Деревянная нога

Галина Щербакова

ДЕРЕВЯННАЯ НОГА

Дима! Это была с моей стороны наглая авантюра - согласиться в три дня написать рассказ о любви. Как только я вам сказала "да", они все попрятались - понимаете? - попрятались эти словечки, зернышки, тряпочки, запахи, которые идут в рост исключительно по собственной прихоти и воле. Ведь бывает так, что они - ненаписанные - толкают меня в коридоре, когда иду и думаю о том, что бородинский хлеб нельзя покупать в магазине на углу, а надо идти на другую сторону улицы, вот тогда он и вылезает - дух рассказа - мне навстречу, как айсберг в океане, и все, мне крышка, я забываю, что такое хлеб вообще.

Рекомендуем почитать

Первый раз Лиза Самойлова выходила замуж по уму. С любовью ей все было ясно до противности, и, если кто начинал на эту тему лялякать, Лиза поднимала растопыренную ладошку, как бы отбивая мяч, и заявляла:

– Вот про что, про что, а про это не надо… Институты кончали и диссертации писали… Маточной кровью, между прочим…

И все замолкали. Лизину историю знали не просто в подробностях. Ее знали в запахе и цвете, бывало, придет в отдел новый человек, в смысле мужчина. Лиза носом потянет и говорит: «Барахло… „Шипр“. Помните моего Виталия? У него был „Шипр“».

Рассказ из сборника «ДОЧКИ, МАТЕРИ, ПТИЦЫ И ОСТРОВА»

Дети и матери. Матери, которые сами едва перешагнули порог детства и пока не знают всех тягот реальной жизни. Воображая сказку и игнорируя быль. Игнорируя боль, которую несут им отцы. Отцы их детей, вечные безответственные романтики перекати-поле, сегодня тут, а завтра там. А ведь во всем этом когда-то была любовь! Со всеми этими чужими людьми она однажды творила чудеса — красоты и понимания.

 Куда уходит первая любовь? В какое чудовище она может превратиться, если ее не отпустить? На эти жесткие, как сама жизнь, вопросы и отвечает культовый прозаик Галина Щербакова в новой книге.

 Судьбы ее героев и героинь вызывают в памяти прекрасное советское кино — «Москва слезам не верит», «Служебный роман», «Еще раз про любовь». Окупитесь в стихию подлинных чувств, узнайте, что такое сила духа и слабость плоти. Примите бесценный урок сострадания к женщине — святой и грешной, вечной матери и вечной вдове мира.

Где поп, где приход… Но ничего не поделаешь… Покойница пришла утром к чаю. «Черте про кого пишешь, – сказала она мне, – а я тебе никто?»

Она мне кто. Она мне все. Но почему, господи, ты понимаешь это потом, когда уже свои внуки выделывают такие фортели, что, как говорила бабушка, на голову не наденешь?

Начнем с фортелей. Накануне моя внучка закинула чепец за мельницу. В три часа ночи ее папе позвонили снизу ее, внучкиной, квартиры и сказали, что там, наверху, то ли домового хоронят, то ли ведьму замуж выдают. Измученный отец – днем он отвозил своего отца в больницу – позвонил дочери. Та долго не подходила к телефону, а когда наконец взяла трубку, то, не дожидаясь слов, сказала, что у нее тишайшая тишина, а сосед снизу – сумасшедший дурак.

Мне сюда сесть? На диван? Спасибо. Какие комковатые подушки! Я дам совет. Перо хорошо просушивать в духовке. Это просто: перебрать – и в наволочку на выжарку… Подушка потом делается легкой, укладистой… А у вас одни комки… Конечно, вам не до этого… Я вот пришла. Отнимаю время. Нет, ни чаю, ни кофе. Стакан сырой воды… Прямо из крана. У меня пересыхает горло. Сколько вы мне дадите лет? Не стесняйтесь… Мне можно сказать все. Потому как и я могу сказать все… Вам, например, пятьдесят с хорошим хвостом, хоть вы с тенями и с бантиком на голове. Вы пожилая и не очень счастливая. Да? Теперь говорите мне… какая. Не хотите… Пришла, мол, сволочь, и хамит. Вы еще не знаете, какая я сволочь. Я вас только готовлю. Стакан у вас тусклый… Вы его полощете под водой, и все. А я мою в крепкой соли и протираю так, что не без крови… Видите порезы на пальцах? Это от стаканов. Я уже перехожу к делу. Стаканы – важная деталь.

