Демон

Демон
Автор:
Перевод: Михаил Кондратьев
Жанр: Научная фантастика
Серии: Современная фантастика, Гея [Варли]
Год: 1999
ISBN: 5-300-02074-5

Живая планета Гея теряет рассудок, и Сирокко вынуждена объявить ей войну. В результате для всех обитателей планеты Сирокко становится Демоном.

Отрывок из произведения:

Дислокатор первым оказался в долине. Подобно большинству генетически скроенных Геей существ, пола дислокатор не имел. Не имел он также рта и органов пищеварения. Зато обладал парой глаз-синемаскопов и великолепным чувством пространства.

Грохоча над долиной продолговатым несущим винтом, дислокатор завис и медленно повернулся. Под двадцатиметровыми утесами он заприметил стремительную речушку. Над утесами лежало достаточного размера плато, а окольцовывали плато деревья, более чем подходящие для нужд приближающейся бригады. Дислокатору стало приятно — вроде как котенку, нашедшему блюдечко с молоком. Вот оно, место.

Рекомендуем почитать

Может ли один человек изменить что — либо в системе, охватывающей целую галактику и подчиненной интересам могущественных межзвездных корпораций, тем более что этот человек не обладает ни богатством, ни властью? Юноша по имени Кот, однажды испытавший на себе, что такое жернова системы, знает ответ, но… все — таки сделает то, что считает нужным сделать.

Майлз Форкосиган — сын высокопоставленного сановника при дворе императора планеты Барраяр — один из самых известных героев американской фантастики 80 — 90-х годов. Его приключениями зачитываются миллионы читателей во всем мире. Роман, получивший премию`Хьюго`, `Игра форов` — настоящий подарок любителям фантастики.

Кот, бездомный сирота, презираемый изгой, дитя улицы будущего с глазами пришельца — и возможностями бога… Неожиданно для себя Кот становится оружием в руках тех, кто ведет трехстороннюю войну на уровне сознания, и каждая из этих сторон пытается либо использовать, либо погубить его.

Мы не одни во Вселенной! Вас это радует? Вам не страшно? Атака пришельцев из дальнего космоса и из параллельного измерения, могущественная суперцивилизация высаживает десант на Землю. Космонавты, вернувшиеся из экспедиции на таинственную планету, не узнают родную Землю… Битвы с инопланетными чудовищами, шпионаж в пользу соседей из параллельной вселенной, путешествия к звёздам, происки земных и космических спецслужб – обычный русский паренёк Мишка, его подруга Оксана и кот-телепат Бэзил постоянно находятся в гуще событий, которые разворачиваются с устрашающей скоростью: только люди смогли отбить атаки чудовищных щитожаб, как им пришлось решать ещё более сложные проблемы. Суперцивилизация из параллельной вселенной покинула свою родину, Бурую планету, и начала переселение на Землю. Кто спасёт человечество? Как можно справиться с противником, который на тысячи лет опередил землян? Америка в растерянности, Европа и Китай в ступоре. Наступил исторический момент: Россия выступает в авангарде земной цивилизации. Лучшие шаманы Чукотки во главе с могучим колдуном Зеноном открыли очень интересный способ для отражения агрессии змееволосых пришельцев. Чем кончится эта история? Останется ли жив Мишка и его друзья? Почему русские перестали умирать? Можно ли использовать привидения для борьбы с летающими тарелками?

Philip K. Dick. Shell Game, 1953, («Galaxy», September 1954).

Филип К. Дик «Игра в ракушки» Пер. с англ. — И.Почиталин., // авт. сб. «Мечтают ли андроиды об электрических овцах?», стр. 242–266, М.:ТПО «Кирилица», 1992

Несколько десятков человек — мужчины в самом расцвете лет, женщины и дети — уже около пяти лет сдерживают регулярные нападения на свой лагерь. Оказавшись на Бетельгейзе II в результате аварии космического корабля, они живут в постоянном напряжении…

Роман «Последний мир» вышел в свет в 1988 г. и сразу же принес своему автору, 34-летнему К. Рансмайру, мировую известность. Книга рассказывает о судьбе римского поэта Овидия, сосланного императором Августом на край света, в причерноморский городок Томы, и перед отъездом в ссылку, по преданию, сжегшего свою знаменитую поэму «Метаморфозы». В романе причудливо переплетаются реальность Древнего мира, миф и современность; герои Овидиевых «Метаморфоз» воплощаются в обитателях захолустного городишка… Гибнут цивилизации, меняется лик мира, но творческий гений жизни необорим и вечен — таков пафос этого романа, написанного прекрасным ярким языком.

