Дельфины

Кани Джеронимо

Дельфины

И соль его слез забирает вода,

Никем не видимых капель любви и добра.

Ты никогда не увидишь, как плачет дельфин.

Если ты одинок, то он просто один.

Андрей "Дельфин" Лысиков

Веня быстро выбежал из квартиры и несколько раз резко нажал на кнопку вызова лифта. Конечно. Лифт как всегда не работал. Венедикту было не привыкать к подобного рода сюрпризам, поэтому он совершенно спокойно побежал к лестнице. "Так даже лучше," - думал он. - "Заодно и разомнусь немножко" . Венедикт очень быстро спустился с девятого этажа, выбежал на улицу, завернул за угол и побежал вниз по дороге. Шесть утра - время раннее. Только уличные торговцы были в это время уже на ногах. Они выкладывали свежие булочки, баранки, пирожные, медовую пахлаву с орехами, хачапури, жаренные и копченые мидии, различные салаты из морепродуктов, аккуратно разложенные по одинаковым порциям в одноразовую посуду. Веня пробежал мимо всей этой экзотики местных кулинаров. От дома, где он жил, до моря было ровно четыреста метров, но и это расстояние для Вени показалось слишком большим. Он видел море всего несколько раз в жизни, поэтому он очень спешил поздороваться с морем, ведь и оно его ждало очень-очень долго.

Другие книги автора Кани Джеронимо

Кани Джеронимо

Лола

Лола проснулась. Встала с постели и прошла в ванную. Из зеркала на нее смотрела абсолютно голая девушка с татуировкой на животе и крашенными в огненно рыжий цвет волосами.

- Ненавижу тебя, - со злобой сказала Лола своему отражению.

Она повернула краны и подставила под теплую воду свое тело. Постояв минут пять под душем, Лола выключила воду, и, не вытираясь, прошла на кухню, оставляя после себя мокрые следы.

Кани Джеронимо

Кровь с молоком

Ботинки, они как люди. Они стареют. Их надо чистить. Особенно зимой. Соль выступает практически сразу, как приходишь домой. И даже если смыть ее водой, то стоит им высохнуть, как соль появляется снова.

Их кожа становиться старой. Они изнашиваются. Их выбрасывают. А потом забывают.

Бывает так, что будущее есть, а смысла в этом будущем нет.

А бывает и наоборот, смысл есть, а вот будущего нет.

Кани Джеронимо

История "красоты"

Когда я начинал писать "Красоту", я и не думал, что через пару месяцев после ее выхода многие будут называть меня Тимуром.

Идея написать повесть появилась теплой майской ночью по дороге домой. Тогда я еще не был один, а потому сюжет в голове отличался от того, который получился в написанной повести.

Придя домой, я сел за стол, и под тусклым светом настольной лампы написал первую главу. Позже и первая глава претерпела значительные изменения в виду произошедших событий.

Кани Джеронимо

Ярость

- Десерт Игл?

- Есть.

- Глок?

- Обрез?

- Есть.

- Запасные патроны?

- Есть.

- Охотничий нож?

- Есть.

- Мачете?

- Есть.

- Моток широкой клейкой ленты... Прозрачная... Есть?

- Есть.

- Перчатки?

- Есть.

- Удавка?

- Есть.

- Веревка?

- Есть. Только мыла для полного счастья не хватает.

- Шутник... Спички непромокаемые. Десять коробков...

Кани Джеронимо

Любовь

Omnia vincit amor,

Et nos cedamus amori.

Все побеждает любовь

покоримся и мы любви.

О любви сказаны миллионы слов и написаны горы книг. Есть формулы любви, научные определения, философские трактаты. И все же для каждого человека, вступающего в жизнь, любовь - это что-то таинственное, что-то непонятное, что можно постигнуть, лишь пройдя самому этот путь обретения и потерь. Нередко так бывает, что прошлый опыт и формирует точку зрения на это старое как мир и столь же загадочное чувство - любовь!

Кани Джеронимо

[НГ]

Каждый Новый Год ожидаешь чуда... Его ждешь, и ждешь... а оно не приходит... И не придет... Так получается, что в бой курантов думаешь, что вот-вот, еще чуть-чуть, оно сейчас придет... Часы пробили полночь... Шампанское полилось рекой... И через мгновение все уже уплетают салат и запивают его вином... А ты стоишь и не знаешь: садиться тебе за стол или пойти и повеситься...

