на Дону. Есть уникальная возможность, пользуясь именным указателем сборника, составить досье практически на всех основных политических деятелей Ростовской области — проследить их действия и высказывания на протяжении десятилетия.

Пасхальное яйцо для Ким Чен Ына

Александр Проханов

20 апреля 2017 0

У Трампа — бычья голова, маленький лоб, тяжёлые надбровные дуги, набрякшие силой и безумным упрямством глаза. Отстрелявшись по Сирии, он нагнал к берегам Северной Кореи авианосцев, кипятит воду, выпаривает океан в надежде, что все северокорейские подводные лодки окажутся на мели, и по отмели американские "морские котики" дойдут до корейского берега и убьют Ким Чен Ына, послав ему отравленный торт — тот самый, что Трамп не доел в обществе китайского лидера Си Цзиньпина. А если операция не удастся, Трамп взорвёт над Северной Кореей несколько атомных бомб.

Русская жизнь-цитаты

https://medium.com/russianlife/3d88829ce613

Хроники последних дней Русского Титаника

Май-2017

https://www.facebook.com/russkayazhizn

Владислав Иноземцев:”Главный месседж должен быть нацелен на новое определение исторической миссии страны: не «вбивание клина» между Европой и Америкой, а их воссоединение через единую европейскую цивилизацию, в которой Россия и Америка выступают не победителями Европы, а ее молодыми и мощными наследниками. Только такая евроцентричная картина мира может устранить из массового сознания противопоставление России/СССР и США, которым мы были больны последние полвека. Идея «северного альянса» в этом контексте может быть подана как совершенно естественная для России по целому ряду причин. Можно упомянуть, что таким образом будет сформирован самый мощный военно-политический блок на планете и тем самым в значительной степени устранена угроза войны. Что все объединившиеся страны совместно освоят Арктику, которая на следующее столетие станет основной кладовой ресурсов. Сама же Россия получит все нужные ей технологии и инвестиции от новых союзников, расколов тем самым Chimeric’у (China + America. — РБК) и ослабив потенциальное давление на своих южных границах. Иначе говоря, только так мы «сделаем Россию снова великой».

Либеральный реванш

Александр Проханов

1 июня 2017 0

После Болотной либералы, оттеснённые на периферию политической жизни, медленно и неуклонно восстанавливают свою боевую способность. Так разгромленные полки уходят в тыл, во второй эшелон, получают пополнение, новое оружие и боеприпасы, а потом возвращаются на передовую и переходят в контратаку. Сегодня либералы перешли в контратаку, нападая на власть. Удары наносятся непрерывно, нарастают, метят в самые болезненные центры власти. Разгон несанкционированной демонстрации либералов с участием детей на Тверской трактуется либеральной пропагандой как избиение младенцев, где государство предстаёт в образе царя Ирода. А за царя Ирода, как следует из пушкинского "Бориса Годунова", нельзя молиться.

