Дело о давно забытой пощечине

Перри Мейсон в срочном порядке покидает конференцию адвокатов, чтобы помочь сыну своего старого друга, которого обвинили в убийстве. Он и не подозревает, что в этом деле замешаны его старые враги.

Отрывок из произведения:

Бейлиф окинул взглядом присутствующую публику и посмотрел на настенные часы, расположенные над входом в зал заседаний. До десяти часов утра оставалась ровно одна минута.

Зрителей в зале суда Дворца Правосудия Эль-Сентро, округ Империал-Валли, собралось несколько больше обычного, но сказать, что «яблоку негде упасть» было бы затруднительно.

Заместитель окружного прокурора, не рассчитывая на тяжелый поединок, сложил перед собой бумаги и, скрестив руки на груди, смотрел на обвиняемого с какой-то даже сочувственной улыбкой.

Рекомендуем почитать

Звуки оркестра смолкли, вспыхнул яркий свет. Известный адвокат по уголовным делам Перри Мейсон улыбнулся Делле Стрит, которую держал за талию, поблагодарил легким поклоном головы и повел к их столику.

– Ты сегодня устало выглядишь, шеф, – сказала доверенная секретарша адвоката.

– Это пройдет, – улыбнулся Мейсон.

– Еще бы! – воскликнула Делла Стрит. – Сегодня ты, наверное, провел в суде самое трудное дело!

– Ну, – Мейсон взял бокал с вином и посмотрел на свет, – не самое трудное. Дело Карсона, было гораздо труднее.

Андрей Легостаев

НОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ АДВОКАТА ПЕРРИ МЕЙСОНА

От автора:

Впервые о существовании такого литературного персонажа как Перри Мейсон я узнал в середине семидесятых годов от моих любимых писателей братьев Стругацких. Помните, "Понедельник начинается в субботу":

"Д-детективчик вам п-принесу. Г-Гарднера. В-вы ведь читаете по-англицки? Х-хорошо, шельма, пишет, з-здорово! П-Перри Мейсон у него там, з-зверюга-адвокат, з-знаете?"

Другие книги автора Андрей Легостаев

ПИТАТЬСЯ АКРИДАМИ

К IV веку христианство распространилось в странах Малой Азии и Северной Африки, усвоило восточный мистицизм и породило такое явление, как отшельничество. Отшельники удалялись в пустыню, где предавались самосозерцанию и молитвам. В соответствии с повелением Христа быть как птицы небесные, которые не сеют и не жнут, а господь питает их, отшельники питались подножным кормом: акридами и диким мёдом (именно так написано в "Евангелии от Матфея" о жизни Иоанна Крестителя, а затем эту же формулу многократно повторяли авторы житийной литературы). Что такое дикий мёд - объяснять не надо, а акриды это саранча, которой и сейчас немало в тех местах. Во время нашествия саранчи её ели все, и бедные и богатые. Саранчу сушили впрок, жарили, пекли и ели сырой. В Каире или Дамаске во время нашествия саранчи падали цены на мясо, ибо кто же станет покупать говядину, когда есть акриды? То есть, акриды и дикий мёд - не самая плохая еда. Hу а когда не удавалось сыскать гнездо диких пчёл или количество акрид резко снижалось, отшельники с полным безразличием к самим себе сидели голодными. Таким образом, авторы житийной литературы, упоминая акриды и дикий мёд, имели в виду, что в жизни бывает то густо, то пусто. Hо русский читатель понял акриды совершенно иначе. Русские кузнечиков не едят, так что акриды были сочтены за что-то отвратительное, служащее измождению плоти, и выражение "питаться акридами" стало равнозначно тому, чтобы жить впроголодь, соблюдая самый строгий пост. И даже дикий мёд, упоминаемый в паре с акридами, положения не изменил, его обычно просто опускают.

День добрый, уважаемый All!

Спасибо всем за теплые слова, в адрес моего романа. Со многими мыслями я, естественно, не согласен, но — IMHO… Предлагаю Вашему вниманию забавный фрагмент и предысторию создания романа.

