Дефицит белка

«Эту книгу можно назвать фантастикой.

Точно с таким же основанием, как книги Борхеса, Мураками или Кортасара.

Эту книгу можно назвать классической русской прозой.

С тем же правом, как рассказы Чехова, Гоголя, Булгакова.

Эту книгу можно назвать юмористической.

Так же, как книги Зощенко, Гашека или Марка Твена.

Но все это — Леонид Каганов.

Если вы его еще не читали, то вы, наверное, просто неграмотный».

Сергей Лукьяненко

В сборник вошли произведения: Сирусянка, Дело правое, Жесть, Мне повезет, Про тигренка, Черная кровь Трансильвании, Здание номер 1, Нульгород, Флэшмоб-террор и др.

Отрывок из произведения:

Звонок раздался в пять утра, и я не сразу понял, что это звонок, а потом не сразу нашел коммуникатор. Звонок умолк, и я опять провалился в глубокий сон, но через минуту коммуникатор ожил снова.

— Слуррршаю! — прохрипел я, чувствуя, как голосовые связки встали поперек горла и перехлестнулись.

— Алекс? — раздался знакомый голос и сразу появилась картинка. — Я прилетела, Алекс! Представляешь? Я прилетела!

— Женя? — удивился я, натягивая простыню чтобы не сверкать перед коммуникатором волосатой грудью. — Женечка? Ты где?

Рекомендуем почитать

Эту книгу можно назвать фантастикой.

Точно с таким же основанием, как книги Борхеса, Мураками или Кортасара.

Эту книгу можно назвать классической русской прозой.

С тем же правом, как рассказы Чехова, Гоголя, Булгакова.

Эту книгу можно назвать юмористической.

Так же, как книги Зощенко, Гашека или Марка Твена.

Но все это - Леонид Каганов.

Если вы его еще не читали, то вы, наверное, просто неграмотный.

Сергей Лукьяненко

В сборник вошли: Сказки народов мира, Четвертый ярус, Загадать желание, Жлобы, Первая зачистка, Тридцать пять, Долларка, Эпос хищника, Письмо отца Серафимия, Корпусок, Вий-98, День академика Похеля, Шарф, муха и задачник, Хомка, Любовь Джонни Кима, Росрыба, Реквием, Масло и др.

Иллюстрации Олега Окунева.

Кто мы?

Каково наше место во Вселенной?

Что ждет нас впереди?

На эти вопросы в рассказах нового сборника Леонида Каганова отвечают не только люди, но и роботы, инопланетяне, ангелы, демоны, боги — и даже микробы.

Иногда это очень серьезно.

Иногда — очень смешно.

И всегда — неожиданно!

«Эту книгу можно назвать фантастикой.

Точно с таким же основанием, как книги Борхеса, Мураками или Кортасара.

Эту книгу можно назвать классической русской прозой.

С тем же правом, как рассказы Чехова, Гоголя, Булгакова.

Эту книгу можно назвать юмористической.

Так же, как книги Зощенко, Гашека или Марка Твена.

Но все это – Леонид Каганов.

Если вы его еще не читали, то вы, наверное, просто неграмотный».

Сергей Лукьяненко

Содержание сборника:

Пирамида

День сверчка

Горшки и боги

Ухо

На место

Народная медицина

Там, где нет ветра

Мой кармический предок Рамирес Гальега

Курсанты спасают Солнце

Майор Богдамир спасает деньги

Другие книги автора Леонид Каганов

Поклонники иронической фантастики!

Перед вами — самый веселый, самый разудалый, самый нахально-смешной и самый СТИЛЬНЫЙ сборник, какой только возможно вообразить!

Произведения Леонида Каганова — это поистине нечто. Нечто озорное, забавное и ВЕСЬМА оригинальное. Нечто, жанр и стиль которого попросту не поддаются определению.

ЭТО надо ЧИТАТЬ!..

Новый роман одного из ведущих отечественных фантастов Леонида Каганова — это неподражаемо изящный авторский стиль, острый сюжет и тонкий, блистательный, интеллектуальный юмор.

Едва увидев свет, эта книга стала общероссийской литературной сенсацией. С тех пор она приводит в восторг психоаналитиков и домохозяек, адептов дзен-буддизма и маститых бизнесменов, мастеров НЛП и безалаберных студентов. Ею зачитываются философы, психологи, экстрасенсы и маги. Одни считают, что эта книга — сплав мощнейших современных психотехнологий и поразительных философских прозрений. Другие утверждают, что она — эффективнейший инструмент изменения своей судьбы, реализации желаний, избавления от страхов и болезней. Третьи называют ее учебником по практическому волшебству. Кто-то усмотрит в изложенной здесь системе отечественный вариант метода нейро-лингвистического программирования, кто-то обнаружит сходство с учением Кастанеды, кто-то заявит, что о чем-то подобном писали еще Юм и Беркли. Но все, прочитавшие книгу и опробовавшие систему на практике, сходятся в том, что она РАБОТАЕТ!

