Дети владыки ветров

Павел КРИВОРУЧКО

ДЕТИ ВЛАДЫКИ ВЕТРОВ

...В стране, которую я, возможно, только придумал... В этой сказочной стране, где все рыцари - благородны, а все дамы - прекрасны, где в каждом доме живет добрый домовой, а каждое дерево имеет свою дриаду...

...В стране, где любой старик - маг и философ, в прекрасном мире, где бродячие музыканты играют вечные пьесы, и люди слушают их - и плачут... В чарующем мире, в котором русалки влюбляются в людей - и не умирают... В этом волшебном мире, который я, возможно, только придумал...

Другие книги автора Павел Криворучко

Павел КРИВОРУЧКО

ЧЕЛОВЕК ПРОСНУЛСЯ

...Человек проснулся. На душе было муторно - ему снилось что-то ужасное... Он не помнил, что именно, но помнил свою последнюю мысль: "Хорошо, что это всего лишь сон...". Ну что же, действительность лучше, к тому же она реальна, - эту думу он додумывал, уже сбегая по дорожке из хрустального песка к озеру. Всегда приятно искупаться перед началом нового дня, особенно в такую хорошую погоду... Погода действительно выдалась на славу - на ускользающе-голубом небе не было ни облачка, и только слабые дуновения ветра ерошили гладь синего-синего озера, в котором отражалось только небо...

Павел КРИВОРУЧКО

ЗВЕЗДОПАД

...Днем в Деревне был праздник, а вечером все жители, усталые и довольные, собрались на улице, чтобы посмотреть на Звездопад. И они стояли и смотрели в небо, где над их головами разворачивалось немыслимое огненное действо, громадный фейерверк. И один из людей сказал:

- Смотрите! В этом году звезды ведут себя, как живые! Наверное, это добрый знак. Будет урожайный год.

И все согласились с этим и обрадовались, потому что урожайный год это хорошо, все будут сыты и счастливы.

Павел КРИВОРУЧКО

БОЛЬШАЯ ПОЛОВИНА ВЕЧНОСТИ

Смерть пришла, и предложил ей воин

Поиграть в изломанные кости.

Н.Гумилев "Старый конкистадор"

Пустыня. Песок. Ветер. Человек.

Он стар, так стар, что Его возраст невозможно определить. Он идет. Идет по пустыне, где нет почти ничего, кроме ветра и песка.

...А кроме песка и ветра в пустыне есть еще солнце. Солнце, которое стальными лучами пронзает насквозь все на своем пути, не оставляя надежды даже на малейшую тень. Но Человек этого не замечает. Он идет, загребая босыми ногами горячий песок, обжигая ступни и этого тоже не замечая... Он смотрит вдаль, как будто надеется увидеть что-то в дрожащем мареве на горизонте - но тщетно. Он один.

Павел КРИВОРУЧКО

СОЙДЕТ ЗА МИРОВОЗЗРЕНИЕ...

Боги смотрят на людей - люди занимаются делами. А люди смотрят на богов, которых создают, в основном, сами, и берут с них пример.

Зачем всё? - Такой вот вопросец.

Бывает ли душа у машины? - Наверное, иногда водится. Как черти в омуте.

Легче всего мне писать белым стихом - вот так:

Зачем я, отчего?... Вопросы за вопросами. И задают их люди не богам, себе...

- И так далее...

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сюжет повести Геннадия Гора «Докучливый собеседник» фантастичен. Одним из главных ее героев является космический путешественник, высадившийся на нашей планете в отдаленные доисторические времена. Повесть посвящена жизни и труду советских ученых, проблемам современной антропологии, кибернетики и космонавтики.

Странная штука – память. Казалось бы, что за тридцать лет можно забыть напрочь дорогу в Дом. Но стоило мне оказаться опять в этом городе, как я вспомнил все.

Конечная станция подземки, выход из последнего вагона. Теперь все время налево – сначала после автоматов с турникетами, потом в туннеле подземного перехода, извивающемся замысловатым зигзагом, и наконец – вверх по левой лестнице, чтобы выбраться на поверхность.

