Дело всей жизни

Ее назвали Ильзой, и из всех земных созданий ей была уготована самая долгая, возможно, вечная жизнь. Средняя продолжительность жизни черепахи - триста лет, секвойи - шесть тысяч, а расчетное время осознанной жизнедеятельности Ильзы превышало десять тысяч лет. Хотя мозг Ильзы изготовили из железа, германия и мышьяка, а сердце представляло собой облачко водородной плазмы, она была задумана как земное существо - могла чувствовать, фиксировать и сохранять в памяти события и факты, ориентироваться в обстоятельствах, она была способна, как выяснилось незадолго до окончания полета, даже забывать.

Другие книги автора Вернор Стефан Виндж

Странная пульсирующая звезда давно привлекала внимание сообществ Человеческого Космоса, и вот наконец два из них — межзвездная цивилизация космических торговцев Чжэн Хэ и тоталитарная цивилизация Аврала — достигли системы В(ы)ключенной, которая загорается на тридцать пять лет, а потом гаснет, погружая свою единственную планету в ледяной сон на четверть тысячелетия. Тем не менее планета обитаема и стоит на пороге технологического прорыва. И людям жизненно необходим контакт с негуманоидной расой арахнидов — ради собственного выживания и обретения свободы…

«Глубина в небе» — поистине вселенская драма мужества, самопознания и искупительной силы любви — была по достоинству оценена и критиками, и читателями как блистательное продолжение «Пламени над бездной». Роман был номинирован на премию «Небьюла» в 1999 году, в том же году завоевал премию «Прометей», а в 2000‑м был удостоен премии «Хьюго». В настоящее издание включена также повесть «Болтушка», примыкающая к циклу.

Вернон Виндж — один из самых интересных писателей-фантастов, человек, которого называют «самым серьезным автором остросюжетной прозы». Он написал не так уж много — романы «Мир Гримма» и «Острие» и цикл «Сквозь настоящее», однако каждое из его произведений имело огромный успех. «Пламя над бездной» занимает среди написанного Винджем особое место.

Это — роман-сенсация, роман, который сразу же после публикации был удостоен премии «Хьюго» и признан наиболее значительным произведением 90-х годов в жанре космической саги.

…Близкое будущее.

Эра расцвета нанотехнологий и генной инженерии. Эпоха хрупкого равновесия, установившегося наконец между новыми «хозяевами мира» – гигантскими сверхдержавами.

Но теперь это равновесие вот-вот рухнет…

В секретных американских лабораториях разрабатывается уникальный вирус, позволяющий зомбировать миллионы людей.

Правда ли это?

Расследование начинают трое агентов спецслужб Индоевропейского альянса…

«Пламя над бездной». «Глубина в небе». И теперь — «Дети Неба». Научно-фантастическая сага, самое популярное детище Винджа, произведение, открывшее новые горизонты в жанре НФ и до сих порождающее бесчисленные дискуссии. Им восхищаются лучшие фантасты современности — Грег Бир и Дэвид Брин. Его единогласно сравнивают с легендарным циклом «Гиперион» Дэна Симмонса. Но теперь соратнице и возлюбленной Фама Нювена предстоят новые, смертельно опасные приключения на планете Стальных Когтей. Начинается противостояние обязательств и стремлений, доверия и обмана, великих страстей и мелких расчетов. А над планетой дамокловым мечом нависает флот вернувшейся Погибели…

«Пламя над бездной».

«Глубина в небе».

И теперь – «Дети Неба».

Научно-фантастическая сага, самое популярное детище Винджа, произведение, открывшее новые горизонты в жанре НФ и до сих порождающее бесчисленные дискуссии. Им восхищаются лучшие фантасты современности – Грег Бир и Дэвид Брин. Его единогласно сравнивают с легендарным циклом «Гиперион» Дэна Симмонса.

Но теперь соратнице и возлюбленной Фама Нювена предстоят новые, смертельно опасные приключения на планете Стальных Когтей.

Начинается противостояние обязательств и стремлений, доверия и обмана, великих страстей и мелких расчетов.

