Детские стихи

Леонид Куликов

Детские стихи

БЕЛОЧКА-УМЕЛОЧКА

Под зеленою сосной

Вырос домик расписной,

И жила в нем белочка, ,

Белочка-умелочка.

Хорошо она жила:

Чай с орехами пила,

Вечером на лесенке

Распевала песенки.

Наша белка - мастерица:

Сшила кофточку лисице,

А зайчонку - тапочки

На четыре лапочки.

Медвежонку - распашонку

Всем бельчаткам - по перчаткам,

Другие книги автора Леонид Иванович Куликов

Вся история нашего советского государства есть история неустанной борьбы за мир. Одним из первых декретов молодого советского правительства был декрет о мире. Он был подписан В. И. Лениным в первые часы существования Советской власти.

Три с лишним десятилетия стоит, как несокрушимый утес, наш Советский Союз — оплот мира во всем мире. С надеждой и радостью смотрят на него простые, трудящиеся люди всех стран..

Борьба за мир — благороднейшая и важнейшая задача народов нашей страны. Эту задачу советские люди решают сейчас своим самоотверженным созидательным трудом. Чем мы лучше трудимся, чем больших успехов добиваемся в труде, тем больше у нас сил для того, чтобы отстоять мир. Это прекрасно понимаем мы, советские люди. Это отлично знают и понимают и наши друзья во всем мире. С каким восхищением и радостью, с каким чувством надежды и гордости следят за нашими трудовыми успехами трудящиеся стран народной демократии, да и буржуазных стран. Я это особенно остро почувствовал, когда был в Праге в качестве делегата Всемирного конгресса сторонников мира в апреле тысяча девятьсот сорок девятого года.

Нашему поколению выпало счастье жить в великую историческую эпоху, быть в рядах активных строителей коммунизма, принадлежать к великой партии единомышленников-коммунистов, являющейся ведущей и направляющей силой советского общества.

XIX съезд Коммунистической партии Советского Союза — событие всемирно-исторического значения. Съезд явился величественной демонстрацией нерушимого единства нашей партии, монолитной сплоченности ее рядов вокруг Ленинско-Сталинского Центрального Комитета, гениального вождя и учителя товарища Сталина.

О г н е в  Д м и т р и й  С е м е н о в и ч — агроном.

О г н е в а  Е л е н а  П а в л о в н а — агроном-семеновод и лаборант.

С а м о х и н  В а с и л и й  И в а н о в и ч — секретарь партийной организации совхоза.

М а к а р  Т р о ф и м о в и ч — секретарь обкома партии.

Х л е б н и к о в  А л е к с е й  И в а н о в и ч — директор совхоза.

Д о л г о п о л о в  Ф е р а п о н т  К о н с т а н т и н о в и ч — инженер-механизатор.

Писатели Российской Федерации готовятся к Первому Учредительному съезду. На конференциях в областях и краях идет большой разговор о том, чтобы литераторы смелее вторгались в жизнь, живописали своих замечательных современников, повышали мастерство.

«Правда» в одной из передовых статей писала:

«Для писателя-патриота нет более высокого призвания, чем жить в своем творчестве делами и жизнью народа, его интересами, думами, надеждами».

В настоящем сборнике печатаются лучшие стихи молодых поэтов Челябинска, Магнитогорска, Златоуста, Миасса, Троицка, Кыштыма. Авторы стихов — Ф. Астафьев, Б. Балабанов, Е. Манько — студенты. Вл. Колчин — техник машиностроительного завода им. Ленина, А. Круглов — служащий Челябэнерго, В. Павелин — техник-горняк. В. Оглоблин, Виктор Колчин, А. Коломиец, Н. Романов — журналисты, А. Головин — учитель, Л. Чернышев — политработник, В. Щербаков — работник радиовещания.

В этом сборнике напечатаны стихи поэтов Южного Урала, объединенные общей темой борьбы за мир.

«Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя.

То, как зверь, она завоет,

То заплачет, как дитя…»

Чуть скрипит над зыбкой очеп,
Да жужжит веретено,
Злая вьюга будто хочет
Влезть в избу через окно.

«…То по кровле обветшалой

Вдруг соломой зашумит,

То, как путник запоздалый,

К нам в окошко застучит».

