Дедушка

Планета Сутанг только что открыта людьми. Первыми здесь обосновались ученые и исследователи, чтобы подготовить планету к прибытию колонистов. И вот, однажды, группа из четырех человек отправилась в путешествие на рафте, странном плавающем полурастительном-полуживотном существе огромных размеров, которого называли Дедушка, отправились, чтобы исследовать окрестности. Но они даже и представить себе не могли, каким опасностям они подвергнутся в пути…

© ceh (fantlab)

***

ж. «Знание-сила» № 3 за 1972 г, с.45–47, с илл.

Отрывок из произведения:

Что-то зеленокрылое, пушистое, величиной с курицу, пролетело вдоль склона холма и стало парить прямо над головой Корда, в двадцати футах над ним. Корд, пятнадцатилетний юноша, откинулся назад, прислонившись к прыгоходу, и задумчиво смотрел на это создание. Прыгоход стоял в районе экватора на планете, куда люди добрались всего лишь четыре земных года назад. Существо, привлекшее внимание Корда, члены Колониальной экспедиции Сутанга в обиходе называли Болотным Жуком. В его пушистом мехе, на загривке сидело второе, меньшее по размеру существо — полупаразит. Наездник Жука.

Рекомендуем почитать

Молодой человек, психолог и сборщик образцов, смог в одиночку отразить нападение на изучаемую планету сотни киборгов, по возможностям сильно превосходящих обычного человека.

Ферма алмазных деревьев с утра была охвачена беспокойством. Ильф улавливал его, но ничего не сказал Орис, решил, что начинается летняя лихорадка или у него живот подвело и мерещится всякая всячина, а Орис сразу потащит его домой, к бабушке. Но беспокойство не проходило, росло, и, наконец, Ильф уверился в том, что источник беспокойства — сама ферма.

Казалось бы, лес живет обычной жизнью. С утра был дождь, перекати-поле вытащили из земли корни и катались по кустам, стряхивая с себя воду. Ильф заметил, как одно из растений, совсем маленькое, подобралось прямо к хищной росянке. Росянка была взрослой, могла выбросить щупальце на двенадцать — четырнадцать футов, и Ильф остановился, чтобы посмотреть, как перекати-поле попадется в ловушку.

Другие книги автора Джеймс Шмиц

Джеймс Генри Шмиц (1911–1981) — американский писатель-фантаст, известный прежде всего благодаря великолепному циклу произведений «Федерация Средоточия» — произведений, которым не откажешь ни в УДИВИТЕЛЬНОЙ увлекательности, ни в мастерском построении интриги, ни в МАСШТАБНОСТИ и ДЕТАЛЬНОЙ ВЫПИСАННОСТИ мира далекого будущего. Мира, в который читатель буквально погружается с головой. Издание же, которое вы держите в руках, открывает сборник из четырех взаимосвязанных повестей «Агент Веги», в которых секретные агенты с невероятными умственными способностями борются с врагами Конфедерации Веги. В романе «Ведьмы Карреса» — трое девочек-экстрасенсов, спасенные от рабства капитаном звездолета, в благодарность за это помогают ему открыть дар экстрасенсорного восприятия в себе самом. Действие цикла «Федерация Средоточия» (другое название «В Ядре Звёздного Скопления») происходит в 3500-х годах. Межпланетная Федерация управляется Сверхправительством. В состав Федерации входят ВСЕ разумные расы Галактики… Данное издание представляет любителям фантастики ВЕСЬ ЦИКЛ «Федерация Средоточия» целиком и полностью. Все произведения до единого. На протяжении четырех сборников читатели смогут проследить за приключениями персонажей, как они постоянно пересекаются, взаимодействуют и перебегают друг другу дорогу. Тэлзи Амбердон, разумеется, занимает высочайшее положение, но вы также найдете все истории о Триггер Арджи, жуликоватом Хеслете Квиллане, Холати Тэйте, Пилч, профессоре Мантелише, Вэлане Дэсинджере — обо всех до единого. Так первый и второй сборники представляют сагу о Тэлзи, где во втором сборнике впервые появляется Триггер в качестве её партнерши по пси. Третий сборник — целиком о Триггер. Четвертый же сборник будет сосредоточен на приключениях еще одной героини, Найл Этланд. Содержание: АГЕНТ ВЕГИ (цикл) — Агент Веги — Мастера иллюзий — Правда о Кушгаре — Вторая ночь лета ВЕДЬМЫ КАРРЕСА (роман) ФЕДЕРАЦИЯ СРЕДОТОЧИЯ (цикл) — Телзи Амберон (сборник) — Телзи и Триггер (сборник) — Триггер и её друзья (сборник) — В Ядре Звёздного Скопления (сборник) РАССКАЗЫ И ПОВЕСТИ: Хранители традиций На крючке Маяк в неведомое Конец пути Приглядывай за небесами Зеленолицый Пси-преступник Мы не хотим проблем Исследовательский центр «Альфа»