Каждый год я жду чуда на Новый Год... С самого детства... А его так и не было... И будет ли...

Кани Джеронимо

Разговор о литературе... и не только

Что сейчас читаю люди? Что сейчас читает молодежь? Я еду в метро и смотрю на обложки книг пассажиров: Незнанский, Донцова, Полякова... Пауло Коэльо. "Алхимика", в основном, читают девушки. Почему? Потому что это самый МОДНЫЙ автор сегодня. Я не скажу, что Коэльо плохо пишет. Но это не та литература, которая сейчас нужна современным людям, молодым людям, наконец, просто мыслящим людям.

Кани Джеронимо

Пульпа

Айлурофобия, кинофобия, офидофобия, аквафобия, акрофобия, никтофобия, пирофобия, охлофобия, стазифобия, аматофобия, мизофобия, неофобия, панофобия, трихофобия, фобофобия, фонофобия, дисморфофобия, трискайдефобия, амаксофобия, базилофобия, стазибазифобия...

Страх котов, страх собак, страх змей, страх воды, страх высоты, страх тьмы, страх огня, страх толпы, страх стоять, страх пыли, страх грязи, страх нового, страх всего, страх волос, страх страха, страх звука, страх воображаемых дефектов внешности, страх числа тринадцать, страх ездить на транспорте, страх ходьбы, страх вертикального положения и ходьбы...

Популярные книги в жанре Современная проза

Дмитрий Шашурин

Перетомленное бигуди

Собственно, рыбачок, который мне все рассказал и показывал даже место действия - на бывшем пригородном песчаном карьере, - настаивал, что правильней было бы говорить: утомленное бигуди, потому как _перетомленное_ - значит томленное чересчур долго, передержанное в кипятке, а утомленное выдержанное столько, сколько надо, так же как переваренное и уваренное, например, мясо, и никак не хотел понимать, что у него получается не только двусмыслица, но придается пластмассовому предмету одушевленность - этакое испуганное суетой жизни бигуди.

Шумихин Иван

Мечты вынашивая нежно,

Hе знаем где настигнет смерть

По морю черных маков волновались тени белой полной Луны, настолько яркой, что черное небо поглощало звезды. Маки переговаривались томно наклоняя друг к дружке спелые бутоны и шепча на ушко свои ночные тайны в тишине неслышно ступающего ветра. Маковое поле простиралось далеко вдаль, скрываясь за линией горизонта. Луна время от времени бесновалась и вдруг, шутя, перевертывала море, теперь шумевшее вверху, а сама прыгала по небу внизу. Поле шептало, вдруг раскрывая полотно маков черными ущельями-губами и произнося свои колдовские заклинания. Складки смыкались и маки как ни в чем не бывало продолжали тихое волнение. Hо вдруг разверзалось небо и заглатывало Луну, которая теперь бултыхалась, пойманная небом; сплошная тьма скрывала дрожащие от ужаса головки ночных цветов, но вот, Луна прорывала небесное покрывало и вновь игриво улыбаясь продолжала свои дикие танцы.

Алексей Слаповский

Кино, которого нет

С другом моим Володей Яценко, упокой, Господи, его душу, большим знатоком кино и большим вообще человеком, мы часто говорили и спорили о фильмах, которые видели, а еще чаще о тех, которые нам хотелось бы самим сделать, - понимая, что такой возможности у нас никогда не будет. Мы пробовали даже составлять заявки - и никуда не посылали их. Хорошими они были или плохими, но для них требовался опять-таки режиссер, какого мы не знали, - при несомненной талантливости живущих и действующих. Просто нам виделся какой-то - другой. Которого нет.

Слесарев Евгений

Однажды жизнью выданный билет,

Вернуть назад, увы, никак нельзя.

Я знаю, где-нибудь, но детство есть.

Беда в одном - в нем больше нет меня.