Семиклассник Аллен Додсон сидел на уроке математики, уставившись в затылок Пегги Коркоран, когда на него снизошло озарение, изменившее мир. Сперва его собственный мир, а затем постепенно, наподобие костяшек домино, падающих в заранее заданном ритме, мир каждого из нас. Хотя мы, разумеется, тогда этого не знали.

Источником озарения стала Пегги Коркоран. Аллен сидел позади нее с третьего класса (Андерсон, Блейк, Коркоран, Додсон, Дюквесн…) и никогда не считал сколь-нибудь примечательной. Да она таковой и не была. Происходило это в 1982 году, и Пегги расхаживала в майке с Дэвидом Боуи и с растрепанными косичками. Но в тот момент, глядя на ее мышиного оттенка волосы, Аллен внезапно осознал, что в голове у Пегги наверняка полная каша из обрывков мыслей, противоречивых чувств и полуподавленных желаний — совсем как у него.

Весь спектр современной российской фантастики: от космической оперы до фэнтези, от альтернативной истории до постапокалипсиса, от социальной фантастики до мистики, от признанных мастеров жанра до представителей молодого поколения, уже успевших громко заявить о себе. Все самое новое и интересное. Ну и, конечно, Дозор. Куда же без него!

Есть ли предел толерантности? Куда приведет человечество тотальная терпимость – в мир, где запрещены слова «мать» и «отец», традиционные отношения считаются дикостью и варварством, а многоцветие «радужного» будущего давным-давно стало обыденной повседневностью? В мир, где агрессивное нашествие иных культур и идеологий целиком подминает под себя гостеприимных хозяев?

И чем это может грозить государству и обществу?

Вслед за нашумевшей антологией «Антитеррор-2020» Фонд «Взаимодействие цивилизаций» представляет на суд читателей новый сборник, посвященный еще одному глобальному вызову современности. Признанные мастера фантастического рассказа и молодые таланты собрались под одной обложкой, чтобы поделиться с читателями футуристическими прогнозами о пределах политкорректности.

Пропал инкассаторский крейсер, перевозящий миллиард долларов. Найдены трупы инкассаторов, болтающиеся в вакууме. Дело кажется безнадежным. Но за дело берется майор Богдамир.

Испокон веков враги знали: «Русского солдата мало убить…» – потому что на Священной войне «наши мертвые нас не оставят в беде», павшие встают плечом к плечу с живыми, а «ярость благородная» поднимает в атаку даже бездыханных. На Священной войне живые и мертвые исполняют приказ «Ни шагу назад!», сгоревшие заживо летчики не выходят из боя, рация погибшей разведгруппы продолжает передавать сведения о противнике, мертвая вода ненависти к врагу залечивает любые раны, а живая вода любви к Родине воскрешает павших и возвращает в строй. На Священной войне не только награждают, но и призывают посмертно – потому что выстоять и победить можно, лишь смертью смерть поправ.

К 70-летию Великой Отечественной! Военно-историческая фантастика в лучших традициях жанра. Сверхпрочный сплав фантастического боевика и безупречной военной прозы.

Ты... умер. И - умер скверно. Ты... воскрес. И-воскрес весьма неожиданно. И - кто ж ты после этого получаешься? Судя по отросшим внезапно когтям - ОБОРОТЕНЬ? Судя по абсолютно невероятным паранормальным способностям, что у тебя обнаружились, - метаморф? А если судить здраво-то?.. Одержимый дьяволом? Возможно... Жертва "секретного эксперимента"? Тоже ВОЗМОЖНО... Разбирайся-ка сам!..

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Значит так. Кто не знает, сие является продолжением «Чужого добра» и завязано на нем гораздо сильней, чем я изначально планировала. Ну и кратенькая АННОТАЦИЯ. Если что-то неумолимо тянет тебя к черту на рога без видимых на то причин — ляг, полежи, авось пройдет. Ну или потом не жалуйся, что не удержался и поехал. Иди теперь до конца, раз уж вляпался. Никогда бы не подумал, что призраки могут настолько раздражать? Жизнь полна открытий. Как вернешься домой, первым делом упразднишь должность шута? Твоё право. Не, отбрыкиваться бесполезно, верные друзья всё равно за тобой увяжутся, ты и сам знаешь. Ну и что, что ты против? Когда они тебя слушались? Я ж говорю, жаловаться бесполезно.

Доктор Силач окружен целой толпой супер-героев и супер-злодеев. Он борется со злом, но это ему уже порядком надоело… Пародия на комиксы.

Необычное я почувствовал тотчас же, как только перестало гудеть реле в закрывшемся за мной лифте. Я как раз успел подойти к дверям и, обхлопав себя со всех сторон, обнаружить ключ в заднем кармане брюк, когда настала тишина. Тут-то я и почувствовал: что-то случилось.

Дело в том, что обычно, едва замолкало реле, за дверью начинал лаять Тэр. А тут полная тишь. Может, не услыхал моих шагов?

Я с нарочитым шумом вытер ботинки о резиновый коврик. Никакого результата.

