Дети ночи: Ненависть в цепях дружбы

Вот уже два года, как Алекса магистр города. Все шло хорошо, пока в Москве не начались странные убийства людей. Неужели в городе появился сумасшедший вампир? И все же это не может омрачить Алексе встречу со старым другом, а может и не только другом. Но что за тайну он скрывает? И что может быть между этим другом и Сергеем, возлюбленным Алексы?…

Отрывок из произведения:

Темнота. Почти кромешная тьма царит повсюду. Где-то вдалеке слышен звук капающей воды. Но воздух сух и затхл. Кругом один холодный камень, сквозь который вниз ведет узкий проход, практически щель. По нему со змеиной ловкостью пробирается одинокая фигура в черном, прекрасно ориентируясь даже без малейшего лучика света.

По очертаниям фигуры можно догадаться, что это женщина. Но во всех ее движениях, ее ловкости есть что-то нечеловеческое. Обычный человек просто не пробрался бы там, где без труда проходила она.

Рекомендуем почитать

В Москву, где вампирша Алекса является Магистром Города, возвращается ее подруга - Лазель. Что сулит это возвращение? Ведь их отношения не вписываются в рамки простой дружбы, и как на это посмотрит Сергей - возлюбленный Алексы. Но эта проблема - наименьшее, с чем придется столкнуться им троим. А все потому, что в Москву с визитом прибывает древний и могущественный глава клана Феникса. Но какова истинная цель его визита?

 Три вампира... три судьбы. Такие разные и такие схожие. Каждая из них сталкивается с людским коварством, и каждая вынесет из этой встречи свои уроки. Неожиданные ситуации и неожиданные поступки. Поступки, которые не свойственны ни вампирам, ни людям.

Месть... сожжет ли она душу, возродит или превратит в нечто новое, опасное? Зимняя стужа с лицом ангела. Палач.

Разные судьбы тех, кто встретил на своем пути одну, и ту же... Королеву вампиров.

Другие книги автора Алия Мирфаисовна Якубова

Как человек становится вампиром? По-разному. Кто-то из героев книги стал им тысячелетия назад, а кто-то — сегодня, в современной Москве.

В этой книге читателя ждет встреча с загадочным народом, о котором уже столько написано и рассказано.

А вы не знали, что рядом с вами живут вампиры?

Нет, Лео вовсе не хотела ввязываться в очередные приключения. Вот совсем. Но не бросишь же пьяного в стельку эльфа на произвол судьбы! К тому же еще и принца, пусть и изгнанного. Кто ж знал, что это завертится в непростую интригу и Лео вновь придется вспоминать события прошлого.

Вампиры… Они давно уже живут среди нас. У них свое общество. И как у всякого общества у них есть глава. Но кто Она, та, чьей воле подчиняются все создания ночи?

Жизнь шла своим чередом, в клубе появилась новая сотрудница, но… Мирный ход опять нарушен. У Глории неприятности, связанные с прошлым. К тому же в городе появились охотники. Они преследуют оборотней, как зверей, и убивают. Со всем этим предстоит справиться Лео и вожаку местной стаи вервольфов. Это их долг. Но в их ли это возможностях?

Что делать, если вдруг выясняется, что ты вовсе не та, кем себя считала? Тайны прошлого не оставляют тебя ни на секунду… А тут еще появляется странный незнакомец…

Их называют чудовищами, монстрами, исчадиями ада. Они владеют древним знанием, магией, колдовством. Много тысяч лет, стараясь быть незамеченными, среди людей живут Дети Ночи.

Но могут ли на Земле существовать одновременно две цивилизации? Могут ли жить рядом люди и вампиры? Попробуйте взглянуть на жизнь последних внимательно, без предубеждения. И вы поймете, как много в них человеческого: отвага и трусость, благородство и предательство, любовь и ненависть.

Стоит жизни наладится, как сразу приезжают родственники. Причем те, о существовании которых раньше и не подозревалось. Будет ли радостная встреча или выбор трудного решения? Решения, которое придется принять Андре, возлюбленному Лео. А у нее самой появляется ряд проблем. Если с ними не разобраться, то могут пострадать друзья. И все эти события вовсе не становятся легче от вмешательства эльфов.

