Департамент «Х». Прощальная молитва

Имам дагестанского села Меджиев задумал нестандартный и крайне действенный план по укреплению ислама на Кавказе. Похитив семерых православных священников, он собрался устроить соревнование между ними и семерыми имамами – чья вера крепче. А хитрость в том, что во время «встречной» молитвы дом со священниками на глазах народных масс должен «чудесным образом» взорваться – якобы по воле Аллаха. Но в новой секретной российской структуре «Департамент Х», к которой прикомандирован старший лейтенант спецназа ГРУ Константин Радимов, уже занялись решением проблемы. Сотрудники Департамента – люди с паранормальными возможностями – приготовили для имама и его односельчан настоящее чудо…

Отрывок из произведения:

Погода испортилась окончательно. Виной всему был ветер, перешедший даже градацию штормового. А это обещало вероятное отключение электричества. В последнее время такие картины стали уже почти привычными. Как только поднимется сильный ветер, где-то перехлестывает давно провисшие провода, за которыми в последние годы никто не следит как полагается. На подстанции, естественно, срабатывает автомат, и в домах военного городка отключается электричество. В самой воинской части – всего на несколько секунд, потому что другой автомат подключает аварийную линию, идущую из соседнего района области. А в поселке ДОС[1]

Рекомендуем почитать

Полковник спецназа Орешин отдает себя в руки таджикских боевиков в обмен на жену и сына. Но спецназовцы своих не бросают... Десять бойцов из отряда Орешина спешат на выручку командиру. Горные тропы, засады, ловушки — все это ерунда по сравнению с тем, что начинается после освобождения Орешина...

Спецназовец Костя Романов выходит на тропу войны. Секретное задание, полученное им от начальника флотской разведки, адмирала ГРУ, предельно конкретно и жестко: надо ликвидировать группу наемных убийц, действующих по всему миру и наносящих серьезный урон государственной системе России. Дело осложняется тем, что боевики этой группы – бывшие российские спецназовцы, а это значит, что голыми руками их не возьмешь. Но спецназ ГРУ – есть спецназ ГРУ. Костя заточен, как десантный нож, собран как автоматный затвор, стремителен как пуля. Ведь он знает, с кем вступил в схватку.

Бывший сотрудник ГРУ, а ныне частный детектив Павел разыскивает убийц Родиона Приказчикова. Этот молодой человек состоял в грозной и неуловимой банде «Бешеные псы», промышлявшей налетами, разбоем и убийствами. Родиона убрали его же дружки. Разрабатывая банду, Павел замечает, что «псы» действуют в высшей степени профессионально. И у него появились догадки, что налетчиками верховодит не простой уголовник, а некий высокопоставленный чиновник…

У диверсантов нет нервов, а у этих вдобавок нет и сердца. Им все равно, кого уничтожать – детей, женщин, стариков, им все равно, кто их нанимает – чеченцы, политические авантюристы, спецслужбы, – лишь бы платили. Им хорошо живется в мутной воде беспредела. Но с этим решительно не согласен бывший подполковник спецназа ГРУ Сергей Марковцев. Ведь из-за этих подонков погибли его друзья. Сергей идет на верную смерть, но эти отморозки умрут раньше. Впрочем, Марковцев и смерть – давние знакомые, и реакция у спецназовца всегда была быстрее...

Бывший военный разведчик из ГРУ, а ныне частный детектив Павел Баженов узнает о смерти своего сослуживца и друга Виталия Аннинского. Он обращается за информацией в полицию, где ему сообщают, что преступление раскрыто: в убийстве призналась жена Аннинского Анна. Эта новость шокирует Баженова. Детектив общался с семьей Аннинских на протяжении многих лет и уверен, что Анна ни при каких обстоятельствах не смогла бы выстрелить в любимого мужа. Но если она не виновата, то почему подписала чистосердечное признание? И кто в действительности убил Виталия? Ответы на эти вопросы Баженов собирается получить во что бы то ни стало…

В горах Кавказа обнаружен секретный цех по производству беспилотников. Там пленные рабочие собирают летательные аппараты, с помощью которых экстремисты впоследствии совершают теракты против мирного населения. Найти и уничтожить преступный конвейер поручено взводу старшего лейтенанта спецназа ГРУ Виталия Лукрепциева, при этом нужно освободить из плена и вывести в безопасное место работающих там ценных программистов…

На Северном Кавказе объявился амир Уматгиреев, боевики которого стали регулярно нападать на подразделения федеральных войск и полиции. Местные правоохранители неоднократно пытались уничтожить бандитов, но всякий раз боевикам удавалось уйти. Для борьбы с бандой был направлен отряд спецназа ГРУ. Командир подразделения подполковник Калужный шел на задание с тяжелым сердцем. Он хорошо знал Уматгиреева — в молодости несколько раз встречался с ним на боксерском ринге и всякий раз проигрывал. Удастся ли ему победить в этот раз? Или его опять отправят в нокаут?..

