Деревня

Н.Маркелова

ДЕРЕВНЯ

Снежное поле тянулось до самого белёсого изорванного облаками горизонта. Изъеденное язвами желтой травы, с редкой шерстью кустов и голыми душами берёзок, за что-то брошенных под ветер. Оно походило на юродивого, зачем-то боровшегося за свою никому не нужную причиняющею ему самому только боль жизнь. И во всём этом было столько всего противоестественного, что вызывало лишь отвращение.

По полю шла серая лошадь, кое-где она проваливалась в снег и с трудом вытаскивала дрожащие окровавленные ноги, очевидно содранные об острый как зубы чудовища наст. Когда позёмка запутывалась в её копытах, лошадь останавливалась и начинала жалобно ржать. В абсолютной гнетущей снежной тишине её голос походил на звон колокола, на разрушенной колокольне, над пустым заброшенном кладбищем.

Другие книги автора Наталья Евгеньевна Маркелова

Кто-то думает, что любовь – только результат химических процессов в мозгу. Кто-то считает, что она – самая большая загадка Вселенной… Ну а авторы этого сборника уверены, что Любовь – это настоящая Магия. И хотя вам предстоит прочесть про эльфов, драконов и колдунов, про невероятные приключения и удивительные события, знайте, что на самом деле в каждом рассказе этой книги речь идет о Любви.

И самое главное! В состав сборника «Любовь и Магия» вошли произведения не только признанных авторов, таких как Елена Звездная, Анна Гаврилова, Кира Стрельникова и Карина Пьянкова, но и начинающих литераторов. Их рассказы заняли первые места на литературном конкурсе портала «Фан-бук», где более двухсот участников боролись за победу. Так что, прочитав рассказ, вы можете зайти на сайт fan-book.ru и поделиться впечатлениями – авторы их очень ждут.

Сборник «Миры Ника Перумова. Мельин и другие места» составлен из рассказов победителей литературного конкурса «Изумрудный дракон. Незаконченные сказания», проводившегося на интернет-портале «Цитадель Олмера» при участии журнала «Мир фантастики».

Н.Маркелова

ЯРКИЕ ПЯТНА

Я иду по ночному городу. Вдоль дороги тянутся коробки домов, окутанные темнотой, под моими ногами зима, грязный снег. Вся моя жизнь похожа на эту зиму, которая никогда не кончится. Бесконечная русская зима, в которой присутствует лишь один цвет серый - и от этого тупеет мозг. Моя родина, что это? Это тощие березки, тянущие к тёмному небу свои голые тонкие ручки в мольбе о помощи? Не дождётесь! Так же как и не дождусь её и я. Наверное, Богу тоже неприятно смотреть на эту серую бескровную землю. Вот это и есть моя жизнь - вечное ожидание весны. Это и есть моя родина. Родина, в которой хорошо живётся только таким же серым людям - легче маскироваться, а остальным приходиться выживать, утопая в этом грязном снегу. И иметь лишь одну возможность разукрасить его, сделать ярким, так чтобы Господь Бог, оглядывая утром землю, заметил это яркое пятно и задержал свой взгляд на России, разукрасить его своей кровью.

Н.Маркелова

ПРОКЛЯТЬЕ

И Боги прокляли его. А Он смеялся, глядя им в глаза, Он был смел и не боялся проклятий.

Тогда они послали ему ненависть, и своя кровь смешивалась на Его теле с чужой и Он смеялся.

А Боги создали Его нищим, и Он стал философом.

И Боги наслали Ему болезни и тогда Он сделался святым.

И подумав, Боги даровали Ему любовь. И вот тогда упав на колени, Он заплакал.

Н.Маркелова

А В О С Ь !!!

Разыскивается!

Тремя королевствами и советом магов,

Разыскивается особо опасная

шпийонка, убийца и ведьма

Натали!

За доставление оной в исключительно

живом состоянии будет выплачено

5000

золотом или одно магическое

желание.

Далее шли три королевских печати и печать магистра объединённого общества семи королевств. А так же рисунок девушки в мужской одежде.