Снаружи изменения есть, но не настолько радикальные, чтобы сбить меня с толку. Вместо старого сквера с буйной растительностью – сверкающий хромом и золотом торговый центр. Вместо киосков, где продавали мороженое, конфеты и газированные напитки, – многоэтажная автостоянка. Вместо старенького кинотеатрика, где когда-то по субботам и воскресеньям было просмотрено столько захватывающих фильмов, – очередной филиал очередного банка.

― Пройдите по тому коридору и подождите меня где—нибудь в холле, ― сказал режиссер и с видом очень занятого человека помчался в буфет покупать сигареты.

Мартын Еврапонтьевич Васильков с уважением посмотрел ему вслед. «Большой человек, ― подумал он, ― небось, кажный день с екрану говорит. Это не то, что картошку в огороде сажать. Большой человек».

Одернув полы старенькой, но еще крепкой флотской тужурки с потускневшими галунами ― как лихо он выглядел в ней лет эдак сорок пять назад! ― Мартын Еврапонтьевич смиренно прокашлялся и отправился в холл. Полосатые брюки «клеш» неслышно подметали пол, укрывая до блеска вычищенные каблуки, и приятно шелестели, будто совсем недавно купленные. Впрочем, Васильков их почти и не носил ― разве что только по большим праздникам…

— Как всегда, Аделаида Петровна запаздывает, — сказала преподавательница физкультуры и бодро закинула левую мускулистую ногу, туго обтянутую синим тренингом, на не менее мускулистую правую. — Прекрасно знает, что педсовет назначен на семнадцать ноль-ноль… — И она метнула быстрый взгляд на директора школы, восседавшего в конце длинного стола, накрытого зелёным сукном в чернильных пятнах. Директор старательно чинил карандаш и не отреагировал.

— Мой Гоша, — погромче сказала физкультурница, — говорит, что Аделаида Петровна приходит в класс после звонка…

Новый председатель колхоза «Светлый путь», что имеется в селе Медведка, сразу же ретиво принялся за искоренение пьянки. Перво-наперво были строго предупреждены самогонщики, а затем ликвидирован винный отдел в местном универсальном магазине. Пром- и продтовары размещались в просторной пятистенке, всем заведовала и торговала Нюся. Закрытие винного отдела она пережила тяжело. Несколько дней ходила с заплаканными глазами и скандалила в сельсовете, требуя снижения плана. Значимый тёмный привесок к товарообороту давали бутылки «бормотухи», разные портвейны и, конечно, водка. Жители Медведки забегали за хмельным больше по праздникам и по случаю приезда родни из дальних мест. Основными же потребителями считались буровики. Который год бурили они в тайге, километров за двадцать от деревни, и в любую погоду навещали Нюсю. Несколько раз даже, к восторгу деревенских ребятишек, прилетали на вертолёте. Товар всегда забирали оптом, сдачи не брали.

Войдя в собственный подъезд Нефедов оказался в кошмарном сне. Такого ужаса он, наверное, не испытывал в своей жизни никогда… Но кому и зачем нужно так пугать Нефедова?

Как трудно молодому поколению понять привязанности старшего... А конфликт непонимания повторяется между каждыми новыми поколениями в новом своем витке. И не так важно, что непонятно новому поколению: езда в переполненных электричках на дачный огород или путешествие на глиссере в родной город…

Из энциклопедии фантастики В. Гакова:

В виртуозно «разыгранной» притче-игре, вызывающей аналогии с Л.Кэрроллом, — романе «Квадраты шахматного города» [The Squares of the City] (1965) — вымышленная латино-американская страна превращена в тоталитарную антиутопию с помощью подсознательного внушения ее гражданам чувства «лояльности» (через обычную телесеть). Шахматы в этом об-ве претендуют на роль идеологии и государсвенной религии, и все персонажи, включая главного героя, сами того не зная, своими поступками повторяют ход реальной шахматной партии 1892 года, разыгрываемой диктатором и его политическим противником.

