Депутат мафии

ДЕПУТАТ МАФИИ

Лариса КИСЛИНСКАЯ, обозреватель "Совершенно секретно"

Несколько недель назад в столице разразился скандал: наш обозреватель Лариса Кислинская сообщила по каналам ИТАР-ТАСС, что в Москве ликвидирована банда, в которую входил помощник известного депутата Московской городской думы Анатолия Станкова. И это при том, что Станков числился в председателях комиссии (нигде не зарегистрированной) по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Московской думы, а его арестованный помощник Иван Голышев был его заместителем. Естественно, депутат тут же заявил, что его с Голышевым оклеветали, что это все происки врагов накануне очередных выборов в городскую Думу. Один депутатский срок Анатолий Станков, как говорится, уже отмотал, пришла пора снова поработать с избирателями. Вот, правда, с некоторыми из них "работали" весьма своеобразно.

Другие книги автора Лариса Кислинская

Лариса КИСЛИНСКАЯ

МИХАСЬ

ИЗ СОЛНЦЕВА

Арестовав в Женеве лидера "солнцевской" преступной группировки Сергея Михайлова по кличке Михась, швейцарская полиция столкнулась с удивительными вещами, которые вряд ли можно объяснить только загадочностью русской души.

Молчание ягненка

Как сообщило швейцарское информационное агентство, при задержании он отрицал "какую бы то ни было связь с преступной организацией", уверял, что стал "жертвой соперничества между экономическими кланами, которые свирепствуют в столице России в сфере продажи контрактов". А вскоре от Сергея Пограмкова, московского адвоката Михайлова, швейцарская полиция получила два любопытных документа. В одном за подписью солнцевского межрайонного прокурора В. Киселя сообщалось, что "Сергей Анатольевич Михайлов, 1958 года рождения, прописанный по адресу: Москва, улица Новопеределкинская, дом 8, кв. 20, является лицом, не имеющим судимости"... Из другого документа, подписанного начальником следственного управления Генеральной прокуратуры РФ В. Казаковым, следовало, что "сведениями о наличии уголовных дел, возбужденных против Михайлова С.А. другими следственными подразделениями прокуратуры России, а также следственными структурами МВД, ФСБ и налоговой полиции Российской Федерации, сотрудники следственного управления Генеральной прокуратуры не располагают".

Лариса КИСЛИНСКАЯ

КАК БАНКИР АНГЕЛЕВИЧ МИНИСТРА ПРИРУЧИЛ

Банкир и его шайка

Все эти кадры были сняты скрытой камерой. Теневым режиссером и продюсером этой работы "неизвестного мастера" стала не какая-нибудь зловещая спецслужба, а частное лицо. Видеопленка была извлечена во время обыска на даче из сейфа руководителя "Монтажспецбанка" Аркадия Ангелевича. Съемки велись в сауне ночного клуба, известного как одно из любимых мест встреч ребят из Солнцева, чей лидер Сергей Михайлов (он же Михась) томится сейчас в швейцарских "застенках". О том, что клуб оборудован системой скрытых камер, которые методично фиксировали все, что происходило в сауне, бассейне и спальнях, наивные посетители клуба, естественно, не подозревали.

Лариса КИСЛИНСКАЯ

"СОЛОНИК УЖЕ ДЕРЕВЯШКА"

РАССЛЕДОВАНИЕ УБИЙСТВА САШИ МАКЕДОНСКОГО

Уже более месяца продолжаются гадания: кому была более выгодна смерть "килера номер один" Александра Солоника, найденного 1 февраля с удавкой на шее в лесу недалеко от Афин: спецслужбам, милиции, прокуратуре, мафии? Однозначного ответа не дает никто. Да это и понятно: все официальные источники информации упорно хранят молчание. Не претендуя на полноту освещения всех обстоятельств этой загадочной смерти, хочу познакомить читателей с версиями правоохранительных органов и одной теперь уже бывшей спецслужбы - коржаковской Службы безопасности президента РФ, которая, оказывается, тоже приняла участие в поиске бежавшего из "Матросской тишины" ночью 5 июля 1995 года Александра Солоника.

Популярные книги в жанре Криминальный детектив

Я чувствовал бы себя счастливейшим из смертных, сиди сейчас рядом со мной Рут, а ее муж и мой лучший друг Алонсо, устроившись сзади, ворчал бы о дурной подвеске корпуса французских машин по сравнению с теми, что носят клеймо «Made in USA». Ибо Алонсо, даром что родился в мексиканской деревушке неподалеку от Санта-Фе, считает себя большим американцем, нежели его супруга, появившаяся на свет в Чикаго. Но, увы, в это время Рут, должно быть, кормит овсяной кашкой своего сына и моего крестника Хосе, а Алонсо, не спуская глаз со стрелок часов у нас в конторе, наверняка подсчитывает минуты, отделяющие его от того вожделенного момента, когда государство наконец позволит ему вернуться домой, к жене и малышу.

– Я вам, женщинам, удивляюсь. Так легко стать красивой, да что красивой, привлекательной, а что вы с собой делаете? Ну, не все, есть, конечно, киски, от которых мужики теплеют, но их еще надо глазками поискать. И у этих кисок все снизу начинается, сначала каблучки высокие, затем ножки от ушей. И потому мы с ножек твоих и начнем. Так, скальпель есть, а вот пилы не вижу... Где же наша пила? А! Вот она, миленькая! Заржавела немножко, но ничего, сейчас мы ее спиртиком протрем, и все будет в ажуре. Ты только не дергайся, коли ко мне попала, все равно не выпущу, пока в аккурат не удовлетворюсь и Гиппократа не удовлетворю... Потому и привязал...