Н.Маркелова

ПОДАРОК

Этой ночи Будимир ждал всю свою долгую жизнь. По крайней мере, большую её часть.

И эта ночь пришла именно теперь, когда седина посеребрила его голову и бороду, а зоркость глаз была совсем не та, что в молодости, когда он научился видеть внутреннем взором, взором, который не обманет ни хитрость врага, ни холодность друга.

Он был стар, но ещё крепок, как древний дуб и его мастерство славилось далеко за пределами его кузни. Мечи и кольчуги, ножи и щиты со знаком ворона обрастали легендами. А кони, подкованные им, летали быстрее ветра, спасая хозяина от злой холодной Мораны, и обгоняли её охоту. Он мог бы гордится своей не в пустую прожитой жизнью, но без этой ночи он бы считал её напрасной.

Н.Маркелова

ЗДРАВСТВУЙ!

(Из цикла "Воспоминания, которых нет")

Для Наденьки Шубинской.

С низких сводов подземелья падали время от времени крупные грязные капли воды, впрочем, может быть и крови, потому как прямо где-то надомной высоко над этой конурой находилась пыточная камера, из которой меня только что и привели. А точнее сказать притащили, идти я не могла, и грубо бросили на грязный каменный пол, потом со скрежетом затворилась дверь и наступила тишина. Полной тишины вообще-то не бывает, если только там, откуда нет возврата и где как говориться все мы будем, но вот я там должна была оказаться следующим утром. Только, честно говоря, я не знала грустить мне или радоваться, если вам когда-нибудь, конечно не дай Бог, придётся повисеть на дыбе, вы меня поймёте, и теперь я лежала и размышляла о том, как же всё глупо было в моей никчёмной жизни, да впрочем, ничего и не было ни любви не друзей хороших, лишь книги, книги, книги, да поиски чего-то между строк, вот эти поиски и довели до подземелья Святой Инквизиции дочку благороднейшего человека красавицу за руку, которой устраивались целые бои. Где же вы теперь-то господа благородные рыцари?

Н.Маркелова

Р Е К А

Ночь охватывала всю вселенную, и только река была настоящей в непроглядной пустоте. Вода шумела, вздыхала и плакала. Она походила на дорогу, дорогу куда-то далеко, далеко в иные неведомые и пугающие миры.

Да река была настоящей, а ещё девочка. Вернее девушка одиноко сидящая у реки.

И не было ничего кроме них ни земли, ни неба, ни людей, ни животных.

И тогда девушка создала песню и слёзы, а река волны и ветер.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Теодор СТАРДЖОН

РУКИ БЬЯНКИ

Рэн впервые увидел Бьянку, когда мать привела ее с собой в лавку. Она была приземистой, широкой в кости, с редкими сальными волосами и гнилыми зубами. Из безвольно распущенного рта стекала на подбородок беловатая струйка слюны. Двигалась она так, словно была слепой, или же ей было совершенно наплевать, на что она налетит через следующие два шага. Ей и в самом деле было все равно, потому что Бьянка от рождения была идиоткой, и только ее руки...

Георгий Стародубцов

Профилактические истории

1. Пиво

Жил был один мужик. У него было пиво. Однажды пиво пошло в магазин за картошкой. А там его другие мужики поймали и выпили. Выпили и превратились в слонов. Мелких таких, тщедушных. Уборщица стала этих слоников шваброй бить. Какие успели - залезли под прилавки. А там всякой-всячины продуктов так много, да вкусное такое. Стали слоны эту еду поглощать. И сразу выросли очень большими. И так они растолстели, что магазин не выдержал и развалился. Ударило слонам кирпичами по голове, и превратились они опять в мужиков. Смотрят, а рядом стоит мужик, хозяин пива, которое они выпили. И говорит хозяин - пойдёте на меня работать, пока не отработаете стоимость моего пива и магазина, который вы разломали.

