Дети ночи: Печать Феникса

В Москву, где вампирша Алекса является Магистром Города, возвращается ее подруга - Лазель. Что сулит это возвращение? Ведь их отношения не вписываются в рамки простой дружбы, и как на это посмотрит Сергей - возлюбленный Алексы. Но эта проблема - наименьшее, с чем придется столкнуться им троим. А все потому, что в Москву с визитом прибывает древний и могущественный глава клана Феникса. Но какова истинная цель его визита?

Отрывок из произведения:

Осень накинула на Москву золотое покрывало. Для середины сентября погода стояла удивительно теплая. Настоящая золотая осень. Ласковая, бархатная. Деревья поспешно меняют уже поднадоевшую зеленую листву на все оттенки золотого. И даже сквозь городской смог просачивался тонкий запах прелой листвы.

И, вместе с тем, осень - предвестница зимы, и никуда от этого не деться. Дни неумолимо становятся короче, а ночи длиннее. Но есть те, кому и это очень даже нравиться. Вампиры. Хотя люди и не подозревают, что дети ночи живут бок о бок с ними, но это так.

Рекомендуем почитать

Вот уже два года, как Алекса магистр города. Все шло хорошо, пока в Москве не начались странные убийства людей. Неужели в городе появился сумасшедший вампир? И все же это не может омрачить Алексе встречу со старым другом, а может и не только другом. Но что за тайну он скрывает? И что может быть между этим другом и Сергеем, возлюбленным Алексы?…

 Три вампира... три судьбы. Такие разные и такие схожие. Каждая из них сталкивается с людским коварством, и каждая вынесет из этой встречи свои уроки. Неожиданные ситуации и неожиданные поступки. Поступки, которые не свойственны ни вампирам, ни людям.

Месть... сожжет ли она душу, возродит или превратит в нечто новое, опасное? Зимняя стужа с лицом ангела. Палач.

Разные судьбы тех, кто встретил на своем пути одну, и ту же... Королеву вампиров.

Другие книги автора Алия Мирфаисовна Якубова

Как человек становится вампиром? По-разному. Кто-то из героев книги стал им тысячелетия назад, а кто-то — сегодня, в современной Москве.

В этой книге читателя ждет встреча с загадочным народом, о котором уже столько написано и рассказано.

А вы не знали, что рядом с вами живут вампиры?

Вампиры… Они давно уже живут среди нас. У них свое общество. И как у всякого общества у них есть глава. Но кто Она, та, чьей воле подчиняются все создания ночи?

Что делать, если вдруг выясняется, что ты вовсе не та, кем себя считала? Тайны прошлого не оставляют тебя ни на секунду… А тут еще появляется странный незнакомец…

Нет, Лео вовсе не хотела ввязываться в очередные приключения. Вот совсем. Но не бросишь же пьяного в стельку эльфа на произвол судьбы! К тому же еще и принца, пусть и изгнанного. Кто ж знал, что это завертится в непростую интригу и Лео вновь придется вспоминать события прошлого.

Стоит жизни наладится, как сразу приезжают родственники. Причем те, о существовании которых раньше и не подозревалось. Будет ли радостная встреча или выбор трудного решения? Решения, которое придется принять Андре, возлюбленному Лео. А у нее самой появляется ряд проблем. Если с ними не разобраться, то могут пострадать друзья. И все эти события вовсе не становятся легче от вмешательства эльфов.

История об одном оборотне и о том, как не легко ей, обладая даже нечеловеческой силой, спасти друзей. Ради этого она даже готова идти на сделку с самой Смертью...

Жизнь шла своим чередом, в клубе появилась новая сотрудница, но… Мирный ход опять нарушен. У Глории неприятности, связанные с прошлым. К тому же в городе появились охотники. Они преследуют оборотней, как зверей, и убивают. Со всем этим предстоит справиться Лео и вожаку местной стаи вервольфов. Это их долг. Но в их ли это возможностях?

Новое приклочение Лео. Ей предстоит снова столкнуться со своим прошлым. Она думала, что уже знает его, но это далеко не так. Ее прошлая жизнь оказалась гораздо более загадочной и удивительной. И именно с врагом из этого прошлого ей предстоит столкнуться… Поможет ли ей в этом ее сила оборотня?

Популярные книги в жанре Ужасы

Уильям Тенн

Они выходят только ночью

Во всей нашей округе люди твердо уверены в том, что док Джудд носит в своем черном кожаном саквояже какое-то волшебное средство, которое помогает всем без исключения. Но, кроме всего прочего, он очень хороший доктор. Когда со мной случилась беда и я потерял ногу на лесопилке, мы с ним очень подружились. И я всегда был у него на подхвате. Бывает, ночью дока поднимет срочный вызов, а он так устал, что не может сесть за руль, тогда он вызывает меня и я превращаюсь в шофера. Моя новая пластиковая нога, которую док достал за полцены, управляется с тормозами не хуже настоящей.

Тинсли ненавидел насекомых и убивал всеми возможными способами, он подозревал, что они наблюдатели, следящие за человечеством, но он ошибался…

Все шло не так, и Морганвилль горел - во всяком случае, часть его, точно.

У. Р. пишет письмо своему брату Роберту, в котором извиняется, что не сможет приехать к нему к Рождеству, и рассказывает о таинственном исчезновении и появлении дяди Генри…

Двое пожилых джентльменов ежегодно ездят отдыхать на морское побережье Англии, и останавливаются в одной и той же гостинице. Однажды, к ним в номер стучится крайне испуганный молодой человек; услышав его историю, герои оказываются втянутыми в мистические события, связанные с короной английских королей и охраняющим ее призраком.

