Девица Кристина

Мирча Элиаде — продолжатель того направления в литературе, которое принято называть «фантастическим реализмом» и у истоков которого стояли Гоголь, Эдгар По, Достоевский... Бытовые подробности соседствуют в новеллах М.Элиаде с фантастическими образами, отчего грань между явью и вымыслом стирается, а читатель оказывается втянутым в некую новую реальность.

Отрывок из произведения:

У дверей в столовую Санда остановила его, прикоснувшись к рукаву, — первый интимный жест за те три дня, что они провели под одной крышей.

— А у нас новый гость, знаете? Профессор...

Егор заглянул ей в глаза. Они блестели в полутьме комнаты. «Может быть, это знак?» — подумал он и попытался привлечь девушку к себе. Но она отстранилась и распахнула двери. Егор одернул пиджак и застыл на пороге. Горела та же лампа с белой калильной сеткой, дававшая слишком резкий, искусственный свет. В улыбке г-жи Моску усталость сквозила заметнее, чем прежде. Егору уже не надо было видеть ее лица, чтобы угадать эту улыбку.

Другие книги автора Мирча Элиаде

Эту книгу можно охарактеризовать словами автора из предисловия: "Шаманизм является одной из архаических техник экстаза и одновременно мистикой, магией и религией в широком понимании этого слова. Мы старались показать шаманизм в различных исторических и культурных аспектах и даже попытались набросать краткую историю его формирования в Центральной и Северной Азии. Большее, однако, значение мы придаем раскрытию самого феномена шаманизма, анализу его идеологии, обсуждению его техник, символизма, мифологии. Мы считаем, что такая работа может заинтересовать не только специалиста, но и культурного человека вообще, к которому прежде всего и обращена эта книга".

Роман «Майтрейи» — первый значительный опыт художественного преломления тех впечатлений, что обрушились на автора в Индии. Роман этот принято считать автобиографическим, реалистическим, поскольку в нем «священное», «инобытийное» не явлено так откровенно, как в более поздних произведениях Элиаде.

При поверхностном чтении, да еще с оглядкой на Джозефа Конрада и Сомерсета Моэма, можно воспринять его как очередной вариант сентиментально-трагической истории о любви белого человека к «прекрасной туземке» — истории, сдобренной к тому же сатирическими нотками, призванными обличить все духовное ничтожество пресловутых «пионеров», проводящих время в ночных попойках с веселыми девушками. В романе Элиаде полунамеками даются кое-какие понятия об эротической стороне тантра-йоги, но делается это крайне деликатно, ибо художественное произведение несет совсем иную нагрузку, нежели эзотерический трактат или научная монография.

Во многом перекликаясь с проблематикой предыдущих книг, "Миф о вечном возвращении" говорит об архаическом восприятии времени как ряда повторяющихся больших и малых циклов, отмеченных сакральными событиями сотворения, гибели и возрождения Мира. С архетипом Времени связаны космогонические представления, включающие восприятие пространства как структурно размеченного целого с выделенным в нем Центром. Циклическому времени мифа противостоит время историческое и возникающие вместе с ним проблемы судьбы, личности, веры, названные автором "ужасом истории".

Мирча Элиаде размышляет о связи человека и космоса, о причастности человека к космическим процессам. Миф в современном обществе не равнозначен мифу в обществе «традиционном». Что-то от прежнего мифологического восприятия утрачивается безвозвратно. Мирча Элиаде уверен — миф не подвластен течению календарного времени, он существует в ином временном измерении, измерении сакрального.