Небольшая группа историков и ученых, умеющих пользоваться машиной времени, наблюдает за прошлым нашей планеты.

Человечество на грани гибели. После целого века войн, чумы, засухи, наводнений и голода население сократилось до одного миллиона. Ученые пытаются возродить Землю, воздействуя на ход событий в прошлом. Но имеют ли они на это право?

Герой научно-фантастического романа И. Чичилина «Из разноцветных миров» пытается осознать существование еще одного измерения — четвертого, которое необходимо для перемещения по различным Мирам.

Но оттуда можно не вернуться, и тогда можно прождать целую Вечность…

Другие книги автора Джон Варли

Его зовут Виктор Апфел, ему 50 лет, он ветеран корейской войны, эпилептик (последствия ранений и плена), нелюдимый затворник. Однажды в его доме раздался телефонный звонок, и его попросили зайти в дом к соседу, некоему Чарльзу Клюгеру. Клюгера Виктор практически не знал, это был странный человек, который ни с кем не общался, но звонки повторялись каждые десять минут, и Виктор всё-таки к нему зашёл…

Подлетая к точке встречи с Янусом, Барнум и Бейли повстречали гигантскую пульсирующую ноту-четвертушку. Ножка ее была длиной добрых пять километров. Сама нота имела километр в диаметре, и испускала бледный бирюзовый свет. Когда они приблизились к ней, оказалось, что та тяжело вращается вокруг своей оси.

— Должно быть, это то самое место, сказал Барнум Бейли.

— Станция слежения Януса Барнуму и Бейли, — произнес голос из пустоты. На следующем обороте встретитесь с нашей ловушкой. Через несколько минут появится визуальный индикатор.

Он обычный конторский служащий на Марсе. И ещё он геолог-любитель. Или, вернее, — охотник за камнями. И, накопив небольшую сумму, он отправился на Венеру, чтобы найти лопающиеся камни. Это такое необычное явление природы, существующее только на Венере — необыкновенной красоты форма, взрывающаяся при малейшей вибрации и оставляющая после себя обломки драгоценных камней. Но что, если лопающиеся камни на самом деле не совсем и камни? Или совсем не камни?

© ceh

Этот рассказ можно охарактеризовать одной фразой: Питер Мэйерс летит домой.

Но не все так просто. Домой Мэйерс попасть никак не может, все рейсы или отменены или надолго задерживаются, приходится лететь с пересадками окольными путями. Полет затягивается до бесконечности, да еще в пути Мэйерсу постоянно встречаются, мягко говоря, очень странные люди… А может это и есть своеобразный ад? Может Мэйерс уже умер и не заметил этого? Тем более, что Мэйерс никак не может вспомнить имена своих дочерей…

© ceh, www.fantlab.ru

Шел год четвертого так называемого «отсутствия спада». Я недавно оказался в рядах безработных. Президент сообщил мне, что мне нечего бояться, кроме самого страха. На этот раз я поверил ему на слово и решил налегке отправиться в Калифорнию.

Я был не единственным. Последние двадцать лет, с начала семидесятых, мировая экономика извивалась, как уж на сковородке. Мы пребывали в цикле бум-обвал, который, похоже, был бесконечным. Он полностью уничтожил у всей страны то чувство безопасности, которое она с таким трудом выработала в те золотые годы, которые настали после тридцатых. Люди привыкли к тому, что в этом году они могут быть богачами, а в следующем — стоять в очереди за бесплатной похлебкой. Я стоял в этих очередях в 81-м, и, снова, в 88-м. На этот раз я решил воспользоваться своей свободой от табельных часов для того, чтобы увидеть мир. У меня была мысль зайцем добраться до Японии. Мне было сорок семь, и другого шанса проявить безответственность могло и не представиться.

Его зовут Тимоти, и он с матерью живёт на Меркурии. А теперь он ждёт, когда прилетит его сестра-клон, которую он никогда не видел, и которая на три года его старше. Было начало ретроградного лета, это когда солнце в зените движется назад и поливает вас тройным потоком света и излучений. Порт Меркурий расположен в одной из горячих точек, где ретроградное движение солнца совпадает с солнечным полднем. Поэтому без специального защитного костюма на Меркурии не обойтись. Тимоти постепенно знакомит свою сестру с этими особенностями жизни на Меркурии, а попутно узнаёт и некоторые семейные тайны...