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Борис Викторович Шергин

Иван Рядник говаривал

Дела и уменья, которые тебе в обычай, не меняй на какое-нибудь другое, хотя бы то, - другое, казалось тебе более выгодным.

В какой дружине ты укаменился, в той и пребывай, хотя бы в другом месте казалось тебе легче и люди там лучше.

Пускай те люди, с которыми ты живешь, тебе не по нраву, но ты их знаешь и усвоил поведенье с каждым.

А с хорошими людьми не будет ли тебе в сто раз труднее?

Борис Викторович Шергин

Новоземельское знание

Отец мой всю жизнь плавал на судах по Северному океану. Товарищи у него были тоже моряки, опытные и знающие. Особенно хорошо помню я Пафнутия Осиповича Анкудинова. Он был уже стар. Когда собирался в гости, концы своей длинной седой бороды прятал за жилет.

Бывало, я спрошу его:

- Дедушко Пафнутий, вам сколько лет? Он неизменно отвечал:

- Сто лет в субботу.

Отца моего Пафнутий Осипович иногда называл "Витька" или "Викторко".. Я и пеняю отцу:

Борис Викторович Шергин

Общая казна

Был дружинник - весь доход и пай клал в дружину, в общую казну. И некогда пришло на ум: "Стану откладывать на черный день. А то вклады у нас неравные, мне не больше людей надо".

Стал. давать в общую казну, равняясь по маломочным,

Бывало, когда он все отдавал, дак и люди ему все отдавали. А он отскочил от людей, и люди не столь его жалеют.

Однажды не пошел на ловы: "С меня запасу хватит" Захворал. И бывало, как он неможет, двое при нем останутся - знают его простертую руку. А теперь никто не остался.

Борис Викторович Шергин

Понятие об учтивости

Деревня Лодьма славна была изготовлением изящных корабельных моделей. Здесь подолгу живал Маркел Ушаков.

...Царский чиновник едет мимо ряда лодемских крестьян, сидящих на бревнах.

- Эй, борода! - кричит чиновник.

Все с бородами,- усмехнулись крестьяне.

- Кто у вас тут мастер? - сердится чиновник.

-Все мастера, кто у чего, - отвечают крестьяне.

-Я желаю купить здешнюю игрушку - кораблик!

Борис Викторович Шергин

Пуговка

...К нам на завод приезжает Ленин. Мне кричат: "Наторова, ты примешь пальто..." В клубе жарко. Ленин стал говорить, скинул пальто на стул. Я схватила - да в гардеробную. Вижу, у левой полы средней пуговицы нет. Я от своего жакета оторвала да на ленинское пальто и пришила толстым номером, чтобы надолго: Он уехал, не заметил. А пуговка немножко не такая... И так мне это лестно, а никому не открываю свой секрет.

Герои «Вафельного сердца» Лена и Трилле из бухты Щепки-Матильды подросли – им уже по двенадцать лет, а в этом возрасте все непросто. Дед Трилле стареет, неподалеку поселяется девочка-иностранка, а новый тренер футбольной команды изводит Лену придирками и держит на скамейке запасных. Друзья по-прежнему пускаются в невероятные авантюры, ссорятся и мирятся, ведут разговоры о пустяках и о важном. Год им предстоит нелегкий, он принесет любовь и ревность, страх смерти и отчаяние, мужество в трудную минуту и стойкость на пути к цели. Остроумная и трогательная повесть, как и предыдущие книжки Марии Парр, читается на одном дыхании: вместе с героями мы смеемся и плачем – и верим каждому слову. Для младшего и среднего школьного возраста.

Пятнадцатилетняя Эйверин потеряла все в один день – дом, родителей, спокойную жизнь. У нее не осталось ничего, кроме цели найти родителей. И она точно знает: разгадка находится в доме властительницы города, госпожи Полночь.

Тюльпинс, которому исполнилось шестнадцать, тоже потерял все в один миг. Его единственный способ остаться в живых – поступить в услужение к госпоже Полночь.

Что ждет Эйверин и Тюльпинса в этом таинственном доме? И почему они были так нужны госпоже Полуночи?