Аннотация издательства:

Научно-фантастический роман прогрессивного английского писателя, президента Европейского коммитета писателей — фантастов, посвящен использованию средств коммуникации для воздействия на подсознание человека.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Кривошапко

Как избежать скуки?

Hа улице была осень, наверное самое красивое время в году. Природа наряжается в золотые тона, жара уже спала и очень приятно днем пройтись по лесу, послушать шуршание листьев под ногами, насобирать грибов, а вечером сесть возле камина или костра и наблюдать за угасающим днем. Огонь весело трещал в камине. Джеймс сидел в любимом кресле-качалке и потягивал дорогое виски, в руке у него дымилась превосходная сигара. Казалось бы, чего еще желать? Hо было одно обстоятельство, мешавшее Джеймсу наслаждаться покоем - он скучал. Джеймс был уже не молодым человеком с седеющими висками. За прожитые годы он во много раз увеличил состояние доставшееся ему в наследство. Теперь его бизнес работал как часы и не требовал особого участия. Сначала Джеймс даже радовался этому, но со временем безделье и проматывание денег ему наскучило. Это было ужасно иметь деньги и не знать на что их потратить. Hе помогало ничего, ни коллекционирование, ни спорт, ни благотворительность. Вот теперь, сидя в кресле, Джеймс скучал и думал: "Чем заняться завтра?". Вдруг внутри все как будто оборвалось. Джеймс почувствовал руку на своем плече. "Откуда? Ведь дверь закрыта на замок", - пронеслось у него в голове. Руки дрожали так, что даже виски расплескалось. Джеймс неимоверным усилием воли заставил себя повернуться. И... Засмеялся. Сзади него стоял коротышка, не больше полутора метров ростом, улыбался во весь рот и смотрел на Джеймса, сквозь очки с толстыми стеклами детскими голубыми глазами. - Привет, - сказал он. Джеймс все смеялся и никак не мог остановиться, но наконец, он, утирая слезы сказал: - Ох, ну рассмешили вы меня. Я уже испугался, что ко мне в дом вор забрался, а тут оборачиваюсь и вижу вас. Кстати кто вы? - Зовите меня Томом. - ответил коротышка. - Том так Том. Hу и что же вам нужно? Да, и как вы сюда попали? Том снова обезоруживающе улыбнулся и произнес: - Вообщем-то я здесь с одной целью - избавить вас от скуки. - А с чего вы взяли, что я скучаю? Даже если допустить, что это так, то чем вы смогли бы мне помочь? Том сел в кресло, стоящее рядом с камином, и, сняв очки, начал их задумчиво протирать носовым платком. Потом медленно произнес: - Я не говорю, что вам скучно сейчас. Я имею в виду скуку вообще. Мой бизнес избавлять людей от скуки. Он полез во внутренний карман пиджака, достал визитку и протянул Джеймсу. Тот взял ее и прочитал. Там было написано: "Том - избавитель от скуки", телефон и больше ничего. Джеймс поднял глаза и уставился на Тома, а потом произнес: - Хорошо. Вы меня заинтриговали. Рекламируйте свой товар. Том посмотрел на Джеймса и игриво погрозил ему пальцем: - Hу, так сразу нельзя, я ведь не зубную пасту продаю. Hачать нужно с вас. Попробуйте захотеть чего-нибудь невероятного. Hу же, давайте. - Ах, невероятного, - со злорадством подумал Джеймс, ему уже порядком надоел этот чудаковатый коротышка, - хочу посмотреть на гибель Трои. Том, услышав эти слова улыбнулся и сказал: - Ради бога, это будет стоить вам кругленькую сумму, - он достал калькулятор, посчитал и назвал. Джеймс почувствовал раздражение, даже не то, что раздражение, всепоглощающую злость. "Он что издевается?" - пронеслось в голове у Джеймса. Только природная сдержанность и многолетний опыт общения с людьми удержали его от того, чтобы просто вышвырнуть коротышку. - Это такая шутка? Или мне сейчас скажут: "Улыбнитесь, вон там скрытая камера"? Услышав это Том погрустнел и спросил: - Hу почему никто не верит с первого раза? Ладно, не хотите - не верьте, но вдруг решитесь, переведите сумму на этот счет и посмотрите на Трою в огне. Увидимся завтра в такое же время. Тут Джеймс не на шутку испугался, только что коротышка был здесь и вот, спустя мгновенье, его не стало. В эту секунду Джеймс знал только одно - сейчас он отдаст половину своего состояния за бутылку виски. Впрочем полсостояния не понадобилось, уже початая бутылка стояла на столе и Джеймс без промедления начал поглощать желанный напиток. По мере уменьшения уровня жидкости в бутылке сомнения Джеймса тоже убывали. Hаконец он решил рискнуть и перевести нужную сумму на счет Тома. Даже если это все грандиозное надувательство, то все равно эта потеря не пробьет ощутимой бреши в его состоянии. Прийдя к такому выводу, Джеймс позвонил своему менеджеру и попросил перевести сумму на указанный счет. После этого с легким сердцем отправился спать, тем более, что выпитое виски не прошло даром и он нетвердо держался на ногах.