В Никитовку Верка Корониха приехала в пять утра. Только побросала из вагона вещи, как поезд тронулся. «Слава богу, успела!» – подумала Верка. Она еще раз пересчитала сброшенные вещи, подняла голову и увидела брезгливое лицо проводницы последнего вагона, медленно проплывающее мимо. Верка сразу люто возненавидела проводницу, так презрительно посмотревшую на ее вещи и на нее. «Давай, давай жми! – крикнула вдогонку поезду Веерка,– Нечего разглядывать! Уборную лучше бы мыла!»

Рассказ из сборника «ДОЧКИ, МАТЕРИ, ПТИЦЫ И ОСТРОВА»

Дети и матери. Матери, которые сами едва перешагнули порог детства и пока не знают всех тягот реальной жизни. Воображая сказку и игнорируя быль. Игнорируя боль, которую несут им отцы. Отцы их детей, вечные безответственные романтики перекати-поле, сегодня тут, а завтра там. А ведь во всем этом когда-то была любовь! Со всеми этими чужими людьми она однажды творила чудеса — красоты и понимания.

Куда уходит первая любовь? В какое чудовище она может превратиться, если ее не отпустить? На эти жесткие, как сама жизнь, вопросы и отвечает культовый прозаик Галина Щербакова в новой книге.

Судьбы ее героев и героинь вызывают в памяти прекрасное советское кино — «Москва слезам не верит», «Служебный роман», «Еще раз про любовь». Окупитесь в стихию подлинных чувств, узнайте, что такое сила духа и слабость плоти. Примите бесценный урок сострадания к женщине — святой и грешной, вечной матери и вечной вдове мира.

Я любила так. Жарила сковородку семечек, обматывалась байковым одеялом, сладеньким, мягоньким, коленками вытянутым… Пальцами ног под собой его прихватывала, шевелилась в нем, как косточки велят, и… – ни в сказке сказать! Оно и сейчас живое – одеяльце, конечно, скорее – полуживое. На пенсии. Я на нем глажу, когда не хочу заваживаться с гладильной доской. Не люблю эту заразу для энтузиастов глажения. А одеяльце лежит у меня под утюгом, все в рыжих треугольниках бывшего огня, и я думаю: какое было время! Семечки, одеяло и какой-нибудь роман. Я всю советскую литературу перечитала от корки до корки и обратно. Мне даже то нравилось, что никому не нравилось. Я придурошного Данко любила не на уроках литературы, для светлой радости учительницы, а на самом деле действовал он на меня до слез этим своим вырыванием сердца. Все читала. Подряд. Я Драйзера считала ниже Бондарева. И удивлялась себе: ну, думаю, патриотка! Сижу, обплююсь вся, света белого не вижу. Муж, сын – а пошли вы! Как теперь говорят – кайф. Сейчас не соображу, когда это отрезалось? Когда я отселила одеяльце под утюжок?

Жена умерла так неожиданно и сразу, что ни осознать, ни почувствовать горе Николай Крутиков не успел. В понедельник утром перед работой она замочила в тазике его майки, днем на службе у нее случилось «это», во вторник была беготня со всеми похоронно-бюрократическими процедурами, в среду жену похоронили, а вечером он обнаружил в тазике замоченные майки. Он их выполоскал, повесил на трубу и принял этим самым на себя весь груз и остальных женских домашних дел. О том, чтобы взяла их на плечи дочь – пятнадцатилетняя дылда, рост 173, вес 71, и речи быть не могло. Дылда была в девятом классе, пела в ансамбле «Скворцы» и ходила в секцию карате. У нее не было времени на уборку, готовку, на печаль, стресс – что там еще бывает связано со смертью? Она была «дылда в режиме» и культивировала в себе выдержку и мужество японских камикадзе. Николай бегал за картошкой, стоял в очереди за стиральным порошком, прочищал унитаз, когда камикадзе бросила туда по дури почти пол-«Литературки», и только на девятый день удалось ему спокойно посидеть с людьми в автобусе, пока ехали на кладбище. Вот тогда он и осознал великую истину: повседневная жизнь покрепче любой смерти. Даже стишки вспомнил, неизвестно когда и зачем в голову влетевшие. Николай стихи не читал и писание их считал делом не просто несерьезным – глупым и стыдным. Не мужским – точно. Ну Пушкин… Что Пушкин? Когда это было? Его бы в очередь, и не раз, а каждый день… Это вам не мазурка… А тут вдруг в голове образовалось:

Другие книги автора Галина Николаевна Щербакова

История Ромео и Джульетты, снова вернувшихся в этот мир, история, принесшая известность автору и ставшая бестселлером. Между девятиклассниками Романом и Катей возникает нежное и светлое чувство. Мать юноши, не желающая понять влюбленных, обманом разлучает их. Несмотря на все препятствия, Рома и Катя стремятся быть вместе. Нежелание взрослых понять их чувства в результате приводит к трагедии…

Шурка с отвращением посмотрела на свое форменное платье. После девятого класса, уверенная, что больше его не надевать, она устроила форме экзекуцию. Бросив на пол, она потоптала его ногами, зацепив носком, повозила по самым грязным углам коридора, потом повесила за подол в чулане и так и оставила висеть, бедную, вниз рукавами. Недели через две скомканная форма была заброшена на антресоли, в самый угол, за старые игрушки, в компанию к облезшей, старенькой, еще детсадиковской шубке. Теперь же, вытащив форму при помощи лыжной палки, Шурка размышляла, каким способом это уродище можно привести в состояние, пригодное для прохождения службы. Она положила форму в тазик, щедро посыпала сверху «Лотосом» и, будто пытая, стала обливать ее кипятком. Форма шипела, истекая чернотой, брезгливо пучилась белоснежная пена, запахло пылью, чернилами, и как-то странно и неожиданно ушло отвращение к бедняге форме, оставив в сердце Шурки печаль и разочарование. И она полила платье холодной водой, как бы спасая от пыток.

«Трем девушкам кануть» – история о трех на первый взгляд никак не связанных друг с другом смертях молодых, успешных женщин. И только главный герой Юрай получает в руки ключ к разгадке тайны преступления. Ведь все три покойницы при жизни имели к нему отношение.

Перед вами история одной семьи и тех, кого прибил к ним ветер.

На долю одной выпало много страданий, и она уже не надеялась на счастье, когда наконец его обрела…

Вторая встретила настоящую любовь — и погибла из-за нее.

Третья, самая юная, только вступает в жизнь и уверена в неизбежности счастья и любви. Но что будет дальше с этой дерзкой юностью, знает только судьба…

А есть еще и четвертая…

Галина Щербакова - признанный мастер современной прозы. В сборник вошли ее повести «Дверь в чужую жизнь», «Подробности мелких чувств» и «Три любви Маши Передреевой». Три непохожие истории, герои, героини, их проблемы и неповторимый авторский почерк - умение без снисхождения и нравоучений описать предельно реалистичные, до боли знакомые ситуации так, чтобы тронуть каждого читателя, никого не оставить равнодушным.

Еще не проснувшись, он понял, что ему снился опять тот же сон. Он один, ему страшно, он зовет маму, а она ушла. И он кричит так, что волны (справа от него много воды — видимо, море), так волны просто выпрыгивают и падают вниз, едва не затаскивая его с собой. Но тут возникает мама и бьет его, бьет. Счастье боли от мамы, пусть бьет, главное — она рядом.

Он спрашивал у родителей, откуда этот сон. Он ведь никогда не был на море.

— Был, — говорит мама. — Тебе было три годика. Я возила тебя укреплять в Анапу. — Типично мамино: укреплять. Как дверь, как полы.

Перед вами история одной семьи и тех, кого прибил к ним ветер.

На долю одной выпало много страданий, и она уже не надеялась на счастье, когда наконец его обрела...