"Зайчик"

Представьте себе картину: Лисичанск, поздняя осень, холодно, сыро; городской троллейбус, как "летучий Голландец", рассекающий своим медленным, неторопливым движением сизое марево от впереди идущего транспорта; людей, чьи мрачные лица напоминают каменные изваяния древних инков. Каждый думает о своем, о вечном - у всех свои проблемы. Мрачно. С каждой новой остановкой и с каждым новым персонажем, вплывающим в нервно раскрываемую дверь, становится ясно - скоро зима, улыбки спрятаны до лета. И вот, о счастье, очередной приток пассажиров в троллейбус приносит вместе с мамой пятилетнего мальчика. Лупоглазое чудо природы с цветочно-радостным выражением глаз и с причудливой формой шапки на голове, крепко держащееся за маму. После нескольких минут созерцания ему, как любому нормальному ребенку, надоедает молчать. Дергая маму за руку и смотря на нее невинным взглядом, он спрашивает: - Мама, а я зайчик? - Скотина ты, а не зайчик,- мгновенно реагирует мама. Слишком быстро, чтобы поверить в ее чувства.

Поэт Смертяшкин

Акриловые вечера

Так, Эвочка, Джуличка, девочки, идите в дом! Я сказал, в дом! А ты, Динчик и ты, Мартичек отправляйтесь помогать тете Жани на кухне. А мы с Лолиточкой соберем все эти миленькие игрушечки, все эти совочки (о!), ведерочки (м-м..). Правда, Лолиточка? О, какая маленькая песочница, и какая маленькая Лолиточка! Такая одинокая маленькая девочка! Твой добрый гувернер, твой робкий учитель рисования и танцев погладит тебя по головке: держи ведерко, помоги дяде Гуверу. Черт, сколько же тебе лет? 4, 5, 6? Hе важно. Возьми еще вот этот совочек. О, как ты держишь его, этот совочек!!! Лолиточка, моя самая красивенькая девочка, ты - моя избранница. Когда все нехорошие мальчишки-девчонки угомоняться и лягут спать, мы с тобой будем пить чай на веранде, и дядя Гувер посадит тебя к себе на колени, на эти, истосковавшиеся по тяжести твоей великолепной попки, коленочки, и даст пригубить чай из своей чашки. А ты ведь знаешь, что в свой чаек дядя Гуви всегда добавляет ложечку коньячка, и поэтому тебе так нравится его терпкий пряный вкус. Впрочем, ты не знаешь, что такое коньяк, ты знаешь лишь слово "вкусно", и умеешь делать капризное личико. Вот, Лолочка, возьми еще этого мишку, он, бедненький, завалился в кусты, и дети забыли про него. Hеблагодарные маленькие создания, они всегда забывают то, к чему теряют интерес! И ты такая же, моя Лолиточка, моя экзальтированная ангельская нимфетка. Сколько бы я отдал, чтобы еще раз подтянуть твой сползающий гольфик! И еще больше, все, чего у меня нет и никогда не было я бы отдал за то, чтобы подтянуть твои божественные розовые кружевные трусики! О, моя богоподобная! Извини, извини, я не хотел сделать тебе больно. Это от избытка чувств я так сильно сжал твою хрупкую коленочку, совершенно забыв, что она так хрупка, как первый лед на реке, и под моими огромными лапищами неуклюжего медведя, которого пустили на пасеку, может и вовсе сломаться. Сейчас я подую, и все пройдет. Все, все, сейчас поцелую - и не будет болеть. О, о!!! Лолиточка! Моя девочка... Hет, нет, не нужно ничего говорить мисс Гриншир! Твоя коленочка сейчас пройдет, а мисс Гриншир, если ты ей скажешь, может счесть, что ты совсем нездорова, и положить тебя в постель, и тогда завтра ты не пойдешь с Тони и Терри в кино. Ты ведь хочешь сходить посмотреть свой любимый мультфильм про своего чертова Микки Мауса?! Hу все не плачь, мой ангел, и не говори ничего мисс Грнифилд. Ах, да - Гриншир, да какая разница! - никому не говори, иначе - никаких Микки Маусов. Hу все, возьми еще эту машинку, и беги в дом, моя ясноокая. И не забудь помыть перед едой ручки, свои маленькие пухленькие, столь желанные мною, ручки. Боже милостивый, ведь и эта чудесница когда-нибудь превратиться в женщину, в некое подобие мисс Гриншир! Как невыносимо думать об этом! Какая мерзость!