Джеймс Генри Шмиц — фантаст, известный в нашей стране лишь истинным знатокам жанра (так как его российские публикации ограничились десятком рассказов и повестей), однако в действительности весьма популярный — прежде всего благодаря великолепному циклу произведений о Средоточии — межпланетной федерации, в состав которой входят все разумные расы Галактики, — произведений, которым не откажешь ни в удивительной увлекательности, ни в мастерской интриге, ни в масштабности и детальной выписанности мира далекого будущего. Мира, в который читатель буквально погружается с головой.

В этот том включены рассказы и повести из цикла "Телзи Амбердон" и "Тэлзи и Триггер".

Содержание:

* Джеймс Шмиц. Новичок (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. В тихом омуте… (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Полтергейст (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Ночной хищник (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Не больше чем сон (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Забавы «Львиного народа» (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Налакийская кровь (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Звёздные гиацинты (перевод А. Балабченкова)

* Джеймс Шмиц. Не рой яму брату своему… (перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

* Джеймс Шмиц. Рай для паразитов (перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

* Джеймс Шмиц. День славы (перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

* Джеймс Шмиц. Дитя богов (перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

* Джеймс Шмиц. Мартри-марионетки (перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

* Джеймс Шмиц. Симбиоты (перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

* Джеймс Шмиц. Машлюди (перевод В.П. Михайлова)

* Гай Гордон. Федерация Ядра Звёздного Скопления: обзор (эссе, перевод А. Балабченкова)

Немного космооперы, немного авантюры, немного фэнтези. Империя, объединяющая большинство миров, борется с планетой ведьм, которые в свою очередь ведут войну против мощнейшего супер-корабля захватчиков из другого измерения. Космические пираты грабят, шпионы кишат, хихикающие сгустки энергии ищут развлечений. И все гоняются за главным героем, который — не сказать, чтобы удачливый малый или хотя бы законопослушный гражданин, зато добрый, отзывчивый, готовый и заступиться за ребенка, и спасти Галактику.

Джеймс Шмиц не предлагает искушенному читателю новых идей, но и скучать на протяжении романа не дает.  

Всё началось с того, что капитан Позерт захотел вызволить из рабства трёх девочек. Он купил их на невольничьем рынке планеты Порлумма и привёз на родину, на планету Каррес. Мог ли капитан тогда предположить, что вся его дальнейшая судьба окажется связанной с Карресом, который окажется самым необычным миром?

В этом рассказе Триггер Арджи и Тэлзи Амбердон знакомятся друг с другом.

В фантастическом произведении представитель человеческой цивилизации ведет борьбу с изощренными форма агрессивности существ из других галактик с помощью телепатии.

Джеймс Генри Шмиц — фантаст, известный в нашей стране лишь истинным знатокам жанра (так как его российские публикации ограничились десятком рассказов и повестей), однако в действительности весьма популярный — прежде всего благодаря великолепному циклу произведений о Средоточии — межпланетной федерации, в состав которой входят все разумные расы Галактики, — произведений, которым не откажешь ни в удивительной увлекательности, ни в мастерской выстроенности интриги, ни в масштабности и детальной выписанности мира далекого будущего. Мира, в который читатель буквально погружается с головой.

В третий, заключительный том Собрания сочинений Джеймса Шмица включены роман и повесть из цикла «В Ядре Звёздного Скопления», четыре рассказа из цикла "Агент Веги" и подборка внецикловых рассказов и повестей. Практически все произведения переведены на русский язык впервые.