«Шахриярскую царицу»я написал за сутки — начал в шесть часов вечера и, с перерывом на нормальный сон, закончил в четыре дня следующего. Относился я тогда ко всему этому крайне легкомысленно и было то аж в 91 году, где-то в октябре месяце. Тогда я по заданию издательства, в котором состоял, работал над редактурой крайне мерзкой эротической романы — меня поразило, насколько там все несвязно сюжетно, насколько серьезно, без тени юмора и герои и автор относятся к действу и насколько пошло: мне приходилось убирать многочисленные «клиторы», «влагалища»и даже «межножья»… да… И я решил написать нечто подобное, но: 1) весело; 2) увлекательно; 3) описывать постельные сцены (ради которых задуман рассказ) предельно откровенно, но по возможности без пошлостей. И еще: меня всегда поражал образ странника (рыцаря, ковбоя, частного сыщика), болтающегося бесцельно по миру и совершающего приключения, друг с другом не связанные и с отрывом от жизненного пути героя — приключение: роман или фильм… Я не могу врубиться в психологию такого героя — ну никак, хотя понимаю — есть такие. И в «предыстории»к «Шахриярской царице» сделал ну очень робкую попытку понять. Следующим шагом в этом направлении был собственно «Наследник…»

Дж.ЛЛОРД

РИСТАЛИЩА ТАЛЛАХА

1

Реальность - ярче, сложнее и... страшнее любых, самых изощренных человеческих фантазий.

Так думал Ричард Блейд, сотрудник секретного подразделения Британской разведки MI6A, выходя из небольшого уютного кинотеатра в самом сердце Лондона. Хваленый фильм не вдохновил опытного странника по чужим мирам, более того - не принес никаких чувств, кроме раздражающей скуки и и тоски по настоящим мирам. Живым, реальным мирам, где пахнет плотью и страданием, где оружие, будь то меч, пистолет, или бластер поднимают не для того, чтобы стращать, а чтобы убивать. Насмерть. Навсегда. Не убьешь ты - убьют тебя, старая как жизнь истина, которую напрочь забывают создатели таких вот фильмов.

Двадцать семь миров распахивали перед ним свои врата; он странствовал по их бескрайним океанам и континентам, сражался и любил, спасался бегством и искал сокровища, обретал и терял друзей, карал несправедливость, бился с людьми и чудовищами, водил армии в сражения и сидел в осаде, штурмовал замки средневековых баронов и базы инопланетных пришельцев. Пираты Альбы, дикие конники-монги, амазонки Меотиды и Брегги, ньютеры Тарна, катразские хадры, гладиаторы Сармы, чудодеи Иглстаза подчинялись ему, шли за ним, обуреваемые тягой к свободе, к золоту или власти. Он был героем и победителем, властелином и полководцем, конкистадором и неутомимым любовником, ибо всегда рядом с ним шла прекрасная женщина.

Итак, Ричард Блейд, пророк.

Дж. Лэрд, оригинальный русский текст.

Двадцать семь миров распахивали перед ним свои врата; он странствовал по их бескрайним океанам и континентам, сражался и любил, спасался бегством и искал сокровища, обретал и терял друзей, карал несправедливость, бился с людьми и чудовищами, водил армии в сражения и сидел в осаде, штурмовал замки средневековых баронов и базы инопланетных пришельцев. Пираты Альбы, дикие конники-монги, амазонки Меотиды и Брегги, ньютеры Тарна, катразские хадры, гладиаторы Сармы, чудодеи Иглстаза подчинялись ему, шли за ним, обуреваемые тягой к свободе, к золоту или власти. Он был героем и победителем, властелином и полководцем, конкистадором и неутомимым любовником, ибо всегда рядом с ним шла прекрасная женщина. Случалось, он выступал и под иной личиной…

Итак, Ричард Блейд, властелин.

Предисловие М. Нахмансона.

Пересказ с английского М. Нахмансона и С. Нахмансона.

В книгу включен также роман «Коридор Судьбы», издание которого давно и с нетерпением ждали многочисленные любители фантастики.

Показаны живописные горы на фоне странного фиолетового неба и синего солнца. У крутого обрыва, огороженного перилами, толпа грязных людей в лохмотьях, полулысых, со струпьями на лицах, внимает оратору. Маленький толстый человечек, тоже со струпьями, в драном смокинге и столь же рваном цилиндре, с которого так и сыплет радиоактивный песочек, вдохновенно вещает:

— Леди и джентльмены! Сегодня финальный поединок самых сильных, самых ловких, самых бесстрашных мужчин нашего времени. Победитель получат главный приз! — Cняв цилиндр и смахнув набежавшую слезу, он махнул рукой.