Над Санпеттерийским материком нависла угроза страшной войны: в мир рвутся Тени, сея ужас и смерть, предвещая приход Нечистого. Мало кто способен противостоять им – разве что монахи и ведуньи. Бран, послушник из храма в маленькой деревне, вынужден отправиться с ведуньей Лигией по следам таинственного черного монаха. Но так как между монахами и ведуньями множество разногласий, то у Нечистого и его Теней вполне есть шанс…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Николай Куликов

Космос зовет

Тяжело ступая, Риэл прошел мимо огромных красно-оранжевых статуй, изъеденных временем. Эти статуи изваяли предки Риэла, тысячелетия тому назад прилетевшие на Венеру. С тех пор и стоят они перед зданием Великого Совета, огромные, величественные, даже чуть пугающие. Правая аллегорически изображает Марс, левая - Солнце. Между ними ступени из такого же красного камня, ведущие к огромным черно-золотым воротам.

Николай КУЛИКОВ

Л Ю Д И

С

Ю Ж Н О Г О

К Р Е С Т А

- Как же мы будем с ними разговаривать? - спросила Белла. - С помощью вот этих штук, - ответил Валерка, прикрепив себе к виску черную коробочку. - Теперь я знаю все языки Вселенной. Обыкновенное кибернетическое устройство, между прочим, их изобретение. В этот момент автобус так тряхнуло, что Валерка вынужден был замолчать. - Ну, а что же будем мы делать? - снова спросила Белла. - Как что? Показывать планету. Автобус вторично тряхнуло. - Вот черт! Ну и дорога, - выругался Валерка, но автобус уже свернул на прямое шоссе. До кордона ехать пришлось очень медленно, в плотном потоке автомашин. У кордона туристов отсеяли, и только микроавтобус гордо поехал дальше. - Приехали, - сказал Валерка, вставая. - Где? - Вот, - Валерка показал на многоэтажное здание, сверкающее на солнце стеклом. - Вот здесь и живут пришельцы из иного мира. Один из пришельцев стоял на лестнице и с наслаждением втягивал в себя свежий степной воздух. - Привет, - коротко бросил ему Валерка. - Здравствуй, - ответил пришелец, отвешивая церемонный поклон Белле. - Это - Белла, а это - Ркеор, - сказал Валерка. Белла протянула руку Ркеору, а он вначале не понял жеста, отпрянул, потом что-то вспомнил и пожал крошечную ручку Беллы. - Вот этому человеку мы и будем показывать планету. - Сначала составим план, - сказала Белла. - План? Зачем нам нужен план? Положимся на волю случая, так будет интереснее, - сказал Валерка. Ркеор улыбнулся и посмотрел на них. - Итак, что же, план или случай? - спросил Валерка. - Давай случай, - ответил Ркеор. - Порядок, - обрадовался Валерка и вызывающе посмотрел на Беллу. Она молчала. - Подождите меня здесь. Я сейчас приду, - Ркеор быстро сбежал по ступенькам и скрылся в глубине здания. Валерка постучал пальцем по пластмассовым перилам, носком ботинка попробовал отколоть кусочек от гранитной ступени, а Ркеора все еще не было. Наконец он вышел, одетый в черный матовый костюм и черные блестящие ботинки. - Все понятно: мы собираемся странствовать по планете инкогнито. Так, конечно, мы лучше увидим жизнь. Но в таком виде можно идти и на прием к королеве Англии, - сказал Валерка Ркеору. - А что? - обеспокоенно спросил Ркеор. - Ничего. Можете садиться в микроавтобус, сэр. Автобус снова дернулся и покатился по шоссе. - Куда? - спросил Валерка. - В город. Белла шепотом сказала Валерке: - Я тебя не понимаю, как ты можешь так разговаривать с ним? Ведь он же не Витька из третьей лаборатории! - А что? Хотя он работает в своем звездолете не в третьей, а в одиннадцатой лаборатории, но, честное слово, это не меняет дела. - Боже мой! Ведь он же прилетел с другой планеты... - И ты думаешь, что ему до сих пор не осточертело торчать на дипломатических приемах и видеть натянутые, сжатые в маску лица? - Что такое "боже мой"? - вдруг спросил Ркеор. Белла покраснела: Ркеор все слышал. Валерка остался невозмутим: - "Боже мой" - это бессмысленное восклицание. Оно вошло в язык из религии. Ркеор снова повернулся к окну - приближался город. ...Ркеор постигал ступени развития земной архитектуры, а Белла, уткнувшись в стекло, разжигала в себе ненависть к Валерке. Она сильно обиделась на него. - Может быть, Валерик, мы прекратим лекцию и покажем Ркеору жизнь планеты? - Что ты понимаешь в архитектуре! - ответил Валерка. - А жизнь планеты? Ну, жизнь планеты яснее всего видна на вокзалах. В этот момент удар грома заложил Белле уши, сверкнула молния, и хлынул ливень. - Дождь, - сказал Валерка. - Город всего интереснее во время дождя, если конечно, ты сам останешься сух. Он остановил автобус и открыл дверцу сильно промокшим парням. - Старик! - сказал один из них, влезая в автобус. - До института Астрофизики подкинешь? - Пожалуйста, - Валерка радушно указал на пустые места. Астрофизики уселись на задних скамьях; вода текла с них, тоненькими струйками ползла по стенкам автобуса и собиралась на полу. - После такой бани мне снова придется красить автобус, - с сокрушением сказал Валерка. Один из астрофизиков постучал по стенке автобуса и ответил: - Достаточно нескольких миллионных грамма технеция и эта штука никогда не заржавеет. - Будет весело, если весь мировой запас технеция уйдет на автобусы, возразил Валерка. - В звездах спектрального класса содержится огромное количество технеция, - сказал Ркеор. - Ну, еще не доказано, - вспыхнул астрофизик, - эти данные - результат анализов, которые можно поставить под сомнение. - Под сомнение тут ставить нечего, - спокойно сказал второй астрофизик. Да, высокое содержание технеция согласуется и с теорией эволюции звезд. Хотя, может быть, ты ставишь под сомнение и ее? - А если? - Тогда как же ты объяснишь вспышки сверхновых звезд? - При этих словах Валерка круто повернулся к астрофизикам. Если бы кто-нибудь из них встретился с ним взглядом... Но этого не случилось. - Так как же все-таки ты объяснишь вспышки сверхновых? - продолжал астрофизик. - Например, что ты скажешь о сверхновой, что недавно вспыхнула в созвездии Южного Креста? - Координаты! Координаты звезды? - быстро спросил Ркеор. Астрофизик удивленно посмотрел на Ркеора, но ответил. И вдруг понял, что еще мгновение - и Валерка бросится на него. Лицо водителя было страшно. - Почему я не знал об этом? - голос Ркеора был очень тих. Тонкая кожа на его лице посерела. - Мы думали, чем позднее ты узнаешь, тем будет лучше. Хотели тебя подготовить, - ответил Валерка. Астрофизики смотрели на них, ничего не понимая. - Это Ркеор с Южного Креста, - объяснила Белла. - У меня нет родины... Кончился дождь и из-за тучи выглянуло желтое солнце. Оно было маленьким и круглым.