Содержание:

* Джеймс Шмиц. Забот полон рот (перевод В. Михайлова)

* Джеймс Шмиц. Дьявольское отродье (роман, перевод В. Михайлова)

* Джеймс Шмиц. Агент Веги (перевод М. Косныревой)

* Джеймс Шмиц. Мастера иллюзий (перевод М. Косныревой)

* Джеймс Шмиц. Вторая ночь лета (перевод М. Косныревой)

* Джеймс Шмиц. Правда о Кушгаре (перевод М. Косныревой)

* Джеймс Шмиц. Хранители традиций (перевод М. Косныревой)

* Джеймс Шмиц. На крючке (перевод М. Косныревой)

* Джеймс Шмиц. Маяк в неведомое (перевод М. Косныревой)

* Джеймс Шмиц. Конец пути (перевод М. Косныревой)

* Джеймс Шмиц. Приглядывай за небесами (перевод М. Косныревой)

* Джеймс Шмиц. Зеленолицый (перевод М. Косныревой)

* Джеймс Шмиц. Пси-преступник (перевод М. Косныревой)

* Гай Гордон. Ещё кое-что от Гая Гордона (эссе, перевод Б. Зеленского, О. Казаянц)

А.Е. Ван Вогт и Дж. Шмитц

Точка Омега

1

Это произошло у автомата с прохладительными напитками. Распрямляясь, Барбара Эллингтон внезапно почувствовала, как что-то мимолетно коснулось её правого плеча. Это было похоже на легкий щелчок, но необычно холодивший кожу.

Она живо, несколько неловко, обернулась и в замешательстве взглянула на стоявшего сзади в нескольких шагах от неё элегантного, без единого волоска на голове, мужчину. Судя по всему, он ожидал своей очереди.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Владимир Волин

Встреча на обочине

(А. и Б. Стругацкие)

- Пошли Пришельцев встречать, - сказал мне шофёр Тузик, допивая пол-литра кефира. - Вздрогнем, шерсть на носу, о будущем вспомним.

Тузику легко говорить. Он по совместительству нейробиоксенопарапсихолог и функциональный референт по гуманоидным цивилизациям. Для него Пришельцы - родные братья по разуму. А я всего лишь простой стжёр-кибертехник с уклоном в инопланетную гельминтологию.

Дмитрий Володихин

Коричневое пятно

Низкая широта - ночь сменяется днем в мгновение ока. Он привык. Он, Питер П. Гласс, девять лет как "серый гусь" - привык.

Бледнеющее полотно ночи разорвали три белых ракеты. В неестественном, мертвенном свете покато блеснули каски, оскалилась броня машин, белой кровью истекла сталь автоматных стволов. Ни частицы этого света не попало в город, мирно посапывающий и пускающий слюнки во сне. Глупый, ленивый, вечно либо пыльный, либо слякотный городишко со своим плохо выбритым людом. Эти серые, серые, серые тупицы, изо дня в день занятые пересчетом жалкой наличности; эти скоты, лапающие смазливых секретарш, если начальники, или лапающие только глазами, если подчиненные, а в своих заставленных барахлом душных квартирах спящие с нелюбимыми женами; эти мокрицы, давящиеся в подземке и нюхающие чужой пот; все это дерьмо, живущее с мечтой о комфорте и издыхающее всякий раз не вовремя, чуть-чуть не дошагав до мечты...

Кирилл Воронцов

Избранные стихотворения

НЕНАЧАТАЯ СКАЗКА

Вечер. Багряное солнце

Медленно падает в море,

Темнеет лазурное небо,

И скалы вдали розовеют,

На севере тьмою покрывшись.

Свободен и чист легкий ветер,

Парящий в бескрайнем просторе,

И свежею дымкой окутав,

Трепещущий лес на прибое.

Над Солнцем сияет Венера,

Влюбленных звезда мореходов,

Стихии покорных русалок,

Валерий Вотрин

КЕРЕПТУК, МЕСТО НА КАРТЕ

Ворвавшись в жизнь Мергеля, она сразу же начала расставлять там все по своим местам, даже не обращая внимания на то, что беспорядок только кажущийся, и все по местам уже давно расставлено. Понедельниками она ссужала всех желающих, во вторник водила Мергеля то в цирк, то в паноптикум, в среду садилась на землю, чтобы рассказывать странные истории про королей, в четверг у нее шел дождичек, и всяк день на неделе был у нее пятницей. Она имела хриповатый, но приятный голос, и умела хорошо читать стихи. Мергель стихов не любил. "Душа моя, - говорила она, - отчего ты не любишь стихов?" "Так", отвечал он. На арене собаки лаяли на дрессировщика, клоун плакал кровавыми слезами, а медведь, встав на задние лапы, пустил струю на опилки. В паноптикуме одна гримасливая статуя так живо напоминала Мергеля, что к нему даже подходили с вопросами. "Душа моя, - спрашивала Леда, - чего хотят от тебя эти люди?" "Не знаю", - отвечал Мергель. Четверговый дождичек промочил его насквозь.

Владимир Заяц

Где брат твой?

Стенки кабины, вибрируя, расплывались, становились нечеткими, словно акварельный рисунок. Когда Виктор приложил к стенке палец, то почувствовал зуд, пронзительный до боли. Под полом время от времени что-то ритмично постукивало.