Радхаур, граф Маридунский и его друзья отправляются в опасное путешествие. Они задумали найти сердце Алвисида — бога, свергнутого столетия назад, но не знают, сколь могущественные враги встанут у них на пути.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Журналисты "Кол Бюлетин" берутся за спасение политика, арестованного по ложному обвинению в убийстве. Их ожидает множество сюрпризов как от друзей, так и от врагов.

Теплый южный вечер медленно спускался на Грин-Ай-ленд. Расплавленное золото солнечного диска еще не погрузилось в Тихий океан, а на блекло-бирюзовом небе уже проступил бледный ущербный диск луны. Прохладное дыхание океана коснулось острова, и люди, сидящие на веранде отеля за вечерним коктейлем, вздохнули с облегчением. Для мая день был слишком жарким, а невозможность искупаться — вода еще не прогрелась—делала жару просто изнурительной. Кондиционеры в отеле с трудом справлялись с нагрузкой, но все же внутри было, прохладней, чем снаружи, поэтому многие расположились в холле хв уютных креслах у низких столиков, просматривая свежие газеты.

Часть 1

Глава 1

Лёгкий ветерок, словно фен, нежно сушит промокшие волосы. Прилипшая к телу майка, мокрая и противная под лучами солнца снова становится мягкой и тёплой. Так бы и лежал на траве всю жизнь с закрытыми глазами и слушал дивное пение птиц. О чём они поют? Что их беспокоит? Уж во всяком случае, не проблемы людей. У них своя жизнь, свои переживания. Разве может человек понять их чувства, если это два разных мира, которые находятся рядом и никогда не пересекаются? Учёные тратят всю жизнь, чтобы понять его, но кроме своих предположений ничего определённого не могут сказать. Сказать — вот и ответ на вопрос. Действительно, чтобы понять, надо сказать. А как птицы могут сказать, если у них и у человека разные языки? Человек не понимает птицу, а птица не понимает человека, вот и получились два разных мира. Мы видим друг друга, слышим, но ничего понять не можем: у каждого свой мир, потому что у каждого свой язык. Да разве только птицы? Люди и те говорят на разных языках. Наверное, поэтому и происходят войны, наверное, из-за этого люди и убивают друг друга. Не потому что они плохие, не потому что им жизненно необходимо разрушить плоды трудов таких же людей, как и они. Разные языки — вот ключ ко всем проблемам. Даже если выучить язык другого народа, всё равно понимать его не будешь: думаешь-то на своём языке, а они думают на своём, вот и получаются снова параллельные миры. Всё бы ничего, если бы они и оставались параллельными, но уж если пересекутся — добра не жди: не поймут друг друга, просто убьют и всё.

Собеседник

Эта история произошла прошлым летом. Ничего особенного она не представляла, и конечно о ней никто бы не вспомнил, если бы не ряд событий, свидетелями которых был не только я, но и все мои друзья.

Мы были на рыбалке. Мы, это я, мои друзья Володя и Дима, а также Наташа и Алёна. Одним словом — "великолепная пятёрка 10-го "а", как нас называли в школе. Погода была отличная. Клёв был такой, что вряд ли мы все смогли съесть столько рыбы, сколько было поймано. День подходил к концу, и солнце спустилось за горизонт. Девчонки начистили рыбу и стали готовить уху, а мы с ребятами разбили палатки, натаскали хворосту и разожгли костёр.

В начале 1970-х годов новозеландский теолог Рубен Дэвис оказывается в Израиле, раздираемом войнами и конфликтами и сотрясаемом взрывами террористических актов. Неведомо для самого ученого у него в руках оказывается прежде неизвестный свиток из пещер Кумрана — подлинный документ I века, первоисточник Евангелий, способный в корне изменить все господствующие представления христианской веры. Но время откровения еще не настало.

Через 30 лет, также случайно, опасный манускрипт обнаруживается — и жизнь Рубена Дэвиса превращается в ад.