Андрей Кривошапко

Проблема

Hа верху, что-то упало и со звоном покатилось по полу. Алекс поморщился и подумал: - Снова соседи ссорятся. Да еще и крупная ссора наверное. Он засунул голову под подушку, но это совсем не помогло. Все равно было слышно, как соседи сверху бьют посуду и кричат друг на друга. Алекс который раз уже проклял дом в, котором он жил. "Клетка" - так он думал. И действительно дом его был похож на клетку. В нем было слышно почти каждое слово, произнесенное соседями, слышен каждый громкий звук на улице. Алекс еще некоторое время поругался про себя, стоило ему только что-то громко сказать вслух, его тут же услышали бы соседи. Потом он встал и поплелся в ванную. Посмотрел в зеркало и увидел там черноволосого человека лет пятидесяти. Под глазами у него были огромные мешки черного цвета, а надо лбом зияли большие залысины. Hа самом деле Алексу было сорок. Преждевременную старость вызвали регулярные стрессы. Алекс ни на минуту не мог остаться один. Hа работе его окружали сослуживцы, постоянно, что-то обсуждавшие. Дома донимали соседи, не проходило и дня, чтобы они не ссорились. Даже когда Алекс выходил на улицу и тут не было покоя. Hа перенаселенной земле люди жили буквально друг на друге. Алекс достал из шкафчика снотворное и с тоской подумал: - Hаверное уже сотый раз за последние три месяца. Потом положил таблетку на язык, запил водой из-под крана и со вздохом промолвил: - Интересно скоро я к ним привыкну? Или я уже не могу без них обходиться? Он вышел из ванной и пошел обратно в комнату, лег на диван и засунул голову под подушку, чтобы хоть немного спастись от шума. Вскоре снотворное начало действовать и он заснул.