© ceh

Тело поступило в морг в 22.46. Особого внимания на него никто не обратил. Была субботняя ночь» и трупы копились, как бревна в мельничном пруду. Задерганная санитарка, проходя вдоль ряда обитых нержавейкой столов, приподняла простыню с лица покойника и вытащила поступившую вместе с ним тощую стопочку бумаг. Потом достала из кармана карточку и переписала на нее сведения из отчета следователя и госпитальной справки: Ингрэм, Леа Петри. Женщина. Возраст: 35. Рост: 170 см. Вес: 56 кг. Тело поступило на Терминал экстренной помощи в Море Кризисов. Причина смерти: убийство. Ближайшие родственники неизвестны.

Санитарка обмотала прикрепленную к карточке проволоку вокруг большого пальца на левой ноге трупа, спихнула тело со стола на каталку, перевезла к ячейке 659а и вытянула длинный лоток.

Дверца ячейки захлопнулась, а санитарка, положив бумаги на лоток, так и не заметила, что полицейский следователь, не указал в отчете пол мертвеца.

— Вы уверены, что она не опасна?

— Безусловно. По крайней мере, для вас.

Эвелин задвинула смотровое окошко в двери и сделала над собой усилие, чтобы подавить одолевавшие ее неприятные предчувствия. Обнаружить, что при мысли о психах к горлу подкатывает дурнота — пожалуй, теперь уже для таких открытий несколько поздновато.

Она огляделась кругом и не без облегчения убедилась, что страх на нее здесь нагоняли не пациенты. Дело было, скорее, в самой обстановке: от Бедфордовского заведения веяло крепостью. Зарешеченные окна, стены с мягкой обивкой, холщовые простыни, смирительные рубашки, и шприцы, и здоровенные санитары, — всё как в кошмарном сне. Это была тюрьма. При виде таких предосторожностей поневоле начнешь опасаться тех, кого здесь содержат.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Рыцарь Клаус бросил взгляд на повозку и невольно расправил плечи. Усталости его — как не бывало. Душу переполнило чувство гордости и предвкушение счастья. Нелегко было одолеть Золотого Дракона, но дело того стоило! Ведь от этого зависело его, Клауса, будущее.

Жаль, конечно, что придётся уехать отсюда. Но Принцесса говорила, что пройдёт десять-двадцать лет, и Зёрнышко прорастёт. А там и до плодов — рукой подать! А тогда уже Клаус сможет выкупить себе приличный замок у какогонибудь обнищавшего барона. И они с Принцессой станут жить там, не зная горя…

Дилемма… Трудная возможность выбора одного из двух вариантов, от каждого из которых тебя всё равно будет тошнить. Верно. Именно это сейчас и происходит. И не у кого спросить совета, вот что самое трудное. Да и как тут спросишь?!

Ночь. Тишина. И именно сейчас, когда все наши спят, в голову приходят эти мысли. Словно змеи, вползают под покровом темноты. Подлые, предательские змеи.

А может быть, нет? Может быть не предательские, а наоборот?

Писатель Васечкин никогда не писал рассказов — он ДЕЛАЛ ВЕЩИ. Иногда они у него получались, чаще — нет. Тогда Васечкин расстраивался, разбивал их об пол и долго и злобно мочился на осколки. Когда же вещь получалась, Васечкин радовался и показывал её друзьям — супружеской чете Слонов, Мусорщику и Реальности.

Вообще-то, Реальность следовало бы упомянуть первой. Во-первых, потому, что Васечкин её очень любил, а во-вторых, потому что она болела.

Я взмахнул оттяпанной левой сиськой цыпочки-блондиночки. Края были неровными — когда я был ребенком, мамочка не удосужилась поставить мне на зубы пластинку.

Цыпочка всхлипывала, съежившись в углу комнаты, ее сказочное тело было спереди все в крови и требухе.

— А теперь, детка, — прокукарекал я, подцепляя ее бюстгальтер за глубокую чашечку, — поиграем в Давида и Голиафа.

Я засунул сырой комок грудной железы в левую чашечку и начал крутить дамской принадлежностью над головой, пока она не извергла свой жуткий снаряд. Он пролетел через всю комнату, подобно ядру, для того лишь, чтобы шмякнуться о дальнюю стену с омерзительным "блям!" и сползти по штукатурке на пол, будто слизень, оставляя за собой влажный след, но только кровавый. От него отделился бледно-коричневый сосок и упал на паркет с легким "тюк!".

Рассказ об особенностях бизнес-процессов.

Дмитрий КАРАСЕВ

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Сергей открыл глаза. На глиняном полу рядом с его рукой дрожали зеленые и желтые пятна света. В дверной проем заглядывал яркий шар. Где-то рядом стучали молоты. Сергей встал и сделал три шага к двери.