Сотрудники ГРУ подполковник Марковцев и полковник Артемов получают задание предотвратить последствия политического убийства грузинского министра обороны. Руководство разведки считает, что эта акция – лишь первое звено цепи еще более серьезных преступлений, цель которых – тотальная дискредитация России. Известно, что в Грузию прибыл сотрудник ЦРУ Гвидо Терон, который вместе с исполнителем убийства, полковником госбезопасности Шавхелишвили по кличке Шерхан, намерен провести антироссийские провокации. Перед Марковцевым и Артемовым стоит сложнейшая задача – ликвидировать профессиональных политических провокаторов...

Другие книги автора Сергей Васильевич Самаров

Ангел, бывший капитан спецназа ГРУ, профессионал высокого класса, стал киллером. Киллером, который знает себе цену. И если он взялся убрать наркоторговца по кличке Таманец, то доведет дело до конца. Даже если на его пути встанет всесильная Контора. Но, похоже, за ним охотятся не только люди из ФСБ, но и бывшие коллеги из ГРУ. Им-то он зачем? Неужели они все еще надеются, что он будет на них работать? Ладно, он сможет переиграть и тех, и других. Для него главное — выполнить заказ...

Когда бывший командир особой роты спецназа ГРУ Игорь Соргин приехал на похороны боевого друга, то вдруг узнал, что хоронить-то некого – тело пропало из морга. Более того, на самого Игоря совершено покушение… Впрочем, Соргину повезло – он неожиданно встретил двух старых сослуживцев. Теперь они – полноценная боевая группа. Следует только выяснить, кто противник, – и в бой!..

Командир взвода спецназа ГРУ старший лейтенант Сергей Лесничий вызван в Москву. У вокзала его окружают трое кавказцев. В итоге – двое покалечены, третий напоролся на свой же нож и скончался. Арест, увольнение из армии, ожидание суда. В камеру к Лесничему приходит полковник ГРУ Селиверстов и предлагает устроить ему побег, если тот согласится служить в частной военной компании, действующей на Украине. Сергей понимает, что подстава на вокзале была продумана заранее, но тем не менее соглашается. Позже он не пожалел об этом решении, хотя и представить себе не мог, через какие испытания ему придется пройти…

Схватка была стремительной и беспощадной. Несколько чеченских террористов остались мертвыми на асфальте. Но трое бросились в метро и смогли уйти. Среди них – и главарь бандгруппы... Вскоре, правда, спецслужбы перехватили его звонок. Бандит просил помощи. С кем он говорил? Кто его таинственный сообщник, где он? Спецаппаратура вывела на экран карту Москвы. Контуры района, куда звонил бандит, все отчетливее, крупнее. Эти кварталы известны всему миру. Кремль?! Координатор террористов свил гнездо в Кремле? Вот это новость! Под угрозой судьба президента и его семьи. И хоть спецслужбы укомплектованы лучшими специалистами, среди которых есть и бывшие бойцы спецназа ГРУ, работа им предстоит тяжелая. А времени в обрез...

В Главное разведывательное управление поступила информация, согласно которой в одном из отдаленных ущелий на территории Дагестана бандитами организован схрон оружия и боеприпасов. В горы срочно выдвигается отряд старшего лейтенанта Владислава Старицына. Бойцы обнаруживают схрон, а в нем ни много ни мало пятьсот килограммов пластиковой взрывчатки и около шести миллионов долларов США. По приказу начальства спецназовцы организовывают засаду, чтобы выяснить, кому принадлежит все это «добро». Хозяин денег и взрывчатки объявляется через несколько дней. Но приходит он не один, а в сопровождении двухсот вооруженных до зубов наемников…

Некогда могущественный славянский племенной союз из-за внутренних распрей распался на несколько мелких княжеств. Княжество бодричей сохранило название союза да гордость за дни былые. Оно же и стало яблоком раздора между противоборствующими силами, и эта внутренняя бойня заставила ужаснуться всю Европу. Годослав, князь бодричей, сохранял целостность племени нечеловеческой волей, словом и мечом… В историю Годослав вошел не только как мужественный и мудрый воин, но и как отец Рюрика, будущего основателя многовековой русской царской династии. Рюрик сохранил герб отца, трезубец, – геральдическое выражение атакующего сокола…