Владимир Сухих

Сафари 2015

- Позвольте фрау Мюллер, я помогу вам достать ваши вещи! - солидный господин в сером клетчатом костюме с трудом вытянул чемодан с третьей полки плацкартного вагона.

Маленький походный будильник немки, от тряски подпрыгивающий на столике купе, показывал половину четвертого утра. Но это мало что значило, так как часовой пояс вечером определяли всей туристической группой из Ганновера почти наугад. Они уже успели познакомиться и узнать, что в нынешней группе почти все немцы и лишь случайно затесался один состоятельный бельгиец. Впрочем, он хорошо понимал по-немецки. За забрызганным грязью окном проплывали мутные предрассветные фонари какого-то города. Со скрежетом и шипением поезд начал сбавлять ход.

Владимир Сухих

Самый достойный среди...

...Война компроматов во время последних выборов еще раз показала, что во власть у нас стремятся пролезть люди, совершенно для этого не достойные...- бойко трещала по радио девчушка-корреспондент. Человек в белом халате выключил приемник и еще раз внимательно всмотрелся в экран компьютера, на котором высвечивались разноцветные кривые, разнообразные столбики, кружочки и таблицы, заполненные рядами чисел. Нервно засунув окурок в уже доверху наполненную пепельницу, он нерешительно взял телефонную трубку.

Светлана Свининникова

Сказка

И не верила в эти сказки...

Вдруг привиделось чудо-юдо.

"Настасья",

песня Вяч. Бутусова.

Ест ли чудо-юдо "Чудо-йогурт"?

"Наше радио".

- Итак, указатель. Направо - маковое поле - 5 км. Угу. Прямо Тридевятое царство - 7 км 289 м 13 см 4 мм. Ого!.. Налево - болото Водяного - 6 км с половиной. Ага. Куда бы податься? Нормальный человек в это самое царство ни за что не пошёл бы... но что это вообще за царство - вот в чём вопрос! Как это понимать - Тридевятое? Как писал Высоцкий: трижды девять двадцать семь, то есть Царство No27? Неужто тут этих самых царств так много?.. Живут же люди. А может, здесь ошибка, и имеется в виду "три девятых царства" - в смысле, дробь? Говорят же так: "Отдам полцарства, если...". А потом: "Отдам полцарства от полцарства..." или что-нибудь в этом роде. Конечно, заслуги разные бывают. Но зря они всё-таки так царством разбрасывались - направо и налево. Вот и осталось три девятых, т.е. одна третья. "Однотретье царство" - конечно, хуже звучит! Пойду-ка лучше в болото. Кто знает, вдруг это царство и целиковое-то малюсеньким было, а тут всего-то и есть, что одна треть - жуть!

А. Свистунов

Чудо по-русски

В славном городе Санкт-Петербурге вечерело. Белая ночь входила в город долгими, как последние проводы, хмурыми сумерками. На Невском, в семи комнатной квартире с евроремонтом, тихо зрел заговор.

После того как был сделан заказ, скучно стало слушать господина Мусинского. Заговорщики предвкушали выпивку и закуску. Григорий Алексеевич почувствовал нервозность ожидания и объявил перекур. Он улегся на любимый диван, выпятил живот и пускал вверх затейливые колечки табачного дыма. Вера, очаровательная зеленоглазая ведьма, в мечтах уже перенеслась на шабаш ведьм в Палермо, на Сицилию, куда была приглашена через три дня и где собиралась отрываться целую неделю. Она с удовольствием делилась своими творческими замыслами со Шмелевым, долговязым учеником чародея. А тот, активно болея за свою любимицу, смаковал подробности черного пиара русской королевы красоты. Петрович, солидный и уверенный в себе заслуженный маг, баловался затейливым пасьянсом с шестью живыми блуждающими джокерами.

А. Свистунов

(Ташкент)

Пограничная полоса

Крестик, нолик, крестик, нолик, крестик, нолик... Километры крестиков и ноликов, выписанных в одну линию. Символ безнадежно ничейной партии отразился в пограничной полосе, много лет разделяющей естественный и искусственный интеллект...