Андрей Смирягин

АППЕТИТHЫЙ ПРЫЩИК

(лекции с диванчика)

Hекоторые могут решить, что диванчик не ведает в моем сердце конкуренции с другой мебелью. Отнюдь! Возвышенная любовь организма к горизонту время от времени бессильна помешать телу сломя голову броситься в объятия обеденного стола и предаться порочной страсти чревоугодия, то есть набиванию брюха всем, чем не поподя, до отказа.

Аппетит - какое замечательное свойство человеческой природы! Аппетит не дает нам скучать еще с древности. Hичто так не задевало нас до глубины души и ничто так не навевало грусть, как отсутствие любимой еды рядом. Аппетит толкал нас на забивание камнями мамонта и околочивание груш с дерева. И до сего дня аппетит остается самым ярким и всепоглощающим чувством. Бананы, курица и шампанское - наша самая первая и незабываемая любовь, которую мы проносим с детства через всю жизнь.

Андрей Смирягин

СЕМЬЯ КАРМАНОВЫХ

Часть Вторая

БАГДАДСКИЙ ВОР

* * *

Иннокентий отправляется на поиски работы. Выйдя из подъезда, он остановился в задумчивости, с чего начать. И здесь он увидел идущую навстречу очень красивую и прекрасно одетую женщину. Это была Клеопатра Степановна, жена Льва Розенкраца, бизнесмена с верхнего этажа - женщина, у которой в жизни было все: красота, здоровье, муж, дом, деньги - все, кроме одного - удовлетворения.

Андрей Смирягин

ЭКЗАМЕН

- Профессор, извините - я проспал.

- Надеюсь, не один?

- Один...

- Два, идите.

- Подождите. Я скажу все начистоту. Один... на один.

- Два, идите.

- Нет, на два...

- Это уже интересно. Так один на один или один на два?

- На один... нет на два, нет на один... Вспомнил, сначала был один на один, а потом один на два.

- И сколько же всего?

- Четыре, профессор!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кани Джеронимо

Легко ли быть молодым

Владимиру Георгиевичу

Я, конечно, понимаю, что у меня еще многое впереди, но мне кажется, что юность - это самый прекрасный и очень важный этап в становлении молодого человека. В юности мы познаем практически все: человеческую доброту и злобу, взлеты и падения, любовь и ненависть, счастье и горе. В этот период человек формируется как личность. Несомненно, во многом он сам работает над собой, но нельзя исключать тот факт, что окружающие его люди и в первую очередь родители также оказывают большое влияние на формирование будущей личности.

Кани Джеронимо

Открытое письмо в защиту Владимира Сорокина

Жизнь - не школа для обучения светским манерам. Каждый говорит, как умеет. А то, что пишет Сорокин не пособие о том, как держать себя в свете, и не научная книга о том, какие выражения допустимы в благородном обществе. Это историческая картина определенной эпохи.

Если необходимо употреблять сильное выражение, то без всякого колебания его можно, а иногда даже нужно употреблять.

Кани Джеронимо

Побег

Иона вошел в вагон метро и стал у противоположной двери, облокотившись на нее спиной. На двери, как и на всех других, было написано "не прислоняться".

На нем были синие джинсы, черные ботинки, и черное пальто, с поднятым воротником. Краем глаза Иона заметил сидящую слева однокурсницу. Ему не хотелось ни о чем с ней разговаривать, поэтому он сделал вид, что не видит ее.

Вагон бежал от станции к станции, унося, Иона в другой конец города, а молодой человек думал, глядя на трубы, пробегающие за окном, что и вся его жизнь бежит куда-то и останавливается очень редко, чтобы передохнуть, отдышаться и побежать снова, на встречу неизбежности. И ведь никто не знает, что тебя там ждет в конце туннеля. Люди часто говорят: "Мы видим свет в конце туннеля". Подразумевая, что их ждет что-то хорошее впереди. Но кто сказал, что это свет, а не фонарь встречного паровоза?

Кани Джеронимо

Постскриптум

Ей

Мы проснулись в одной постели в начале девятого.

- Я опаздываю! - услышал я сквозь сон ЕЕ радостный голос.

ОНА вскочила с постели, и запрыгала на ней, словно маленький ребенок.

- Вста-вай! Вста-вай! Вста-вай! - весело повторяла ОНА.

С тех пор, как ОНА вернулась, я давно не видел ЕЕ такой довольной.

- Куда ты опаздываешь? - спросила я, кладя голову на руку, согнутую в локте и глядя на ЕЕ ноги.