Вторая встретила настоящую любовь — и погибла из-за нее...

Третья, самая юная, только вступает в жизнь и уверена в неизбежности счастья и любви. Но что будет дальше с этой дерзкой юностью, знает только судьба...

А есть еще и четвертая...

«Вспомнить нельзя, забыть» – повесть совершенно новая, непривычно жесткая и написанная с шокирующей прямотой. Будто бесхитростно взятый с чужой жизни слепок, история преодоления тяжелейшей физической и психологической травмы – изнасилования. История приобретенного мужества и красоты.

Популярные книги в жанре Современная проза

Андрей В.Башаримов

Брелок в виде футбольного мяча

Оглянуться расставить руки пальцы прямо в глаза красный кирпич им вымазаны уставшие губы немой крик возьми меня за руку под камнем лежит холодный мальчик он хорошо замаскирован под сеткой из плюща он смотрит тебе прямо в лицо трепет улыбки и ты бежишь бежишь тропинка ускользает затягивает желтая вода Хуанхэ и старый лодочник машет тебе веслом на прощанье кистень в его левой руке течение медленно кружит потерявший управление каяк небо кружится поднимаясь над коническими вершинами деревьев нацеленными на большие города и потом свеpху на паpапет взмахнув кpыльями подогнув ноги спланиpовать и опуститься пpужинисто и ловко нахохлиться и подставить пеpья под удаp зенитного солнца pаспушиться откpыв нежно-pозовую кожу не обpащать внимания на тысячи личинок устpемившихся к алеющему сpеди пеpьев телу взгpызающихся в плоть оставляя за собой доpожки экскpементов буpавящих фоpпосты трассы и населенные пункты в

Рик Басс

Пожары

Бывают годы, когда жара наступает в апреле. Ветрено в апреле всегда, но в удачный год бывает и тепло. Дождей, как правило, нет, и на полях стоит сушь; ветер дует с юга. Люди в долине выносят рассаду из дома наружу, обычно в старый амбар, приспособленный под теплицу. Самый лучший урожай здесь, в предгорье, дают корнеплоды. Почва тучная от бессчетных пожаров, и картошка в долине родится сахарная. Морковь так и прет из темной земли, тугая и налитая, словно красное солнышко. Лук я люблю класть во все, что бы ни стряпал. Хорошо растет и клубника, если аккуратно поливать.

Вероника Батхен

MAKE LOVE NOT WAR!

Сказка-письмо

Это было давно, почти десять лет назад, в одной жаркой стране. Той стране, о которой мечтали представляя ее, как Сталкер - янтарные пуговицы на кофте матери, - благословенным чудом, раем среди олив, осыпанным манной небесной. Со дня на день ждали войну (как оказалось впоследствии - самую благополучную из прошедших, если можно так сказать о войне). И среди тысяч и тысяч, летевших к огню в утробах железных птиц, была семья, с которой и начнется эта сказка. Мама - обычная столичная еврейская мать-одиночка, решившая спасти чад своих от грядущих погромов и голода; младшая дочь - очаровательная семилетняя разбойница; старшая - шестнадцатилетняя - стихоплетка, художница, влюбленная - что еще можно сказать о девочке в шестнадцать лет. Как ее звали - любое имя из звучных и круглых, кончающееся на "А", подойдет ей как шкурка к банану! В стране девочку ждал жених - мальчик, красивый как юный Давид и умный как пробковое дерево - но где ж вы видали умного влюбленного семнадцати лет от роду? Почему жених - если еврейские дети из хороших семей, не вкусившие запретного плода, чувствуют зов пробудившейся плоти, они называют это любовью и естественно собираются в брак.

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Доцент Чайкин

Любовница ректора - Змея-В-Шоколаде, зав.кафедрой неорганической химии и зам. по изданию научных работ. Экзамены через нее сдаются просто - полторы тыщи на стол или в СКВ по курсу, и гуляй, Вася. У кого денег нет - те учат, у кого есть платят, будто ум можно купить, а потом они нас лечить будут. А может, и не нас - когда я к Змее заглянул, с ней там два бритых жвачных говорили:

- Деньги взяла, да? а пацана не зачислила, да? на счетчик поставим, ваще. У пацана уже место забито в спецполиклинике, в Москве, чтоб он там сидел, ясно?