Сруб нагрет, от него тепло рукам и щеке. Длинный лист, похожий на пальмовый, покачивается от влажного ветра вместе со своей полупрозрачной тенью. Перед хижиной площадка, на другом краю которой мечется пламя в горне, звенят молоты, жарко гудит наковальня. Земля поворачивается перед глазами, как в неокончившемся сне. Справа, из-за рядов зеленых кустов, напоминающих огородные грядки, поднимается вверх огромная металлическая колонна.

Началом всему послужил знаменитый ураган Тапси.

Он возник в низких широтах Тихого океана, прошел над Полинезией и Индокитаем и всей своей мощью обрушился на отроги Килиманджаро. Здесь и следует искать причину событий, которые впоследствии чуть не приняли трагический оборот.

Горный обвал, вызванный ураганом, вскрыл гигантскую пещеру с полуразрушенным атомным реактором и останками того, что некогда могло быть лабораторией. Каменной лавиной был увлечен и странный сосуд из прозрачного материала, наполненный белыми крупинками, плававшими в розоватой жидкости.

— Вся беда в отсутствии общей теории, — сказал Кибернетик, — мы блуждаем в хаосе открытий, не имея ни малейшего представления об элементарной природе вещей. Мы не знаем сущности электрического заряда, природы гравитационных сил, истинных свойств пространства, не понимаем, что такое энергия. Законы природы просты, и то, что мы вынуждены описывать их при помощи все усложняющегося математического аппарата, свидетельствует только о несовершенстве этого аппарата. Чем больше, открытий мы делаем, тем более разрозненными и необъяснимыми они нам представляются. Должна, наконец, появиться наука наук, которая сведет воедино все знания, накопленные человечеством, и создаст общую теорию, рассматривающую явления природы в их взаимосвязи.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джон Варли

Леденец и Липучка

- Хрррлло. Хррр. Алло. Алло.

Кто-то обращался к Ксантии с другого конца десятикилометровой металлической трубы, перекрикивая шум, поднятый гигантскими разгневанными пчелами, натыкающимися на гонги и цимбалы. Таких помех ей никогда не доводилось слышать.

- Алло? - отозвалась она. - Что вы делаете на моей волне?

- Алло. - Помехи остались, но голос стал чуть отчетливее. - Волна. Поиск, поиск, настройка на волну... наилучший прием при... Алло? Слышишь меня?

Джон Варли

Охота

Перевел с английского Андрей НОВИКОВ

Хрррлло. Хррр. Алло. Алло. Кто-то обращался к Ксантии с другого конца десятикилометровой металлической трубы, перекрикивая шум, поднятый гигантскими разгневанными пчелами, натыкающимися на гонги и цимбалы. Таких помех ей никогда не доводилось слышать.

- Алло? - отозвалась она. - Что вы делаете на моей волне?

- Алло. - Помехи остались, но голос стал чуть отчетливее.

Джон Варли

Толкач

Многое меняется. Это Яна Хейсе не удивляло. Но все же существуют некие неизменные величины, определяемые функцией и применением. Ян искал именно их, и редко ошибался.

Детская площадка мало напоминала те, на которых он играл в детстве, но их строят, чтобы развлекать детей. Там всегда можно на чем-то покачаться, с чего-то скатиться, на что-то вскарабкаться. На этой вдобавок имелось многое другое. Часть площадки занимали густые заросли. Рядом - маленький бассейн-"лягушатник". Стационарный аппарат с непринужденностью фокусника выбрасывал яркие до пестроты световые скульптуры, исчезавшие неизвестно куда с той же стремительностью, с какой они появлялись. И, конечно, животные: карликовые носороги и элегантные газели росточком не выше колена. Яну они казались неестественно ласковыми и непуганными.

Евгений Варнавский

Как я прыгал с парашютом

Как мы добирались до аэродрома - это вообще отдельная история, но когда мы наконец туда добрались, то первым делом возле барака "администрации" увидели толпу еще из нескольких десятков желающих. Внутри барака было довольно любопытно - стены, увешанные советскими плакатами на тему авиации и парашютного спорта, а также всякими смешными картинками, мигающие лампочки под потолком, и разложенные на полу парашюты, которые пытались сложить военные и не очень люди. После того, как мы записались и отдали денежку, нас загнали в класс, похожий на школьный, если бы не запах сырости и романтическая атмосфера казармы. Инструктаж был совсем не скучным, поскольку "лектор" не лил воду, а четко и ясно рассказал/показал парашюты (основной и запасной), а также что надо делать в штатной и нештатной ситуации. После инструктажа пришло понимание, что, собственно, ничего особо страшного случиться не может, и стало совсем не страшно.