Новое приклочение Лео. Ей предстоит снова столкнуться со своим прошлым. Она думала, что уже знает его, но это далеко не так. Ее прошлая жизнь оказалась гораздо более загадочной и удивительной. И именно с врагом из этого прошлого ей предстоит столкнуться… Поможет ли ей в этом ее сила оборотня?

Популярные книги в жанре Ужасы

Низкорослый солдатик из пополнения, фамилию которого Рыжов еще не помнил, что-то сосредоточенно делал с поилкой для коней, то ли чистил ее, то ли наоборот, разводил грязь и муть. Впрочем, морозно было, необычно даже для здешних, привычных к холоду мест, а значит, он мог и лед сбивать, чтобы кони напились, ведь не носом же им об острые кромки тыкаться? И ясно же было, что солнышко уже пригревает, все же конец марта стоял, а вот поди ж ты… Вспомнив о холоде, Рыжов запахнул шинель, наброшенную на плечи, но от этого теплее не стало.

Сегодня у меня было видение. Я шел вдоль железнодорожного полотна и курил. Шел и думал или думал и шел. Пройдя неопределенно долго, я услышал плач младенца. И тогда пошел я по направлению плача. Вскоре впереди я увидел коляску с младенцем, которая стояла на середине железной дороги между рельсами. Я подошел к коляске. Увидев меня, младенец подмигнул мне и начал смеяться. Я поднял его на руки, но в этот момент он стал кричать и плакать и успокоился лишь тогда, когда я его положил на место. Младенец посмотрел на меня из своей коляски, рассмеялся и сказал:

Это — мир по ту сторону зеркала, по ту сторону добра и зла. Мир, где лев раздирает ягнёнка, у ангелов чёрные крылья, а люди — всего лишь игрушки в чьих-то холодных руках со стеклянными ногтями. На призрачных лицах горят окровавленные губы. Шуты и убийцы в белых перчатках, прячущие рты за веерами из траурного кружева. Всполохи черных свечей, над которыми пляшут летучие мыши, аромат могильных цветов и болотные огни. Мир ночи, хищников, теней…

То, что мы видим – реальность?

Рассказ был опубликован в журнале «Фантаст», 2001, № 3.

«Крупные хлопья снега, мягче пепла, легче совиных крыльев, медленно кружили в свете фонарей, липли к ветвям, и больничные корпуса сквозь пелену казались старинными домами серого камня. Кир почувствовал себя вольным всадником, случайно попавшим в зачарованный город. Пахло талой водой и мокрыми деревьями, и чем ближе подходил Кир к ручью, тем более странным и прекрасным казался ему вечер. Цель прогулки забылась, оттесненная красотой мира. На горбатом мосту лежал нетронутый снег, и было жалко оставлять на нем грубые следы...»

Что может сделать муж, чтобы загладить супружескую измену? Дэвид Купер поступил мудро — вместе с женой Эллен он отправляется в Логен-Бич, курортный город на берегу океана, где они двадцать лет назад провели свой медовый месяц. Светлые воспоминания прошлого должны восстановить разрушенную семью. Но мог ли знать раскаявшийся супруг, что дом, в котором они временно поселились, облюбовал призрак.

Частенько человека тянет посетить места его юности, и вернуться в те светлые дни, даже если только на короткое время. Но иногда, страхи нашей юности, а возможно и призрак нашей юности не одобряет подобное вторжение…

Лори Хэндленд / Lori Handeland

Свидание с мертвецом / Dead Man Dating, anthology "Dates From Hell", 2008

Выражение «дьявольское свидание» приобретает совершенно новое значение, когда манхэттенский литературный агент на первом за много месяцев свидании вынуждена выбирать между сексуальным дьяволом и странствующим охотником на демонов...

В день своей смерти у Эрика Ливентола было свидание, которое не могло быть отменено. И поэтому он на него пошел. Мертвым.

