Девичья башня

Джафар Джабарлы

ДЕВИЧЬЯ БАШНЯ

1

Словно тайны гнездо, над Кузгуном

Наклонясь у прибрежной косы,

Предается в унынии думам

Молчаливая "Кыз-Каласы".

И пресыщена жизнью и скорбью,

Как невеста далеких времен,

Ныне, плечи гранитные горбя,

Нашу жизнь озирает сквозь сон.

В брызгах солнца сверкают строенья,

Все блестит в золотистой пыли.

Позади - голоса обновленья,

Другие книги автора Джафар Джабарлы

Джафар Джабарлы

АЛМАС

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

А л м а с-х а н у м - учительница, 18 лет.

Н а з-Х а н у м - ее мать, 42 лет.

Ф у а д - жених Алмас, 22 лет.

Т е м и р т а ш - доктор, 32 лет.

Д ж а м а л - учитель, друг Фуада, 22 лет.

М и р з а-С а м е н д а р - заведующий школой, 43 лет.

Б а р а т и Г ю л ь в е р д ы - комсомольцы.

А л л а в е р д ы - старик крестьянин.

С ю р ь м а - девочка, ученица, 10 лет.

Джафар Джабарлы

ЯШАР

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Белокуров - профессор.

Иванов - профессор.

Я ш а р ]

Т о г р v л ] - молодые инженеры-лаборанты.

Т а н я ]

Васильев ]

Медведев ] -аспиранты института.

Нусрет - колхозник.

Нияз - колхозник.

Ягут - его дочь.

Имамяр - дядя Ягут, кулак, вредитель, проникший в колхоз.

Нигяр - девушка в доме Нияза.

Амир Кули - колхозник.

Джафар Джабарлы

СЕВИЛЬ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

С е в и л ь

Б а л а ш - ее муж

Г ю л ю ш - сестра Балаша

Э д и л я (Дильбер)

А т а к и ш и - отец Балаша

Б а б а к и ш и - отец Севиль

А б д у л - А л и-бек - приятель Эдили

М а м е д - А л и - приятель Эдили

Т а ф т а - прислуга

Г ю н д ю з - сын Севиль и Балаша

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Последние лучи солнца уходят за далекие горы, и город постепенна погружается в темноту.

Джафар Джабарлы

В 1905 году

Перевод на русский язык. Язычы, 1979.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

С т а р ы й Б а х ш и.

Сона - его дочь.

Б а х ш и.

Армяне

Аллаверди - крестьянин.

Набат - его жена.

Э й в а з А с р и я н - их сын.

С о н а - их дочь.

Рубен Агамян - бакинский нефтепромышленник.

Айказ Агамян - его сын, молодой офицер.

Арам - молодой крестьянин, затем рабочий.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

«Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя.

То, как зверь, она завоет,

То заплачет, как дитя…»

Чуть скрипит над зыбкой очеп,
Да жужжит веретено,
Злая вьюга будто хочет
Влезть в избу через окно.

«…То по кровле обветшалой

Вдруг соломой зашумит,

То, как путник запоздалый,

К нам в окошко застучит».

Впервые полностью[1] напечатана отдельным изданием: М.-Л., ГИЗ, 1927. На следующий год Государственное издательство выпустило поэму вторым изданием (М.-Л., 1928)[2].

Сведения о том, что Маяковский работает над произведением, посвященным десятой годовщине Октябрьской революции, стали появляться в печати уже с февраля 1927 года: об этом сообщил журнал «Новый Леф» во втором номере за этот год. Тогда же дирекция ленинградских академических театров обратилась к Маяковскому с просьбой дать «литературную обработку темы «Октябрь» к десятилетнему юбилею пролетарской революции, как основу для создания спектакля самими театрами. Поэт дал согласие — работа над поэмой «Х-летие Октября» была в самом разгаре. По договору Маяковский должен был сдать материал для постановки Ленинградскому академическому Малому оперному театру 17 июня 1927 года, что и было сделано. Таким материалом был текст теперешних 2–8 глав поэмы, озаглавленных — в соответствии с заданием театра — «25 октября 1917». Этот текст без изменений вошел в поэму «Хорошо!». В течение июня-августа того же года были написаны 9–19 главы, а затем первая глава, содержащая своеобразный литературный манифест поэта.

Любителям поэзии имя Юрия Уварова наверняка запомнилось уже после первой его книги «Просто рассвет». Юрий Уваров художник по профессии. Сборник «Ковернинские сосны» — его вторая книга. Высокая поэтическая культура, органичность в восприятии мира, одухотворенность образного рисунка, очень конкретного и яркого, составляют своеобразие поэтической манеры молодого горьковского поэта.

В новый сборник стихов Евгения Клюева включено то, что было написано за годы, прошедшие после выхода поэтической книги «Зелёная земля». Писавшиеся на фоне романов «Андерманир штук» и «Translit» стихи, по собственному признанию автора, продолжали оставаться главным в его жизни.

Книга, которую Вы держите в руках, больше, чем сборник избранных стихов автора Она есть часть его души, его отношения к женщине, природе, городу, в котором он проживает. Автор книги – немолодой, многоопытный, немало повидавший в своей жизни человек – Николай Тарасов, обнажает перед читателем самое сокровенное, что люди обычно не выставляют напоказ – отношения между мужчиной и женщиной.