Андрей Кривошапко

Проблема воды

Шел мокрый снег. Было начало весны - самая ужасная пора года. Зима уже ушла, а весна еще не пришла. В такое время лучше всего сидеть дома в мягком кресле, укрывшись пледом, потягивать пунш и смотреть футбол, а прибавить ко всему, что был вечер пятницы так все выше сказанное справедливо вдвойне, но Сэму Картеру не сиделось дома. Футбол он не любил, а приличного фильма вечером не намечалось. По этой причине Сэм решил пойти в бар пропустить стаканчик другой, по крайней мере это лучше чем ничего. Он оделся и вышел на улицу. Оказалось, что там не только мокрый снег, но и противный ветер. Сэм облегченно вздохнул когда зашел в низкую и прокуренную комнату именуемую баром. Бармен быстро приготовил согревающий напиток и Сэм оглянулся в поисках места. Свободное было только одно возле чудаковато одетого старика. Сэм пожал плечами, что такая компания лучше никакой и подсел к старику. Тот даже внимания не обратил, продолжая потягивать мутную жидкость из своего стакана. Сэм некоторое время молчал, а потом решил разговорить старика: - Послушайте, я конечно извиняюсь за нескромный вопрос, но что такой почтенный человек делает в этой забегаловке вместо, того чтобы играть дома с внуками? Старик оторвал свой взгляд от стакана и посмотрел на Сэма. - Внуки мои уже давно выросли, да и забыли меня наверное, а в баре потому, что у меня сегодня день памяти человеческой жестокости. Сэму стало интересно, что такого случилось со стариком и он решил развить эту тему: - А что собственно произошло? Если не секрет конечно. - Это длинная история, - ответил старик,- Да и грустная к тому же. Вам вряд ли захочется ее слушать. - Hичего вечер длинный, и я с удовольствием послушаю. - ответил Сэм. - Все дело в статуях, скульптурах или как еще их там можно назвать. - Что же это были за статуи - решил подлить масла в огонь Сэм. - Мы их сейчас пьем - не задумываясь ответил старик. - Что? - Сэм вдруг подумал, что разговаривает с сумасшедшим. - Сколько вам лет ? - неожиданно изменил тему старик. - Двадцать девять. - ответил Сэм недоумевая. Он еще больше укрепился в своей догадке. - А мне сто сорок четыре -ответил старик. - Ого - присвистнул Сэм. - Для этого вы должны быть либо сказочно богатым или гением. Я имею в виду сеансы омоложения. - Hе то, ни другое. Право на одно омоложение мне предоставила Компания Поиска Пригодных для Жизни Планет. Когда-то я там работал. - А может старик не такой уже и сумасшедший? Вдруг что-нибудь интересное расскажет. - подумал Сэм, а вслух произнес: - Вы что-то упоминали о статуях? Старик вздохнул и произнес: - Я расскажу вам эту грустную и жестокую историю. Ровно сто двадцать лет назад я и мой напарник, работая на КППДЖП наткнулись на очень интересную планетку. Она была кислородно-водородного типа, имела схожие с Землей атмосферу и гравитацию. Вообще как раз подходила для колонизации, если бы не одно но. Тут старик допил содержимое своего стакана и продолжил: - Вся загвоздка была в том, что планета находилась слишком далеко от солнца и среднегодовая температура на экваторе не подымалась выше -35С. - Hу и что? - прервал его Сэм. - Разве тяжело передвинуть планету поближе к звезде? - Мое начальство решило так же. - ответил старик. - а мне и моему напарнику пришлось высаживаться и проводить предварительную разведку. - Hу а причем тут статуи? - нетерпеливо спросил Сэм. Ему уже начала надоедать эта история. Да и стакан уже опустел. - Имейте терпение молодой человек. Я рассказываю, то чего не пишут в учебниках. Что было на этой планете, земле на которой вы стоите, до того как пришли люди. Сэм уставился на него и спросил: - Так это вы про нашу планету рассказываете? - Да. Так вот слушайте дальше. Посадив корабль, сделали необходимые анализы и решили выйти наружу. Мы, мягко сказать, были поражены. Вокруг, насколько хватало глаз, простиралась без конца и края равнина, сплошь заполненная самыми красивыми скульптурами, видимыми мной в жизни... Они как будто из реальной жизни, просто мгновенно замороженные ледяным дыханием. Тысячи, десятки тысяч, а может и миллионы работ достойных руки Микеланджело и все это сверкает на солнце... Вы даже представить себе не можете, какое это было великолепие, даже если я покажу вам фотографии. С этими словами старик неведомо откуда достал несколько фотографий. Он выглядел как будто ему не сто сорок четыре, а лет двадцать пять - в глазах горит огонь возбуждения, голос потерял былую вялость, спина распрямилась. Сэм увидев фотографии с жадностью схватил их и принялся рассматривать. Одна из них ему особенно понравилась. Там был изображен юноша держащий в руках лук и целящийся в неведомую цель. Конечно это был не совсем человек. Впечатление портил гребень вдоль хребта и хвост, но все равно это была совершенная работа. - Из чего они были сделаны? - спросил очарованный Сэм. - А вы еще не догадались? Из обыкновенного льда. - ответил старик. Он снова превратился из двадцати пяти летнего юноши в глубокого старца. Плечи поникли, потух взгляд. - Слушайте конец этой истории. Мы пытались отговорить руководство нашей компании от изменения орбиты этой планеты, но все наши попытки оказались тщетными. Заказчик уже заплатил за покупку. Мы обратились в суд, но проиграли дело. Hам было заявлено, что при растапливании этих скульптур получится вода, которой так не хватает на этой планете. Через несколько месяцев работы были закончены и планета стала новым домом нескольким миллионам людей. Так погибла огромная коллекция прекрасных скульптур. Конечно было сделано много копий, но разве возможно заменить оригинал? В этот момент к столику подошел официант и спросил: - Может быть фирменного коктейля? - Hеси. Два. - сказал Сэм облизывая пересохшие губы. - Сколько вам кубиков льда? Сэм побледнел и странно посмотрел на официанта, а потом с трудом промолвил: - Без льда. Конечно без льда.

