Дающее жизнь

Малиновский Дмитрий

Этот рассказ я посвящаю всем, кто каждый день

преодолевая боль и отчаянье - создаёт этот мир.

Дающее жизнь

Печаль - лишь тень радости.

Смерть - лишь часть жизни.

Hичто - только пролог сущего.

Клубничное желе восхода медленно заполняло небо. Где-то в его бескрайней вышине, высматривая добычу, плавно кружил стремительный, зоркий сокол. Казалось, ничто не способно нарушить его гордый, свободный полёт: ни палящее солнце, ни свирепая буря, ни холод близких, седых облаков.

Другие книги автора Дмитрий Юрьевич Малиновский

Дмитрий Малиновский

Открытая глубина...

Я был исследователем: иных измерений и миров, иной жизни...

Ровно в полдень я покидал эту планету.

Стояла поздняя золотая осень. Ещё тёплые лучи солнца, незнакомой мне, неяркой звезды, золотили раскачивающиеся на ветру листья деревьев. Иногда листья срывались с ветвей, и медленно кружась в прохладном чистом воздухе падали на стылую землю. Среди уже почти обнажённых ветвей деревьев струился густой солнечный свет. Он наполнял пространство небольшой лесной опушки, таинственной графикой - живого света и тени. Птиц, или иных звуков дикой природы, отчего-то не было. Только - Тишина... Она, казалось, наполняла весь мир невидимой, но почти ощутимой телом материей. В кристально прозрачном воздухе, чувствовался слабый запах тлеющей листвы, и засыхавших цветов.

Дмитрий Малиновский

Отражённый свет

"Сидеть, Титан!" - строго скомандовал суровый, крепкий мужчина в кожаной куртке. Hе совсем понимая, что от него хотят, маленький щенок тервюрен (Бельгийская овчарка) пронзительно гавкнул и подбежал к хозяину, радостно виляя хвостом".

- Да..., - подумал мужчина, - из тебя боевой пёс не скоро выйдет!

Что я скажу братанам: отдал штуку баксов а пёс команды не сечёт, только крутит хвостом, как пропеллером. Hу да ладно, я из тебя всё равно супер-бойца сделаю, пусть только что возразят, - башню снесу.

Дмитрий Малиновский

Мечты обречённых

Я часто думаю о том, какие странные эти существа - люди.

И их мечты, - мечты обречённых...

И вся полнота жизни...

Человек, опередивший своё время в развитии,

становится - Создателем Мира,

или - Знамением Смерти...

Эта история, увы, лишь одна из многих. Меня попросили передать её _вам_, не откладывая, пока ещё есть в этом смысл!

Hа информационной панели появилось короткое сообщение, разрешающее войти посетителю под номером один. Этот номер был мой.

Малиновский Дмитрий

Реки времён...

Жизнь совершает свой круговорот, - как и природа.

За расцветом, - следует разрушение.

Это, - неизменно!

Вопрос только в одном, - какой из путей ты выбираешь...

Эта история случилась очень давно. В каком краю, и под каким небом, я не знаю. Её удачный в веках путь, наконец-то, достиг и меня.

Теперь, она принадлежит и вам...

Город белого камня, прекрасный, как сон, словно мираж, неожиданно возникал посреди бескрайних пространств изумрудных лугов, далёкой страны Теннилида. Со стороны, он казался огромным, непреступным, - вечным... Прочные и высокие стены города, завершали узкие дозорные башни, из бурого и красного кирпича. Их часовые, неустанно и зорко, следили за внешне спокойным, - обманчивым и коварным миром вокруг. Готовые поднять по тревоге небольшое, но воистину непобедимое войско. Вопреки всей своей видимой силе, город был рад любому - входящему в него с миром.

Популярные книги в жанре Современная проза

Осипов Родион

Откpовения булки, часть втоpая

БУЛКА - РОВЕСHИК ВЕКА

(заметки на закpомах Родины)

У меня была знакомая плюшка, котоpая действительно умела писать стихи, но она их вовсе не писала, так как была чеpствой и ленивой. Так вот, можно ли называть поэтом сапожника, котоpый умеет печь пиpоги? Почему нет, словом "поэт", как и словом "любовь" тепеpь даже огоpодники pугаются.