Автор не считает себя поэтом-профессионалом, не претендует на бесспорность своих суждений о любви, описаний состояния матери природы. Он просто делится с читателем своими наблюдениями. Эти наблюдения автора непредсказуемы, метафоры точны и неожиданны, ибо являются плодом воображения человека, который успел поработать в своей жизни плотником, управляющим строительным трестом, мэром большого города и даже первым заместителем министра природных ресурсов нашей страны.

Собрав для издания в качестве отдельной книги стихи разных лет, автор таким образом выполнил своё обещание, данное друзьям, и надеется, что его поэтическое слово найдёт отклик у читателей. А для поэта это главное.

Наряду с лучшими поэтическими образцами из сборников «Сизифов грех» (1994), «Вторая рапсодия» (2000) и «Эссенции» (2008) в настоящей книге представлены стихи Валентина Бобрецова, не печатавшиеся прежде, философская лирика в духе «русского экзистенциализма» – если воспользоваться термином Романа Гуля.

Люцифером звался в прошлом,

Теперь он Ада Князь.

В одном явленье пошлом…

Каком? Борьба за власть!

С короны камень обронил,

А тот Святыней стал.

Дух слабый – возродил…

А Темный — разве пал?

                 ***

Камень в Царстве горном

В Храме Монсальват.

Приди к нему путем не торным

Он Чашей стал, лучи горят

                ***

Зовется Чаша – Грааль Святой

Источник Веры она благой

Владимир Семенович Згурский (родился в гор. Житомире 17 июля 1930 г.) — личность философичная, нетривиальная. Его самобытный взгляд на окружающую действительность является источником вдохновенного творчества умудренного жизненными коллизиями человека. В сборнике представлены избранные произведения, раскрывающие новые яркие грани таланта автора. Иллюстрации художника Зураба Зассеева.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алан Джадд

ДЕЛО РУК ДЬЯВОЛА

роман

Перевод с английского Галины ШУЛЬГИ.

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

Имя Алана Джадда (р. 1952) пока не известно русскому читателю. Он вообще-то дипломат, но в то же время автор шести книг, по большей части, если можно так выразиться, биографическо-литературоведческой направленности - о Форде Мэдоксе Форде, к примеру, или о поэтах времен первой мировой войны. По рейтингу английского литературного журнала "Гранта" он входит в двадцатку лучших британских писателей.

Азиза Джафарзаде

НАПАСТЬ

Историческая повесть

Перевод Сиявуша Мамедзаде

Зачин

XVI век!.. Шах Исмаил Хатаи, объединив разрозненные и рассеянные племена и создав на огромной территории Азербайджанскую державу, ушел в мир иной. И оставил потомкам Родину. Оставил родной язык, который приравнивался к языку межнационального общения. Оставил урок Гражданской Доблести. Оставил питомцев, протягивающих руку другу и встречающих боевым кличем врага. Таким был венценосный пращур наш, Шах Исмаил. А что последовало после него? И я заглянула на следующую страницу истории, читатель мой!

Валерий Джалагония

Шутки усталых вождей

В своей "Автобиографии", недавно переведенной на русский язык, Артур Кестлер, прошедший путь от убежденного сторонника коммунизма до его врага, привел поразившие меня слова Ленина. Как утверждает автор, тот с мрачным юмором называл соратников "покойниками на каникулах". Этих усталых людей, пишет Кестлер, "уже ничего не пугало, ничего не трогало. Они отдали Делу, истории все, что могли,.. сгорели дотла, но продолжали преданно светить холодным мертвым светом, точно фосфоресцирующий труп".

Абдуррахман ДЖАМИ

Стихи

Перевод В. Державина Газели "Взгляд мой, видящий мир земной..." "Что видел в мире этот шейх..." "Мне чуждой стала Мадраса..." "Я пьян - целую ручку чаши..." "Вот из глаз твоих две слезинки..." "Безумец, сраженный любовью к тебе..." Кыт'а "Я поднял выю помыслов высоких..." "Джами, ты ворот жизни спас..." "В саду словесном..." Из "Книги мудрости Искендера"

ГАЗЕЛИ

Взгляд мой, видящий мир земной, - от тебя. Мир цветущий, как сад весной, - от тебя. Пусть не светит мне серп молодой луны. Дом мой полон яркой луной - от тебя. Так ты мечешь аркан, что хотели бы все Перзнять бросок роковой - от тебя. Кто увидел тебя, не укроется тот Ни щитом, ни стеной крепостной - от тебя. Роза хвасталась: "т, мол, одежда ее. Но ведь амбровый дух иной - от тебя. И должна разорваться одежда твоя, Чтоб упасть, отделиться кабой - от тебя. Говоришь ты: "Что хочет Джами от меня?" Я хочу лишь тебя самой - от тебя. Что видел в мире этот шейх, укрывшись в своем дому, Отрекшийся от нужд людских, себе лишь нужный самому? Он сам живую с миром связь, как пуповину, перегрыз, И словно шелковичный червь, ушел в свой кокон - чужд всему. Зачем, живой среди живых, бежит он от людских тревог? От всех избавясь, от себя куда уйти? В какую тьму? Он в зрелости, исполиеп сил, достойных дел не совершил. Ты, как неверному, ему не доверяйся потому... Ведь он верблюжьих бубенцов не слышал средь степных песков. Ты, внемля проповедь его, не верь и слову одному. Влюбленный в ложный внешний блеск, он груду раковин