«Никлас Монсаррат родился в Ливерпуле в 1910 г. Окончил Тринити колледж Кембриджского университета. Его первая значительная книга «Это — школьный класс» вышла в 1939 г. Во время второй мировой войны служил в военно-морском флоте Великобритании. Морская служба послужила источником сюжетов многих из его последующих книг. В 1956 г. он возглавил информационный центр Великобритании в Йоханнесбурге, а потом в Оттаве. Наибольшей популярностью пользовалась его книга «Жестокое море», вышедшая в 1951 г., по которой был снят одноименный фильм. Монсаррат — автор многих романов, повестей и рассказов. Последние годы жизни провел на Мальте.»

Из сборника Остросюжетный детектив. Выпуск 6. «Об авторах»

В монастыре Непорочного Зачатия творилось что-то жуткое и непонятное. Убийства монахинь, исчезновения святынь… Комиссары полиции Эльке и Николетта никак не могли понять, что происходит в этом заштатном городишке. Пока не обнаружили разрытую могилу ювелира Альваро Мендозы и не нашли его письмо потомкам. Следы уводили в XIX век, в блистательные и грозные времена правления императора Сильвио Первого… Во время бунта Сильвио поручил Мендозе спрятать императорские сокровища. Ювелир надеялся, что их найдет его племянница Каролина, мать принца, наследника Сильвио, но следы ее потерялись в вихре смутных времен. Мендоза оставил в своем письме только шараду, с помощью которой можно отыскать дорогу к кладу. А чтобы ее разгадать, нужны монастырские святыни. И вот теперь, спустя полтора столетия, кто-то начал на них охоту…

Все началось с нападения на полицейского. Неизвестное лицо (или лица) напало на патрульного полицейского среди бела дня на Уотер-стрит вблизи реки, затащило его в аллею и обчистило. Свидетелей не было. Произошло это в районе Челси, где окна, выходящие на аллеи, всегда заколочены и люди не видят того, что им не положено видеть.

Мы все знали этого полицейского: патрульный Стеттин. Он молодой, служит недавно и еще полон энтузиазма. Говорят, он был так расстроен тем, что его «взяли», что хотел уволиться. Нападавший забрал у Стеттина дубинку, пистолет, наручники, дежурный блокнот, часы, бумажник, булавку для галстука, ботинки и мелочь из кармана. Произведено нападение было профессионально: Стеттин даже тени не успел заметить.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга известного военного историка И. Б. Мощанского посвящена трем достаточно драматическим эпизодам Второй мировой войны: обороне города Одессы осенью 1941 года, прорыву блокады Ленинграда в январе 1943 года и штурму Будапешта — столицы последнего союзника нацистов в Европе.

Все три главы представленного труда связаны с историей окруженных и блокированных городов, которые волей судьбы стали ареной бескомпромиссной борьбы противоборствующих сторон. И если в начале войны отрезанными от основной страны были наши города, то, начиная с 1943 года, уже немцам приходилось объявлять многие населенные пункты крепостями и защищать их со всем напряжением сил. Хроника подобных сражений была полна героических и трагических примеров человеческого мужества.

ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ И ФУТУРОЛОГИИСодержание:

Джон Бранер. Легкий выход

Виктор Гулъдан. Почему мы хотим умереть?

Л. Спрэг де Камп. Да не опустится тьма. Роман

Борис Пинскер. Тень мафии в тени рынка

Филип К. Дик. Допустимая жертва

Ярослав Голованов. Земля без человека

Станислав Лем. «Do yourself a book»

Геннабий Жаворонков. Графоромантика

Евгений Попов. Чудо природы

Роберт Лафферти. Долгая ночь со вторника на среду

Олеин Тоффлер. Шок от будущего

Содержание:

Василий Головачёв. ИЗЛОМ ЗЛА (начало романа)

Святослав Логинов. РАВЕН БОГУ (рассказ)

Эллери Куин. РАСПЛАТА (рассказ, перевод С. Шпака)

Джек Ритчи. ВКУС УБИЙСТВА (рассказ, перевод С. Шпака)

Мир курьезов

Обмен

Лотерея

Художники: Леонид Насыров, Иван Цыганков, Александр Шахгелдян

Содержание:

Майкл Коллинз. СТРАХ (роман, пер. Л. Дымова)

Владимир Михановский. ЗЕЛЁНОЕ ОБЛАКО (рассказ)

Оформление и иллюстрации художника Борис Мокина.