Тpи дня бpели сэндвичи по пустыне в поисках специй, и наткнулись на чеpвяка. Чеpвяк был похож на толстый эклеp с зубами. Он молчал. "У тебя не найдется щепотка пеpца для водки, - спpосили сэндвичи. - И водки для пеpца... И коpицы..." / "Для чего коpицы?" - удивился чеpвь. "Смотpи-ка, песочный, а понимает!" - удивились сэндвичи, и пошли дальше искать понимания и специй.

Вячеслав Пьецух

Мужчины вышли покурить...

Мужчины вышли покурить сразу после того, как тетя Маша завела дедовский патефон (Энерготрест аккуратно отключал в поселке электричество после пяти часов вечера из-за повальных неплатежей) и женский пол нацелился танцевать; Зина Попова схватилась с Анной Жмыховой, Галина Прическина (*2) с Верой Сидоровой, тетя Маша танцевала сама с собой. Курить мужчины устроились на новой веранде, только что пристроенной Николаем Прическиным к своему дому по улице Бебеля, N_8 (*3), еще пахнувшей свежим деревом и как будто маринованным чесноком. Выпили к тому времени предостаточно, можно сказать, даже и чересчур, да еще хозяин прихватил с собой на веранду четвертную бутыль свекольного самогона, и поэтому между мужчинами сразу завязался взбалмошный разговор.

Вячеслав Пьецух

Паучиха

В большой деревне Столетове, на улице, которая почему-то называется Московская Горка, живет старушка Марья Ильинична Паукова, по прозвищу Паучиха, миниатюрное, согбенное существо с маленьким личиком и слезящимися глазами. Марья Ильинична старожил здешних мест и в некотором роде достопримечательность, поскольку ей, наверное, лет сто и она умеет порассказать. К тому же она еще и ругательная старушка, вечно наводящая критику на существующие порядки, что удивительно и вместе с тем неудивительно для пожившего человека, который к тому же сразу после войны был председателем колхоза "Памяти Ильича". Еще интересно то, что Паучиха до сих пор сама жнет, таскает воду, занимается в огороде, каждую субботу парится в баньке и не прочь выпить рюмочку за компанию. Про нее говорят: этой бабке износу нет.

Вячеслав Пьецух

Поэт и замарашка

Повесть

1

Рассказываю эту историю, как я ее слышал от моего приятеля Николая Махоркина, но также прибегая к неизбежным в таких случаях домыслам и опираясь на один замечательный документ.

Утром 4 октября 1993 года поэт Николай Махоркин вышел из своего дома в Проточном переулке и направился в сторону Смоленской площади, держа в правой руке допотопную авоську, немного пришаркивая и как бы незряче глядя по сторонам. С виду он представлял собою стихотворца - именно; он был худ, неловок, буйноволос, небрежно одет, с лицом истонченным и точно нездешним, как будто он только-только оправился от опасной болезни и еще не уверен в том, что худшее позади. Поэт он был так себе, средненький, но - поэт.

Вячеслав ПЬЕЦУХ

Разговор

Пьецух, В.А. ПЬЕЦУХ, Вячеслав Алексеевич (р.1946). Рус. сов. прозаик, более известный произв. др. жанров. Род. в Москве, окончил историч. ф-т Моск. гос. пед. ин-та им. Н.К.Крупской, работал учителем истории в школе. Живет в Москве. Фантаст. элементы в тв-ве П., видного представителя лит. авангарда, в осн., тесно переплетаются с сатирическими . Вместе с тем, ряд произв. писателя вполне серьезно и оригинально разрабатывает такие, напр., темы НФ, как альтернативная история: одна глава романа "Роммат" (1989), название к-рого расшифровывается как "романтический материализм", посвящена описанию победы декабристов и ее последствий; в р-зе "Разговор" (1990) исследуются (в более легкомысленном ключе) последствия победы белых в Гражданской войне . В двух др. р-зах - "Новый Завод" (1987), "Чаепитие в Моссовете" (1990) - построены варианты весьма двусмысленной утопии и антиутопии близкого будущего, соответственно; во втором р-зе нарисована впечатляющая картина обезлюдевшей Москвы, из к-рой все подались на Запад .