Особенно прискорбно, что его знакомой на свидании была я.

Свидание после смерти было для него единственным способом получить то, в чем он нуждался.

Продолжение жизни.

Озадачены? Мне это знакомо.

Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru

Переводчик: Вебмастер

Бета-ридеры: Джулиана, Лиса, Светик

Принять участие в работе Лиги переводчиков http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=5151

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Что делать, если произошло то, чего вообще никогда не должно было произойти? У самого могущественного существа, у Смерти, появилась дочь… Но она наполовину человек, поэтому Смерть не может воспитывать свою дочь. Какая роль отведена в этом Менестрес, Владычице Ночи, королеве вампиров…

Стража Вассатаэля получила приказ пустить человека со шрамами на лице, даже если он будет выглядеть нищим оборванцем. Устами Пресветлого, разумеется, говорил Лорд Котли. Вассатаэль не смел перечить Лорду, передал слова своего господина точь-в-точь, но сам недоумевал: что за оборванец может оказаться нужным Котли?

Что-то подсказывало Вассатаэлю, что в любом случае гость не уменьшит его мучений. Слишком задумчиво лицо было у Лорда Тени, и это волновало Пресветлого. Известно, на ком Котли будет срывать свой гнев, если появится повод…

Он давно перестал ощущать разницу между сном и не сном. Всё слилось для него в единую Вечность. Он не знал, сколько времени уже лежит здесь, беспомощный и мягкий, как выкинутый на камень земляной червь. Ночи и дни сменялись, но изменения не касались его. Лучи солнца лишь сильнее заставляли гореть его опьянённый болью мозг, ветер словно проходил сквозь его, а приносимые им песчинки оседали на страшных, рваных краях его ран, капли холодного дождя не дарили ему прохлады, напротив, причиняли лишь большие страдания. Жажда перестала мучить его тогда, когда он перестал ощущать собственное тело. Он лежал, раскинув руки, закинув голову назад, так что кости ключиц выдавались, как странные отростки на теле. Его обожжённые, расплавленные солнцем, частично ржавеющие доспехи тяжёстью давили на грудь. Вывернутые в суставах пальцы лишь иногда ощущали прикосновение чего-то тёплого и мохнатого, но ни одна птица, ни один зверь не решался тронуть Воина Тени. Боль для него уже давно стала частью Вечности, здесь, у подножия гор Стегоса, он молил Ночь о смерти, потом проклинал её, но потом смирился, и больше не пытался бороться с бесконечными страданиями. Память уже стала частью сна, она приходила и уходила, не задевая его окаменевшего с годами служения Ночи сердца. Воспоминания не тревожили его, лишь иногда его иссушённому Вечностью сознанию слышался елейный голос Хозяина или испуганный крик сестры. Вокруг него плескалось мёртвое море, созданное его изуродованным мучениями воображением. Вечная агония, вечная боль, с которыми невозможно было сражаться, как с его прежними врагами, смутили его и заставили тонуть в этом мёртвом море, в котором не было берегов. Он даже не ощущал под собой твёрдой каменистой земли, несмотря на то, что острые края камней врезались ему под рёбра даже сквозь доспехи. Темнота скрывала от него всё, что было вокруг него, и лишь изредка что-то тревожило его больной разум, он хрипел, изо рта шла розоватая пена, свинцовые веки дрожали от усилий поднять их, но всё было тщетно. Боль, не засыпавшая ни на секунду, заставляла его вновь провалиться в тяжёлый бред.

– Уже полдень. Просыпайся! - раздался женский голос под ухом.

"Вот вечно будит эта Наймира в рань. Вчера был такой трудный день! - с досадой подумал Марил, переворачиваясь на другой бок. Сестра всегда думала, что должна следить за воспитанием своего брата, и изображала из себя суровую матушку. И будить его рано, чтобы заставить заняться чем-то ненужным, было весьма в её духе. - Что же было вчера? - тут же задумался он, пытаясь потянуть на себя одеяло и понимая, что одеяла нет, а спит он прямо в одежде на чём-то колючем. - Ой, не помню…"