На территории Дагестана орудует банда дерзких преступников. На их счету — расстрелянный пост ДПС, кровавая расправа над посетителями ночного клуба, нападение на городской суд. Со слов выжившего очевидца, все налетчики носили длинные бороды. Но бородой на Кавказе вряд ли кого удивишь. Как же найти изуверов? Антитеррористическое управление принимает решение привлечь к операции спецназ ГРУ под командованием старшего лейтенанта Сергея Никитича. У этого офицера есть один проверенный и очень эффективный способ охоты — «на живца»…

Роте капитана спецназа ГРУ Алексея Ветошкина поручено уничтожить банду эмира по кличке Старший Брат Сатаны. Бандит с богатым уголовным прошлым получил такое прозвище как непревзойденный мастер ножевого боя. Известно, что, зверствуя на захваченных территориях, он не упускает случая продемонстрировать боевые навыки перед безоружными жертвами. Алексей тоже в совершенстве владеет ножом, и потому для него дело чести — сразиться с эмиром в поединке и развеять миф о его непобедимости. Эмир принимает вызов спецназовца…

Популярные книги в жанре Боевик

Илья Рясной

Вечный кайф

Автор выражает благодарность за помощь в создании этой книги начальнику отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УВД Северо-Восточного округа Москвы Анатолию Фалееву и его сотрудникам.

Я провел ладонью по шершавой жестяной поверхности. Отряхнул руку от ржавчины. Прошептал:

- Крепко закрылись, моллюски.

Арнольд еще раз приложил ухо к двери. Пожал плечами.

- Глухо, - он тоже шептал. Мы не в том положении, чтобы афишировать свое присутствие. - Они точно там?

Приходить в себя после хорошего удара намного сложнее и дольше, чем отключаться. Темнеет в глазах – и никаких мирских забот. Холодная земля или теплая, дождь или солнце – все едино. Другое дело приходить в себя: непрекращающа яся тупая боль в затылке, багровые круги перед глазами, мокрая трава под ребрами. Одно утешает – жив душа к праотцам не отправилась, где ответ за грехи земные держать придется.

Валяясь под откосом в неуклюжей позе, человек уже не тешит себя надеждой, что в одурманенной голове замаячит хоть какая-то здравая идея. А про отлетающую в небеса душу и вовсе забыл, как только до его ушей донеслось отвратительное нытье полицейской сирены. Отвратительное до колик в животе и такое земное, что любого ангела спугнет. Попытка встать и унести ноги не увенчалась успехом. Все, что ему удалось – это перевернуться на спину. На фоне синего неба раздувались огненные круги, налитые свинцом конечности и не думали подчиняться приказам мозга.

№ 609 отель «Рузвельт» Чикаго, штат Иллинойс

Осень, 1934 год

После Бразилии погода в Чикаго показалась промозглой и неуютной. Однако номер в отеле, где я остановился, отличался своей комфортабельностью и прочими излишествами, от которых мне приходилось отказываться в Южной Америке.

В деньгах я не нуждался. Перед отъездом из Рио, где мне пришлось отработать три года редактором филиала «Дейли Ньюс», я сумел продать несколько своих рассказов в издательство «Галлимара», а мой последний криминальный роман стоял третьим в списке бестселлеров этого года.

Грэг Снайд заметно волновался, руки подрагивали, и он еще крепче сжал рулевое колесо. Ему очень не хотелось, чтобы Нэд заметил его состояние. Грэг всячески пытался расслабиться, но чем ближе его “кадиллак” подъезжал к месту встречи, тем больше он нервничал.

Еще от начала Мэдисон-стрит он заметил одинокую мужскую фигуру, неподвижно стоящую у светофора. Город дремал в ранней утренней дымке, и Снайд знал, что человек у светофора – ожидающий его Нэд. Он сбросил скорость, и машина плавно подкатила к перекрестку. Снайд затормозил и открыл заднюю дверцу. Мужчина выбросил сигарету, неторопливо подошел к “кадиллаку” и сел рядом с водителем, игнорируя предложенное ему место сзади.

Душераздирающий тошнотворный вопль. Красные, кровавые вспышки и яркий, ослепительный свет. Дикая боль, крик, и все. Конец. Чернота. Сколько это длилось? Определений нет. Никаких определений. Все гладко, как р пустыне: пространство, уходящее в бесконечность. Доводящая до отчаяния гладь. С бешеной скоростью меня несет в бездну. Я вытягиваю руки вперед, жду препятствия, хочу остановиться, но препятствия нет, пустота. Сердце вырывается из груди, давит страх. Все превращается в белизну, пропадают цвета. Нет никакой опоры, как в бескрайних снежных льдах полюса. Глаза, болят и опухают от напряжения, но как ни всматриваешься, ничего не видишь – белая пелена. Хочется рыдать, но слез нет, нет рук, ног, туловища, нет тебя, есть только боль и страх. Бесконечная острая боль. Вновь вспышками чернота. Все исчезает. Мрак.