А над планетой дамокловым мечом нависает флот вернувшейся Погибели…

Но редко когда он (или вообще кто-нибудь) лучше строил вещь, чем это сделано в быстрой, колоритной и весьма изобретательной новелле, которая вам предлагается - в новелле «Болтунья». Здесь очевидно сильное влияние Роберта А. Хайнлайна - частично новелла является незамаскированной данью уважения хайнлайновскому «Звездному зверю», который прямо упоминается в тексте, хотя прослеживается влияние и Ларри Нивена, Пола Андерсона, Чарльза Харнесса и, может быть, Роджера Желязны (по-моему, его влияние еще явственнее проступает в «Истинных названиях»). Сознательно следуя сюжетному построению «Звездного зверя», Виндж в этот знакомый путь вносит несколько неожиданных ходов, а также радикально новых мыслей о том, какими на самом деле будут межзвездные сообщества - эти мысли предваряют его широко известные рассуждения о «Сингулярности» (предстоящий момент времени, когда технологический прогресс ускорится до такой степени, что общество станет непонятно даже для живущих в нем людей), и они скорее всего окажут сильное влияние на будущие произведения о космических приключениях, хотя и не признанное вслух, как оказали «Истинные названия» свое влияние на литературу виртуальной реальности.

Вернор Виндж – один из самых интересных писателей-фантастов, человек, которого называют «самым серьезным автором остросюжетной прозы». Он написал не так уж много – романы «Мир Гримма», «Острие», «Пламя над бездной», «Глубина в небе» и цикл «Сквозь время», однако каждое из его произведений имело огромный успех.

Отдельное место в творчестве Вернора Винджа занимают малые произведения, относящиеся к самым разным жанрам фантастики, но неизменно носящие на себе отпечаток его таланта.

Перед вами – великолепный подарок для ВСЕХ поклонников творчества Винджа, заждавшихся выхода его нового романа, – ВСЯ его короткая проза, впервые собранная в одной книге.

В ядерной войне погибло девяносто процентов населения Земли, но группе ученых из Ливерморской энергетической лаборатории удалось остановить катастрофу, накрыв все потенциально опасные объекты куполами стасисного поля. Полвека спустя эти люди по-прежнему контролируют мелкие государства и общины, возникшие на месте прежних стран. Якобы ради сохранения мира, а на самом деле ради удержания власти они остановили развитие технологий – и готовы применить к нарушителям запрета любые средства террора. Прогресс теперь считается злейшим врагом человечества, он загнан в глубокое подполье. Но Мастеровые еще не разгромлены и не пойман самый опасный из них, гениальный математик Пол Нейсмит, за свои изобретения прозванный Чародеем.

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

«Некзиализм — это наука о соединении устоявшихся способов получения информации в одной из отраслей наук с другими. Она предусматривает ряд технических приемов для ускорения процессов усвоения полученных знаний и самого эффективного их использования».

ПРИГЛАШАЮТСЯ ВСЕ ЖЕЛАЮЩИЕ.

ЛЕКТОР — ЭЛЛИОТ ГРОСВЕНФ.

МЕСТО ЛЕКЦИИ — НЕКЗИАЛЬНЫЙ ОТДЕЛ.

ВРЕМЯ — 15:00, 9/7/1

Гросвенф прикрепил свое объявление к и без того уже плотно заполненному щиту объявлений. Затем он отступил назад и посмотрел, что у него получилось.

Патанг мчится под палящим венерианским солнцем в отчаянной попытке выжить.

Спуск в долину при такой жаре - дело нелегкое. Солнце стояло высоко в небе: режущее глаза, слепящее белое сияние, пробивающееся сквозь вечные облака, и достаточно мощное, чтобы вытопить свинец из окружающих гор. Они осторожно брели вниз, с вершин, нагруженные бурильным автоматом. Узенький ручеек металла, вылившегося из автоцистерны, вывозившей олово с гор, блестел на обочине дороги.

Лазаро, конечно, на мели, но ему все равно не по нутру потрошить пьяниц, даже богатеньких chilito

[1] из Академии. Вот этот, например, заявился прошлой ночью с несколькими дружками из братства недоумков (тогда их было слишком много, и никто их не тронул), а сегодня решил поискать приключений на свой страх и риск и так нарывался, что Лазаро совсем не грызла совесть, когда он держал новую куртку Антонио, пока брат щупал блондинчика; работал он добросовестно: один удар, и вот уже недоумок повалился в проулке, как раздутый мешок с костями, и Антонио вытаскивает у него бумажник, выдергивает коммуникатор и чип - раз, и готово. Лазаро восхищен: всегда приятно смотреть, как работает мастер. Через пару минут после того, как парнишка заскочил в проулок отлить, Антонио и Лазаро вразвалочку вышли на улицу, Антонио поводил плечами, расправляя нубуковую куртку, приглаживал черные волосы. Лазаро от него в восторге.