ПУС ОбИОСиПТТТ[1] поручил мне ознакомить галактическую общественность с обстоятельствами, при которых появилось на свет настоящее издание СПИТ[2], в обиходе именуемого «Звездными дневниками», что я и делаю.

Основополагающее стремление Ийона Тихого — это стремление к абсолютной истине. В последнее время его посетили сомнения в степени истинности того, что он себе снил на темы, предложенные ему ПУС ОбИОСиПТТТ в связи с реорганизацией указанного учреждения. Ввиду этого Ийон Тихий решил провести инвентаризацию собственной памяти при помощи МММ ПУС ОбИОСиПТТТ[3]

Еще год назад существовал в нашем мире, в нашей стране и даже в нашем городе человек по фамилии Кадушко. Смешная фамилия? А ведь одно ее упоминание вызывало бледность на лицах и дрожание коленей у всех сотрудников нашего издательства. Мерзкая, откровенно надо сказать, была личность. Но все-таки живое существо. А теперь это пар галактический, туман, наверное, пыль. Одна фамилия осталась – пустой звук Ка-душ-ко…

И не от него одного только звук остался, от многих. Кое-кто полегче отделался. Работают теперь дворниками, сторожами, профессиональными гадалками, кто кур разводит, кто нутрий. Приносят пользу обществу. Год назад они еще гремели звучными фамилиями, творили, мучаясь от невыплеснутых на бумагу мыслей, схлестывались в спорах о судьбах литературы, выпивали и, обливаясь слезами, жаловались друг другу и в вышестоящие органы на то, что их не печатают или печатают, но мало, писали, и не только заявления. Короче – жили, существовали. А где теперь они? Эхе-хе…

По дороге домой мы с Сашкой нашли джина. Он был запечатан в витую бутылку из-под "Кока-колы". Мы по очереди пинали ее ногами, пока она, налетев на бетонный тротуар, не треснула по всей длине. Из трещины повалил густой белый дым, а когда он рассеялся, мы увидели низкого пузатого человечка в малиновом пиджаке. В левой руке он держал джиэсэмовский телефон, а правой поигрывал крупной золотой цепью, висящей на шее.

Мы пялились на него во все глаза. Наконец, глубоко вздохнув, Сашка произнес:

Карамельно-прозрачное море время от времени посылало к песчаному пляжу игрушечную, кокетливо кудрявившуюся пеной волну, но и та, лениво прокатившись вдоль бухты, разглаживалась задолго до берега. Матово-белое, яркое, но не обжигающее солнце, отвисев положенный срок в зените, устало скатывалось к горизонту. Лёгкий бриз, в полдень спасавший от жары, теперь осознал свою ненужность и тоже успокоился. Тишину летнего вечера нарушала лишь негромкая, заунывная, чем-то неуловимо похожая на родную, русскую, и оттого приятная песня, доносившаяся из рыбацкой деревушки, что располагалась рядом с базой. Или правильнее было бы сказать, что это база располагалась рядом с деревней? Ведь рыбаки жили здесь всегда, а учёные прилетели чуть больше месяца назад.

Перевод первого авторского сборника Р.А.Лафферти «Nine Hundred Grandmothers».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

"Помогите найти! Пропал без вести убийца друидов, вампиров, тварей и магов, свидетель и виновник двух мировых катастроф, знакомый правителей земных и небесных, великий император и просто очень хороший человек Алистин, Михаил Михайлович". Собственно говоря, все.

Он — человек с душой дракона. Драконий ад, длящийся сотни лет. Но он еще помнил, что в своем мире, скрытом в толще магмы, был драконом. И звали его — Ланселот.

— Вот тебе и раз, сказал Штирлиц, внимательно разглядывая кирпич, свалившийся ему на голову. Ха-ха-ха…

Этим невеселым смешком Михалыч растерянно констатировал тот безрадостный факт, который со всей неприглядностью свидетельствовал о том, что он, незаметно для себя, выкурил последнюю сигарету. Все еще не веря в такую незадачу, он медленно, словно боялся выпустить на свет злую гадюку, приоткрыл ящик письменного стола, полный ненужных бумаг, конторских принадлежностей и просто всяческого мелкого сора. Обычно он высыпал в стол, прямо на самый край, из вскрытого блока сигареты и теперь, сладостно замирая от предвкушения, запустил руку внутрь.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

ЗАЩИТНИК МИРОЗДАНИЯ

Защитник Мироздания Александр Михайлович Окунев проснулся утром в отвратительном настроении. Вскоре он сидел за большим столом и завтракал вместе с мудрым вороном-гаруда Конрадом. Он был мрачен и сосредоточен. Его обуревали тяжелые мысли и он уже точно знал, что майор Серега и его жена Оленька стали жертвой мести этого мерзавца в золотых очках, Леонида Юрьевича. Это уже не было результатом вещего сна. Просто он, вдруг, почувствовал, как оборвалась та ниточка, связывающая его с этим мужественным, угловатым парнем и буквально слышал как стенала его усталая, измученная душа, требующая справедливости и отмщения. Знал он и то, что смерть майора и его жены была ужасной.