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Будущим интересуются все больше. О нем пишут, его смотрят в кино, его обсуждают с цифрами в руках. Будущее специализировалось — есть будущее авиации, генетики, кибернетики, энергетики. У каждой специальности есть свои прогнозы, своя фантастика, свои астрологи. Такой повышенный интерес к будущему часто вызван необходимостью предвидения. Открытия следуют одно за другим, повороты слишком круты, а скорость велика. Прогнозирование позволяет оглянуться на соседей — простор будущего как-то компенсирует угнетающую специализацию современного познания. Признаюсь, я никогда до сих пор не пытался самостоятельно заглядывать далеко вперед. Подобно большинству людей, я довольствовался чужими соображениями. Впервые попробовав войти в страну Будущего, я почувствовал, как это трудно, все сразу стало зыбким, неверным. Речь идет не о специализированных областях, а о будущей жизни вообще, вроде как о нашей сегодняшней жизни, о нас, которые были такой жизнью вообще и людьми будущего для людей, например, XIX века. У каждого поколения, у каждой эпохи есть такое будущее, оно сигналит нам, как и мы, очевидно, сигналили (или сигналим?) девятнадцатому, восемнадцатому векам. Вести оттуда, из будущего, доносятся — иногда тревожные, иногда любопытные, наши попытки связаться с будущим становятся все более активными. Легче всего и, значит, прежде всего возникают количественные представления — умножение, возведение в степень. Много дорог, много машин, много этажей, огромные самолеты, огромные тоннели. Затем начинается второй этап решение нынешних коренных проблем науки. Проблема долголетия и проблема обеспечения людей питанием. Проблема связи с другими мирами. Освоение космоса, его эксплуатация. Специалисты составляют таблицы, сводки, как бы планы работ будущих поколений. Впервые научными средствами они пробуют наметить сроки решения существующих задач: лечение рака, интенсификация фотосинтеза, управление наследственностью, ядерная энергетика, овладение временем, гравитацией, повышение плотности биосферы, бионика… Сводная картина на ближайшие сто-полтораста лет получается грандиозная. Чтение такого перечня, только перечня, с наиболее осторожными сроками потрясает, наполняет завистью к потомкам. Все обстоит прекрасно, пока наше воображение наслаждается панорамой успеха. Но стоит двинуться чуть дальше, и будущее распадается. В самом деле, а как будет жить человек в мире с управляемой гравитацией, с перемещениями во времени? Что станет с человеком, когда он сможет стимулировать свой мозг, все выучить, все изучить, запомнить, вызвать в памяти любой момент прошлого? С человеком, который будет наделен способностями воспринимать инфракрасное излучение, видеть в темноте, слышать в широком диапазоне колебаний, непосредственно принимать радиоволны? Реакции его будут ускорены, физические силы умножены. Он будет избавлен от страха болезней — рака, гипертонии, склероза. Он сможет жить под водой, на других планетах, формировать способности своих детей, вызывать эти способности или даже изменять их. Этому человеку, избавленному от примитивной физической работы, от счетной работы, от скучной механики простейших движений, будет доступна любая книга, фильм, представление, происходящее в любом месте земного шара. Что же останется от собственно человека в этой раздутой, усиленной всеми средствами оболочке всех мыслимых благ, потребностей и желаний? Что произойдет с простыми человеческими чувствами — добротой, любовью, скукой? Каким станет человек? Когда я говорю «человек», я могу говорить лишь о человеке, которого я знаю, о нынешнем человеке. Как изменится мироощущение этого человека, его нравственность, его критерии, взаимоотношения людей, их связи, личность человеческая, характер? То есть что останется от нынешнего человека? К сожалению, я плохо представляю себе возможности такого прогнозирования. Даже простейшим методом экстраполяции. А если оглянуться назад, воспользоваться опытом истории? Несомненно, человек за минувшие две тысячи лет изменился. Он больше знает, он больше умеет… И что еще? Нет, нам легче сравнивать с современностью технику Эллады, ее искусство, чем ее людей. Говорить ли о человеке вообще, или правильнее говорить о человечестве, или, может быть, о человеке, связанном с социальными условиями? Боюсь все же, что даже история дает нам мало материала для такого анализа. Во всяком случае, мы пока не сумели добыть такие данные, чтобы попробовать с их помощью спроектировать этический облик человека грядущего. Вряд ли могли просветители восемнадцатого века, его утописты, представить себе, что через двести лет вместо костров инквизиции появятся топки Освенцима. И тогда, естественно, возникает вопрос; а можно ли на основании социально-экономического прогнозирования, научно-технического прогнозирования создать этическое прогнозирование?

Природные катастрофы постоянно сопровождали человека и продолжают сопутствовать ему. Обрушившаяся на взбудораженную Россию адская жара нынешнего лета, ураганы, торнадо и потопы, терзающие зеленую нашу планету – неопровержимые подтверждения этому. Но книга писателя Пискарева, свидетельствуя о столь печальных фактах, все же рассказывает главным образом не об этом, а о том, что многим природным катастрофам человек помогает сам. Те же лесные пожары происходят на 90 % по человеческой вине и только 10 % – от молний. Большинство наводнений – результат безумной вырубки лесов и т. д.

Эта книга – горький упрек людям, повернувшимся к природе-матери неприличным местом, едкий упрек властителям, грабительским предпринимательским структурам, любящим поболтать о том, «есть ли жизнь на Марсе», но не очень-то озабоченных экологической чистотой родного края, родной речушки и зеленой рощицы. Эта книга об экологии – экологии души человека, предупреждение ему: если мы не прекратим уничтожение, загрязнение окружающей среды, то лет через 20 зачатие ребенка на земле станет редким счастливым случаем.