В данный сборник вошли мои философские и юмористические рассказы, анекдоты, стихи и размышления. Данное произведение отличается от других книг автора индивидуальным взглядом на мир, неповторимым вкусом жизни. Читайте эту книгу и получайте хорошее настроение.

Я попала в другой мир, променяла земные удобства на средневековый замок. Теперь у меня есть титул, брат и нет денег. Древнее пророчество утверждает, что род, в который я попала, возродится, когда у кого-то из потомков внезапно проснется магия. Но что, если она внезапно проснулась у меня? Возрождать род, замок и округу? Да вы шутите!

Дмитрий Данилов – драматург («Человек из Подольска», «Серёжа очень тупой»), прозаик («Описание города», «Есть вещи поважнее футбола», «Горизонтальное положение»), поэт. Лауреат многих премий. За кажущейся простотой его текстов прячется философия тонко чувствующего и всё подмечающего человека, а в описаниях повседневной жизни – абсурд нашей действительности.

Главный герой новой книги «Саша, привет!» живёт под надзором в ожидании смерти. Что он совершил – тяжёлое преступление или незначительную провинность? И что за текст перед нами – антиутопия или самый реалистичный роман?

Содержит нецензурную брань!

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗНАМЕНИТОГО ЦИКЛА «СЕМЬ СЕСТЕР».

Для всего мира Электра – настоящая счастливица, знаменитая модель, ее образу жизни могут позавидовать многие. Но обратная сторона популярности – жизнь под прицелом фотокамер – убивает ее психическое здоровье. Разрыв с известным рок-музыкантом, в которого Электра была по-настоящему влюблена, а затем весть о смерти приемного отца Па Солта становятся для нее точкой невозврата.

В последнем письме Па Солта Электра находит координаты своего места рождения. Так начинается ее полное опасностей путешествие от шикарного Манхэттена до бескрайних равнин Африки, от современности и до далекого 1939 года, который стал определяющим для ее предков и ее собственного будущего.

«В каждой книге цикла „Семь сестер“ Люсинда Райли показывает нам сильных, харизматичных женщин, очень разных по характеру, но одинаково бесстрашных и решительных». – Library Journal

«Магический реализм, искусство во всех его проявлениях и множество сюжетных линий – романам Люсинды Райли удается захватить читателя с первой главы». – Historical Novel Society

«Внимание Люсинды Райли к деталям и ее доскональное исследование культурных реалий погружают читателей в поистине удивительную историю с живыми персонажами». – Booklist

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«…У меня не получились страусы и косточки у авокадо оказались слишком большими, — печально признался Бог, очутившись по случаю на Земле».

Вот так замечательно зацепился в памяти какой-то американский фильм, из которого ничего не помню, а вот на страусов теперь без нежности смотреть не могу. Неудачные вы Его! Лапочки… Такие не фламинго…

С тех пор как я поняла, что мне и половины не сделать из того, что должна была и могла, проблема большой косточки авокадо стала мне застить свет. Боюсь неудачи. Я даже специально купила эту Божью поделку, добралась до твердой середины. Действительно, можно было и помене… Зато как хорошо лежит в кулаке, как шершавится! А если еще запустить в глаз… Нет, это не вишня и даже не слива…

Л.С.ЩЕРБАКОВА

УРОКИ КРАСОТЫ

(НАТУРАЛЬНАЯ КОСМЕТИКА)