В подъезде было тихо. В ночь на понедельник жители благополучного дома предпочитали лечь спать пораньше. Спала и консьержка. Окошки ее помещения были занавешены, свет погашен. Тихий сдержанный выдох Георгия посреди этой тишины показался непривычно громким, а звук расстегиваемой молнии на кожаной куртке — святотатством. Он постоял перед первой ступенькой лестницы, жмурясь на свет исправно работающих люминесцентных ламп, потом посмотрел на часы. «00:06,» — услужливо подсказало ударопрочное японское устройство, ладно сидящее на запястье.

Эта история о неонацистах, о норвежсокм ублюдке Андерсе Беринге Брейвике, о рыцарях-тамплиерах, о масонах нового времени и о маленьком принце из сказки Антуана де Сента Экзюпери. Как это все связано? Прочитайте рассказ и быть может он заставит вас задуматься, а быть может навсегда украдет ваше время. В любом случаи решать вам, свое дело я уже сделал.

Слоган: Да простят меня почитатели Антуана де Сента Экзюпири, и возненавидят поклонники Андерса Беринга Брейвика.

Темная ночь, наполненная ароматами разгулявшегося лета, медленно опустилась на цветущую землю, окунув леса и горы в непроницаемый мрак. Яркие точки-звездочки вспыхнули искрами на черном покрывале неба, а из-за горных вершин медленно всплыла большая луна. Теплый, почти невесомый ветерок лениво парил над недвижимой гладью лесного озера, едва касаясь темной воды своим дыханием. Вокруг на много лиг раскинулся дикий лес, мрачным воинством выставив ряды высоких крепких деревьев, едва шевелящих пышными кронами.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Что делать, если произошло то, чего вообще никогда не должно было произойти? У самого могущественного существа, у Смерти, появилась дочь… Но она наполовину человек, поэтому Смерть не может воспитывать свою дочь. Какая роль отведена в этом Менестрес, Владычице Ночи, королеве вампиров…

Стража Вассатаэля получила приказ пустить человека со шрамами на лице, даже если он будет выглядеть нищим оборванцем. Устами Пресветлого, разумеется, говорил Лорд Котли. Вассатаэль не смел перечить Лорду, передал слова своего господина точь-в-точь, но сам недоумевал: что за оборванец может оказаться нужным Котли?

Что-то подсказывало Вассатаэлю, что в любом случае гость не уменьшит его мучений. Слишком задумчиво лицо было у Лорда Тени, и это волновало Пресветлого. Известно, на ком Котли будет срывать свой гнев, если появится повод…

Он давно перестал ощущать разницу между сном и не сном. Всё слилось для него в единую Вечность. Он не знал, сколько времени уже лежит здесь, беспомощный и мягкий, как выкинутый на камень земляной червь. Ночи и дни сменялись, но изменения не касались его. Лучи солнца лишь сильнее заставляли гореть его опьянённый болью мозг, ветер словно проходил сквозь его, а приносимые им песчинки оседали на страшных, рваных краях его ран, капли холодного дождя не дарили ему прохлады, напротив, причиняли лишь большие страдания. Жажда перестала мучить его тогда, когда он перестал ощущать собственное тело. Он лежал, раскинув руки, закинув голову назад, так что кости ключиц выдавались, как странные отростки на теле. Его обожжённые, расплавленные солнцем, частично ржавеющие доспехи тяжёстью давили на грудь. Вывернутые в суставах пальцы лишь иногда ощущали прикосновение чего-то тёплого и мохнатого, но ни одна птица, ни один зверь не решался тронуть Воина Тени. Боль для него уже давно стала частью Вечности, здесь, у подножия гор Стегоса, он молил Ночь о смерти, потом проклинал её, но потом смирился, и больше не пытался бороться с бесконечными страданиями. Память уже стала частью сна, она приходила и уходила, не задевая его окаменевшего с годами служения Ночи сердца. Воспоминания не тревожили его, лишь иногда его иссушённому Вечностью сознанию слышался елейный голос Хозяина или испуганный крик сестры. Вокруг него плескалось мёртвое море, созданное его изуродованным мучениями воображением. Вечная агония, вечная боль, с которыми невозможно было сражаться, как с его прежними врагами, смутили его и заставили тонуть в этом мёртвом море, в котором не было берегов. Он даже не ощущал под собой твёрдой каменистой земли, несмотря на то, что острые края камней врезались ему под рёбра даже сквозь доспехи. Темнота скрывала от него всё, что было вокруг него, и лишь изредка что-то тревожило его больной разум, он хрипел, изо рта шла розоватая пена, свинцовые веки дрожали от усилий поднять их, но всё было тщетно. Боль, не засыпавшая ни на секунду, заставляла его вновь провалиться в тяжёлый бред.

– Уже полдень. Просыпайся! - раздался женский голос под ухом.

"Вот вечно будит эта Наймира в рань. Вчера был такой трудный день! - с досадой подумал Марил, переворачиваясь на другой бок. Сестра всегда думала, что должна следить за воспитанием своего брата, и изображала из себя суровую матушку. И будить его рано, чтобы заставить заняться чем-то ненужным, было весьма в её духе. - Что же было вчера? - тут же задумался он, пытаясь потянуть на себя одеяло и понимая, что одеяла нет, а спит он прямо в одежде на чём-то колючем. - Ой, не помню…"