У Полли с Крисом начиналось все лучше некуда, а потом…

Сами знаете, как это бывает, – ломать не строить. С горечью осознав, что отношения «ремонту не подлежат», Полли уезжает из Плимута в сонный курортный городок на побережье Корнуолла. Поселившись в квартирке над заброшенным магазином, она с головой погружается в свое любимое занятие – выпечку хлеба. И хобби быстро перерастает в подлинную страсть! Полли вкладывает душу и сердце в замешивание теста, творит настоящее волшебство с орехами, изюмом, шоколадом, душистым цветочным медом… Местный мед, кстати, просто необыкновенный благодаря симпатичному пасечнику, которого здесь считают чудаком. В общем, хлеб у Полли получается изумительно вкусный, хотя не всем в городке по нраву ее успехи. Но она не сдается, и по закону философии количество переходит в качество, причем к лучшему меняется и сама жизнь Полли. Правду говорят: если перед тобой закрывается одна дверь, то непременно откроется другая…

Плюс потрясающие рецепты от автора!

Впервые на русском!

Для кого-то самым важным в жизни является власть, для кого-то – деньги, а для кого-то – дело, которому он служит. Александр Смолин, как это ни странно, так до сих пор и не определил для себя, что для него из этого списка наиболее приоритетно, но, правды ради, не сильно его это и печалит. Тем более что его жизнь такова, что иногда все три перечисленных понятия сплетаются в ней воедино, словно клубок змей перед тем, как впасть в осеннюю спячку.

И вот тогда спокойной жизни ждать не стоит, ни ему самому, ни тем, кто рядом с ним.

Унаследовав обычаи и традиции практически всех народов от седой древности до наших дней, современный этикет является всеобщим сводом правил поведения человека на службе, в общественных местах и на улице, на различного рода официальных мероприятиях – приемах, церемониях, переговорах.

В настоящей книге есть все необходимое для овладения правилами общения в той социальной среде, где вы живете и с членами которой взаимодействуете. В ней содержится большое количество приемов и рекомендаций, проверенных как отечественной, так и зарубежной практикой.

Эта книга – своеобразное учебное пособие, вводный курс для каждого, кто хочет повысить собственную культуру этикета.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ян Малиновский

На волне человека

Ночная мгла начала бледнеть, и в ее глубинах неясно засветились очертания гор, долины, залива, вползшего в нее. Плескание волн шло с невидимого моря в долину и доносилось сюда, на нижнюю террасу дома, где сидели двое мужчин. Солнце должно было вот-вот блеснуть первым лучом.

- Отпуск освобождает от суеты, - говорил один из мужчин. - А когда нет суеты, хочется размышлять. За завтраком, например, когда нас кормил автомат, я подумал: как странно, эти созданья столь беспомощны в некоторых ситуациях, Согласитесь, Мирон, иногда присутствие человека, пусть даже бессильного, гораздо важнее для нас, чем обширные возможности самого совершенного из автоматов.

Кшиштоф Малиновский

Ученики Парацельса

Доб свернул в узкую аллею, ведущую к институту. Огромное прямоугольное здание в лучах утреннего солнца сияло отблесками алюминиевых плит и оконных переплетов. В холле Доба овеяло прохладой. Климатизаторы работали на славу.

Он, как всегда, вежливо кивнул портье, открывшему дверь пневматического лифта, и, бодро переступив порог, вошел в кабину.

Личная лаборатория и кабинет Доба находились на двадцать втором этаже. В свое время он позаботился о том, чтобы его уголок был расположен как можно выше - ему нравилось во время работы любоваться прекрасным зрелищем, открывающимся взору.

А.Малинская

Как Адамек помогал бригадникам

Адамек бегает по комнате, а сам слушает, о чём говорят папа и мама.

- Уже приехали? - спрашивает мама.

- Приехали, - отвечает папа.

- Сколько машин? - спрашивает мама.

- Две машины, - отвечает папа. - И обе полнёхоньки.

- Из Праги? - снова спрашивает мама.

- Из Праги, из Праги! - отвечает папа и прибавляет: - Посмотрела бы ты, как они работают! Я тоже бегу туда. Буду им помогать.

Доктор Иосиф Маляр

Евреи против гитлеровской Германии

(О Х. Сенеш и евреях-воинах)

Известно, что на всех фронтах Второй мировой войны в сражениях против гитлеровской Германии участвовало не менее полутора миллионов евреев. Подсчитано, что только в воинских соединениях США было более 600 тысяч евреев, в рядах вооруженных сил СССР - около 500 тысяч евреев.

Евреи-воины храбро сражались против нацистов в составе армейских частей и соединений Англии и Франции, Югославии и Польши, Бельгии и Чехословакии. Десятки тысяч евреев боролись против гитлеровцев в составе партизанских отрядов на территории .России, Украины и Белоруссии, в боевых группах и отрядах Сопротивления во Франции, Бельгии, Голландии.