На Руси всегда придавали большое значение опрятности и чистоте лица и тела, причем для ухода за кожей широко использовали натуральные продукты. Чтобы кожа была свежей и здоровой, ранней воспой сельские жительницы обычно выходили в лес, чтобы умыться пасокой (так раньше называли березовый сок), кроме того, ополаскивали лицо огуречным рассолом, соком квашеной капусты. Капуста белокочанная. Лечебные свойства капусты известны в народной медицине с давних времен. Древние римляне употребляли ее при бессоннице и головных болях, считали средством, повышающим устойчивость организма к различным заболеваниям. Сок капусты значительно повышает аппетит, усиливает секреторную деятельность желудка, регулирует действие кишечника. В соке содержится витамин "У", который оказывает положительное действие на слизистую оболочку желудка, способствует заживлению язв. Благотворное влияние оказывает капуста и на кожу, причем на косметические маски идет сок как свежей, так и квашеной капусты. Маска для жирной кожи кашица из провернутых в мясорубке свежих капустных листьев, смешанных со взбитым яичным белком - наносится на лицо и шею на 25 - 30 минут. Маска способствует за-живлепию гнойных и ожоговых pan. При сухой коже применяется маска нз измельченных листьев свежей капусты, отваренных в молоке до состояния капштпл; наносится на лицо и шею на 20 минут. Прекрасным освежающим и омолаживающим действием обладает маска из квашеной капусты - "парижская". Для этого на предварительно очищенное лицо нужно положить слой листьев квашеной капусты и полежать так 15 - 20 минут в темпом помещении, расслабив мышцы. Маску смывают холодной водой. Сок свежей капусты используют для выведения бородавок, смазывая их соком 4 - 5 раз в день. Сок, разбавленный водой, применяют для полоскания горла при воспалительных процессах. Картофель. Настоящей кладовой микроэлементов, витаминов (группы "В"), углеводов, белков и крахмала является обычный картофель. Если вы задумали приготовить блюдо из отварного картофеля - не выливайте воду, в которой он варился. Этим отваром полезно умываться, а можно сделать и ванночку для смягчения кожи рук. Маска из картофельных очистков и льняного семени поможет вам при мозолях на руках и за-грубениях и трещинах на пятках. Перед тем. как очистить картофель, его необходимо тщательно промыть с помощью щетки и просушить. Очистки 7 мелко нарежьте и смешайте с горстью льняного семени. Залейте небольшим количеством воды и варите, помешивая, на слабом огне до образования кашицы. В эту кашицу погрузите руки или ноги на 20 - 25 минут (сверху накроите полиэтиленовой пленкой и махровым полотенцем). Затем смойте водой, а участки загрубевшей кожи осторожно потрите пемзой. Сухую кожу хорошо смя г-чает маска пз картофеля, сваренного "в мундире". Одну картофелину растирают с 1 столовой ложкой сметаны и наносят кашицу на лицо ровным слоем. Отечность лица и "мешки" под глазами станут несколько меньше, если регулярно (2 - 3 раза в неделю) делать маску пз сырого картофеля. Сырой очищенный картофель натереть на мелкой терке. Массу распределить между двумя марлевыми салфетками и положить на лицо. Через 20 - 30 минут маску спять, лицо протереть настоем ромашки. При стареющей коже в теплое картофельное пюре добавьте 1 желток и 1 столовую ложку молока. Маску нанести на лицо и шею, а затем смыть настоем мяты и цветов липы (взятых в равной пропорции). Чтобы спять усталость и освежить кожу вокруг глаз - наложите на закрытые вскп топкие ломтики сырого картофеля, отрезанные по ширине клубня. Полежите 5 - 10 минут, постарайтесь полностью расслабиться. Старинным народным средством, помогающим- при воспалении верхних дыхательных путей, является вдыхание пара от картофеля, сваренного "в мундире". Такую "картофельную баню" можно применять и при раздраженной чувствительной коже, перед тем как сделать чистку лица в домашних условиях. Для паровой ванночки можно использовать и воду, в которой варился картофель. Примочки пз свежеприготовленного картофельного сока полезны при различных раздражениях кожи, народная медицина советует применять их при экземе. Мед. Целебные свойства меда общеизвестны. В его состав входят многие микроэлементы, необходимые для жизнедеятельности организма. Он оказывает успокаивающее влияние на организм и естественное мягкое послабляющее действие. Медовые маски делают кожу гладкой и мягкой и особенно полезны для увядающей и стареющей кожи. При нормальной коже подойдет простая медовая маска, когда на предварительно очищенную кожу лица наносится мед, разогретый в паровой бане. Смывают маску через 15 минут с помощью ватного тампона сначала теплой, а затем холодной водой. Смешав 1 чайную ложку меда с 1 десертной ложкой лимонного сока получают маску для жирной кожи. Ее наносят на кожу лица на 15 - 20 минут. Чтобы приготовить медовую маску для сухой кож и, нужно растереть до белого цвета 1 чайную ложку меда, 1 желток и 1 столовую ложку сливок. Смесь наносится на лицо и шею на 20 минут. Смывают маску теплой водой, а затем ополаскивают лицо охлажденным настоем розы. (Для приготовления настоя листья двух бутонов розы заливают стаканом крутого кипятка, через 3 часа процеживают, а затем охлаждают в холодильнике.) При сухой морщинистой коже делают маску, смешивая 2 чайные ложки меда, столовую ложку очень крепкого чая, 2 столовые ложки овсяных хлопьев и 1 2 столовые ложки воды. Полученную массу хорошо растирают и прогревают в паровой бане. Смесь наносится на лицо толстым слоем, затем лицо накрывают бумажной салфеткой и полотенцем (не забудьте оставить отверстия для нормального дыхания). Для увядающей кожи полезна маска из смеси меда, растительного масла, сока рябины (по одной чайной ложке) и желтка. Смесь тщательно растирается и наносится на липо и шею на 15 - 20 минут. Перед маской нужно сделать паровую ванночку или компресс из отвара цветков липы. Прекрасное стягивающее действие оказывает маска, состояния пз столовой ложки меда, - столовых ложек муки и взбитого яичного белка. Маска особммню рекомендуется для стареющей кожи. Ее наносят на лицо ватным тампоном послойно. Дав подсохнуть одному слою, кладут следующий (всего 3 - 4 слоя). Через 20 - 30 минут маску смывают сначала теплой, а затем холодной водой. Заметим, что эту маску можно делать не чаще, чем 1 раз в 10 дней. Часто женщины тратят много времени и сил для того, чтобы приобрести какое-то "чудодейственное" импортное средство для ухода за кожей и при этом не задумываясь выбрасывают остатки натуральных продуктов питания, которые действуют на кожу не хуже, чем многие заморские косметические кремы и лосьоны. Например, не спешите вымыть баночку из-под майонеза или меда, выбросить коробку из-под сметаны. На их стенках осталось достаточное количество продукта, чтобы сделать косметическую маску. Хорошая хозяйка использует все продукты питания без остатка и никогда не выбрасывает ни капельки, ни крошечки.