Куликов В.В., Гаврилов Д.А.

Универсальный Язык или ШАГ ЗА ГОРИЗОНТ

1. Наука и средневековая церковь. Право на истину

2. Новые тенденции или 'хорошо забытые' традиции

3. От революции в науке к эволюции духа

4. Универсальный язык-транслятор диал

5. Информационное Общество

6. Встреча с Высшим Разумом

ПРИЛОЖЕНИЕ

К ВОПРОСУ О НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКЕ

1. Наука и средневековая церковь. Право на истину

Валентин Куликов

ХОЧУ В МИР ИНОЙ

(из цикла "Грядущее Завтра")

Иди один и исцеляй слепых,

Чтобы узнать в тяжелый час сомненья

Учеников злорадное глумленье

И равнодушие толпы... (А.Ахматова)

Солнце слепило сквозь слипшиеся веки. Голова разламывалась от тупой непереносимой боли.

Смутные видения набегали волнами, оставляя за собой спутанные клубки мыслей.

Я чужой в этом мире. Иду на свет, презирая тьму. Хочу видеть мир прекрасным, полным любви и повсюду чувствовать локоть друга. Хочу верить в людей и твердо знать, что тебе помогут в беде. Хочу чтобы меня понимали и поддержали даже тогда, когда понять не в силах. Хочу всего себя, без остатка отдать счастью этих людей, счастью быть с ними вместе. Хочу вопреки всему, вопреки всей вашей логике и здравому смыслу. Вопреки всей пошлости жизни...