Вдоль пограничной полосы, по нашу сторону, фланировала золотая молодежь с пестрыми плакатиками в руках. Серые комбинезоны тащили лозунг: "Да здравствует мир без Исипов. Убирайтесь отсюда вон!" Люди, одетые строго и со вкусом, несли предостережение: "Каждое действие - суть необратимое". Юноши и девушки, понавешавшие на себя по паре бутафорских ног, рук и голов, выступали под лозунгом: "Мы хотим с вами!" При этом каждый выкрикивал что-то свое и в разноголосом шуме терялся смысл пламенных призывов.

А. Свистунов

(Ташкент)

Ворота Рая

Народ яростно толкался, устремляясь куда-то с невиданной ранее целеустремленностью. Она направляла людские потоки через прилегающие улицы и бодрым маршем вливала их в бурлящую массу на главной площади города. Водовороты человеческого темперамента закипали, сталкиваясь друг с другом, разбрасывая искры эмоций.

В одном из таких водоворотов волей безрассудного случая оказался Пчелкин. Сегодня утром он как обычно вышел из дома по делам, но зазевался, пораженный новизной и масштабностью явления, потерял себя в толпе и оказался на площади.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Н.Маркелова

И Г Р А

Камин, ласково потрескивая, освещал забитую книгами, с пола до потолка, комнату. Со свободных мест на стенах улыбались портреты знаменитых художников.

В мягком кресле, за дубовым столом, заваленным рукописями, фолиантами и письмами, наполовину скрывающими череп, и полностью чернильницу, ощетинившуюся перьями, в домашних тапочках, в махровом халате, прикрывшись пледом, о чём-то задумавшись, сидел темноволосый мужчина. В его тёмных хищных глазах отражался огонь камина.

Н.Маркелова

НАЧАЛО

( из цикла Воспоминания, которых нет)

Вечер клонился на реку Тверцу курчавой звёздной головой, делая её воды, лежащие среди густых лугов и дремучих лесов, тёмными, как глаза заезжей цыганки. По реке, точно сытая корова по тучному полю, шла ладья...

- Эка спросил, - старый Никадим погладил жиденькую седою бородку и насупился. На самом деле он делал вид, что сердится, характер у него был добрый, и Афоня не раз слышал, как дед говорил кормчему Миките, что из него, Афоньки, выйдет знатный гребец. Микита всегда спорил, утверждая, что на ладье сила и сноровка нужна, а этот, малец, на ладан дышит, но Никадим стоял на своём - эка складно палубу моет, хоть и малый, а я его уже за вёслами видал и вот и теперь мальчишка видел, как зажглись глаза старика, любил тот такие разговоры:

Н.Маркелова

НЕТ И НЕ БУДЕТ

Всем, кто живет мечтой, посвящается.

Никто уже не помнил ее настоящего имени, все от мала, до велика звали ее Венди. Да и она сама не вспоминала его, если только не заглядывала в паспорт, а это ей было делать вовсе незачем. И все, весь город, считали ее чокнутой...

Как-то в детстве в библиотеке она наткнулась на старую потрепанную книгу, и сердце ее екнуло от предчувствия чуда. Это была сказка о Питере Пэне. Неделю она глотала слово за словом, забыв о своих нехитрых детских развлечениях и друзьях, а когда последняя буква, была прочитана, поспешила во двор, чтобы посвятить своих товарищей в таинство чудесного острова.

Н.Маркелова

ПТИЧЬЕ МОРЕ

Он лежал в зарослях высоких трав, раскинув руки и отбросив в сторону автомат. Просто лежал и смотрел в небо. Небо полное птиц. Стояла осень и уже чувствовался лёгкий морозец, исходящий из земли, готовой отвергнуть всё живое и уснуть под тёплым белым покрывалом. Но сейчас осень лишь усиливала запахи воздуха и травы. И человек лежащий среди поля был рад этому, хотя даже горьковатый запах полыни не заглушал пропитавшей его вони пожарищ и смерти.