Коррумпированная верхушка таинственного суперпроизводства оказывается под контролем Ньюича – предателя Дома Синанджу.

Америка и ее последняя надежда – Римо Уильямс попадают в смертельную ловушку, поставленную преступными заговорщиками. Все против Римо и Чиука – и древняя восточная легенда, и наемные убийцы мафии, и смертоносное искусство Ньюича...

Андрей ЩУПОВ

ЗАБЛУДИВШИЕСЯ НА ЧЕРДАКЕ

"Дни-мальчишки,

Вы ушли, хорошие,

Мне оставили одни слова

И во сне я рыженькую лошадь

В губы мягкие расцеловал..."

Б.Корнилов

Странный у него обитал квартирант. Ежеминутно плюющийся, тощий, злой, с двумя выпуклыми макушками. Евгений Захарович втайне его побаивался и оттого ни разу еще не скрестил с ним шпаги. Он понятия не имел, откуда берутся такие соседи, но предполагал, что очень издалека. Может быть, это главным образом и пугало. Гость издалека - все равно, что чужестранец, а чужестранец - производное от "чужого". Нехитрая этимология, наводящая на нехитрые мысли. Они жили вместе, но мечтали жить врозь. Вернее, Евгений Захарович мечтал наверняка, - о тайных желаниях жильца приходилось только догадываться. А, догадавшись, пугаться...

Ради того чтобы наказать врага, обидчика, чтобы восторжествовала справедливость, человек готов на все.

Единственное, на что он не имеет права – умереть пока живы его враги…

Герой книги Андрея Воронина готов на все, ему нечего терять. Жизнь научила его различать под маской друзей врагов, но не научила жестокостью отвечать на жестокость. Прозрение пришло к нему поздно – он потерял жену, детей, доброе имя, четыре года пришлось провести в тюрьме и даже после этого у него пытались отнять последнее – жизнь…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Из краткой биографии Мих. Лифшица (Дм. Гутов).

«Начало того, что принято называть оттепелью, было отмечено публикацией в «Новом мире» статьи Лифшица «Дневник Мариэтты Шагинян» (1954. № 2), памфлета, в котором он дал портрет сталинской интеллигенции с ее пустозвонством, с поразительным сочетанием эпического восторга с безразличием и равнодушием к делу. Портрет был блестящий, хотя сам предмет и не был слишком красив. Лифшиц однажды привел слова Гете о Лессинге, сказавшего, что писатели эпохи Лессинга живут как насекомые в янтаре».

В середине января 1995 года батальон 137-го гвардейского парашютно-десантного полка твердо закрепился на привокзальной площади Грозного. Десантура под командованием подполковника Голубятникова не только отбивала все атаки дудаевцев, но и совершала дерзкие вылазки, постепенно захватывая близлежащие строения. И тут комбат получил неожиданный приказ: в течение двух дней взять штурмом здание Департамента госбезопасности! Голубятников в замешательстве: без серьезной поддержки артиллерии и авиации штурм обречен на провал. Но приказы не обсуждаются. И подполковник, полагаясь на мужество своих бойцов, начинает разрабатывать рискованный и смелый план…

— Мне нужно петь. — Энди завинтила крышечку на флаконе темно-красного лака для ногтей. — Пойдешь со мной?

Она произнесла это небрежно, словно бы мимоходом, но за этой небрежностью я слышала скрытое отчаяние. Мучительный голод. Никто не способен слышать Энди так, как я.

Я замерла, уставившись на обратную сторону коробочки от нового диска, но не видя ее.

— Энди…

После того как в прошлый раз меня едва не затоптали, она сказала, что мне больше не придется таскаться с ней. Она поклялась, что больше не попросит об этом.

В области художественной критики русская мысль XIX века имеет особые заслуги, которые бросаются в глаза каждому бескорыстному и образованному судье. Критика Белинского, Чернышевского, Добролюбова стоит одиноко во всей мировой литературе, у других народов не было ничего подобного. Говоря так, мы не хотим умалить достоинство западных авторов. Сент — Бёв, Мэтью Арнолд или Джон Рескин были артистами своего дела. И все же русскую критику XIX века нельзя поставить на одну доску с тем, что известно под именем критики в других национальных литературах. Можно быть хорошим драматургом, но история лишь однажды дает место Шекспиру. Белинский и его последователи создали классический период художественной критики, подобно тому как существовали классические периоды в истории драмы или романа.