Он сидел в полицейском фургоне, подняв воротник кожаной куртки. Серебряные заклепки резко выделялись на фоне черной кожи. Ему было семнадцать. Волосы спадали темной копной. Он ходил с высоко поднятой головой. Знал, что у него хороший профиль. Рот — одна упрямая линия, тонкая, словно лезвие складного ножа, готового при малейшей провокации раскрыться, будто надавили на потайную кнопку. Руки глубоко засунуты в карманы куртки, а в серых глазах замерло возбуждение, почти праздничное волнение. Он пытался убедить себя, что у него лишь небольшие неприятности, но ничего не получалось. Он постепенно спускался до отрицания очевидного, словно по спирали, которая медленно вращалась в тумане пережитого: страха, когда фонарик полицейского остановился на нем; слепой паники, когда он бросился бежать; возмущения, когда твердая рука полицейского сомкнулась на рукаве его кожаной куртки; презрения, когда копы заталкивали его в патрульный фургон, а потом упрямства, когда его регистрировали в местном полицейском участке.

Роман Мишеля Дедина «Похищение норки» построен по всем канонам детективного романа — захватывающий сюжет с головокружительными поворотами и неожиданной концовкой.

В остросюжетных детективных произведениях «Тени в лабиринте» и «Смерть отбрасывает тень» действие происходит в начале 70-х годов. Автор затрагивает острейшие социальные и нравственные проблемы нашего общества периода застоя, показывает нелегкие, полные опасности будни работников уголовного розыска.

Студент Женя Антонов, случайно узнавший рецепт уникального нового наркотика «Формула счастья», не вызывающего привыкания, считается убитым. В действительности он похищен арабской преступной группировкой…

Он живет в таинственном дворце на далеком Востоке. Здесь, в «золотой клетке», его окружают комфорт и роскошь.

Единственное условие преступников – он должен работать над производством и усовершенствованием «Формулы счастья» – иначе умрет страшной смертью.

Однако друзья Жени из Сибири не верят в его смерть. Они готовы на все, чтобы спасти его из заточения. Но как обычным людям убедить в своей правоте высокопоставленных сотрудников российских спецслужб, уверенных, что они просто хватаются за соломинку?

А действовать необходимо как можно быстрее – ведь Женя задумал рискованный побег и жизнь его висит на волоске…

 Автомобиль на большой скорости врезался в группу людей на остановке, убивая и калеча. Возбуждено уголовное дело, начато расследование. После его окончания дело передали федеральному судье Струге.

И тотчас на судью начал давить один из высокопоставленных чиновников города, родственник которого был причастен к наезду. Одновременно дала о себе знать и другая, потерпевшая сторона. Впрочем, для судьи подобная ситуация обычная.

Но дело вдруг начинает приобретать неожиданный поворот. Судье кажется, что предоставленные следствием доказательства вины подсудимого недостаточны и подозрительны. В связи со служебной необходимостью он получает в УВД оружие и очень скоро пускает его в ход.

Ранее роман издавался под названием «Большой героин».

из сборника A Confederacy Of Crime под редакцией Сары Шенкман.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Русская сказка

ДЕРЕВЯННЫЙ ОРЕЛ

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь. И было у царя множество слуг. Да не простых прислужников, а разных мастеров: и столяров, и гончаров, и портных. Любил царь, чтобы и платье у него лучше, чем у других, было сшито, и посуда хитрее расписана, и дворец резьбою украшен.

Мастеров в царском дворце видимо-невидимо было.

Все они по утрам собирались к царскому выходу и ждали, кому какое дело царь на сегодня назначит.

10 лет, которые изменили мир

"Историю понять тяжело, из-за всего дерьма, понаписанного наемными людьми. Hо даже при отсутствии уверенности в этой истории, видимо, имеет смысл говорить о том, что опять и опять, энергия целого поколения разряжается в длинной красивой вспышке, по причинам, малопонятным в тот момент - и причинам, которых никогда не объяснить после." Хантер Томпсон, Fear and Loathing in Las Vegas

SET AND SETTINGS

ГОД 1986

Детектив Буш

[отсутствуют главы 5, 6, 7]

1

На столе в центре вестибюля стояла широкая низкая ваза с голубыми и розовыми гиацинтами - упругими, чопорными, словно искусственными цветами. Рядом с вазой лежал замшевый мешочек, лупа и ювелирные весы. Вот сейчас, подумал Буш, кто-то войдет из мрака холодной мартовской ночи и проверит содержимое мешочка. Человек этот, кто бы он ни был, приедет на машине.

Было два часа ночи. Дорогу, ведущую к зданию офицерской столовой Учебного центра ВВС заливал мертвенный свет прожекторов. В сотне ярдов отсюда на футбольном поле стоял наготове вертолет со снятой рацией. Пилот в кабине, наверное, дышал на озябшие руки; он получил инструкцию неукоснительно следовать полученному предписанию: малейшее отклонение, малейшая игра в геройство - и он потеряет работу.

Детский центр. Посещение второе

В следующее посещение центра мне представилась возможность просто побыть членом. Я был укрыт плотной тканью с отверстиями, и только мой член и яйца были видны снаружи. Естественно, я сквозь дырочки в ткани мог видеть все. Потом привели детей, и им показали мой член. Всего было восемь детей, мальчики и девочки, в возрасте от 6 до 12 лет, все они были обнажены. Каждый должен был погладить мой член, облизать его, а затем пососать. Камера должна фиксировать каждое действие, выражение на лице у каждого ребенка, а также то, как они реагировали на мой член и на тела друг друга.