Дети мяча

Сатирико-фантастическая повесть.

Отрывок из произведения:

Футбольный тренер Валерий Макарович Берёзкин был разбужен среди ночи громким стуком в дверь. Валерий Макарович испуганно вскочил, закутался в одеяло, как в плащ-палатку, и пошёл открывать. На пороге стояли трое свирепого вида неизвестных в чалмах и восточных халатах. Двое держали в руках обнажённые палаши. Третий, зажав под мышкой какую-то книгу, перебирал чётки.

«О господи, какая тоска! – подумал тренер. – До чего же надоели эти делегации болельщиков! Сейчас опять будут лезть с советами…»

Другие книги автора Николай Львович Елин

Николай Елин, Владимир Кашаев

ЧУВСТВО ДОЛГА

Конечно, жизнь нас всё время чем-нибудь радует, удивляет или там огорчает. Это всем известно. Но вот чем она тебя обрадует именно сегодня, этого никогда не знаешь. К примеру, вызывает меня к себе на прошлой неделе главный врач нашей поликлиники и говорит так просто и задушевно:

- Заранее вам благодарен, товарищ Запевалов.

- Ну, что вы, - отвечаю, - Порфирий Александрович! Пожалуйста, ради бога. А о чём, собственно, речь?

Николай Елин, Владимир Кашаев

ПОДАРОК НА НОВОСЕЛЬЕ

- Нехорошо получается, - сказала мне жена. - Завтра мы идем на новоселье к Тумановым, а что подарить - до сих пор не решили...

- Давай подарим им пульверизатор, который мне в прошлом году преподнесли на день рождения, - предложил я. - Он мне совсем не нужен.

- Неудобно, - возразила жена. - Они его у нас видели... Может, лучше подарить хрустальную вазочку для варенья? У нас их целых три штуки.

Николай Елин, Владимир Кашаев

ЗВЕЗДА ПОЭТА

Поэту явилась муза. Во сне. Будто бы села она на край кровати и говорит вроде с укоризной:

- Ты всё спишь? Так ведь и талант проспать можно. Другие-то в это время работают, творят чего-нибудь.

- Так ведь ночь же на дворе,- недовольно отвечает поэт.

- Ну и что же, что ночь. Это, если хочешь знать, самое лучшее для поэта время. Луна там разная, звёзды...

- Меня это не вдохновляет,- сухо сказал поэт.

Николай Елин, Владимир Кашаев

ИЗ ДНЕВНИКА БУДУЩЕГО ПЕРВОКЛАССНИКА

15 августа.

Через две недели я стану первоклассником. Мама поведёт меня в школу. Она уже сейчас так волнуется, как будто я порвал новые штаны. Ничего удивительного -- женщина! К тому же её можно понять: у неё такое событие первый раз в жизни. Вон у Витьки мать не так переживает, она его в прошлый год водила, попривыкла немножко.

* * *

17 августа.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

«Потому-то и вышла эта неувязка человеком. Зачем он вообще появился, ясно как день: чтобы Вселенная могла себя осознавать и осмысливать. Чем-то ведь Богу нужно было думать сразу после реализации первой идеи. Вот и появился человек. С одной стороны, он произошел от четвероногих приматов... С другой, Бог создал человека в одночасье, по образу и подобию своему. И легко понять, что одно другому не мешает, если учитывать вышесказанное: для Него миг и вечность – одно и то же...»

На затерянном в океане острове промывают мозги политическим противникам, делая из них преданных последователей. В американских фильмах обязательно происходит некий ляп, и всё идет не так. Здесь всё отработано, однако есть некая ошибка…

Финал Мини-Прозы 18, тема — "Навести меня в моей одиночке". Опубликован — "Реальность фантастики", N10, 2010.

Сначала было желание. Нет, не желание. Скорее, аксиома. Этакая абсолютная уверенность, будто он – некая призрачная субстанция, не определённая ни в пространстве, ни во времени, что-то вроде лёгкой дымки, медленно тающей над ровной гладью озера под жаркими лучами полуденного солнца, хотя, конечно, ни озера, ни солнца рядом с ним и в помине не было.