Рут плохо спала ночами уже несколько десятков лет, и этим прохладным тихим майским утром - особенным утром, которое она с нетерпением ждала в течение дней, недель и бесконечно долгих месяцев - проснулась даже раньше обычного: ровно в 3:57, как показывали часы, вживленные в обновленную сетчатку ее глаза. Она тихо лежала, вдыхая свежий аромат сирени, доносившийся через окно из парка, и решая, не пора ли ей вставать. Рут давно заметила, что, становясь старше, жаждешь сна больше, но нуждаешься в нем меньше. Практическое решение парадокса - игнорировать желание поспать. Тело требовало, чтобы она осталась в постели, в уютном гнездышке, еще часок-другой, но победил здравый смысл. Ничто так не угнетает, как два бессонных часа. Особенно в твой 145-й день рождения.

Все знали, что прорыва не будет, и что их посылают на верную смерть. Но солдаты продолжали наступать на позиции траггов. И несмотря на сплошной огонь противника, враг был разбит. Но совсем не так, как предполагало командование…

Не просто реквием, а шикарные похороны устроили в городе Мечте. Не одной, а всем мечтам всех людей, живущих в городе. Было решено, что каждый должен добровольно похоронить свою Мечту. Но есть те, кто не согласен прощаться с тем, что так дорого сердцу…

Книга, внешне почти не отличавшаяся от десятков других, стоявших рядом, корешок к корешку, на полке магазина, привлекла мое внимание по нескольким причинам. Во-первых, хотя я и стараюсь следить за тем, что происходит в современной отечественной фантастике, имя автора было мне незнакомо. Во-вторых, название романа казалось слишком длинным по сравнению с привычными заголовками из двух слов, сразу же дающими ясное представление о том, что за книгу ты взял в руки, – «Духи Войны», «Тень Дракона», «Хозяева Канализации», «Штангенциркуль Прораба». Именно в таком написании – оба слова с большой буквы. На искушенного читателя сей грамматический выверт, на первый взгляд совершенно бессмысленный, производит сильное впечатление. В-третьих, книгу выпустило издательство «Новая космогония». Не могу сказать, что все прочитанные мною книги названного издательства были бесспорными шедеврами, однако в отличие от многих других «Новая космогония» находится в постоянном поиске, за которым, как мне кажется, стоит вовсе не стремление объять необъятное, а всего лишь желание представить на суд читателей нечто отличное от продукта массового потребления. В конце концов, книга – это не аспирин, и совсем не обязательно хвататься за нее всякий раз, как засвербит в затылке.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Среди множества памятников культуры Подмосковья усадьба в селе Архангельском занимает особое место. Ее история – это чередование периодов расцвета, упадка и полного забвения. В лучшие свои времена она служила для увеселения и сменила двух владельцев, имена которых были знакомы каждому россиянину тогда и не забыты теперь. Ни один из хозяев не жалел средств на ее украшение, и Архангельское, впитав в себя достижения западноевропейского искусства, стало, как ни странно, образцом чисто русской культуры. Между тем сегодня перед знаменитой усадьбой, уже давно ставшей музеем и лишь недавно обратившей на себя внимание Министерства культуры, стоит прямо-таки шекспировский вопрос: «Быть или не быть?». Содержание грандиозного комплекса, помимо средств, требует еще и того, чем обладали бывшие владельцы и чего не имеет музейный коллектив. Сможет ли дальше существовать творение князей Голицына и Юсупова или погибнет, разойдясь по рукам, сегодня не знает никто. Однако время покажет.

Новая книга из серии «Памятники всемирной истории» знакомит читателя с историей Крыма от античных времен до поры расцвета Таврической губернии. Вступив на полуостров с оружием в руках, россияне увидели в нем вторую родину. Завоеватели первыми отнеслись к Тавриде как к уникальному историческому памятнику. Усилиями российских переселенцев дикий край превратился в цивилизованное место отдыха русской знати. На морском побережье поднимались из руин города, устраивались парки, возводились дворцы, о которых ведется повествование в этой книге.

Барселона – второй по значению и числу жителей город Испании – вмещает в себя многое из того, о чем мечтает настоящий путешественник. Море, пальмы, песчаные пляжи соседствуют с мрачными романскими церквями, узкими средневековыми улочками, пламенеющей готикой и загадочной архитектурой Антонио Гауди. В данной книге прошлое и современность Барселоны связаны с традициями и обобщенным характером жителей, благодаря которым, по мнению автора, столица Каталонии приобрела свой оригинальный вид.

Очередная книга из серии «Памятники всемирного наследия» предлагает читателю совершить путешествие по соединяющей в себе прошлое и настоящее Германии. Оно будет полезно тем, кто не решается на реальную поездку, опасаясь материальных затрат или дорожных неурядиц. Литературное странствие не требует денег и не заставляет человека метаться по вокзалам с тяжелым чемоданом в руках. Лежа на мягком диване, читатель порадуется, что все это за него сделал автор, дополнивший свои впечатления достоверными историческими материалами.