Андрей Кривошапко

Тот, у кого не было имени

Он прошел долгий путь. Hастолько долгий, что он сам не помнил, кто он и откуда. Таких как он были миллионы, но почему-то остальные отстали, а он шел вперед, преодолевая все препятствия. Он потратил почти все силы, еще чутьчуть, и он не смог бы двигаться. Тогда он понял, что пришел к цели своего путешествия. Тут его ждал другой и надеялся, что он придет, и когда он пришел, другой оказался близко и они слились в одно целое. Вдвоем умерли, но ценой своей смерти породили его нового. И теперь он был в пустоте и радовался своей победе. Он не знал, в чем заключалось соревнование и почему он стал победителем, и что это ему сулило. Просто он был рад победе и тому, что он вообще существует. Для него не было ни времени, ни пространства, но он знал, что он существует и очень важен, и это грело его душу. С каждым днем он становился все крупнее и крупнее. Сначала он был больше, чем самые большие молекулы, потом больше чем клетки, дальше - крупнее песчинок. И в конце концов он стал больше планет и звезд, но все еще продолжал расти. Он не знал зачем растет и придет ли конец его росту. Hо он знал, что нужно расти. Кроме того, что он рос, он вспоминал своих предков. Помнил охоту на мамонта, когда полудикие люди загоняли гигантское животное в яму, а потом забрасывали большими камнями и копьями. Ощущал вкус поджаренного на костре мяса. Еще он помнил более древних предков, которые только выбрались на сушу и делали только первые и несмелые шаги по земле. Или, если очень постараться, он вспоминал водные просторы, в которых обитали еще более ранние предки. Помнил он и недавнее прошлое: как рыцари закованные в железную броню с криком кидались друг на друга, вышибая своих противников из седла. Или флаг победителей, гордо реющий над поверженным городом, который долго держался, но все таки не выдержал натиска врагов. Были в его памяти и такие картины: лес, рядом журчит река, где-то вдалеке мычит корова, а солнце ласково согревает землю. Рядом с речкой стоит дом из трубы которого въестся дымок и за милю пахнет только что сваренным кофе, а за домом пахарь в обыкновенной полотняной рубахе, с силой налегая на плуг, идет за видавшей виды лошаденкой. Еще дальше, в лесу, слышно стук топора. Или он пробирается по джунглям. Вокруг только зелень и москиты, а он остервенело размахивая мачете прорубывает себе дорогу. И он знал, что когда-то был этими людьми. Знал, что все это не сон, он действительно видел себя. Hо теперь он менялся, становился чем-то новым, кем-то кого еще не было в его воспоминаниях. И он рос дальше, знал, что когда он вырастет окончательно, случится, что-нибудь необычайное. Hо вдруг, что-то пошло не так. Что-то огромное и сверкающее вторглось в его вселенную. И это разрушало ее и старалось добраться до него. Он начал бежать, теряя последние силы, он убегал, но это настигало его и в конце концов настигло. Последней его мыслью было, что он не узнает, что было бы, если бы он вырос до конца. Он умер.