Дважды (14 декабря 2000 года, «Малина со стронцием», и 19 января, «Необъявленная химическая война») мы рассказывали о том, какой урон нанесли столице милитаристские увлечения бывшего СССР. Настало время сказать, как отличился военно-биологический комплекс. Место действия — городская зона отдыха, парк «Кузьминки». Проклятыми в народе называют места, где хотя бы однажды гуляли больные сибирской язвой (антраксом) животные, поскольку скот, когда бы его туда ни выгоняли, принимался дружно дохнуть. Эти поля еще можно назвать заминированными, и ошибки не будет — время от времени на них происходят «взрывы». Неудивительно, что люди всегда сторонились этих нехороших мест. Сторонились, правда, не все — на таком «проклятом поле» с послереволюционных времен стоит лаборатория, принадлежавшая прежде Всесоюзному институту экспериментальной ветеринарии (ВИЭВ) и переданная несколько лет назад Мос-НПО «Радон», что для всех нас — большое счастье. В этом читатель легко убедится, если дочитает заметку до конца. Эти полтора гектара Кузьминского парка отошли к «Радону» после того, как в ВИЭВ зачастили комиссии, крайне встревоженные присутствием в здешних недрах не только сибирской язвы, но и объекта не менее опасного законсервированного хранилища радиоактивных отходов. Для «Радона», специализирующегося на радиационной защите, наличие сибирки оказалось большим сюрпризом. Озадаченное руководство, узнав постфактум о том, какое наследство приобрело, затребовало ветеринаров и получило, что просило, лабораторию ВИЭВ, изучавшую, как скотина переносит радиацию. Жертвы экспериментов покоятся тут же, их братская могила — бетонированная яма с насыпанным на ней холмом. Однако попытки ревизоров получить документы на это хранилище и содержание работ с радионуклидами потерпели неудачу: отечественный Пентагон секретами делиться не пожелал. Но то, что антракс и стронций слились тут в одном флаконе, — это точно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Моим родителям, Рону и Вив, и младшейсестренке, Дон.

Эта книга обрела законченный вид всего за шесть месяцев - невероятно короткий срок для того, чтобы преобразить идею в доведенную до конца работу, которая ляжет на прилавки магазинов. Мне хотелось бы поблагодарить всех в «Лукас Лайснзинг Лтд.» и «Дел Рей Букс», кто принимал участие в этом неслыханном свершении, и особые благодарности адресовать моей жене, Дженнифер. Не думаю, что без ее помощи и понимания, я смог бы уложиться в те предельные сроки, в рамках которых вынужден был работать. Но более всего, я признателен всем поклонникам, которые купили книгу «Дарт Бейн: Путь разрушения». Без вашей поддержки это продолжение никогда бы не состоялось. Моя вам искренняя и нижайшая благодарность.

Ситы сгинули–все, кроме Дарта Бейна, автораПравила Двух, которое гласит, что новый Орден ситов должен состоять всего из двухадептов: учителя и ученика. Но какможнообучитьвоспитанника, чьяглавнаяцель–и доказательство успеха–убийствособственного наставника?

Дарт Бейн начинает ощущать пагубные последствия многолетнего использования темной стороны Силы. В то же время ониспытывает первые сомненияв своей ученице Занне, поскольку та все еще не попыталась убить его и захватить власть. Что, если она слаба? Что, если она недостойна бытьновым темным владыкой? Узнав о древнем ситском артефакте, который, возможно, хранит секрет бессмертия, Бейн направляется на его поиски в одиночку. Но Занна отнюдь нетакслаба, как он думает:видя сомнениянаставника, она понимает, что настало время покончить с ним. Силы зла столкнутся в яростной битве,ина кону – будущее Ордена ситов!

Криминальные романы М. Марта, непревзойденного мастера сложнейшей интриги и непредсказуемого сюжета, давно и прочно завоевали читательский интерес и стали бестселлерами.

Этот роман был написан и – по самым разным причинам – положен «под сукно».

Но очень быстро многие герои «Баек», а также сюжетные линии и конкретные события «перетекли» – совершенно незаметно для автора – в другие книги, которые, возможно, уже знакомы уважаемому читателю. Речь идет о таких романах, как «Седое золото», «Логово льва», «Серебряный бумеранг», «Славянское реалити-шоу», «Утренний хоббит», «Выстрел» и «Метель».

Пришел черед «Баек». Текст изменен, переработан, дополнен, тщательно «причесан» и предлагается вашему вниманию.