http://fb2.traumlibrary.net

Из споротых эполет, поддельных номеров румынской «Правды», странных обмолвок — по крупицам складывают компетентные лица картину зашифрованной пропаганды, распространяемой по миру…

http://fb2.traumlibrary.net

«…Некто доктор Рудольф, приближенный Геббельса, выдвинул теорию, на первый взгляд безумную, но не лишенную элементов научного обоснования. Дескать, если через человека пропустить электрический заряд по меньшей мере в миллион вольт, это может вызвать в организме радикальную мутацию. Заряд такой силы якобы не только не убивает, но, напротив, оказывает тотальное регенерирующее воздействие… Как в вашем случае…»

http://fb2.traumlibrary.net

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. УЧЕНИЯ ЙОГИ

Исходный пункт – Равносильность страдания и существования – "Я" – Субстанция – Отношения между Духом и первоматерией – Как возможно освобождение? – Структура психического опыта – Бессознательное

II. ТЕХНИКИ САМООВЛАДЕНИЯ

Концентрация на "одной точке" – Йогические позы (асаны) и дыхательные упражнения (пранаяма) – Экскурс: пранаяма в неиндийском аскетизме – Йогическая концентрация и медитация – Значение Ишвары – Сосредоточение и гипноз – Самадхи "с опорой" – Сиддхи, или "сверхобычные способности" – Самадхи "без опоры" и окончательное освобождение – Реинтеграция и свобода

Румынские солдаты нашли смертельного раненого красноармейца и решили донести его до ближайшего села…

http://fb2.traumlibrary.net

Популярные книги в жанре Магический реализм

Ночь перед карнавалом. Ночь, в которую — как испокон веку верят люди — случается много странного…

В эту ночь запертые случайно в концертном зале красивого готического городка японец, европеец и русский нотный мастер переживут удивительные мистические приключения — и встретятся с совершенно невероятными существами, которые не в силах породить даже самая причудливая фантазия. А ведь сам карнавал еще только начинается!..

История об аллигаторе начинается с одного зонтика.

Один человек имел большой черный зонт, и если шел дождь, человек выходил наружу выгуливать свой зонт под дождем.

Зонт очень любил дождь, весь натянутый, с блестящими боками, и куда бы вокруг он не посмотрел, взгляд его встречал только зонты.

Это было, когда шли дожди.

В это дождливое время человек очень сильно привязался к своему зонту, а зонт также сильно привязался к человеку.

Дела Шэрда, капитана пиратов, пошли из рук вон плохо на всех известных морях. Порты Испании были для него закрыты; в Сан-Доминго его хорошо знали; жители Сиракуз подмигивали, когда он проходил мимо; два короля Сицилии за час до разговора с ним мрачнели и улыбались снова только через час после разговора; во всех столицах за его голову предлагалась огромная награда, и кругом висели его портреты — и все, как один, крайне нелестные! И Шэрд решил, что пришла пора раскрыть команде его тайну.

Роман американской писательницы Анджелы Картер (1940–1992) переносит читателя в загадочную, волшебную атмосферу цирковой жизни. Полуфантастический рассказ о приключениях главных героев – воздушной гимнастки Феверс и последовавшего за ней в турне по России конца XIX века журналиста Уолсера – выдержан в сочной, ироничной манере.

Чарующий мир циркового закулисья, роскошные покои великокняжеского дворца, затерявшаяся среди сибирских снегов тюрьма для женщин-мужеубийц – вот лишь некоторые из декораций, в которые автор помещает действие своего удивительного и при этом откровенно феминистского романа.

«…Он был достаточно дружелюбным, но… при этом словно носил вокруг себя личный вакуум: никто не знал, где он работает, где живет… На вид ему точно было больше сорока, а вот верхней границей могли быть все девяносто. Это делало его еще загадочнее. <…> Каким-то поразительным образом Макс умудрялся знать все».

[Владимир Галкин] рассказывает о себе: «Работаю патентным чиновником, а писал в стол, многие годы… Предлагать стал только недавно, когда потеплело. Пятьдесят три года мне… Печатался в парижском «Ковчеге» под псевдонимом Кирилл Сарнов, еще в 1978 году. Предложил рукопись книги в издательство «Столица», им понравилось, но ничего пока не известно».