Л. С. ЩЕРБАКОВА

УРОКИ КРАСОТЫ

(ОТБЕЛИВАЮЩИЕ МАСКИ)

Нередко с наступлением весны и первыми лучами солнца женщины вздыхают: "Опять эти веснушки. И кто их только придумал!" Веснушки - не признак болезни. Это врожденные свойства кожи. Они чаще появляются у блондинов или рыжеволосых людей, характерны веснушки и для молодой кожи. С возрастом количество веснушек уменьшается, а к старости они и вовсе исчезают. Веснушки часто придают лицу милое своеобразие и молодой задор. А вот избыточное отложение пигмента - гиперппг-ментация кожи - кожное проявление заболевания внутренних органов человека. Чаще оно связано с беременностью, с нарушением функции надпочечников или половых желез, нарушением обмена веществ, витаминного баланса, интоксикацией игл воздействием некоторых препаратов и др.

Ольга ЩЕРБАКОВА

КРЫЛЬЯ НАД ВЕРШИНОЙ ПЛАНЕТЫ

"Лед и пепел" - книга воспоминаний. Рассказывая нам о работе полярных летчиков, она освещает героические страницы истории советской авиации.

Имя автора книги известно многим. Валентин Иванович Акхуратов заслуженный штурман СССР, главный штурман полярной авиации. Он один из тех, кто активно и сознательно участвовал в трудной героической работе по изучению и освоению Арктики.

Арктика - это поистине летопись беспримерных подвигов. Она всегда звала к себе смелых, отважных, решительных, стремящихся раскрыть и познать те удивительные тайны и явления, которые Арктика ревниво защищает своими огромными, совершенно безлюдными пространствами, лютым морозом и пургой, торосистыми льдами.