Виктор испытывал чувство запоздалого раскаяния. Он хотел чего-нибудь романтичного, вот и выбрал эту отдаленную планету для медового месяца. Он ухватился за слово "романтика" и, по сути, заставил себя забыть, что прежде, чем рекомендовать ее как базу отдыха, несколько исследовательских групп разобрали самого разнесчастного микроба до последней молекулы, чтобы убедиться в его безвредности для смелых "первопроходцев".

Януш А. Зайдель

ВЫСШИЕ СООБРАЖЕНИЯ

- Если искренне, терпеть не могу писать конспектов, - сказал Автор удобно усаживаясь в кресло, услужливо придвинутое Издателем. - Не будет ли проще, если я кратко расскажу, о чем собираюсь писать?

- Ну... знаете ли, у нас свои правила... - заколебался Издатель. - Но, вообще-то... Ладно, рассказывайте. Сегодня бумага такой ценный материал, что стоит сэкономить пару листов, обойдя ненужные формальности. Вы расскажете мне свою идею, после чего родится небольшая аннотация, чтобы у нас было основание заключить с вами договор и выплатить аванс...

В ближайшем будущем ученые научатся проникать в сознание умерших людей, путем отправки к ним «прыгунов» – специально подготовленных агентов, готовых ступить на опасную территорию посмертия и добыть информацию для продажи ее заинтересованной стороне.

Главный герой, бывший наемник Дэниел Даск, очнувшись в госпитале Цюриха после неудачной военной операции, получает предложение присоединиться к такой организации от загадочного человека по имени Аш, который ищет себе нового напарника.

Так Дэниел оказывается вовлеченным в заговор, грозящий катастрофическими последствиям для человечества. Распутывая шаг за шагом клубок интриг и предательств, герой постепенно превращается в мишень для могущественного противника, преследующего загадочную цель.

Комментарий Редакции: В основу научного-фантастического романа положены смелые медицинские, психоаналитические концепции о бессознательном, как неисчерпаемом хранилище уникальной информации, которая продолжает храниться вопреки смерти сознания человека.

Впервые человечеству грозит полное вымирание. В космосе – сектанты разрушили Луну, и её осколки угрожают городам Земли, а из-за неудавшегося эксперимента из Меркурия создают чёрную дыру, и она уже влияет на Солнце.Но и это ещё не всё: случайно, вместе с Лунным грунтом, на Землю завозят штамм неизвестной болезни. Учёные находят лекарство против неё, но под его воздействием болезнь мутирует, подвергая мутациям и людей.И дальше только хуже…Читайте «Армагеддон», чтобы узнать будущее.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Имя писателя Василия Алексеевича Попова широко известно на Кубани, как автора тридцати изданных книг. Самые известные из них “Замок железного рыцаря”, “Республика пяти звезд”, “Зрелость”, “Ты за все в ответе”, “Кубанские сказы” написаны живо, впечатляюще, их сюжеты захватывают читателя с первых страниц.

Disclaimer: The Twilight Saga books and their characters are the property of S. Meyer. This is just an amateur translation. No infringement is intended, and no money is being made from this story.

Пятая, неоконченная книга серии «Сумерки», в которой история встречи Эдварда и Беллы рассказывается от лица Эдварда.

Джером Корбелл.

Государственный преступник далекого будущего, для которого смертную казнь «милосердно» заменили космическим полетом к центру Вселенной, не имеющим НИ ОДНОГО ШАНСА на успех… и забыли о его существовании.

Но теперь, ТРИ МИЛЛИОНА ЛЕТ СПУСТЯ, он ВЕРНУЛСЯ.

Вернулся — чтобы обнаружить, что даже жестокое общество, которое он некогда покинул, — НИЧТО по сравнению с тем, что происходит на Земле и в колонизированной Солнечной системе СЕЙЧАС, когда власть имущие бьются за таинственное СРЕДСТВО ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ БЕССМЕРТИЯ…

Перевел с английского Аркадий Кабалкин

Они спустились с небес, как боги. Три чудовищные птицы с сияющими на солнце, устрашающими коническими телами, с широкими крылами. Они затмили солнце – вселяющие ужас и одновременно тревожно знакомые. Никто из живущих не помнил первого появления пришельцев, когда их и впрямь приняли за богов. Никто уже не помнил страха и изумления при виде странных пассажиров, впервые вышедших из чрева чудо-птиц. Никто не помнил седую старину, когда Ирдел еще не жил под властью завоевателей из других миров.