— Врешь, не возьмешь… — скорготал Чапай, загребая левой рукой широкую уральскую волну. — Врешь, не возьмешь…

Дети любят клоунов. Но далеко не все — вы наверняка хоть раз да слышали от кого-то из ваших друзей, что он ужасно боялся клоунов в детстве.

Лена была таким ребенком. Когда ей было шесть, она узнала от подружек страшную историю про клоуна, который в полночь, когда все засыпают, выходит из темного шкафа.

Детские страшилки могут быть не законченными — дети пугают друг друга именно этим жутким клоуном, или любым другим персонажем, а не тем, что он может сделать. Невыразимые Ужасы, которые рисует, но не может осмыслить до конца детское воображение, не нуждаются в том, что бы их высказывали вслух. И бывает, что финал страшилки остается недосказанным. Но детям хватает этого, что бы испугаться.

Случилось это или в Китае, или в какой-то другой стране. Язычник жил себе в своей хате без всякого Бога, и даже иконы Бога в этой хате не было, и ничего не было. Христиане, болтавшиеся неподалеку, как только узнали об этом, взяли икону Бога и пошли устраивать демонстрации перед хатой язычника. Они размахивали Богом прямо у него перед глазами, закидывали окна камнями, скандировали и читали цитаты из книг Бога.

Язычник не то, что выйти из своей хаты, он даже делами не мог заниматься, и даже дети его не могли спать, а женщины нос не смели наружу высунуть.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мирча Элиаде

От Залмоксиса до Чингиз-хана

Глава 1. Даки и волки

РЕЛИГИОЗНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЭТНИЧЕСКИХ ИМЕН

Согласно Страбону, изначально даки назывались "daoi". Традиция, установленная Эзихиусом, сообщает, что "daos" - фригийское наименование "волка". П. Кречмер объяснил это слово, как производное от корня "dhau": "давить", "сжимать", "душить". Оттого же корня происходит имя лидийца Каидаулеса, имя фракийского бога войны Кандаона, илирийское "dhaunos" (полк), бог Даунус и др. Название города Даоус-дава, расположенного в Нижней Моэзии, между Дунаем и Aэмycoм, буквально означает "поселение волков".

Мирча Элиаде

Великан

Кукоанеша я помнил со старших классов лицея, но мы никогда не дружили. В Университете я и думать о нем забыл. Впрочем, слышал, что учится он в Политехническом. Спустя несколько лет мы случайно повстречались с ним в табачной лавочке, и он рассказал, что получил диплом и, нежданно-негаданно, очень хорошую работу, где-то в Трансильвании. С тех пор я больше ничего о нем не знал. И каково же было мое удивление, когда невыразимо грустными сумерками июля 1933 года я столкнулся с ним возле своего рабочего кабинета. Разумеется, я узнал его тут же, но мне показалось, что он сильно переменился, хотя, с другой стороны, пять-шесть лет, которые мы не виделись, подразумевали всяческие перемены.

Павел Элион

О том, как лисенок заболел

Тот день начался вполне обычно. Проснулись мама и папа лисенка, его сестричка. А наш рыжий друг не смог встать со своей кроватки. Он заболел. Представляешь, мой маленький читатель, как же он огорчился, - ведь сегодня он собирался пойти к своему другу медвежонку Медве.

К лежащему Фоксику подошла мама. Она сразу все поняла, лишь взглянув на своего любимого сына.

- Так, - ласково сказала мама, - сегодня ты будешь лежать, а я буду поить тебя клюквенным морсом, который нам прислала бабушка из деревни.

Павел Элион

Про поросенка, которого звали Хрюся

Здравствуй, дорогой мой читатель! Я хочу рассказать тебе об одном поросенке, которого звали Хрюся.

Дело было так. Однажды в детском садике, в который ходили уже известные тебе ребята-зверята, появился новенький. Его привели туда мама с папой. Новенький оказался симпатичным поросенком.

- Здравствуй, - сказал лисенок Фоксик.

- Привет, привет! - закричали другие ребята.