То, что в возникновении этой уверенности было повинно только его сознание (и ничто более), казалось ему несомненным, так как все внешние раздражители: звуки, свет, запахи и пр. – напрочь отсутствовали. Он был погружён во что-то не имевшее названия, не то во мрак, не то в пустоту, а может, и в то, и другое одновременно. Он был полностью изолирован от всего внешнего, его ничто не тревожило. Ни личной истории, ни имени у него тоже не было. Он словно бы рождался, рождался из небытия, и всё, что у него могло быть, это только неопределённое туманное будущее, которое…

От меня остались только куски. Пласты памяти оторвались и уплывают, как дрейфующие айсберги. Это всегда так, как только Наездник оставляет тебя. Никогда не знаешь, что делает твое тело, отнятое у тебя. Остаются лишь тянущиеся следы, оттиски.

Как песок, налипший на выброшенную волной бутылку.

Как боль в ампутированной ноге.

Я встаю. Волосы всклокочены: я их причесываю. Лицо, отекшее от слишком короткого сна. Во рту кислятина. Он что, дерьмо ел моим ртом, мой Наездник? Мог. Они все могут.

Увлекательный рассказ о приключениях брата и сестры, которым выпало жить в далеком будущем в Африке в момент ужасных катаклизмов: на Северное полушарие вновь надвигается ледниковый период, а в Южном все живое гибнет от небывалой засухи…

Один из лучших романов известной английской писательницы, лауреата Нобелевской премии Дорис Лессинг.

Рассказ для конкурса «СССР-2061». Реконструкция нашего общего будущего в узких пределах реально возможного.

Для предварительного создания настроения рекомендую послушать: «Этот большой мир»

Александр Сергеевич Пушкин медленно, с трудом раскрыл глаза, неохотно впуская в свою многострадальную голову бледное отражение мира вещных форм.

В приоткрытую балконную дверь неумолимо вползало сырое петербуржское утро. Непременный сквозняк вальсировал по комнате, то и дело цепляя занавеси; голуби снаружи толкались на узком карнизе, ворковали и негромко царапали кирпич тонкими изящными когтями. Где-то вдалеке, на канале, едва слышно бил колоколами недавно отреставрированный собор св. Николая Угодника. В комнату просачивался привычный городской шум: слышались зазывные крики лотошника, продающего свежую выпечку; по набережной шелестели экипажи; дворник-татарин бранился на своем причудливом языке с коллегою, стоявшим в дверях парадного через улицу; переулок под окнами шуршал, скрипел, лязгал и шаркал — жаворонок-Петербург уже трудился вовсю.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

"... – Все равно ничего не понимаю… – пробормотал Мордин. – Мы еще с орбиты обнюхали этот паршивый комок. И ничего!.. Снижались нормально… Ну, приборы же не врут, черт возьми! – разозлился он. – Не было никаких ураганов и землетрясений, не было!

– Но тем не менее, – ухмыльнулся Росков. – Не святой же дух перевернул нашу галошу…"

Рассказ из сборника «Наши в космосе».

Взгляните на этого человека, медленно переступающего по тротуару; всмотритесь внимательнее во всю его фигуру. Разодранный картуз, из-под которого в беспорядке вырываются длинные, как смоль черные волосы, падающие на худощавое загоревшее лицо, куртка без цвета и пуговиц, гарусный шарф, небрежно обмотанный вокруг смуглой шеи, холстинные брюки, изувеченные сапоги и, наконец, огромный орган, согнувший фигуру эту в три погибели, – все это составляет принадлежность злополучнейшего из петербургских ремесленников – шарманщика…

Внимание! На сайте Джек Керуак по-русски вы найдете самую последнюю версию перевода этого романа!

В разработке сюжета данного романа Агата Кристи принимала самое непосредственное участие.